ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 4/2007, стр. 47-58

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

УДК 355.01

Полковник И.Ф. МАТРАШИЛО,

председатель военно-научного комитета

Вооруженных Сил Республики Беларусь

Полковник Г.И.ЧУКСИН,

председатель секции военно-научного комитета

Вооруженных Сил Республики Беларусь

Майор В.В. ШЛАКУНОВ,

ведущий научный сотрудник

военно-научного комитета

Вооруженных Сил Республики Беларусь

В начале XXI века на развитие военно-политической обстановки в мире, которое происходит в рамках сложного и противоречивого процесса глобализации международных политических и экономических отношений, определяющее влияние продолжали оказывать факторы, связанные с распадом биполярной системы мироустройства и формированием «новых полюсов силы». Этот процесс сопровождается обострением борьбы за контроль над источниками энергетических ресурсов и маршрутами их транспортировки.

Уточнение в начале века содержания военной стратегии США можно рассматривать как своего рода рубеж, обозначивший переход американской военной политики от «сдерживания» к неограниченным и неконтролируемым так называемым «упреждающим действиям» наступательного характера. Подтверждением тому являются военные операции, проведенные США и их союзниками против Афганистана (2001 г.) и Ирака (2003 г.), которые являются логичным продолжением агрессивной деятельности Соединенных Штатов, проявившейся в военных операциях конца XXI века.

1. Причины, содержание и итоги военной операции США и их союзников в Афганистане (2001 г.)

Поводом для развязывания США и их союзниками военных действий в Афганистане послужили террористические акты, проведенные 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне организацией «Аль-Каида». В этой связи американским президентом Дж. Бушем (младшим) было официально заявлено о начале «глобальной войны с международным терроризмом», первым этапом которой явилась операция против Афганистана, на территории которого располагались лагеря для подготовки террористов. Руководители большинства стран мирового сообщества, заявив о поддержке позиции США по отношению к терроризму, прямо или косвенно одобрили последующие действия американской администрации по подготовке и проведению фактически незаконной военной акции против суверенного государства.

Подготовка военных действий против Афганистана началась практически сразу после совершения террористических актов. Руководитель американского военного ведомства Д. Рамсфельд уже 17 сентября представил на рассмотрение президента США несколько вариантов плана нанесения ударов по лагерям «Аль-Каиды» в Афганистане, один из которых был утвержден Дж. Бушем в качестве основы для разработки операции, получившей название «Несгибаемая свобода».

Целями операции официально были провозглашены: ликвидация террористической структуры «Аль-Каиды» и ее руководства во главе с Усамой бен Ладеном; свержение режима «Талибан», возглавляемого М. Омаром, с разгромом их вооруженных сил. Действительными же целями военной акции против Афганистана являлись: расширение военного присутствия США в важнейшем стратегическом районе мира и снижение в нем влияния других государств.

Планирование операции осуществлялось соответствующими органами так называемого сообщества объединенных командных органов (СОКО) под руководством президента и министра обороны США. Планирование было проведено в короткие сроки, что можно объяснить наличием заблаговременных вариантов планов реагирования на кризисные ситуации, имевшихся в распоряжении Объединенного центрального командования (ОЦК).

Тем не менее к началу военных действий у американского командования имелись только планы проведения воздушной наступательной операции и применения сил специальных операций, но не было полного представления о содержании операции в целом, поскольку этому препятствовали географические и политические факторы.

Наиболее проблематичными являлись вопросы, связанные с созданием и применением сухопутной группировки войск. Основным препятствием стали политические мотивы, обусловившие невозможность размещения крупных контингентов войск на территориях сопредельных с Афганистаном государств. В то же время просматривалось явное нежелание американского руководства привлечь в качестве союзника к ведению наземных военных действий вооруженные силы оппозиции - Объединенного национально-освободительного фронта Афганистана (ОНОФА), известного под названием «Северного альянса». Это объясняется стремлением Вашингтона избежать зависимости от группировки ОНОФА, имеющей тесные связи с Россией, достичь намеченных целей без «посторонней» помощи и тем самым обеспечить себе право на единоличное решение вопроса послевоенного устройства Афганистана.

Основные усилия в ходе подготовки операции были сосредоточены на создании группировок для проведения воздушной наступательной операции (ВНО) и ведения систематических боевых действий с использованием сил и средств воздушного нападения. Таким образом, способ ведения военных действий был избран исходя из гипотетической возможности достижения стратегических целей операции без участия сухопутных сил, что, по мнению президента и министра обороны США, было подтверждено опытом ведения и итогами операции против Югославии в 1999 г.

В ходе создания группировок войск (сил) в составе группировки ВВС были сформированы два экспедиционных авиакрыла. Первое авиакрыло, включавшее стратегические бомбардировщики, было размещено на о. Диего-Гарсия. Помимо этого планировалось использование стратегических бомбардировщиков с авиабазы Уайтмент (США).

При формировании второго авиакрыла, в которое входили ударные тактические истребители, у коалиционного командования возникли проблемы, поскольку правительство Саудовской Аравии запретило использовать свои аэродромы для размещения боевых самолетов. По этим же причинам было принято решение отказаться от размещения тактической авиации и в мусульманском Пакистане. В этой связи второе авиакрыло было переброшено на авиабазы Великобритании в Кувейте и Бахрейне. Однако полеты с этих баз в Афганистан оказались на пределе возможностей тактических истребителей, поэтому основу группировки тактической авиации США составила палубная авиация.

Коалиционная группировка ВМС к началу военных действий была развернута в водах Аравийского моря. В ее составе находилось 47 боевых кораблей, в том числе 3 атомных авианосца, а также 12 носителей крылатых ракет морского базирования (КРМБ) «Томахок». Всего на борту авианосцев находилось до 230 самолетов палубной авиации, корабли и подводные лодки имели боезапас 308 крылатых ракет.

Силы и средства группировки сил специальных операций (ССО) были размещены на операционных базах в Пакистане и Узбекистане, а также на авианосце «Китти-Хок» в северной части Аравийского моря.

Противостоящая сторона - вооруженные силы исламского движения «Талибан» (ИДТ) насчитывали около 76 тыс. человек. На вооружении ИТД состояло: около 2200 единиц бронетехники, до 3500 орудий полевой артиллерии, минометов и систем залпового огня. Характерной чертой было децентрализованное управление талибскими войсками, которые действовали по указаниям руководителей провинций. Единой системы ПВО в стране не существовало. Радиолокационными постами лишь частично прикрывались столица, наиболее крупные города и авиабазы. Огневые средства включали ЗРК малой дальности и переносные средства. В войсках и местной ПВО имелось также значительное число орудий зенитной артиллерии. Авиация подчинялась непосредственно министру обороны и имела 8 боеготовых самолетов и 26 боевых вертолетов.

Подготовка обороны исламским движением «Талибан» началась с момента объявления США решения о проведении «акции возмездия». В этом направлении были выполнены следующие мероприятия: вооруженные формирования были приведены в полную боевую готовность; закрыто воздушное пространство; усилены меры по маскировке и защите важных объектов; объявлена мобилизация резервистов. Особое внимание уделялось созданию запасов оружия, медикаментов и продовольствия. Таким образом, руководство талибов предпринимало все возможные меры по подготовке к отражению агрессии. Однако оно не имело возможности должным образом организовать отражение ударов противника с воздуха ввиду подавляющего превосходства коалиционных сил в компонентах ВВС и ВМС.

Операция «Несгибаемая свобода» началась в 22.30 7 октября с нанесения массированных ракетно-авиационных ударов. В течение четырех суток было нанесено четыре МРАУ, в которых участвовали стратегические бомбардировщики, ударные самолеты палубной авиации, а также корабли и подводные лодки - носители КРМБ «Томахок». В результате афганская ПВО фактически была разгромлена и американская авиация перешла к систематическим боевым действиям по отдельным военным объектам (склады, мастерские, лагеря талибов) и коммуникациям.

В то же время Пентагон пришел к выводу, что испытанная в Югославии стратегия достижения военных целей путем ведения только воздушно-наступательных действий неприемлема для условий Афганистана, где практически отсутствовали ключевые жизненно важные объекты, вывод из строя которых заставил бы противника сдаться. Расчет на то, что бомбардировки и ракетные удары с воздуха сломят сопротивление войск ИДТ, не оправдался.

Необходимо было активизировать наземные действия, которые до середины октября ограничивались небольшими рейдами подразделений сил спецопераций и не приносили видимого успеха. Однако использование более крупных подразделений и проведение крупномасштабной наземной операции с привлечением соединений сухопутных войск коалиции было практически невозможным.

В этих условиях командование коалиционной группировки вынуждено было пойти на привлечение в качестве союзника к ведению наземных военных действий сил ОНОФА («Северного альянса»). Установление прямых контактов с их руководителями позволило приступить к разработке планов совместных наступательных действий. К концу октября определился замысел воздушно-наземной операции. Наступление велось из северных и северо-восточных районов Афганистана, контролируемых «Северным альянсом». В качестве направлений главных ударов на сухопутном фронте были выбраны Мазари-Шариф и Кабул. Вспомогательные удары наносились в направлении Кундуз и Герат.

С начала ноября авиация перешла к решению задач непосредственной поддержки войск «Северного альянса», действия которых помимо авиации обеспечивали силы специальных операций войск США. Продвижение союзных войск и захват территории проходили без серьезных боестолкновений с противником, что было обусловлено избранным способом ведения боевых действий. Непрерывное огневое воздействие на талибов с воздуха вынуждало их оставлять обороняемые районы, которые тут же занимались войсками «Северного альянса». Изоляция районов боевых действий осуществлялась путем нанесения авиационных ударов по подходящим резервам и коммуникациям противника.

16 ноября был взят Кабул, отрезана и окружена талибская группировка в горном районе у Кундуза. Дальнейшие совместные действия афганских наземных сил «Северного альянса», воздушно-морской группировки и подразделений спецназа США и Великобритании имели целью ликвидацию окруженных группировок «Талибана» и взятие под контроль основных населенных пунктов.

Достаточно быстрый успех наземной фазы операции «Несгибаемая свобода» можно объяснить рядом причин. Во-первых, принятием решения на привлечение к ведению наземных боевых действий войск «Северного альянса», что позволило одержать победу практически без применения собственных войск и с минимальными потерями. Во-вторых, хорошо организованной разведкой, в том числе с помощью широкого использования беспилотных летательных аппаратов (БЛА), обеспечивших практически круглосуточное наблюдение. В-третьих, проведением мероприятий информационно-психологического воздействия на население Афганистана с помощью наиболее доступных и действенных средств. В немалой степени успеху наступления способствовало предоставление руководством Узбекистана своих аэродромов для размещения боевой авиации США и Великобритании, что позволило сократить время подлета ударной авиации до позиций талибов с нескольких часов до 15-20 минут.

Всего самолетами ВВС и ВМС США сброшено около 12 тыс. управляемых и неуправляемых авиабомб (более 8,5 тыс. т) и осуществлены пуски до 40 КРВБ. Более 50 КРМБ были выпущены с кораблей и атомных подводных лодок. Массовое применение относительно дешевого модульного оружия JDAM позволило повысить долю высокоточного оружия среди общего количества использованных боеприпасов до 50%.

В ходе боевых действий основательной проверке подверглась концепция «глубоких ударов», суть которой заключается в нанесении поражения противнику, находящемуся на большом удалении от мест базирования авиации. Так, бомбардировщики В-1, В-2 и В-52 для нанесения ударов по объектам Афганистана вылетали с авиабаз, размещенных на о. Диего-Гарсия в Индийском океане и на территории США, удаленных от района боевых действий на более чем 5000 и 12 500 км соответственно. На достаточно большом удалении (до 2000 км) из районов Аравийского моря действовала и палубная авиация.

В постоянной поддержке с воздуха сухопутных войск важную роль сыграли небольшие высокоподвижные подразделения (разведывательно-диверсионные группы численностью от 6 до 12 человек) специального назначения, которые обеспечивали авиацию данными о противнике.

Установление контроля США и их союзников над большинством крупных городов и основными транспортными магистралями Афганистана создало условия для введения «миротворческих» войск (преимущественно НАТО) и формирования новой верховной власти в Кабуле. Однако полностью обезглавить политическое руководство движения «Талибан» не удалось. До настоящего времени полного контроля «миротворческих» войск над всей территорией страны не существует.

Большинство из заявленных целей операции не достигнуто. Не был захвачен в плен или уничтожен ни один из основных руководителей движения «Талибан» или «Аль-Каиды». Талибы растворились среди населения Афганистана и Пакистана, не утратив организационной структуры и сохранив живую силу. Устойчивого и дееспособного правительства страны на основе договоренности между пуштунами, представляющими основную часть населения Афганистана, эмигрантами из окружения бывшего короля Афганистана Мохаммад Закир Шаха и представителями «Северного альянса» сформировать не удалось.

Таким образом, военная акция США и их союзников, проведенная против Афганистана в 2001 г., в очередной раз подтвердила, что Соединенные Штаты готовы к применению военной силы без санкций СБ ООН против любого государства.

Одним из наиболее значимых результатов операции, имеющим геостратегическое значение, является проникновение США в Центральную Азию и закрепление своих позиций в этом регионе.

В военном отношении операция выявила возможности ВВС и ВМС США по нанесению массированных ракетно-авиационных ударов и длительному ведению систематических боевых действий на значительном удалении от мест базирования авиации и районов нахождения кораблей.

В то же время опровергнуты прогнозы о возможном исключении наземной фазы из содержания современных операций. Группировка войск «Северного альянса» сыграла решающую роль в захвате территории.

Основным политическим результатом операции является свержение режима Талибан и создание коалиционного афганского правительства. В то же время большинство из поставленных задач (поимка руководителей Аль-Каиды, разгром вооруженных сил Талибана, полная ликвидация террористической сети) не решено.

2. Причины, содержание и итоги военной операции США и Великобритании в Ираке (2003 г.)

Сразу после развязывания военных действий против Афганистана началась подготовка благоприятного для США мирового общественного мнения с целью обеспечения легитимности последующих военных акций. Так, уже 8 октября 2001 г. администрация президента США уведомила Совет Безопасности ООН о намерении применить военную силу на территории Ирака, Сирии, Ливии, Судана, Ирана, КНДР, Марокко, Йемена и Кубы, аргументируя свое решение причастностью этих стран к террористической деятельности. Таким образом, под прикрытием лозунга о ведении «глобальной войны с международным терроризмом» в соответствии с избранным военно-политическим курсом США был обнародован перечень потенциальных жертв агрессии на пути завоевания мирового господства.

Выбор Ирака в качестве первоочередного объекта нападения не был случайным. Он был обусловлен, прежде всего, глобальными экономическими интересами Соединенных Штатов, поскольку установление контроля над иракской территорией обеспечивало для них доступ к богатейшим источникам топливно-энергетических ресурсов.

Военно-экономический потенциал Ирака в значительной мере был ослаблен в ходе предыдущих войн, экономической блокады и периодических ракетно-авиационных ударов по объектам страны, осуществляемых американскими ВМС и ВВС. Внутриполитическая обстановка в Ираке характеризовалась наличием вооруженной оппозиции на севере и в южных районах страны. Все это, по мнению американских аналитиков, позволяло считать Ирак наиболее слабым звеном в цепочке независимых государств, стоявших на пути господства США в Ближневосточном регионе.

Вместе с тем единодушной поддержки своей политики со стороны мирового сообщества, как это было в сентябре 2001 г., США не получили. Предпринятые попытки найти доказательства причастности Ирака к международной террористической деятельности закончились безрезультатно. В этой связи для обоснования необходимости применения военной силы США были выдвинуты прежние доводы: наличие у Ирака оружия массового уничтожения и высокая вероятность его применения режимом С. Хусейна против других стран.

В свою очередь военно-политическое руководство Ирака, оценивая реальное состояние и боевые возможности своих вооруженных сил, предпринимало активные меры невоенного характера для предотвращения военного конфликта. Багдадом были полностью выполнены требования резолюции СБ ООН, которая предписывала обеспечить «немедленный, беспрепятственный, безоговорочный и неограниченный доступ международных инспекторов ко всем иракским объектам, которые инспекторы сочтут необходимыми подвергнуть проверке». Багдад предоставил в СБ ООН полное описание прошлых программ по разработке и производству ОМП. По требованию инспекционной комиссии ООН по разоружению иракское руководство приступило к уничтожению баллистических ракет «Аль-Самуд-2».

Тем не менее руководство США, заинтересованное в реализации своих замыслов, упорно продолжало политику эскалации конфликта. Однако обеспечить легитимность готовящейся военной акции американскому руководству не удалось, чему в немалой степени способствовала позиция стран - членов СБ ООН: России, Китая, Сирии, Франции и Германии. Кроме того, Франция и ФРГ при поддержке Люксембурга и Бельгии блокировали рассмотрение просьбы США о военной поддержке операции в Ираке силами НАТО.

В этой связи 17 марта на закрытом заседании СНБ США и экстренном заседании кабинета министров Великобритании были приняты решения о проведении очередной совместной военной акции против Ирака, как и предыдущей против Афганистана, без санкции СБ ООН. Следует признать, что выдвинутая англо-американской коалицией причина для развязывания военных действий - наличие у Ирака ОМП - была абсолютно необоснованна.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

Соответственно, заявленная цель военной операции - устранение угрозы мировому сообществу, являлась лишь информационным прикрытием реальной цели - получение контроля над одним из богатейших нефтеносных регионов Земли.

Планирование военной операции против Ирака, получившей название «Свобода Ираку», началось в январе 2002 г., после завершения активной фазы военных действий в Афганистане. Этот процесс отличался более продолжительными, по сравнению с предыдущей операцией, сроками принятия решения и неоднократным уточнением военных планов.

Окончательный вариант плана операции был оформлен лишь 18 марта 2003 г., а утвержден президентом США на заседании Совета Безопасности за несколько часов до начала военных действий. Замыслом операции предусматривались: массированные действия сил специальных операций на территории Ирака за 48 часов до воздушной наступательной операции, начало которой было спланировано на 21.00 20 марта. Вторжение сухопутных войск предполагалось осуществить утром 21 марта.

На направлении главного удара находилась группировка войск «Юг», главной задачей которой ставилось разгром иракских войск на оборонительных рубежах вдоль рек Евфрат и Тигр, выход к Багдаду и его блокирование. Ведение наступления на столицу планировалось одновременно по двум операционным направлениям: северо-восточному (кувейтско-иракская граница - Басра - Амара - Багдад) и северо-западному (кувейтско-иракская граница - Эн-Насирия - Хилла - Багдад). Оперативное построение войск предусматривало создание второго эшелона на северо-западном направлении и выделение общего резерва из состава воздушно-десантных соединений, которые предназначались для решения дальнейших задач по взятию столицы и других крупных городов.

На других направлениях предусматривалось ведение ограниченных действий подразделениями сил специального назначения. Помимо этого на северо-восточном операционном направлении часть сил группировки «Юг» выделялась для решения задачи взятия под контроль нефтеносных районов на полуострове Фао путем проведения морской десантной операции.

Приказ на создание объединенной группировки войск (сил) был отдан министром обороны через комитет начальников штабов ВС США 24 декабря 2002 г. К началу военных действий развертывание группировок ВМС и ВВС было завершено.

Группировка ВМС была развернута на трех главных направлениях: в Персидском и Оманском заливе - 81 боевой корабль, в том числе: три авианосца ВМС США и один - ВМС Великобритании, 9 надводных кораблей (НК) и 8 атомных подводных лодок (ПЛА) - носителей КРМБ «Томахок»; в северной части Красного моря - 13 носителей КРМБ (7 НК и 6 ПЛА); в восточной части Средиземного моря - 7 боевых кораблей, в том числе два авианосца и четыре носителя КРМБ. Всего - 6 авианосцев, имеющих на борту 278 ударных самолетов и 36 носителей КРМБ с боезапасом до 1100 ракет.

В состав развернутой группировки ВВС входили более 700 боевых самолетов, из них около 550 ударных самолетов тактической авиации ВВС США, Великобритании и Австралии, размещенных на авиабазах (АвБ) Бахрейна, Катара, Кувейта, Омана и Саудовской Аравии, Турции, а также 47 стратегических бомбардировщиков ВВС США, базировавшихся на АвБ Великобритании, США и Омана. При этом часть бомбардировщиков В-2А впервые была размещена не на своей штатной авиабазе Уайтмент, а на авиабазе о. Диего-Гарсия.

Общий состав сил и средств воздушного нападения ВВС и ВМС коалиционной группировки составлял: около 875 ударных самолетов и около 1300 крылатых ракет морского и воздушного базирования.

Подготовка к использованию космических средств на Иракском театре военных действий началась задолго до начала операции. К декабрю 2002 г. космический контур интегрированной системы разведки включал до 6 космических аппаратов (КА) видовой разведки. Помимо этого, космическая разведывательная группировка включала более десяти КА радиотехнической разведки.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

Развертывание коалиционной группировки сухопутных войск осуществлялось морским путем и по воздуху. При этом заблаговременное создание запасов материально-технических средств и складирование вооружения и военной техники на территории Кувейта позволили сократить с 40 до 15 суток сроки развертывания сухопутных соединений.

К началу операции в боевой состав коалиционной группировки сухопутных войск и морской пехоты входили три дивизии, семь бригад и восемь батальонов. Для их поддержки были сформированы 11-я оперативно-тактическая группа (ОТГ) армейской авиации, 75 ОТГ полевой артиллерии и ОТГ ПВО/ПРО сухопутных войск США. Группировка насчитывала до 112 тыс. человек, до 500 танков, более 1200 боевых бронированных машин, около 900 орудий, РСЗО и минометов, свыше 900 вертолетов и до 200 зенитных ракетных комплексов.

Основу коалиционных войск составляла группировка «Юг», которая включала три дивизии, семь бригад и два батальона. Большая ее часть размещалась в полевых городках не северо-западе Кувейта, а 24-й экспедиционный батальон морской пехоты (эбмп) США и 3-я бригада морской пехоты (брмп) Великобритании находились на десантных кораблях в акватории Персидского залива.

Группировка «Запад» создавалась на территории Иордании. В ее боевой состав вошли два батальона 75-го пехотного полка рейнджеров, батальон СпН СВ США и до роты СпН СВ Великобритании. Подразделения общей численностью около 2000 человек размещались в полевых городках в восточной части страны. На севере Ирака (территория Курдского автономного района) было сосредоточено до двух батальонов и до роты СпН сухопутных войск Великобритании и США. Их действия обеспечивали до 10 вертолетов.

Регулярные вооруженные силы Ирака насчитывали около 380 тыс. чел.; резерв - 650 тыс. чел.; военизированные формирования-до 44тыс. чел.; мобилизационные ресурсы - до 3 млн. чел.

В составе сухопутных войск Ирака имелось: корпусов - 7, дивизий - свыше 20, бригад - более 20, личного состава - 350 тыс. человек. На вооружении состояло около 2500 танков, до 3100 БМП и БТР, до 4000 орудий полевой артиллерии, РСЗО и минометов, 164 вертолета армейской авиации.

ВВС Ирака располагали 220 боевыми самолетами, однако только около 40 из них были боеготовыми. На вооружении частей и подразделений ПВО, входившей в состав ВВС, состояло 700 стволов зенитной артиллерии, около 40 пусковых установок ЗРК ближнего действия и более 100 - большой и средней дальности. Авиационная техника, ракетное и артиллерийское вооружение являлись морально устаревшими, запаса ракет у Ирака практически не было.

Организационная структура противовоздушной обороны Ирака с 1991 г. не претерпела существенных изменений. Оперативный центр ПВО в Багдаде координировал работу четырех зональных центров в соответствующих секторах ПВО (Северный, Центральный, Западный и Южный). Вместе с тем только вокруг Багдада и Тикрита сохранилась классическая схема комплексной ПВО с перекрывающими друг друга зонами поражения воздушных целей зенитными управляемыми ракетами и зенитной артиллерией.

В рамках подготовки страны и вооруженных сил к отражению агрессии военно-политическое руководство Ирака осуществило ряд мероприятий. Войска были переведены в повышенную боевую готовность, части прикрытия заняли районы боевого предназначения. Была проведена частичная мобилизация резервистов, для организации территориальной обороны привлекалось до 800 тыс. ополченцев. В местах предполагаемых боевых действий проводились работы по созданию сети заграждений, рвов, заполненных нефтью, и других искусственных преград. В районах нефтяных сооружений были развернуты дополнительные средства ПВО и танковые подразделения. Для снижения эффективности действий авиации противника готовились ложные позиции с использованием макетов высокой степени детализации.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИОсобое внимание уделялось инженерному оборудованию позиций в районах населенных пунктов. Были проведены работы по оборудованию опорных пунктов вокруг городов Басра, Эн-Насирия, Кербелла, Эн-Наджаф, Мосул, Киркук и ряда других населенных пунктов. Наиболее подготовленным в инженерном отношении являлся рубеж, оборудованный в 80-100 км южнее Багдада по линии Кербела - Хилла. В то же время создание сплошной глубокоэшелонированной обороны не предусматривалось. Так, в приграничных районах, где дислоцировались отдельные части регулярной армии, а также формирования ополченцев, создавались лишь отдельные артиллерийские позиции и узлы противотанковой обороны, работы по оборудованию которых до начала военных действий завершены не были.

Таким образом, основные усилия в обороне руководство Ирака сосредоточило на обороне отдельных населенных пунктов. Меры, предпринятые в ходе подготовки к отражению агрессии, имели своей целью вынудить противника вести бои в невыгодных для него условиях - городах и на коммуникациях. Проблема организации ПВО для отражения воздушного нападения противника иракским руководством решена не была, что в большей степени было обусловлено объективными причинами.

Операция «Свобода Ираку», как и планировалось, началась в 21.00 19 марта 2003 г. с массированного применения сил специальных операций на территории Ирака. Вместе с тем последующие действия войск коалиции вышли за рамки планов. Уже в 5.30 20 марта были нанесены выборочные одиночные и групповые ракетно-авиационные удары по местам предполагаемого нахождения С. Хусейна и его приближенных.

Боевые действия сухопутной группировки коалиции развернулись за сутки до планируемого срока и до начала массированного применения сил и средств воздушного нападения (воздушной наступательной операции).

Войска группировки «Юг» на северо-восточном операционном направлении перешли в наступление ранним утром 20 марта, одновременно с нанесением коалицией выборочных ракетно-бомбовых ударов по объектам Ирака. Части и подразделения 1-й экспедиционной дивизии морской пехоты (эдмп), 7-й бронетанковой бригады (бртбр) 1-й бронетанковой дивизии (бртд) и 16-й отдельной воздушно-штурмовой бригады (овшбр) развивали наступление на г. Басра, а 15 эбмп - на г. Умм-Каср.

В ночь на 21 марта была осуществлена морская десантная операция. Высадка десанта на полуостров Фао проводилась комбинированным способом с использованием вертолетов и морских десантно-высадочных средств при поддержке корабельной и береговой артиллерии. В результате задача взятия под контроль южных нефтеносных терминалов была успешно решена. В то же время основные силы коалиционной группировки на северо-восточном операционном направлении были связаны тяжелыми позиционными боями на подступах к городам Басра и Умм-Каср. От дальнейшего продвижения в направлении Басра - Амара пришлось отказаться.

На северо-западном операционном направлении войска перешли в наступление вечером 20 марта. Первый эшелон в составе частей 3-й механизированной дивизии (мд) продвигался в основном в предбоевых порядках по пустынной местности вдоль правого берега р. Евфрат. Во втором эшелоне находились части 101-й воздушно-штурмовой дивизии (вшд). Бригадные тактические группы (БрТГ) первого эшелона пытались с ходу захватить мосты и плацдармы на левом берегу р. Евфрат у городов Эн-Насирия, Эс-Самава и Эн-Наджаф. Однако упорное сопротивление иракских гарнизонов вынудило американцев перейти к позиционным действиям.

В этих условиях передовые части 3 мд продолжили наступление на север и к 25 марта вышли к первому оборонительному рубежу иракской обороны на подходах к столице в районе г. Кербела, преодолев за 4 суток около 400 км. Вместе с тем дальнейшее продвижение не представлялось возможным, поскольку до двух третей сил дивизии были связаны боями у Насирии, Самава и Наджафа. Из-за больших разрывов между частями возникла угроза нанесения ударов иракских войск по неприкрытым флангам и тылам. Большая растянутость коммуникаций затрудняла решение задач по тыловому обеспечению наступающих войск.

В сложившейся обстановке командование группировки «Юг» приостановило наступление и провело перегруппировку войск. Части и подразделения 1 эдмп, 2 эбрмп и 15 эбмп были переброшены с северо-восточного направления в район г. Эн-Насирия, а 101 вшд (второму эшелону) была поставлена задача высвободить части 3 мд на подступах к городам Эс-Самава и Эн-Наджеф. Одна бригада 82-й воздушно-десантной дивизии (вдд), выведенная из оперативного резерва, выделялась для усиления группировки «Запад». Вторая бригада должна была охранять маршруты снабжения войск.

Соединениям и частям морской пехоты, сосредоточившимся в районе Эн-Насирии, были поставлены задачи: частью сил блокировать в населенных пунктах иракские гарнизоны, основные усилия сосредоточить на прорыве в Междуречье и ускоренном выходе к иракской столице, что, по сути, означало открытие боевых действий на новом операционном направлении (Насирия - Эль-Кут - Багдад).

Во исполнение поставленных задач части и подразделения 1 эдмп и 15 эбмп, усиленные 24 эбмп, введенным в бой из оперативного резерва, при поддержке авиации 27 марта форсировали р. Евфрат, вышли в Междуречье и развили наступление на г. Эль-Кут. После форсирования р. Тигр и блокирования Эль-Кута часть сил и средств морской пехоты была перенацелена на овладение г. Амара с северного направления, совместно с подразделениями ВС Великобритании, девствовавшими с юга. Основные силы 1 эдмп продолжили наступление вдоль шоссе Эль-Кут - Багдад и 5 апреля вышли к восточным и юго-восточным окраинам столицы.

На северо-западном направлени бригадные тактические группы 3-й механизированной дивизии, передав захваченные рубежи на подступах к городам Насирия, Самава и Наджаф, переместились к г. Кербела, что позволило возобновить наступление на Багдад. После блокирования группировки иракских войск в районе Кербела - Хилла, основные силы дивизии совершили обходной маневр вдоль берега оз. Эль-Мильх и к 5 апреля вышли к юго-западным окраинам Багдада.

Штурма Багдада, который, по мнению англо-американского командования должен был стать самой сложной частью операции, как такового не было. Бесславный для Ирака итог «странной обороны Багдада» явился результатом операции по подкупу высших иракских военачальников, в числе которых был командующий Республиканской гвардии в столице генерал Аль-Тикрити. Позднее американская сторона в лице командующего ОЦК генерала Т. Фрэнкса в целом признала, что она прибегала к широкому подкупу иракских командиров, заставляя их в отдельных городах без боя складывать оружие.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

После овладения Багдадом основные усилия группировки «Юг» были сосредоточены на овладение Тикритом. На направлении главного удара (Багдад - Тикрит) действовали части 3 мд, 1 эдмп и до двух БрТГ 4 мд, прибывшей из Кувейта. Вместе с тем с падением столицы гарнизоны других иракских городов, по сути, прекратили сопротивление. Тикрит был оставлен иракскими войсками 13 апреля. В этот же день английские войска установили контроль над Умм-Касром.

На других направлениях содержание военных действий коалиционных сил в целом соответствовало планам операции. Группировкой «Запад» в первые пять дней успешно были решены задачи по захвату иракских аэродромов, отдельных транспортных узлов и взяты под контроль западные участки шоссе, соединяющих Багдад с Иорданией и Сирией. Усиленная бригадной тактической группой из состава 82 вдд, с 27 марта группировка начала продвижение на восток. К 10 апреля стратегическое шоссе Багдад - Амман и расположенные на нем населенные пункты полностью находились под контролем коалиционных сил.

В северных районах Ирака подразделения сил специального назначения совместно с курдскими вооруженными формированиями выполняли разведывательно-диверсионные задачи в районах расположения иракских войск, наводили на цели ударную авиацию, устанавливали контроль над отдельными нефтедобывающими объектами, а также осуществляли подготовку инфраструктуры для развертывания войск усиления.

С 27 марта началось развертывание коалиционной группировки наземных войск «Север». Ее основу составили 173 овдбр и батальон 10 лпд с приданной ротной тактической группой 1 мд. Вооружение и техника были переброшены по воздуху на аэродромы Курдского автономного района Ирака. Большая часть личного состава десантировалась парашютным способом. К началу апреля группировка «Север» насчитывала около 4000 человек. Части и подразделения группировки совместно с курдскими вооруженными формированиями при поддержке авиации 10 апреля захватили г. Киркук, а 12 апреля - г. Мосул. На завершающем этапе операции часть сил и средств группировки «Север» принимала участие в овладении г. Тикрит.

Успех коалиционных сил в операции был достигнут благодаря организации тесного взаимодействия всех видов вооруженных сил. В то же время, по оценке американского командования, основную роль в его достижении сыграли боевые действия ВВС и ВМС, обеспечившие абсолютное господство в воздушном пространстве, информационное превосходство над противником, а также мощную поддержку действий сухопутных войск.

Массированное применение сил и средств воздушного нападения в рамках воздушной наступательной операции «Шок и трепет» проводилось с 21.00 21 марта до конца 23 марта. В ходе ВНО было нанесено два массированных ракетно-авиационных ударов (МРАУ). Всего за двое суток авиация произвела около 4000 самолето-вылетов. По объектам Ирака было применено около 3000 единиц (100%) высокоточного оружия, из них до 100 КРВБ и 400 КРМБ.

С 24 марта и до конца операции авиация использовалась в форме систематических боевых действий с нанесением одиночных и групповых ракетно-авиационных ударов. Ежесуточно самолеты ВВС и ВМС осуществляли в среднем 1700 самолето-вылетов.

Выявление целей и наведение на них ударных самолетов осуществлялось по данным средств космической и воздушной разведки, а также сухопутных частей и подразделений. Непрерывность поступления данных о противнике достигалась постоянным нахождением в воздухе до 25 разведывательных самолетов и нескольких БЛА.

Непрерывное нахождение ударных самолетов над районами боевых действий, использование единых систем управления и связи позволили сократить этот показатель до 15-30 минут. Благодаря мощному информационному обеспечению и использованию сетецентричных сетей самолеты имели возможность получать задания на поражение целей уже в полете.

На долю стратегических бомбардировщиков США пришлось более 500 вылетов, при этом наиболее активно использовались самолеты В-52Н, базировавшиеся на авиабазе Фэйрфорд (Великобритания) и о. Диего-Гарсия. В военных действиях против Ирака применялись также бомбардировщики В-1В с авиабазы Марказ-Тамарид (Оман) и В-2А с авиабазы Уайтмент (США) и острова Диего-Гарсия. Тактическая авиация объединенных ВВС союзников действовала с 30 аэродромов стран Ближнего Востока.

Палубная авиация 60 АУС первоначально действовала из районов боевого маневрирования в восточной части Средиземного моря по объектам в центральной и западной частях Ирака. Удары наносились на глубину до 1300 км с четырьмя дозаправками в воздухе. С получением разрешения от турецкого правительства на использование воздушного пространства над южными районами территории Турции, 24 марта 60 АУС была переразвернута в район, расположенный восточнее о. Кипр. Это позволило авиации приступить к ведению систематических боевых действий против иракских войск на севере страны и объектов городов Мосул, Киркук, Эрбиль на глубину до 1100 км. Самолеты с авианосцев 50 АУС действовали из районов Персидского залива по иракским объектам в центральной и южной части страны.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

Пуски крылатых ракет морского базирования по объектам Ирака проводились с надводных кораблей и атомных подводных лодок из районов Персидского залива, северной части Красного моря и восточной части Средиземного моря. При этом дальности применения составили от 600 (из районов Персидского залива) до 1500 км (из районов Средиземного моря). Пуски первых ракет были произведены 20 марта через два часа после принятия решения президентом США на нанесение выборочных ударов.

Впервые был апробирован способ массированного применения против береговых объектов противника атомных подводных лодок (ПЛА). Так, в первом МРАУ воздушной наступательной операции принимали участие 14 ПЛА, с которых было выпущено около 100 крылатых ракет. Оценочно за время проведения воздушной кампании подводные лодки ВМС США и Великобритании применили около 240 КРМБ «Томахок». Всего к нанесению ракетных ударов привлекались до 23 НК и 13 ПЛА, применившие в общей сложности более 800 ракет.

Всего за 25 суток (20.3-13.4) самолетами ВВС и ВМС США и Великобритании совершено около 41 000вылетов, израсходовано около 29 000 боеприпасов. С учетом применения КРМБ и КРВБ доля высокоточного оружия составила 68%.

Боевые действия иракской стороны начались с отражения воздушного нападения противника. В первых выборочных ракетно-авиационных ударах коалиционных сил крылатыми ракетами были разрушены комплекс зданий министерства обороны и генерального штаба ВС Ирака, правительственный пункт управления и командный пункт ВВС и войск ПВО в Багдаде. В результате управление войсками с самого начала было в значительной мере нарушено. Тем не менее последующий ход военных действий показал, что иракские вооруженные силы не утратили способности к сопротивлению.

Как и ожидалось, наиболее боеспособной оказалась ПВО северного и центрального секторов страны. По признанию американского командования, полного господства в воздухе над Багдадом и Тикритом коалиционным ВВС удалось достичь только к началу апреля. Характерной особенностью действий сил ПВО Ирака при налетах СВН являлось единовременное прекращение работы всех РЛС и одновременное включение более 300 ложных радиолокационных источников. Помимо этого широкое использование ложных целей, а также систем радиоэлектронного противодействия в значительной мере снижало эффективность применения средств воздушного нападения англо-американской группировки.

Переход наземных войск коалиции в наступление до начала воздушной наступательной операции явился неожиданностью для иракского руководства. В этой связи, какого-либо сопротивления на передовых иракских оборонительных позициях англо-американским войскам оказано не было. Противодесантная оборона полуострова Фао к отражению ночной высадки воздушно-морского десанта также оказалась не подготовлена. Стремительное продвижение подразделений англо-американского десанта вглубь полуострова с использованием вертолетов и взятие ими под контроль нефтяных установок не позволили иракцам осуществить запланированные подрывы.

Тем не менее последующие действия иракских войск характеризуются упорной обороной ряда населенных пунктов. В течение двух недель при полном превосходстве в космосе, воздухе и радиолокационном контроле всей территории страны англо-американские войска не смогли овладеть ни одним достаточно крупным иракским городом.

В числе основных причин, способствовавших в первые недели относительно успешному ведению оборонительных действий иракских войск, можно отнести следующие. Во-первых, моральный дух иракцев оказался выше, чем предполагалось, и массовой сдачи в плен не было, как и не произошло народного восстания против С. Хусейна на юге Ирака. Во-вторых, выбрав тактику обороны в хорошо укрепленных населенных пунктах, не ввязываясь в бои с войсками коалиции на открытой местности, иракское командование свело к минимуму преимущества воздушного господства противника. В-третьих, созданная перед войной децентрализованная система управления позволила организовать локальную оборону отдельных городов и районов, устойчивость которой не зависела от состояния и способности к руководству центральных органов управления. В-четвертых, бесконтактной войны не получилось, и американцы действительно несли потери при попытках прорыва иракской обороны. Это вынуждало их отводить войска, организовывать блокирование и длительную осаду населенных пунктов, что существенно снижало темпы наступления и приводило к срыву запланированных сроков выхода ударных группировок к столице Ирака.

В то же время отказ иракского руководства от создания оборонительных рубежей и ведения боевых действий на равнинной местности обеспечил полную свободу для англо-американских войск в вопросах их передвижения, организации перегруппировок и снабжения. Исключение составили действия на коммуникациях противника отдельных иракских разведывательно-диверсионных групп и партизанских отрядов.

Однако примеры ведения иракскими войсками организованной обороны можно привести применительно лишь к отдельным, не связанным между собой районам. Наибольшую стойкость проявили иракские подразделения и части, в течение трех недель оборонявшие города Басра, Умм-Каср, Эн-Насирия, Эс-Самава, Эн-Наджаф, Кербела. В то же время Багдад, Тикрит, Эль-Кут и ряд других городов сдались практически без боя.

Непродолжительный период оказания сопротивления со стороны Ирака был обусловлен рядом факторов. Во-первых, иракское руководство не воспользовалось 11-летней передышкой для подготовки к отражению агрессии. Не был оборудован должным образом ТВД, оборонительные сооружения на большей части территории не создавались, заградительные минные постановки у побережья не выставлялись, подготовка к партизанской войне организована не была. Во-вторых, в ходе боевых действий не были в полном объеме использованы реальные возможности по оказанию сопротивления. Противнику были оставлены в сохранности мосты, коммуникации, не проводились минно-взрывные диверсионные действия, целыми остались нефтяные скважины и другие объекты, практически не применялась авиация и РСЗО. Но наиболее слабым звеном в организации обороны государства оказались низкие морально-психологические качества ряда лиц из состава высшего и среднего иракского командования, чем с успехом воспользовались американские спецслужбы. Система государственного и военного управления Ирака функционировала лишь первые две недели и рухнула с подходом войск коалиции к Багдаду. Лишившись руководства, иракская армия, не исчерпав своих оборонительных возможностей, сложила оружие.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

Таким образом, главный итог операции «Свобода Ираку» имеет геостратегическое значение. Соединенные Штаты расширили стратегический плацдарм для своего дальнейшего продвижения в этом регионе. Военная акция, осуществленная против Ирака, показала, что ради достижения своих целей США и Великобритания готовы к применению военной силы, не только без санкции СБ ООН, но и вопреки мнению своих ближайших союзников по НАТО.

В военном отношении подтвердилась тенденция к увеличению роли ВВС и ВМС, разведки и высокоточного оружия в достижении целей операции. Качественно новым этапом в развитии высокоточных систем стала реализация концепции совместного и взаимоувязанного по времени и пространству применения космических, воздушных, морских и наземных средств разведки и поражения, интегрированных в единую систему.

Основным политическим результатом операции является свержение режима С. Хусейна и создание проамериканского правительства. В то же время за более чем четырехлетний оккупационный период американской военной администрации и новым иракским властям ликвидировать очаги сопротивления и стабилизировать обстановку в стране не удалось.

3. Выводы и уроки из опыта военных конфликтов конца XX - начала XXI века

Анализ содержания военных конфликтов конца XX-начала XXI века выявить обобщенный тип развязывания и ведения современного военного конфликта не позволяет. Военные действия по своим формам и содержанию были весьма различны.

Так, военная акция США и Великобритании против Ирака в 1998 г. в течение четырех дней осуществлялась в форме воздушной наступательной операции. Содержание операции «Союзная сила», проведенной в 1999 г. ОВС НАТО против Югославии, включало двухсуточную воздушную наступательную операцию и систематические боевые действия ВВС и ВМС, что, по сути, представляет собой воздушную кампанию. В общем виде операции США и их союзников против Афганистана в 2001 г. и против Ирака в 2003 г. можно считать воздушно-наземными наступательными операциями. В то же время в первом случае привлечение к военным действиям сухопутной группировки войск (сил «Северного альянса») было осуществлено только после проведения двухдневной воздушной наступательной операции и двухнедельного ведения систематических боевых действий авиации. В операции «Свобода Ираку» 2003 г., наоборот, военные действия сухопутных войск англо-американской коалиции развернулись до начала массированного применения сил и средств воздушного нападения.

Вместе с тем в военно-политическом содержании рассмотренных военных конфликтов имеются и общие черты.

Так, анализ процессов подготовки военных акций позволяет выявить устоявшийся алгоритм действий военно-политического руководства США и их союзников по формированию благоприятной обстановки для достижения своих целей. Как правило, наблюдалась следующая последовательность мероприятий: выбор и объявление одной из стран в качестве «изгоя», с предоставлением «неопровержимых» доказательств наличия угрозы для США или других государств со стороны этой страны; развертывание мощной информационно-психологической кампании в целях формирования соответствующего общественного мнения и обеспечения поддержки со стороны американской общественности и всего мирового сообщества; введение и осуществление политических и экономических санкций против избранной жертвы агрессии, а также оказание политического и экономического давления на другие страны, не согласные с политикой США; привлечение на свою сторону союзников, в том числе путем использования экономических и политических рычагов влияния и др.

Основной целью этих мероприятий являлось обеспечение легитимности подготавливаемых военных акций, а в конечном итоге - получение международных санкций на применение военной силы. Вместе с тем общим для военно-политического содержания военных операций конца XX - начала XXI века, осуществленных США и их союзниками, является то, что все они проводились без санкции Совета Безопасности ООН, поэтому, с точки зрения международного права, являются незаконными и могут быть классифицированы как агрессия.

В каждом случае причины, выдвигаемые западными странами для обоснования необходимости применения военной силы против суверенных государств, как и заявленные цели операций, являлись лишь информационным прикрытием реальных (скрытых) причин и целей нападавшей стороны.

При анализе стратегического (военно-технического) содержания военных действий США и их союзников можно также выделить ряд черт, присущих большинству из рассмотренных операций.

1. В ходе подготовки наблюдалось стремление американского руководства к формированию замысла предстоящей операции на основе опыта предыдущей. Так, в основу планирования военных действий НАТО против Югославии в 1999 г. был положен опыт проведения воздушной наступательной операции «Лис пустыни» против Ирака в 1998 г. Исходя из достигнутого успеха в Югославии, первоначальным замыслом операции против Афганистана в 2001 г. планировалось достижение стратегических целей путем нанесения поражения войскам «Талибана» в ходе воздушной кампании. В свою очередь, удачный опыт «афганизации» военных действий в ходе операции «Несгибаемая свобода» предопределил попытку его переноса в планы операции «Свобода Ираку» в 2003 году.

2. Следует признать, что, несмотря на сравнительную известность стратегических замыслов, агрессорам удавалось достичь оперативной внезапности нападения за счет обеспечения скрытности планов операций, умелой дезинформации на всех уровнях и использования новых приемов развязывания военных действий. При этом определенную роль сыграл нетипичный для англо-американского командования подход к началу операций ограниченным составом сил, то есть до завершения стратегического развертывания группировки, предусмотренной планами операций.

Так, на первых этапах операций против Ирака в 1998 г. и Югославии в 1999 г. принимали участие силы передового (постоянного) присутствия в регионах. Военные действия против Афганистана в 2001 г. и Ирака в 2003 г. также были развязаны до завершения создания полновесных группировок. В первом случае это относится к объединенной группировке ВМС США и Великобритании, во втором - группировке сухопутных войск коалиции. Примечателен тот факт, что в каждом из рассмотренных случаев военные аналитики других стран, в том числе органы их разведок, опираясь на традиционные признаки перерастания конфликта в военную фазу, предсказывали сроки начала операций на 2-3 недели позднее фактических.

В 2003 г. неожиданным для иракского руководства явились массированные удары, нанесенные ВВС и ВМС США до истечения сроков американского ультиматума. В значительной степени оперативная внезапность нападения была обеспечена также не типичным для действий англо-американских войск переходом в наступление коалиционной группировки сухопутных войск до начала воздушной наступательной операции.

3. В рамках использования средств воздушного нападения закрепилась тенденция к увеличению доли высокоточного оружия в общем количестве боеприпасов, примененных в операциях. Так, в ходе проведения воздушных наступательных операций доля ВТО возросла с 72% в операции «Лис пустыни» (1998 г.) до 100% в последующих ВНО, а за весь период каждой из операций: - «Союзная сила» (1999 г.), «Несгибаемая свобода» (2001 г.) и «Свобода Ираку (2003 г.) - составила соответственно 35%, 50% и 68%.

4. Возможность расширения масштабов применения высокоточных средств поражения для вооруженных сил США была получена с началом разработки и внедрения так называемого модульного оружия, которое по точности не уступает другим образцам ВТО, а по стоимости производства в десятки раз экономичнее крылатых ракет. В то же время тенденция к расширению масштабов применения крылатых ракет сохранилась. Так, за 73 часа операции «Лис пустыни» по объектам Ирака было выпущено почти в 1,5 раза больше крылатых ракет, чем за 43 суток операции «Буря в пустыне» (325 ракет против 288). В операции «Союзная сила» по объектам Союзной Республики Югославия было применено 722 КРМБ. Наиболее масштабным является применение крылатых ракет в 2003 г., когда в ходе операции «Свобода Ираку» с самолетов, надводных кораблей и атомных подводных лодок США и Великобритании по объектам Ирака было выпущено более 1000 крылатых ракет морского и воздушного базирования.

5. В свою очередь, расширение масштабов применения крылатых ракет в операциях привело к изменению соотношения их пусков и самолето-вылетов в структуре массированных ракетно-авиационных ударов. В первую очередь это утверждение относится к периодам проведения воздушных наступательных операций. Так, если в первые сутки операции «Буря в пустыне» это соотношение было 1:10, то в последующих операциях составило: «Лис пустыни» - 1:1,5; «Союзная сила» - 1,3:1; «Несгибаемая свобода» - 1,8:1. В 2003 г. основу первых выборочных ракетно-авиационных ударов по иракским объектам в первые сутки военных действий (до начала воздушной наступательной операции) составили 72 КРМБ, стартовавших с двенадцати боевых кораблей ВМС США и Великобритании. В последующем, в ходе воздушной наступательной операции «Шок и трепет», проведенной в рамках операции «Свобода Ираку», соотношение пусков крылатых ракет и самолето-вылетов определилось как 1:2.

В целом можно сделать вывод об изменении содержания военных действий, которые приобретают ярко выраженный воздушно-морской характер. Роль основной ударной силы окончательно закрепилась за авиацией, в том числе палубной, и боевыми кораблями, вооруженными крылатыми ракетами. При этом для ВМС характерна тенденция в увеличении объема задач, решаемых на сухопутном направлении.

6. В рассмотренных выше операциях нападавшая сторона имела неоспоримое превосходство в высокотехнологичных средствах поражения. В то же время, как показал опыт организации ПВО Югославии и Ирака, даже незначительные усилия оборонявшейся стороны, обусловленные ограниченными возможностями, могут существенно снизить эффективность применения противником ВТО. Так, предпринятые меры оперативной маскировки, в том числе использование макетов ложных целей, приборов помех и применение новых способов действий противовоздушных сил и средств позволили югославской стороне в 1999 г. сохранить свою ПВО. В Ираке англо-американское командование также признавало, что меры, предпринятые иракским руководством, вызвали определенные трудности в применении высокоточных средств воздушного нападения в первые недели операции.

7. Из содержания наземных (наземно-воздушных) наступательных операций можно выделить ряд особенностей, которые характеризуют способ действия сухопутных группировок американских и союзных войск в Афганистане (2001 г.) и Ираке (2003 г.). Так, продвижение отдельных частей сухопутной группировки (бригадных тактических групп в Ираке) осуществлялось в предбоевых порядках под прикрытием с воздуха на направлениях, где оборона противника отсутствовала. Узлы сопротивления, как правило, обходились, а опорные пункты и укрепленные районы блокировались частью наступавших сил. В местах, где прорыв обороны был необходим для дальнейшего продвижения, осуществлялось длительное (до нескольких суток и даже недель) огневое поражение противника с привлечением авиации и артиллерии, после чего наступление продолжалось. Изоляция районов боевых действий обеспечивалась путем нанесения авиационных ударов по подходящим резервам и коммуникациям противника. Ближайший бой начинался только в исключительных случаях. При этом преимущество, как правило, было за атакующими, вследствие большей дальности поражения огневых средств и широкой возможности в использовании авиационной поддержки. Таким образом, разгром противника осуществлялся, преимущественно, способом дальнего огневого поражения.

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НАЧАЛА XXI ВЕКА. ПРИЧИНЫ, СОДЕРЖАНИЕ, ИТОГИ

8. Главные итоги операций, проведенных США и их союзниками против Югославии, Афганистана и Ирака, имеют геостратегическое значение. Свергнув неугодные им режимы и приведя к власти новые проамериканские правительства, Соединенные Штаты прочно обосновались в регионах Юго-Восточной Европы, Центральной Азии и Ближнего Востока. По сути, можно говорить о захвате стратегических плацдармов для дальнейшего продвижения глобальных политических и экономических интересов США. В то же время ни в одном из рассмотренных случаев достижение политических и геостратегических целей не способствовало разрешению конфликта. Несмотря на колоссальные затраты, понесенные потери и усилия военной администрации США в Ираке и командования так называемых миротворческих сил НАТО в Косово и Афганистане, в течение длительного времени на территориях этих стран сохраняется крайне напряженная обстановка.

Анализ содержания выводов из опыта военных операций конца XX - начала XXI века позволяет сформулировать ряд уроков для уточнения направлений развития военного искусства на ближайшие десятилетия.

1. В современных условиях развязывание военных действий возможно ограниченным (передовым) составом сил, до завершения стратегического развертывания всей группировки, что требует более тщательного подхода к анализу разведывательных признаков наличия военной угрозы и готовности противника к началу военных действий.

2. Традиционное представление о последовательности ведения наступательных военных действий вооруженных сил западных стран (воздушная наступательная операция - воздушно-наземная наступательная операция) теряет свою аксиоматичность, что, в свою очередь, требует многовариантного подхода к разработке сценария военных действий по отражению агрессии, в отличие от существующего (отражение воздушного нападения (воздушно-космического) - отражение вторжения наземной группировки противника и т.д.).

3. Перераспределение роли видов вооруженных сил в операциях, исход которых в целом определялся превосходством агрессора в воздушно-космической сфере и на море, выдвигает ряд требований по уточнению способов борьбы с воздушным и морским противником. Так, изменение соотношения количества самолето-вылетов и беспилотных низколетящих средств поражения (крылатых ракет) в МРАУ требует пересмотра организации и параметров построения ПВО (ПРО) обороняющейся стороны.

В вопросах борьбы с высокоточными средствами воздушного нападения, наряду с совершенствованием способов оперативной маскировки, основные усилия необходимо сосредоточить на совершенствовании средств РЭБ, способных создавать эффективные помехи системам наведения ВТО. В этой связи следует учесть, что для наведения большинства высокоточных боеприпасов используется система космической навигации GPS, которая, как показал опыт операций в Югославии (1999 г.) и Ираке (2003 г.) в значительной мере подвержена воздействию радиоэлектронных помех, создаваемых относительно простыми и недорогими устройствами.

Увеличение роли ВМС в совместном воздушном наступлении требует поиска адекватных мер противодействия морским носителям средств воздушного нападения: авианосцам, надводным кораблям и атомным подводным лодкам, причем проблема борьбы с последними на сегодняшний день является наиболее сложной и трудноразрешимой.

4. Своего решения требуют также проблемы применения сухопутных группировок, которые в двух из пяти рассмотренных операций закрепляли достигнутый ВВС и ВМС успех и обеспечивали достижение целей операций. Так, поскольку основные задачи решались не в ходе столкновения передовых частей, а преимущественно методом дальнего огневого поражения, требует уточнения принцип сосредоточения сил и средств на решающем направлении и изменения способов его осуществления.

В связи с увеличением дальности и эффективности огневых средств возникает необходимость пересмотра взглядов на ведение наступательных действий и построение обороны. В первую очередь это относится к вопросам создания группировок войск и их оперативного построения как в наступлении, так и в обороне.

В войне с противником, оснащенным дальнобойным ВТО, необходимо уже на первом этапе сухопутной фазы военных действий превратить «бесконтактную» войну в «контактную», как наиболее для него нежелательную. В этой связи возрастает значение заблаговременного создания группировок войск, способных не только отразить нападение противника, но и готовых к ведению наступательных действий в непосредственном соприкосновении с сухопутными войсками агрессора.

5. Существенную роль в военных конфликтах XXI в. будет играть соотношение уровней морально-психологической устойчивости сторон, и в особенности командного состава. Это означает необходимость укрепления воинской дисциплины, законности, создания эффективной системы морально-психологической подготовки вооруженных сил от солдата до генерала, а также повышения эффективности деятельности органов военной контрразведки. Большое значение для исхода вооруженной борьбы будет иметь наличие инструментов и выбор действенных способов ведения информационного противоборства.

6. Достижение политических целей войны (смена режима и приход к власти нового правительства) не означает окончательного разрешения конфликта и установления полного контроля над захваченной территорией. Как показывает опыт, военным оккупационным властям приходится решать целый ряд проблем, связанных с ликвидацией последствий военных действий, подавлением вооруженных выступлений сил сопротивления, предотвращением террористических актов и др. При этом финансовые затраты и потери личного состава, как правило, превышают затраты и потери, полученные в ходе военных действий. В этой связи проблемы послевоенного устройства требуют своего теоретического разрешения и практической реализации.

Проанализировав вышесказанное, приходим к следующим выводам.

Вооруженные конфликты ХХ - начала XXI века наглядно продемонстрировали стремление США к образованию однополярного мира и их намерение решать любые проблемы силовым путем, не сообразуясь с мнением мирового сообщества. Обличительной риторики, которую пытались противопоставить Республика Беларусь, Россия и ряд других стран этой политике, оказалось явно недостаточно.

В политической области данными акциями США утвердили свое право на силовое действие против любого государства и таким образом заявили о формировании нового миропорядка. Роль ООН и ее Совета Безопасности в решении важных мировых проблем окончательно подорвана. Можно предположить, что военная операция, подобная операции «Свободу Ираку», не последняя. Наряду с тремя предыдущими, она является лишь промежуточным звеном последующих спланированных силовых акций, которые должны приблизить Америку к цели завоевания мирового господства. В этой связи можно предположить, что захваченная территория Ирака будет использована как плацдарм для вторжения в Иран или Сирию.

В военном отношении опыт проведения операций подтвердил ключевую роль в достижении успеха сил и средств воздушного нападения ВВС и ВМС, а также космических систем связи, разведки и навигации. Подтвердилась также тенденция к увеличению доли высокоточного оружия в общем количестве примененных средств поражения. В то же время окончательно были опровергнуты прогнозы о снижении роли сухопутных войск в современных операциях.

В экономической сфере проникновение США в районы Центральной и Средней Азии обеспечивает им доступ к огромным запасам среднеазиатской нефти и газа, не находящихся под контролем ОПЕК, а также возможность прокладки трубопроводов и взятию под полный контроль транспортировки энергоносителей из Туркмении, Узбекистана и Казахстана через Афганистан и Пакистан к терминалам на побережье Аравийского моря. Но наиболее важным, по мнению американских политиков, является установление контроля над Ираком - третьей страной в мире по размерам запасов нефти, что приведет к практически полному контролю Вашингтоном мирового рынка углеводородного сырья.

Таким образом, можно сказать, что сегодня в мире считаются только с реальной силой, которая базируется на мощном экономическом потенциале и боеспособных вооруженных силах, что свидетельствует о необходимости их оснащения самыми современными средствами вооружения. Помимо этого, опыт военных конфликтов конца XX - начала XXI века показывает необходимость решения проблем развития военного искусства и подготовки войск и сил к ведению войн «нового поколения».

Международная террористическая организация, возглавляемая Усамой бен Ладеном. Террористической деятельности организации подвергались объекты, расположенные не только на территории США и Израиля, но также ряда других стран.

Ежесуточно вылетало до 100 боевых самолетов (из них 5-6 стратегических бомбардировщиков, 4-5 самолетов огневой поддержки АС-130, остальные палубные). С середины октября в налетах начали принимать участие самолеты F-15Е с английской авиабазы в Бахрейне.

Вооруженные формирования «Северного альянса» насчитывали до 50 тыс. человек, около 1000 единиц бронетехники и несколько вертолетов Ми-24В.

26 ноября войска «Северного альянса» заняли Кундуз, 9 декабря они вошли в оставленный талибами Кандагар. 14 декабря подразделения морской пехоты США захватили аэродром в Кандагаре. Отдельные очаги сопротивления «Талибана» и «Аль-Каиды» оставались лишь в горных районах.

Иракский Национальный Конгресс, являвшийся самопровозглашенным правительством в изгнании, обещал, что шииты будут приветствовать американских военных как освободителей. Некоторые даже говорили, что американцы дойдут до окраин Багдада без единого выстрела. Контакты с курдскими вооруженными формированиями были установлены еще в 2001 г.

Помимо Великобритании с заявлением о поддержке коалиции сделали Италия, Испания, Португалия, Дания, Польша, Чехия, Венгрия и Австралия, причем последняя заявила о готовности выделить войска (силы) для непосредственного участия в военной операции против Ирака.

За 14 месяцев было разработано и рассмотрено около 20 вариантов планов.

В данном случае перевозка личного состава дивизий (бригад) осуществлялась воздухом в течение 10-15 суток. Прием со складов и подготовка вооружения и техники занимали до 5 суток. Для сравнения, процесс погрузки, перевозки, разгрузки и подготовки техники в случае переброски ее морским транспортом занимал до 40 суток.

Из них 38% - для нанесения ударов по наземным объектам; 13% - для господства в воздухе; 21,1% - вылеты самолетов-заправщиков; 20,2% - полеты транспортной авиации; 7,7% - работы воздушных пунктов, выполнение разведывательных задач и др.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации