ТАЙНЫ КРОНШТАДТСКОГО МЯТЕЖА

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР № 8/2009

ТАЙНЫ КРОНШТАДТСКОГО МЯТЕЖА

Сергей ТЮЛЯКОВ

СЕНСАЦИОННЫЕ ПОДРОБНОСТИ ОДНОГО ИЗ САМЫХ ТРАГИЧНЫХ И ЗАКРЫТЫХ СОБЫТИЙ НАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ

Многие бывшие "закрытые" документы сегодня уже доступны. В них порой неизвестная и сенсационная информация. От своего друга Анатолия Первушина я узнал истинные причины гибели его деда - Федора Хрисанфовича Первушина (1880-1921 гг.), бывшего до мятежа в Кронштадте (28 февраля-18 марта 1921 года) председателем городского профсоюза рабочих-металлистов, а также комиссаром труда при исполкоме Кронштадтского Cовета. Во время мятежа он станет одним из руководителей Временного бюро местной организации РКП(б). Часть рабочих, матросов и красноармейцев останется в рядах партии, однако основная масса коммунистов в Кронштадте (78 процентов) выйдет из нее. После подавления мятежа Федора Первушина по приговору революционной "тройки" расстреляют. А жену комиссара через год после гибели мужа отправят на поселение. Почему лишь через год? И этот вопрос требует ответа. А был ли советский комиссар Первушин фактическим врагом советской власти или он невольная жертва трагических событий?

0x01 graphic

Фото из архива А.В. Первушина

О кронштадтских событиях написаны книги и статьи известных историков и писателей. А эта неизвестная прежде информация о Федоре Первушине помогает изучению истории кронштадтских событий в ее различных аспектах. Ведь секретные протоколы и другие документы так называемых мятежников в руки победителей не попали. Они были частично уничтожены повстанцами при отходе в Финляндию, другая их часть рассеяна в европейских архивах и в США и не опубликована.

СПЛОШНЫЕ ЗАГАДКИ

Даже в наше время, исследуя новые документы, трудно найти точные ответы на поставленные вопросы. Например, почему дети комиссара избежали ярлыка "сын врага народа"? Оба сына Федора Первушина, воспитанные в детском доме, так и не узнали до самой своей кончины истинные причины гибели своего отца. Для них и для окружающих он являлся защитником советской власти. Один из сыновей станет партийным работником, другой - киноактером. Информация о гибели комиссара Первушина будет секретной. В своих анкетах сыновья комиссара всегда писали об отце: "Погиб во время Кронштадтского мятежа". А где-то в секретной папке была иная запись: "Расстрелян". Оба сына на фронте станут коммунистами. Вот такая загадочная история. А ведь сыновей "врагов народа", даже совершивших героические подвиги, награждали, но в партию не принимали. Лишь после указа президента России Бориса Ельцина (1994 год) о реабилитации всех участников Кронштадтского восстания сведения о Федоре Первушине стали открытыми.

Федор Первушин родился в крестьянской семье в Тамбовской губернии, в Кирсановском уезде, - черноземном и хлеборобном крае, где проживал Александр Степанович Антонов, руководитель Тамбовского антибольшевистского крестьянского восстания. Первушин был призван на Балтийский флот, где дослужился до унтер-офицерского звания (на фото он с женой Марией Егоровной, 1910 год). Он стал отличным специалистом с хорошим знанием корабельной техники. Выйдя в отставку, проживал в Кронштадте, работал механиком на местном ремонтном (Морском) заводе. Пользовался большим уважением матросов и рабочих. Был также активным участником революционных событий в Петрограде и Кронштадте. После установления советской власти его как представителя рабочих избирают членом исполкома Кронштадтского Совета, а позже назначают комиссаром труда. Летом 1918 года Федор Первушин вступает в партию большевиков. Во время мятежа он, как было отмечено, станет одним из руководителей Временного бюро городской организации РКП(б).

РАССЕКРЕЧЕННАЯ ПРАВДА О ВОССТАНИИ

Ставшие открытыми документы прояснили многое. Они разоблачают принятое в советское время утверждение о грандиозном белогвардейском, а также эсеровском заговоре в Кронштадте, который якобы привел к кровавому мятежу. Доказано, что утверждение, будто во главе мятежников стояли бывшие генералы и офицеры, очевидная ложь. Уточнение: в крепости служил лишь один бывший генерал - престарелый начальник артиллерии морской крепости Александр Козловский. В бывших закрытых советских, а также и в эмигрантских документах отсутствуют какие-либо сведения о существовании в Кронштадте белогвардейского и эсеровского подполья.

Обратимся к документам. На свой запрос "о наличии фактических данных об участии левых эсеров в подготовке мятежа" секретно-оперативное управление ВЧК получает ответ 19 апреля 1921 года: "Определенных указаний, что руководящую роль играли левые эсеры, не имеется". А о председателе мятежного Военно-революционного комитета (ВРК) Степане Петриченко написано: "Создается лишь впечатление, что он левый эсер".

Белогвардейское подполье находилось не в Кронштадте, а рядом - в Петрограде. Поэтому и появилась "информация" об участии белогвардейцев в мятеже. Матросы и рабочие Кронштадта к белогвардейцам относились негативно. Об этом узнаем из справки начальника разведки 7-й армии РККА: "Население относилось безусловно отрицательно к белым, но также не считало таковыми и мятежников".

Восстание вспыхнуло стихийно. Вначале были мирные требования о замене старого Кронштадтского Совета, полномочия которого истекли, новым составом, выбранным на основе тайного голосования. А это требование было в духе советской Конституции (РСФСР) того времени. Но начальный конфликт с властями о новых выборах обернулся последующим ожесточенным столкновением. Последовало новое требование кронштадтского гарнизона о повсеместных перевыборах Советов на основе опять же тайного голосования с участием не только большевистских кандидатов. А далее требования стали более радикальными. "Власть Советам, а не партиям", а потом - "За власть Советам, но без большевистской бюрократии". В ответ последовало такое вот определение руководителей мятежного Кронштадта в стихах пролетарского поэта Демьяна Бедного: "Дворянские сынки - минувшего осколки". Такая оценка разошлась в массы. Все это вместе привело к известным трагическим событиям.

Почему эти самые "осколки" допустили уход из Кронштадта с оружием в руках комендантской роты, сотрудников и охранных отрядов при политотделе Морской базы, Особом отделе и ревтрибунале и других подразделений, а также слушателей партийной школы? Почему "мятежники" отказались от помощи белогвардейского отряда из 800 человек, который находился в Финляндии?

Председатель ВЦИК РСФСР Михаил Калинин приезжал со своей женой в Кронштадт в самом начале волнений и пытался "образумить" матросов. "Всероссийский староста" благополучно покидает город, чтобы призвать Ленина, Троцкого и других советских вождей к жестокому подавлению мятежа. А его могли бы взять в заложники! Но многие продолжали считать советскую власть своей кровной властью. А через три дня после отъезда Калинина были арестованы в разных местах родственники активных участников мятежа. Например, родственники и знакомые только Александра Козловского - 23 человека. Кстати, члены ревтрибунала вернулись после подавления восстания и в течение одной недели приговорили к расстрелу 2103 человека.

Показательно и другое. Никто из арестованных коммунистов не был расстрелян. От расправы, конечно, удерживало и то, что чекисты взяли в заложники родственников некоторых известных мятежников. Но и это могло не остановить разъяренных матросов, после того как были расстреляны их парламентеры.

А бывшие генералы и офицеры, которые якобы руководили мятежом, разве не знали, что Кронштадт через месяц, после таяния льдов, стал бы неприступным, имея на вооружении 140 береговых орудий? В апреле, после открытия навигации, мятежная эскадра с линкорами и мощной палубной артиллерией представляла бы грозную силу. А в марте Финский залив, скованный льдом, был еще доступен для прямой атаки со всех сторон. Да и в красноармейских частях на побережье, в Ораниенбауме (южная оборонительная позиция Финского залива с мощной артиллерией) начались митинговые страсти. Туда срочно прибывает Троцкий, ненадежные части заменяются на верные режиму. Таким образом, существовала возможность захватить и этот укрепрайон. Но в Кронштадте не решились усиливать противодействие. Сожалели об этом лишь после первого обстрела города с этих позиций.

Мятеж, или как сегодня уже называют это трагическое событие - восстание, начался, как уже отмечалось, стихийно и первоначально не ставил особо радикальных требований. Ожидались решения очередного съезда партии по аграрным вопросам. Ведь не явно враждебно встретили матросы появление на их митинге Михаила Калинина, бывшего рабочего. Но его речь возмутила многих: "Тепло тебе, Калиныч, а у наших родных голод и холод". Не было вначале и грубых выпадов против Владимира Ленина в отличие от брани в адрес председателя Реввоенсовета республики Льва Троцкого, а также партийного и советского руководителя Петрограда Григория Зиновьева. В состав Военно-революционного комитета (ВРК) - руководящего центра восставших - вошли 15 человек. Из них 8 матросов, 5 рабочих, служащий, а также штурман дальнего плавания.

Почему же восстали матросы, которые всегда были верной опорой революции? В наши дни ответ очень ясен. Цитируем рассекреченный документ "Доклад начальника спецотдела ВЧК Владимира Фельдмана от 10 декабря 1920 года": "Все - и беспартийные, и члены партии - в один голос жалуются на удручающие вести с родины: у того последнюю лошадь отняли, у другого отца-старика посадили, у третьего весь посев забрали, там последнюю корову увели, забрали все носильные вещи". Большинство матросов были из крестьян, поэтому в знак протеста в Кронштадте из 1116 членов партии около 700 человек из партии вышли по разным мотивам, многие "по религиозным". Была отменена демобилизация для тех, кто ее заслужил. Поэтому в это трудное время они не могли обеспечить свои семьи на родине. Комиссар Балтийского флота Николай Кузьмин отметит, что те пять процентов моряков, которые побывали перед мятежом в отпуске на родине, "подлили масла в огонь". Они увидели своими глазами немыслимую картину обнищания родных деревень. По этой причине были отменены очередные отпуска.

Но основная масса рабочих не поддержала восставших моряков Кронштадта, хотя некоторые крупные заводы в Петрограде бастовали. Когда мятежных матросов в Кронштадте вели на расстрел, они кричали рабочим: "Вы нас предали!". Власти учитывали политическую обстановку и настроение прежде всего пролетариата. Большевистская пропаганда как бы натравливала рабочих на моряков. В "агитке" о пайке краснофлотца и рабочего зимой 1921 года писали: "Краснофлотский паек - 1,5-2 фунта хлеба (1 фунт = 400 г), четверть фунта мяса, четверть фунта рыбы, четверть - крупы, 60-80 г сахара. И все на один день! А питерский рабочий имел в два раза меньше, а в Москве за самый тяжелый физический труд рабочие получали в день 225 г хлеба, 7 г мяса или рыбы и 10 г сахара". "Что же вам еще надо, это у нас голод", - так рабочие обвиняли матросов. Большая часть рабочих крайне негативно относилась не только к белогвардейцам, но и к эсерам, поэтому упоминание о бывшем царском генерале Александре Козловском, начальнике крепостной артиллерии, которого объявили в Москве фактическим вождем мятежников, во многом дискредитировало программу Кронштадтского ВРК.

И РАСКРЫВАЮТСЯ ГЛАЗА, ТАК ДОЛГО БЫВШИЕ НЕЗРЯЧИМИ

После официальной реабилитации участников мятежа Анатолий Владимирович Первушин получает документальную информацию о гибели своего деда из Генеральной прокуратуры РФ, ФСБ и других ведомств. Сегодня он знает правду. В документах, а среди них постановление о реабилитации его деда, копия личного дела, протокол допроса и постановление революционной "тройки", четко указано, за что казнили Федора Хрисанфовича.

Часть оставшихся в партии кронштадтцев не смирились с агрессивной антибольшевистской политикой ВРК. Они поддержали образование Временного бюро Кронштадтской организации РКП(б), которое возглавили члены исполкома местного совета: Яков Ильин - комиссар продовольствия, Антон Кабанов - председатель Совета профсоюзов Кронштадта и Федор Первушин - комиссар труда. 4 марта 1921 года члены руководства Временного бюро городской парторганизации в газете "Известия ВРК Кронштадта" опубликовали воззвание, где членам РКП(б) предлагалось "сохранять выдержку, дисциплину, спокойствие и сплоченность как залог победы рабочих и крестьян. Быть на своих местах и не чинить никаких препятствий мероприятиям, проводимым ВРК Кронштадта". При этом отмечалось, что малейшее ослабление или нарушение работ во всех отраслях хозяйственной жизни города повлечет за собой худшие последствия. Также сообщалось, что ни один коммунист не был расстрелян, "а партия в этот трудный момент не предаст рабочий класс, на защите которого она стоит много лет".

Воззвание было написано, когда еще из Москвы не пришел грозный ультиматум, когда была еще слабая, но все-таки надежда на мирное разрешение конфликта с властями перед открытием очередного 10-го съезда партии, где рассматривалась новая экономическая политика, в том числе и по аграрному вопросу. Ведь слухи о замене продразверстки доходили и до Кронштадта. Естественно, что у Федора Хрисанфовича Первушина могло быть смятение в душе. Он был крестьянским сыном, ставшим большевиком. Надо полагать, тяжело переживал страдания своих близких и земляков. На родине комиссара Первушина, в черноземной Тамбовской губернии, ранее на одно крестьянское хозяйство приходилось 4,3 десятины посева, а в 1920 году - лишь 2,8. Поля засевались в размерах, необходимых только для личного потребления. К тому же в 1920 году губернию поразила засуха, а продразверстка оставалась высокой. Даже жестокий уполномоченный ЦК партии по подавлению Тамбовского восстания Антонов-Овсеенко вынужден был отметить, что крестьяне "проели не только мякину, лебеду, но и кору, крапиву", что привело в 1921 году к крестьянскому восстанию на Тамбовщине. Особо кровопролитные бои шли в родном для Федора Первушина Кирсановском уезде Тамбовской губернии, где одно время служил начальником уездной милиции, а теперь руководил повстанцами Александр Антонов.

В тексте воззвания был призыв не препятствовать деятельности повстанческого ВРК. Естественно, что Федор Первушин оставался верным партии, но он был за проведение реформ и ждал их. Да и многие оставшиеся в партии коммунисты полагали, что их участие в бескровном протесте ускорит принятие новой экономической политики.

Но за одно лишь напоминание о реформах последовал ультиматум из Москвы с объявлением мятежников вне закона, а вслед за этим - еще более радикальные требования ВРК. Ситуация обостряется, что приводит к многочисленным жертвам с обеих сторон.

Воззвание Временного бюро городской парторганизации было опубликовано уже после ареста всех членов Временного бюро и коммунистов, работавших в советских и профсоюзных организациях города. Но после публикации воззвания часть арестованных, в том числе Федора Первушина, освобождают. Комиссар Первушин, опираясь на свой авторитет, можно сказать, спасает арестованных руководителей города и морской базы, в том числе комиссара Балтийского флота Николая Кузьмина и председателя Кронштадтского Совета Петра Васильева. Их переводят с линкора "Петропавловск" в Морскую следственную тюрьму. А на линкоре, где они содержались под арестом, их могли убить мятежные матросы. В тюрьме арестованные общались между собой.

Безусловно, Первушин и его товарищи, составившие и подписавшие это воззвание, хорошо понимали переживаемый политический момент и именно поэтому призывали товарищей "к осмотрительности, выдержке и такту", надеясь избежать кровопролития. Публикация воззвания - попытка достигнуть соглашения, не допустить кровавой развязки событий и расстрела арестованных коммунистов. Вера в партию, коммунистические идеалы и справедливость - с одной стороны и боль за судьбу родины, ее тружеников-крестьян - с другой приводит Первушина к роковому для него и его товарищей решению. Но им казалось оно единственно верным. Отныне они становятся врагами и для большевиков, и для ВРК.

Федор Первушин сам явился в штаб красных после взятия города и был арестован. 24 марта члены Временного бюро парторганизации Кронштадта, в том числе и Федор Первушин, были расстреляны по постановлению революционной "тройки" Особого отдела. Их обвинили как "ответственных коммунистов" за составление указанного воззвания. Читаем приговор: "Воззвание оказало гибельные последствия на весь ход мятежа. Предлагалось подчиниться приказам ВРК и оставаться на месте".

Я читал копию допроса комиссара Первушина и его доводы в оправдание воззвания. Члены революционной "тройки" отвергают объяснения обвиняемых, что члены бюро имели соображения, которые диктовались тактическими планами, а именно - необходимостью освободить арестованных коммунистов, а также выгадать время для организации подпольной борьбы. Приговор гласил, что, опубликовав воззвание, подсудимые "совершили преступление, изменившее весь ход мятежа и парализовавшее всю подпольную работу". Отмечалось, что "члены коллективов, отличавшиеся слабым коммунистическим развитием, подчинились воззванию. Организация осталась без руководства". Однако в одном рассекреченном документе указывается на "отсутствие реальной силы и возможности со стороны парторганизации Кронштадта противодействовать мятежу". Это понимали Первушин и его соратники. Однако указанное воззвание было фактической поддержкой мятежного ревкома и, как было отмечено, "поднимающей его авторитет". Федора Первушина негласно приравняли к "комиссарам-перебежчикам", хотя его роль в спасении арестованных коммунистов была очевидной. И вероятно, именно этот факт проливает свет на некоторые вопросы. Дети так и не узнали о расстреле отца. Его жену высылают не сразу, как других близких расстрелянных мятежников, а позднее, в числе обычных горожан, как менее причастных к мятежу. А вот жену бывшего генерала Козловского осудили на пять лет.

ПОТОМКИ КОМИССАРА ФЕДОРА ПЕРВУШИНА

Я читал копии документов о том, как помогали Марии Егоровне Первушиной после гибели ее мужа. Она работала няней в детском приюте и пользовалась большим уважением. Недаром ей после гибели мужа горожане оказывали помощь. У нее были три сына: старшему - 10 лет, среднему - 8, младшему - 3 года. Местный врач напишет ходатайство о продлении срока ее проживания в Кронштадте в связи с болезнью сына, а затем вновь напишет, но уже вышестоящему начальнику, чтобы ее оставили в городе. Но вмешался всесильный партийный наместник Григорий Зиновьев. По его инициативе принимается решение о поголовном выселении жителей Кронштадта. Началась массовая высылка не только родственников мятежников, но почти всех жителей. Они были живыми свидетелями трагических событий, многое видели и знали, а в Кремле боялись правды о так называемом мятеже, поэтому "убирали" всех свидетелей. Кстати, из 1963 человек, высланных на поселение родственников так называемых кронмятежников, почти половина в скором времени умрут.

В марте 1922 года Марию Егоровну высылают на поселение. Первоначально детей взяли к себе родственники, однако потом 7-летнего Павла и 5-летнего Владимира определили в детский дом. Сведений о дальнейшей судьбе Марии Егоровны и Анатолия Первушиных нет.

Павел Федорович Первушин (1914-1990 гг.) станет киноактером, в годы войны уйдет на фронт, в 1945-м снова вернется на киностудию "Ленфильм", снимется в 40 фильмах, где блистательно сыграет в небольших и эпизодических ролях.

А Владимир Федорович Первушин (1917-1972 гг.) - фронтовик и орденоносец. Прошел Финскую и Великую Отечественную войны, был четыре раза ранен. Великую Отечественную начинал летчиком, но после первого тяжелого ранения служил в пехоте. Последняя его военная должность, полученная уже в мирное время, - заместитель командира батальона (замполит) в войсках МВД СССР. Выйдя в отставку, Владимир Первушин работал на партийных и профсоюзных должностях, в том числе инструктором в Кунцевском горкоме партии и в одном из московских объединенных комитетов профсоюза.

Сын Владимира Федоровича и внук Федора Хрисанфовича Первушина - Анатолий Владимирович скажет: "Я также большую часть трудовой деятельности посвятил профсоюзной работе, как бы по наследству от деда и отца, ничего не зная о том, что в свое время мой дед возглавлял крупнейший профсоюз в Кронштадте - профсоюз металлистов". Анатолий работал в аппарате ЦК профсоюза работников госучреждений, а затем несколько лет избирался секретарем территориального комитета профсоюза Южной группы войск (Венгрия).

Вот такая история семьи расстрелянного чекистами и реабилитированного спустя 75 лет советского комиссара в Кронштадте Федора Хрисанфовича Первушина. История, которую не так давно узнали его потомки и которая их поразила. Одновременно это типичная история русской семьи ХХ столетия.

В заключение нельзя не подчеркнуть, что подписав это воззвание, Федор Первушин и его товарищи подписали себе смертный приговор, но спасли от гибели многих арестованных коммунистов.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации