ТВЕРДЫНИ БАЗАЛЬТА

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР № 29/2009

ТВЕРДЫНИ «БАЗАЛЬТА»

Олег ФАЛИЧЕВ

ИЗ ПЕРВЫХ РУК   

В 2011 ГОДУ ИСПОЛНИТСЯ 50 ЛЕТ СО ДНЯ  ПРИНЯТИЯ НА ВООРУЖЕНИЕ ГРАНАТОМЕТА РПГ-7

0x08 graphic

Израильско-палестинский конфликт 2008 года поставил немало вопросов, над которыми до сих пор размышляют военные эксперты. Почему суперсовременная, хорошо вооруженная армия Израиля так и не смогла сломить сопротивления маленького народа в ходе операции «Литой свинец», а десятки современных танков «Меркава» не внесли решающего перевеса в ход боевых действий? Насколько эффективным оказалось на войне применение такого оружия ближнего боя, как гранатомет? Что в связи с этим сегодня представляет российская школа гранатометного вооружения? На эти и другие вопросы в интервью «ВПК» отвечает начальник научно-конструкторского отдела - главный конструктор ФГУП «ГНПП «Базальт» Виталий БАЗИЛЕВИЧ.

 

- Виталий Михайлович, опыт недавних локальных конфликтов в мире говорит о том, что гранатометы остаются серьезным оружием. Согласны ли вы с этим? Как создавался ваш институт, который является головным разработчиком этого оружия в России?

- Безусловно, гранатомет - оружие грозное, особенно в ближнем бою. Таковым он был, есть и, думаю, еще останется долгое время.

Что касается нашего предприятия, то это одна из старейших оружейных фирм, основанная еще до Великой Отечественной войны как бомбовое КБ. Ему потом передали еще и минную тематику. Можно сказать, что предприятие на своих плечах вынесло бремя войны: почти 100 процентов бомб и мин были разработаны в его стенах.

Новый виток в своем развитии КБ решением правительства получило в 1958 году, когда стало головным в создании противотанкового гранатометного вооружения. Специалистов привлекали со всей страны. В том числе из института «Геодезия», из Красноармейского НИИ механизации, из Павлограда (Украина), с Урала. И то, что знаменитый гранатомет РПГ-7 в 1961 году был разработан в стенах именно нашего института, не простая случайность. Сами понимаете: за три года (с момента возникновения нового конструкторского отдела) его было бы невозможно создать без задела более ранних плодотворных идей и наработок. А основой такой удачи стали высочайшая школа проектирования и разработки боеприпасов, созданная к тому времени в КБ, энтузиазм и самоотверженный труд коллектива.

Потом отдел вырос в научно-конструкторское отделение, возникло несколько направлений. Появились самостоятельные отделы: средств ближнего боя, кумулятивных боевых частей, расчетно-теоретический, минометно-артиллерийского вооружения. К распаду СССР у нас был коллектив более 100 человек. Знаменательной датой считаю рубеж 70-х годов, когда в уже сложившийся коллектив влились еще порядка 30 выпускников Харьковского авиационного института. Мы признательны нашим старшим коллегам за очень хорошую школу, благодаря которой мы стали боеприпасниками.

В 2011 году исполнится ровно 50 лет со дня принятия на вооружение РПГ-7. Сегодня он состоит на вооружении более чем в 100 странах мира. Это уникальное оружие, которое можно сравнить по популярности только с автоматом Калашникова. В связи с этим нельзя не вспомнить ведущего конструктора этого изделия В. К. Фирулина и главных конструкторов нашего отделения: П. П. Топчана, В. И. Барабошкина, Е. И. Дубровина, Г. Е. Белухина, И. Е. Рогозина... Они сами прошли войну, некоторые имели боевой опыт. Их труд и заслуги отмечены правительственными наградами, Ленинскими и Государственными премиями. Эти люди - наша гордость и воплощение традиций гранатометчиков.

0x01 graphic

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

БАЗИЛЕВИЧ Виталий Михайлович

Родился 1 июня 1946 года в городе Золотоноша Черкасской области. Окончил Харьковский авиационный институт (1970 г.). Трудовую деятельность начал инженером ГСКБ приборостроения (Минмаш СССР) в Красноармейске Московской области. Затем - инженер-конструктор, старший научный сотрудник НИИ приборостроения НПО «Базальт», начальник конструкторского отдела, начальник научно-конструкторского отделения - главный конструктор ГНПП «Базальт», заместитель директора Красноармейского филиала предприятия. С 1997 г. - директор Красноармейского научно-производственного подразделения - главный конструктор ФГУП «ГНПП «Базальт» по боеприпасам. В 2004 г. - заместитель генерального директора ЦК ФПГ «Оборонметхимпром» по научно-технической работе. Затем - главный конструктор ФГУП «Химический завод «Планта» (Нижний Тагил). С 2006 г. - начальник отдела - главный конструктор по направлению ФГУП «Красноармейский НИИ механизации». С 2009 г. - начальник научно-конструкторского отделения - главный конструктор по направлению ФГУП «ГНПП «Базальт». Награжден медалями «300 лет Российскому флоту», «В память о 850-летии Москвы», лауреат премии Миноборонпрома России.

0x01 graphic

 

- Почему это оружие, на ваш взгляд, оказалось столь долговечным и востребованным?

- Потому что постоянно шла работа над его совершенствованием. Как гранатомета, так и самого боеприпаса. РПГ-7 был создан как противотанковое средство. И наши военные долго не хотели включать в его боекомплект другие боеприпасы. Считалось, что кумулятивный выстрел решит все боевые задачи. Еще в конце 60-х были предложения разработать к РПГ-7 осколочный выстрел. Не приняли. Но с началом боевых действий в Афганистане потребовалось мощное, эффективное, легкое оружие, которое могло бы поражать бункеры, долговременные огневые точки, живую силу. Вот тогда-то А. Г. Шипунов и создал знаменитый «Шмель». Параллельно в наших же стенах разрабатывался выстрел ТБГ-7 с термобарической БЧ, хотя первое время в Минобороны к нему отнеслись также с прохладцей и долго не давали ему путевки в жизнь.

А вот с середины 90-х он оказался востребован и у нас в стране, и за рубежом. К тому времени было уже 5-6 модернизаций и РПГ-7: совершенствовались кумулятивная боевая часть, метательный заряд, гранатомет и прицельное оснащение.

Надо подчеркнуть: у нас в КБ была и сохраняется уникальная школа кумулятивщиков - специалистов по созданию кумулятивных боевых частей. Основу ее заложили уважаемые В. П. Зайцев и О. Ф. Дзядух. А это сложнейшее сосредоточие многих дисциплин: физика взрыва, конструкция, технологии, методы экспериментальной отработки и самое главное - умение анализировать и делать правильные выводы. Первая в мире кумулятивная тандемная боевая часть (РПГ-7 с «Резюме», «Вампир», «Таволга») была рождена в стенах «Базальта» специалистами этого отдела.

Мы не останавливаемся на достигнутом. Если посмотрите наши рекламные проспекты, то поймете, что мы сегодня, образно говоря, кладем на плечи танковый ствол. Имею в виду возросшую эффективность оружия. Сегодня нет такой брони, которую бы не смогли поразить наши гранатометы. Пусть она будет в эквиваленте к гомогенной хоть метровой.

Кое-кто за рубежом до сих пор удивляется: почему они располагают гораздо большими финансовыми ресурсами, материальной базой, а результаты лучше у нас? На мой взгляд, тут заложенный еще в советское время опыт специализации и кооперации предприятий, ведущая роль генеральных и главных конструкторов, которые находили, проводили и проводят идеи, технические решения в жизнь, советская школа и методы подготовки кадров.

Сейчас, правда, ориентиры существенно сместились. Предприятие зависит не только от того, насколько плодотворны технические идеи и решения коллектива, а прежде всего от грамотно выстроенной руководством предприятия экономической политики, менеджмента. Недавно мы размышляли над этим с генеральным директором Александром Леонидовичем Рыбасом в связи с произошедшими изменениями в руководстве предприятия и приходом новой когорты управленцев. Он сам ученый и опытный практик в области современных методов организации и управления предприятиями и прекрасно понимает важность этого вопроса. Его идеи и наработки сейчас воплощаются в жизнь, в том числе и в сфере ВТС. Экспорт образцов - это основа финансового благополучия предприятия, а без грамотных бизнес-проектов, бизнес-планов в этой области сейчас просто невозможно работать.

- А как предприятию удалось преодолеть трудные 90-е годы? Может, выручили поставки на экспорт?

- Увы, мы страдали так же, как и остальные предприятия ОПК. Помню, начали выбираться из ямы после дефолта 1998 года. Хотя, соглашусь с вами, нам отчасти повезло. Успели вложиться и провести рекламную кампанию, заключить выгодные контракты на поставку образцов за рубеж. Ведь доля гособоронзаказа была ничтожной. Как хочешь, так и крутись. Да и сегодня структуризация промышленности боеприпасов, того, что осталось от СССР, по большому счету так и не проведена. Было, скажем, государственное предприятие с гарантированными заказом и сбытом продукции, рабочей силой и ресурсами, а стало ФГУП с той же структурой, мощностями и миллионом возникших проблем. В условиях зачастую недобросовестной конкуренции получить на «драконовских» условиях ГОЗ, изыскать оборотные средства, наладить рухнувшую кооперацию, содержать избыточные мощности и т. д. Основная задача - получение прибыли, а как - каждый руководитель действует на свой страх и риск. Только сейчас в связи с перспективами создания холдингов стали как-то подступаться к этому.

- Какие научно-технические решения оказались наиболее эффективными? Кто и как воплощал их в жизнь и что из того времени может оказаться полезным сегодня?

- Вы знаете, нам всем, наверное, помогло выжить наследие Советского Союза. Большая роль в становлении нашего предприятия в 80-90-е годы прошлого века принадлежит (не умаляя заслуг предшественников) академику Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН), лауреату Ленинской и Государственной премий, генеральному директору и генеральному конструктору Анатолию Степановичу Обухову, который привлек новые научные кадры и внедрил в практику создания новых образцов новые идеи и подходы. При нем был сдан знаменитый «Мотив» - авиационная бомбовая кассета с самоприцеливающимися боевыми элементами и гранатометная «триада» («Резюме», «Таволга», «Вампир») с тандемной БЧ. Он автор модульного принципа проектирования наших боеприпасов, идеолог и разработчик комплексных целевых программ создания образцов. В частности, под его руководством была разработана программа развития гранатометных средств, которая в 1990 году утверждена на заседании Военно-промышленной комиссии.

Как ни странно, именно решения ВПК в сумасшедшие 90-е нам очень помогли. Там были прописаны конкретные образцы оружия, конкретные цели и задачи. И когда мы приходили к нашим звездным генералам, то аргументировали: есть решение ВПК. И это нередко помогало пробивать стены бюрократизма, нерасторопности, обеспечивало финансирование. Плюс рабочий энтузиазм, трепетное отношение к любимому делу.

Мы тогда уже поняли: нам не обойтись без единства разработчиков и производителей боеприпасов, без объединения наших потенциалов. Ведь до распада СССР наши изделия выпускались на нескольких заводах миллионными тиражами. А потом все обрушилось, заводы без заказов встали. Руководствуясь доброй волей и здравым смыслом, мы сумели сконцентрировать производство на ФГУП «Нижнетагильский химический завод «Планта», в чем заслуга А. С. Обухова и директора «Планты» В. П. Хараськина. При этом не осталось без загрузки и наше собственное опытное производство. Благодаря этой налаженной кооперации и объединению усилий и потенциалов в 90-е трудные удалось разработать и поставить на производство порядка десяти новых эффективных образцов и продвинуть их на экспорт.

Я уже говорил о наших тандемных боеприпасах, которые способны поражать танки третьего поколения. Сейчас броня становится многослойной, комбинированной с использованием различных вставок (керамики, обедненного урана и т. д.), что существенно увеличивает ее эквивалент. Однако наши последние разработки, в частности гранатомет РПГ-30 «Клюква», обладают широчайшими боевыми возможностями и уникальными тактико-техническими характеристиками. Калибр - 125 мм, вес - чуть более 10 кг. Боец с этим гранатометом может самостоятельно вступить в бой с самым современным танком, таким, как «Леопард», «Абрамс», «Меркава», и обязательно выйдет победителем. Принцип использования: прицелился, нажал - забыл.

При создании новых образцов такого оружия учитывается опыт локальных военных конфликтов у нас в стране и за рубежом. Мы пристально следим за достижениями наших зарубежных конкурентов. А они уже используют МЭМС-технологии (микро-электрические механические системы), новые конструкционные материалы и ВВ. Что это дает? Раньше, например, трехстепенный автопилот стабилизации весил около 0,5 кг, сейчас с использованием МЭМС и нанотехнологий - граммы. Мы также проводим работы в этом направлении - это путь в будущее.

- А получивший известность гранатомет «Хашим» - тоже шаг вперед?

- Это то, что пожелал получить инозаказчик: наш совместный проект с Иорданией. Не знаю, примет ли его наша армия, поскольку там идеология несколько иная. У нас принято иметь ручные и одноразовые гранатометы. А этот построен на нашей технической базе с учетом последних достижений, в том числе в области эргономики, но отличается тем, что имеет сменный картридж - боеприпас в футляре (кумулятивный или термобарический). Гранатомет очень компактный, я бы сказал миниатюрный, оснащен современным оптикоэлектронным компьютеризированным прицелом, имеет оригинальный дизайн, что ранее нашим образцам было несвойственно.

- Принцип действия такого оружия остается прежним?

- Кумуляция основана на физике взрыва: идет детонация заряда, формируется кумулятивная струя, в которой металл движется с очень высокой, космической скоростью (километры в секунду). При встрече с броней она проникает в нее, как нож в масло, и поражает запреградное пространство.

Не знаю, как оказались задействованы в последнем израильско-палестинском конфликте 2008 года наши РПГ-29 (мы их туда не поставляли), но именно ими, по сообщениям зарубежной печати, были подбиты десятки современных танков «Меркава». Это говорит о многом.

- В каком направлении движется передовая зарубежная мысль в создании гранатометного оружия? Есть области, где мы отстаем?

- Естественно, нельзя быть лидером во всем. Сейчас передовые оружейные фирмы ушли на малочувствительные составы и боеприпасы повышенной стойкости, не чувствительные к внешним воздействиям. Надо помнить, что стоимость боекомплекта и стоимость носителя - величины разного порядка. Поэтому за рубежом давно пошли по пути повышения безопасности использования боеприпасов. А у нас в связи с перестройкой и последовавшим развалом отечественного ОПК такие работы прекратились. За рубежом уже созданы малочувствительные взрывчатые составы и боеприпасы. Нам этот путь еще предстоит пройти. Хотя обнадеживающие результаты есть уже сегодня.

На Западе идут и по пути создания оружия локального воздействия. Появился даже термин: оружие с минимальным эффектом побочных разрушений и воздействия на окружающую среду. Наверное, это оправданно, особенно в локальных конфликтах.

Сейчас тендеры выигрывают те КБ и институты, которые имеют возможность проводить за свой счет какие-либо исследования. По моим представлениям, «Базальт» к таким КБ относился.

- Вы упомянули про одну из последних разработок - РПГ-30 «Клюква». Есть на нее госзаказ?

- Пока нет, но будем надеяться, на следующий год появится. К сожалению, многие наши образцы до войск так и не доходят. Например, во время войны в Чечне мы вынуждены были в спешном порядке переводить на русский язык инструкции к нашим гранатометам, скажем, с английского или арабского. Почему? Потому, что те или иные модели просто не закупались армией. И сегодня доля гособоронзаказа остается на уровне 10-20 процентов. Не поверите, но до сих пор основной гранатомет нашей армии - РПГ-7 с выстрелами различных модификаций (отнюдь не самых последних). Можно вспомнить еще РПГ-22, РПГ-26. Возможно, есть немного РПГ-27.

В последнее время популярны стали штурмовые гранатометы РШГ-1, РШГ-2, одноразовый «Шмель». Хотя некоторые военные начальники и тут на начальном этапе упирались, считая, что есть РПГ-7 и достаточно. А сколько, например, пришлось пробивать «Крюк» - систему, позволяющую бороться с танками, оснащенными не только динамической, но и активной защитой. Системой, которая отстреливает летящие в нее боеприпасы еще на подлете. А наш созданный образец на базе РПГ-27 эффективно борется и с ней.

- Сегодня говорят о необходимости создания на базе ФГУП «ГНПП «Базальт» интегрированной структуры. Холдинга, который мог бы объединить разработчиков и производство ВВТ. Как вы к этому относитесь?

- Я на этот вопрос уже по сути ответил раньше. Это логичное решение, поскольку как мы без производства, так и производство без нас не может обойтись. Я вижу проблему создания интегрированных структур как практическую реализацию давно назревших предложений по реструктуризации нашего оборонного комплекса. В США, например, как решили вопрос реструктуризации снаряжательных заводов после окончания холодной войны. Там было где-то 15-16 таких заводов. В соответствии с разработанной государственной программой часть из них они вообще полностью закрыли, часть заводов законсервировали, часть сохранили. При этом решили и социальные вопросы, и вопросы экологии, и т. д.

У нас в этом направлении практически ничего не делалось до последнего времени. Кто выжил - тот выжил. Сейчас приняты и реализуются определенные решения. Нам нужно восстановление утерянной кооперации и многих технологий, крайне назрела проблема переоснащения оборудования, малотоннажных технологий и просто спецхимии. И все это задачи, которые должны быть решены и за счет создания интегрированных структур. Вопросы создания таких структур, планирования их работы, управления ими и внутри них чрезвычайно сложные. Очевидных ответов на них попросту нет. Радует то, что к их решению началось движение, будем считать неукоснительное. Нужны также соответствующие средства под эту структуризацию, координация действий, выстраивание соответствующих вертикалей (управление) и горизонталей (предприятия).

Поэтому подобное объединение в рамках Ростехнологий с вертикалью управления, соответствующими институтами, думаю, необходимо. Однако повторю еще раз, главное сегодня - суметь выстроить не только техническую, но и экономическую политику предприятия.

 

 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации