ЗЕНИТНАЯ РАКЕТНАЯ СИСТЕМА С-125 (2 часть)

 

Для передачи команд управления на борт ракеты использовалась антенна УВ-12 с широким лучом.

Основанием антенного поста УНВ служила артиллерийская повозка КЗУ-16К, при развертывании на позиции выставляемая на домкраты. Общая высота антенного поста в боевом положении составляла около 6,5 м.

Для транспортировки антенн при смене позиции использовался придаваемый комплексу прицеп 2-ПН-6М. Демонтаж и укладка на прицеп сканеров и антенн УВ-10, УВ-10-2, УВ-12, блока антенн УВ-11 производились при повороте ферменной конструкции основания поста относительно горизонтальной оси при нескольких последовательных поворотах блока антенн по углу места. В зарубежных информационных источниках антенный пост получил обозначение Low Blow.

Комплект ЗИП для кабины УНК и поста УНВ располагался в передвижной ремонтной мастерской (ПРМ), выполненной в КУНГе на базе шасси автомобильного прицепа.

Перевозимая двухбалочная пусковая установка 5П71 (СМ-78А-1) с переменным углом старта оснащалась синхронно-следящим электроприводом для наведения по азимуту и углу места в заданном направлении. Расчетная масса размещаемых на пусковой установке ракет могла достигать 945 кг. При развертывании на стартовой позиции с допустимым уклоном площадки до 2 град, горизонтирование пусковой установки (ПУ) производилось с помощью винтовых домкратов.

Транспортно-заряжающая машина ПР-14А
Схема ЗУР В-601П

Для заряжания пусковых установок и перевозки ракет 5В24 в ГСКБ была разработана транспортно-заряжающая машина ПР-14А (в дальнейшем модификации ПР-14АМ, ПР-14Б) с использованием шасси автомобиля ЗиЛ-157. Сопряжение по направляющим с пусковой установкой обеспечивалось размещением на грунте подъездных мостков, а также применением стопоров на транспортно-заряжающей машине (ТЗМ) и ПУ, фиксировавших положение ТЗМ. Нормативное время перевода ракеты с ТЗМ на ПУ - 45 с.

Ракета 5В24 (В-600П) твердотопливная, двухступенчатая.

Первая ступень ракеты представляла собой стартовый ускоритель с твердотопливным двигателем ПРД-36 (войсковое обозначение - 5С45), разработанным в КБ-2 завода N81 под руководством И.И. Картукова. ПРД-36 снаряжался 14 одноканальными цилиндрическими шашками пороха марки НМФ-3К диаметром 134 мм и длиной 1180 мм. Общая масса заряда двигателя, получившего индекс 5Б84, составляла 280-281 кг. Время работы двигателя первой ступени достигало 4 с. Двигатель комплектовался воспламенителем 5Б94. Сопло стартового двигателя оснащалось "грушей", позволявшей регулировать площадь критического сечения в зависимости от температуры окружающей среды. Заднее днище корпуса и сопло двигателя прикрывались хвостовым отсеком в форме усеченного обратного конуса.

Стартовый ускоритель 5С45 ЗУР 5В27 © В. Степанов

Каждая консоль стабилизатора прямоугольной формы закреплялась в шарнирном устройстве на переднем шпангоуте хвостового отсека. При наземной эксплуатации более длинная сторона стабилизатора прилегала к цилиндрической поверхности корпуса стартового двигателя.

При сходе с пусковой установки специальным ножом перерезалась стяжка, фиксирующая консоли стабилизатора. Под действием инерционных сил они проворачивались более чем на 90 град., прилегая короткой стороной к наружной поверхности выполненного в форме обратного конуса хвостового отсека стартовой ступени. Замедление консоли стабилизатора перед контактом с поверхностью хвостового отсека обеспечивалось применением тормозного поршневого устройства, а также сминаемого штифта, закрепленного на консоли стабилизатора. Крайнее заднее полетное расположение консолей обеспечивало высокую степень статической устойчивости отработавшего стартовика после отделения от маршевой ступени, что приводило к нежелательному расширению опасной зоны падения стартовой ступени. Поэтому на последующих вариантах ракеты были приняты меры по устранению этого недостатка.

Длина выполненной по аэродинамической схеме "утка" маршевой ступени ракеты составляла 3865 мм. Разработчики разделили корпус маршевой ступени ракеты на две зоны, разместив твердотопливный двигатель в хвостовой части и сосредоточив почти все оборудование в четырех передних отсеках ракеты.

В переднем коническом отсеке длиной 925 мм с диаметром основания 240 мм под радиопрозрачными элементами обтекателя располагался радиовзрыватель 5Е15 "Пролив". Далее в отсеке длиной 286 мм находились две рулевые машины, задействованные на отклонение аэродинамических рулей. Площадь каждой консоли руля составляла 0,053 м2. Необходимую эффективность работы аэродинамических рулей в широком диапазоне высот и скоростей полета обеспечивали пружинные механизмы.

Загрузка ракет 5В24 в самолёт Ан-12

Далее располагался отсек боевой части в форме усеченного конуса длиной 462 мм с диаметром торцевых стыковочных шпангоутов 265 и 309 мм. Осколочно-фугасная боевая часть 5Б15 содержала 32-33 кг взрывчатого вещества и при подрыве образовывала 3560-3570 осколков массой по 5,4 г. Перед боевой частью располагался предохранительно-исполнительный механизм 5Б72 (И-68) с тремя ступенями предохранения, обеспечивающий безопасность наземной эксплуатации ракеты и исключение несанкционированного подрыва боевой части.

За боевой частью находился отсек длиной 1125 мм с бортовой аппаратурой. В верхней части был установлен центральный распределитель, под ним - преобразователь 5П54 и бортовой источник питания - турбогенератор УР-80М. Привод рулевых машинок и турбогенератора осуществлялся сжатым воздухом, находившимся в шар-баллоне под давлением 300 атм. Далее размещались автопилот 5А22 (АПС-600), блок аппаратуры радиоуправления 5У42 (УР-20А) и рулевые машинки канала крепа. Управление по крену осуществлялось элеронами, расположенными на верхней правой и нижней левой консолях крыла.

Конструкция маршевого двигателя была традиционной для твердотопливной техники 1930-1940 гг. - с разъемным стальным корпусом диаметром 375 мм. Двигатель снаряжался вкладным зарядом 5Б83 массой 125 кг из нитроцеллюлозного состава НМ-4Ш, выполненным в виде моноблочной шашки с цилиндрическим каналом при наружном диаметре 340 мм. Сверху конического переходного отсека размещался коробчатый блок с устройством запуска двигателя маршевой ступени. Запуск маршевого двигателя производился воспламенителем 5Б93 по спаду перегрузки до заданного уровня в конце работы стартового двигателя.

К корпусу маршевой ступени крепились консоли крыла трапециевидной формы. Хорда у корня крыла составляла 1050 мм, у законцовки - 300 мм, размах - 1135 мм, площадь консоли - 0,256 м2. Элероны размещались только на двух консолях в одной из плоскостей.

Связь привода рулевых машин с элеронами осуществлялась посредством длинных жестких тяг, проложенных снаружи корпуса двигателя без прикрытия гаргротами - над левой нижней и над правой верхней консолями. Два короба бортовой кабельной сети проходили от переднего торца отсека боевой части до хвостового отсека маршевой ступени по левому и правому бортам ракеты. Кроме того, короткий короб проходил сверху над отсеком боевой части.

Время срабатывания самоликвидатора ракеты устанавливалось на 26 с после старта, по истечении которых ракета уводилась вверх с последующим подрывом боевой части. Режим самоликвидации ракеты вводился при промахе независимо от времени полета.

Длина В-600П составляла 6,09 м, стартовая масса - 912 кг. Диаметр корпуса маршевой ступени - 0,375 м, ускорителя - 0,55 м.

РЛС П-15, антенно-мачтовое устройство "Унжа" и ТЗМ ПР-14А
Антенны радиорелейной связи 5Я62 © И.Мотлик

Придаваемые комплексу С-125 станции разведки и целеуказания П-12 (П-12НМ) "Десерт" и П-15 "Тропа" (Flate Faсe - по принятым в НАТО обозначениям) при установке антенн на автомобильном шасси комплектовались автономными дизельными электростанциями. Для увеличения дальности обнаружения целей на малых высотах станция П-15 оборудовалась дополнительной антенной на мачтовом устройстве "Унжа" (П-15 с размещением антенны на мачтовом устройстве за рубежом обозначалась как Sguat Eye).

В составе комплекса использовались наземные радиозапросчики "Кремний-2М" и "Пароль-1".

Обычно на боевых позициях аппаратные кабины и дизель-электростанции радиолокационных станций разведки размещались в бетонных инженерных сооружениях, обвалованных землей.

Кабина сопряжения и связи 5Ф20 (позднее использовались кабины 5Ф24, 5X56) позволяла осуществлять работу станции наведения ракет в режиме приема целеуказаний от АСУ. Дополнительно дивизиону могла придаваться аппаратура радиорелейной связи 5Я61 "Циклоида" (5Я62, 5Я6З).

Для тренировок операторов станций наведения ракет и разведки целей, а также офицеров наведения в войсках использовалась имитационная аппаратура "Аккорд", придаваемая комплексам С-75 и С-125 из расчета один комплект па четыре зенитных ракетных дивизиона. Аппаратура "Аккорд" размещалась в полуприцепе ОдАЗ-828.

В ходе серийного производства постоянно совершенствовалась аппаратура, повышалась культура производства, велся подбор материалов и отрабатывались технологии для обеспечения надежности комплектующих, а также печатного монтажа, широко примененного при изготовлении радиоэлектронной аппаратуры СНР.

ЗРК С-125М "Нева-М"

Средства ЗРК С-125М: СНР-125, ПУ 5П73 и ТЗМ ПР-14АМ
Боевые средства ЗРК С-125М "Нева-М" на позиции
Схема ЗУР В-601П
Схема ЗУР В-601П

Как уже отмечалось, в ходе испытаний комплекса С-125 выявился ряд недостатков радиовзрывателя 5Е15. Кроме того, зона поражения уже представлялась явно недостаточной для двухступенчатой ЗУР массой почти в тонну. Это было очевидно в сравнении с ракетой войскового 3М9 зенитного ракетного комплекса "Куб", начатой разработкой в 1958 г.

31 марта 1961 г., еще до принятия С-125 на вооружение, было принято Решение ВПК о проведении модернизации ракеты и аппаратурных средств СНР-125. Оно основывалось на предложениях ГКАТ и ГКОТ по созданию ракеты с увеличенными дальностью и верхней границей зоны поражения, при повышенной до 630 м/с средней скорости полета. Предлагалось основательно переделать пусковую установку, обеспечив размещение на ней четырех ракет. Согласно одной из версий, последняя задача была поставлена лично Д.Ф. Устиновым.

Постановлением 1961 г. наряду с принятием на вооружение ракеты В-600П была официально задана раз работка более совершенного образца, получившего обозначение В-601П (изделие 5В27), хотя соответствующее дополнение к эскизному проекту по ракете было выпущено ОКБ-2 еще в конце 1959 г. Параллельно совершенствовалась корабельная зенитная ракета В-601 (4К91). Отметим, что указанная ракета В-601 - вторая под этим наименованием, в конце 1950-х гг. применявшимся для "сухопутного" варианта В-600.

Поскольку в данном случае не ставилась задача создания принципиально новой зенитной ракетной системы, модернизация комплекса в целом была поручена конструкторскому коллективу завода N304 при сохранении общего руководства за КБ-1. Состав аппаратуры станции наведения ракет был расширен и доработан применительно к новой ракете В-601П. В модифицированный вариант комплекса ввели новую четырехбалочную пусковую установку 5П73, которая обеспечивала возможность боевого использования ракет В-600П и В-601П, а также проведение тренировок расчетов. Появились и модернизированные варианты транспортно-заряжающих машин ПР-14М, ПР-14МА, созданные на базе шасси автомобиля ЗиЛ-131.

Схема ЗУР 5В27 (В-601П)
1. Передающая антенна РВ
2. Радиовзрыватель (РВ)
3. Рулевой привод
4. Боевая часть
5. Приемная антенна РВ
6. Преобразователь
7. Центральный распределитель
8. Батарея
9. Автопилот

10. Аппаратура радиоуправления
11. Рулевой привод элеронов
12. Шток кинематики привода элеронов 
13. Маршевый двигатель
14. Торовай воздушный баллон
15. Блок включения маршевого двигателя
16. Дестабилизатор стартовика
17. Стартовый двигатель
18. Узел проворота стабилдизаторов
Схема из журнала "Авиация и Космонавтика" №12, 2002

Работа над новой ракетой В-601П (5В27) была официально начата по Постановлению СМ СССР N561-233 от 21 июня 1961 г. Основными направлениями работы стали разработка нового радиовзрывателя 5Е18 и маршевого двигателя на принципиально новом смесевом топливе. Высокий удельный импульс и повышенная плотность этого топлива при сохранении габаритов ракеты должны были увеличить энергетические характеристики двигателя и обеспечить расширение зоны поражения комплекса.

Постановлением от 29 июня 1962 г. N660-270 было задано увеличение максимальной высоты действия комплекса до 14 км, дальности - до 20 км, а плановый срок окончания испытаний усовершенствованной ракеты устанавливался на ноябрь 1963 г.

В ходе заводских испытаний В-601П, проводившихся с 15 августа по 28 декабря 1962 г., было выполнено 28 пусков, в том числе шестью ракетами в боевой комплектации, которыми было сбиты две мишени МиГ-17. В конце 1962 г. начались совместные испытания, ход которых несколько задержался из-за ненадежности маршевого двигателя при температурах от -20 до -25 град.С. При более низких температурах отмечались систематические разрушения двигателей на стенде (один из пяти при -30 град.С и пять из 17 при -40 град.С).

В результате, соответствующим Решением ВПК N27 от 30 января 1963 г. был определен срок возобновления совместных испытаний - март 1964 г. Одновременно на НИИ-125 возлагалась задача обеспечения надежности заряда двигателя. При необходимости требовалось обеспечить подогрев ракет при температурах ниже -20 град.С. В свою очередь, НИИ-6 поручалось подготовить предложения по повышению эффективности боевой части 5Б18.

Еще до завершения совместных летных испытаний в соответствии с Решением ВПК N2б0, принятым 13 декабря 1963 г., на заводе N32 началась подготовка к выпуску ракет В-601П. Однако и в 1964 г. при испытаниях еще наблюдались неудачные пуски ракет по причине отказов маршевого двигателя и боевой части.

Постановлением СМ СССР N479-199 от 29 мая 1964 г. ракета 5В27 (В-601П) была принята на вооружение. При этом устанавливалось, что при применении новой ракеты поражались цели со скоростями полета до 1500-2000 км/ч на дальности до 17 км в диапазоне высот 200-14000 м. При постановке пассивных помех заданной плотности максимальная высота поражения снижалась до 8000 м, дальность -до 13,2-13,6 км. Маловысотные (100-200 м) цели уничтожались на дальности до 10 км. Дальность поражения околозвуковых самолетов достигала 22 км.

Основными отличиями новой ракеты от ранее созданной В-600П был новый, более совершенный маршевый двигатель с вкладным зарядом из смесевого топлива 301-К массой 151 кг, взрыватель 5Е18, предохранительно-исполнительный механизм 5Б79 и боевая часть 5Б18 массой 72 кг, при подрыве которой обеспечивалось образование 4500 осколков массой по 4,72-4,79 г.

Внешне ракеты В-601П легко опознавались по двум аэродинамическим поверхностям, которые были установлены на переходном соединительном отсеке за верхней правой и нижней левой консолями в целях уменьшения дальности полета стартовика после его отделения. После разделения ступеней эти поверхности разворачивались, что приводило к интенсивному вращению и торможению ускорителя с разрушением всех или нескольких консолей стабилизатора и, в результате, к его беспорядочному падению на относительно малом удалении от пусковой установки.

Время работы стартового ускорителя составляло 2-4 с, маршевого двигателя - до 20 с. Для расширения зоны поражения ракета наводилась и на пассивном участке траектории, при этом время самоликвидации было увеличено до 49 с. Ракета могла маневрировать с перегрузками до 6 единиц. Допускалась эксплуатация ракеты в температурном диапазоне от - 40 град, до +50 град.

Одновременно с принятием на вооружение ракеты В-601П Правительством было задано проведение работ по расширению боевых возможностей комплекса, в частности по обеспечению стрельбы по целям, летящим со скоростями до 2500 км/ч, обеспечению поражения околозвуковых целей на высотах до 18 км, увеличению вероятности поражения целей и повышению защищенности от помех. Необходимые мероприятия были проведены достаточно быстро, но официально основные характеристики были откорректированы только спустя три года.

Для расширения боевых возможностей, повышения надежности и улучшения эксплуатационных свойств были созданы следующие модификации ракеты:

  • 5В27Г - герметичная;
  • 5В27ГП - герметичная, с приближенной до 2,7 км ближней границей зоны поражения;
  • 5В27ГПС - герметичная, с приближенной ближней границей зоны поражения, с селектирующим блоком. Применение на ракете селектирующего блока уменьшило вероятность срабатывания радиовзрывателя по отраженным сигналам от местных предметов при стрельбе по низколетящим целям;
  • 5В27ГПУ - ракета 5В27ГП с ускоренной предстартовой подготовкой, что достигалось за счет подачи повышенного напряжения на бортовую аппаратуру от наземного источника питания в режиме предстартового прогрева аппаратуры (соответствующую доработку прошла и аппаратура предстартовой подготовки в кабине УНК).

Для проведения тренировок по заряжанию и разряжанию пусковой установки, вождению ТЗМ с ракетами промышленностью выпускались габаритно-весовые макеты ракет, а для обучения личного состава - учебно-действующие и разрезные макеты ракет.

Ракеты В-601 всех модификаций выпускались кировским заводом N32. Предполагалось организовать производство ракет и на ленинградском заводе N272, но это предприятие было переключено на выпуск ракет для комплекса С-200. В работах по обеспечению серийного выпуска ракет принимали активное участие специалисты НИАТ и ВИАМ.

Четырехбалочная пусковая установка СМ-106 или 5П73 - вид спереди

Перевозимая четырехбалочная пусковая установка 5П73 (СМ-106 в системе обозначений ЦКБ-34) была спроектирована под руководством главного конструктора Б.С. Коробова. Без газоотражателей и ходовой части она транспортировалась на автомобиле ЯАЗ-214. С целью предотвращения касания ракетой земли или местных предметов при "проседании" на начальном неуправляемом этапе полета при стрельбе по маловысотным целям устанавливался минимальный угол встреливания ракеты - 9 град. Для предотвращения эрозии грунта при пусках ракет вокруг ПУ настилалось специальное резинометаллическое многосекционное круговое покрытие.

Заряжание пусковой установки осуществлялось последовательно двумя ТЗМ, подходившими к правой или левой паре балок. Допускалось заряжание пусковой установки одновременно ракетами В-600П и В-601П ранних модификаций. Для сопряжения направляющих транспортно-заряжающей машины ПР-14М (ПР-14МА) и пусковой установки на грунте устанавливались подъездные мостки, фиксировавшие положение ТЗМ относительно левой или правой пары балок ПУ.

Пусковая установка выпускалась несколькими заводами, в том числе на заводе в Юрге (с 1977 г.). При размещении дивизиона на подготовленной позиции для обеспечения электропитания от промышленной сети использовалась передвижная трансформаторная подстанция (ТПС), смонтированная в кузове двухосного автомобильного прицепа.

Для обеспечения целеуказания при ведении боевых действий без АСУ ПВО дивизионам С-125 придавались радиолокационные станции разведки и целеуказания: метрового диапазона - типа П-12 (П-18), дециметрового диапазона - П-15.

Станции разведки и целеуказания П-12НМ (П-18) и П-15 комплектовались собственными автономными источниками электропитания АД-10-Т/230МАБ-8-О/230М и АБ-4-Т/230М. Для улучшения возможностей по обнаружению маловысотных целей СРЦ П-15 придавалась самоподъемное антенно-мачтовое устройство "Унжа" для подъема антенны на высоту до 50 м. Определение государственной принадлежности летательных аппаратов производилось придаваемыми дивизиону наземными радиолокационными запросчиками (НРЗ) "Пароль-3П" (75Е6) или "Пароль-4П" (1Л22).

Комплекс С-125М в целом был принят на вооружение 27 сентября 1970 г. Создание модернизированного варианта системы С-125М было отмечено Государственной премией, лауреатами которой стали В.М. Балдин, СА. Бычков, В.Е. Дубровин, Б.С.Коробов, Ю.И. Малетин, Г.И. Мейтин, Е.И.Никифоров, Б.Н.Перовский, В.М.Толоконников, О.И. Шкварников.

ЗРК С-125М1 (С-125М1А) "Нева-М1".

Транспортно-заряжающая машина ПР-14М украинских ПВО

В начале 1970-х гг. была проведена модернизация комплекса С-125М в части совершенствования радиоэлектронной аппаратуры, обеспечившая повышение помехозащищенности каналов визирования цели и управления ракетой. Введением аппаратуры телевизионно-оптического визирования (ТОВ) и сопровождения цели "Карат-2" (9Ш33А) была достигнута возможность в условиях визуального наблюдения цели вести ее сопровождение и обстрел без радиолокационного излучения в пространство. При этом передатчик целевого канала переключался на размещенный на антенном посту эквивалент антенны. Существенно облегчалась работа по самолетам-постановщикам помех в условиях визуального наблюдения. Однако оптический капал визирования цели терял эффективность в условиях плохой погоды и облачности, а также при засветке телевизионных экранов при наблюдении в сторону солнца или на импульсный источник света, ставящийся атакующим самолетом. Кроме того, телевизионно-оптическое визирование не обеспечивало информации о дальности до цели, что ограничивало возможности выбора методов наведения и существенно снижало эффективность стрельбы по скоростным целям.

Во второй половине 1970-х гг. в комплексах была введена аппаратура для увеличения эффективности использования по целям на предельно малых высотах и при стрельбе по наземным (надводным) радиолокационно видимым целям.

Зенитные управляемые ракеты В-601П на пусковой установке 5П73 с максимальным углом возвышения

Кроме того, была создана новая модификация ракеты 5В27Д с увеличенной скоростью полета, что позволило ввести режим обстрела целей "вдогон". Длина ракеты увеличилась, стартовая масса возросла до 980 кг при массе стартового ускорителя 407 кг. Для более тяжелых 5В27Д оказалось возможным заряжание только трех ракет на ПУ 5П73 при размещении на любых балках.

ЗРК С-125М1 с ракетой 5В27Д был принят на вооружение 3 мая 1978 г.

С начала 1980-х гг. на СНР-125 всех модификаций в ходе проведения доработок как средство противодействия противорадиолокационным ракетам устанавливалась аппаратура "Дублер" с одним - двумя выносными имитаторами радиолокационной части станции наведения ракет, расположенными па огневой позиции дивизиона в удалении от аппаратурной части комплекса и работающими при излучении в режиме "мерцание".

Экспортные варианты комплекса С-125 "Нева" получили обозначение "Печора" и поставлялись во многие страны, применялись в ряде вооруженных конфликтов и локальных войн. Комплекс в "тропическом" исполнении изготавливался с применением лакокрасочных покрытий, отпугивающих термитов.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ КОМПЛЕКСОВ С-125

Ракеты 5В24 во время боевых действий на Ближнем Востоке (Египет, 1973 г.) и сбитые ими израильские самолеты. Фотографии из "Юбилейного альбома МКБ "Факел".
Египетские средства ЗРК С-125, захваченные и поврежденные израильтянами
Пусковая установка СМ-78А египетского ЗРК С-125

Как известно, наиболее ярким периодом в истории ЗРК С-75 стали годы Вьетнамской войны, в ходе которой это оружие применялось достаточно интенсивно, что в значительной мере и определило характер и исход боевых действий. В середине 1960-х гг. комплексы С-125 еще считались крайне секретной техникой, чтобы рисковать возможностью ознакомления с ней не только вьетнамцев, но и специалистов другой, куда более просторной страны Дальнего Востока.

Звездный час С-125 пробил весной 1970 г., когда по решению советского руководства в процессе проведения операции "Кавказ" в Египет была направлена большая группа наших ракетчиков и летчиков. Они были призваны обеспечить ПВО этой страны в условиях усилившихся налетов израильской авиации, осуществлявшихся в ходе так называемой "войны на истощение" 1968-1970 гг. Боевые действия велись в основном в зоне Суэцкого канала, на западный берег которого израильтяне вышли по завершении победоносной для них "шестидневной" войны 1967 г.

При доставке вооружения из СССР в Египет использовалось около полутора десятков сухогрузов ("Роза Люксембург", "Дмитрий Полуян" и др.), перевозивших, по официальной версии, "сельскохозяйственную" технику,

Зенитные ракетные дивизионы комплексов С-125 с советским персоналом, объединенные в дивизию ПВО, были призваны усилить группировки египетской ПВО, оснащенной ЗРК С-75. Основным преимуществом советских ракетчиков, наряду с более высоким уровнем подготовки, стала новизна для израильтян, как и для поддерживающих их американцев, особенностей комплекса С-125, работавшего в несколько ином частотном диапазоне по сравнению с уже "засветившимся" у противника С-75. Поэтому на первых порах израильские самолеты не оснащались эффективными средствами радиоэлектронного противодействия С-125. Кроме того, используя равнинный характер местности, израильские летчики, как правило, действовали на предельно малых высотах, недоступных для эффективного применения С-75. Атакуя эти комплексы, они выполняли горку и пикировали в "воронку" непростреливаемой зоны над позицией ЗРК.

Отправка в Египет ограниченного советского воинского контингента способствовала реализации ряда мероприятий по повышению боевой устойчивости ЗРК. В частности, для самообороны позиций ЗРК каждому дивизиону придавались три-четыре зенитных самоходных установки ЗСУ-23-4 "Шилка" и отделение переносных зенитных ракетных комплексов "Стрела-2". В дальнейшем в Египте "Шилки" располагались в 200-300 м от позиции ЗРК, а позиции стрелков-зенитчиков со "Стрелой-2" выдвигались на удаление около 5-7 км в направлении вероятного подхода самолетов противника на малых высотах, так как в те годы это оружие могло поражать самолеты противника только вдогон. Непосредственно на огневой позиции выставлялся пост визуального наблюдения. Связь между всеми постами и командным пунктом дивизиона осуществлялась по проводным линиям. При боевом использовании комплекса С-125 в Египте для обороны от воздушного противника на малых дальностях также применялись пулеметы ДШК.

Целесообразность и даже необходимость этих мер обеспечения самообороны была очевидна уже на протяжении многих лет, но их внедрение в жизнь осуществилось только применительно к частям, направлявшимся в Египет. Кроме того, силами египетских строителей позиции ЗРК были заранее оборудованы защитными сооружениями для размещения кабин и агрегатов комплекса. Железобетонные сооружения, присыпанные слоем песка толщиной 4-5 м, обеспечивали надежную защиту от бомб калибра до 500 кг. Пусковые установки ракет прикрывались обваловкой. Предполагалось создать в местах базирования каждой группировки ряда запасных полевых и ложных позиций, а также обеспечить зенитное прикрытие как стационарных, так и запасных позиций вспомогательными средствами. Буксировка пусковых установок в условиях пустыни осуществлялась тягачами АТ-С, введенными в состав дивизионов.

Как водится, первой блин оказался комом, притом кровавым. Заступление на боевое дежурство в ночь с 14 на 15 марта 1970 г. советские ракетчики отметили боевой работой, сбив двухракетным залпом египетский Ил-28, вошедший в зону поражения ЗРК С-125 на высоте 200 м с неработающей аппаратурой государственного опознавания. При этом рядом с советскими офицерами находились и египетские военные, клятвенно заверившие наших ракетчиков в том, что их самолетов в зоне обстрела быть никак не может. Наши соотечественники отметили несколько странную реакцию "простодушных" египтян на этот инцидент, Поражение своего Ил-28 они восприняли чуть ли не с восторгом, многократно повторяя: "Лучше "Хока", лучше "Хока"!"

Похоже, что, стремясь продлить восторг египтян, три дня спустя расчет переносного ЗРК "Стрела-2", прикрывавшего позицию советского дивизиона С-125, обстрелял также и египетский Ан-24. К счастью, пассажирский самолет с одним неработающим двигателем дотянул до аэродрома и сел, хотя бравые стрелки-зенитчики отрапортовали о "бесславном конце израильского агрессора".

Тем не менее, через несколько недель дело дошло до стрельб по настоящему противнику. Вначале они прошли безрезультатно. Израильские летчики старались обходить зоны поражения ЗРК, размещенных на позициях с защитными сооружениями. Стрельбы по самолетам противника, находящимся на дальней границе зоны пуска, завершались тем, что израильский летчик успевал развернуться и уйти от ракеты.

Пришлось откорректировать тактику применения ЗРК. Комплексы выводили из оборудованных надежными укрытиями районов постоянной дислокации на позиции "засады", пуск ракет производился по целям на дальностях до 12-15 км. Совершенствуя боевое мастерство в условиях реальной угрозы со стороны противника, советские ракетчики довели время свертывания комплекса до 1 ч 20 мин вместо 2410 мин, заданных по нормативу.

В результате 30 июня 1970 г. дивизиону капитана В.П. Маляуки удалось сбить первый "Фантом", а спустя пять дней дивизион С.К. Завесницкого "завалил" и второй F-4E. Последовали и ответные удары израильтян. В ходе ожесточенного боя 18 июля в дивизионе В.М. Толоконникова погибло восемь советских военнослужащих, но и израильтяне не досчитались четырех "Фантомов". Еще три израильских самолета были сбиты дивизионом Н.М. Кутынцева 3 августа, а спустя несколько дней при посредничестве третьих стран было достигнуто соглашение о прекращении боевых действий в зоне Суэцкого канала.

Приведенные выше сведения о боевой работе советских ракетчиков основаны на воспоминаниях участников событий, опубликованных в изданных в 2001 г. сборниках "Тогда в Египте" и "Интернационалисты". По данным командира развернутой в Египте советской дивизии ПВО генерал-лейтенанта А.Г. Смирнова, результативность боевого применения ЗРК С-125 с июня по август 1970 г. характеризуется девятью сбитыми и тремя поврежденными самолетами противника, а по несколько эмоциональным оценкам других ветеранов с более развитым воображением - 21 победой.

Сами израильтяне подтвердили потерю всего пяти своих самолетов, сбитых комплексами С-12 5. По тем же израильским оценкам, еще шесть их самолетов было сбито арабскими ЗРК С-125 в ходе октябрьской войны 1973 г. Несколько раньше на счет С-125 американцы записали один из их "Фантомов", сбитых над Вьетнамом в 1972 г.

Зенитные управляемые ракеты В-601П в экспортном варианте для индийских ПВО

После 1973 г. комплексы С-125 применялись иракцами в 1980-1988 гг. в войне с Ираном, в 1991 г. - при отражении налетов авиации многонациональной коалиции. Использовались сирийцами против израильтян в ходе ливанского кризиса 1982 г., ливийцами для стрельбы по американским самолетам в 1986 г., югославами против американцев и их союзников в 1999 г., а также в ходе войны в Анголе.

По данным югославских военных, именно комплексом С-125 27 марта 1999 г. в небе над Югославией был сбит F-117А, фотографии фрагментов которого были опубликованы в средствах массовой информации.

Маловысотный зенитный ракетный комплекс "Печора", который по признанию специалистов всего мира относится к лучшим образцам систем вооружения ПВО, поставлялся в 35 стран мира. По зарубежным данным, комплексы С-125 состоят на вооружении Алжира, Анголы, Афганистана, Болгарии, Боснии, Венгрии, Вьетнама, Египта, Индии, Ирака, Йемена, КНДР, Кубы, Ливии, Мали, Мозамбика, Монголии, Перу, Польши, Сирии, Танзании, Финляндии, Чехии, Эфиопии, Югославии и почти всех стран СНГ. Всего за двадцать лет было поставлено 523 комплекса, значительная часть из которых после нескольких десятилетий эксплуатации не исчерпала свой ресурс и способна оставаться на вооружении вплоть до двадцатых - тридцатых годов XXI века. На базе достижений высоких технологий имеется возможность многократно увеличить боевую эффективность при затратах на порядок ниже, чем при закупке новых образцов с сопоставимыми характеристиками. Поэтому за последние годы было предложено несколько вариантов модернизации комплекса.

 

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации