ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУССТВО

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1(1-2)/1999

ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУССТВО

Тенденции развития современного оперативного искусства

Генерал-майор запаса Е.Г.КОРОТЧЕНКО,

кандидат военных наук, профессор

В НАСТОЯЩЕЕ время строительство вооруженных сил практически всех развитых государств осуществляется с учетом основных особенностей новой революции в военном деле. Ее характерными чертами являются информатизация и компьютеризация всех сторон межгосударственного, в том числе военного противоборства, широкое использование космических систем, разработка нового - нелетального оружия и очередного поколения эффективных средств точного наведения и систем управления войсками (силами), а также радикальный пересмотр взглядов на место и роль, формы и способы военного, информационного и психологического противоборства.

В сложившихся условиях решение оборонных задач все в большей степени зависит от реакции руководства страны и Вооруженных Сил, командующих (командиров, начальников), военных специалистов на те тенденции, которые наметились в теории и практике оперативного искусства. Их всесторонний учет позволяет определить наиболее эффективные пути и способы подготовки ВС к ведению будущих войн. Рассмотрим главные из этих тенденций.

Одна из ведущих тенденций в теории и практике подготовки и применения объединений - интенсивная политизация военного дела и существенное возрастание влияния стратегии на оперативное искусство.

В сложившихся условиях практическая деятельность командующих объединениями должна строго соответствовать направленности военной политики государства. Более того, придание военным округам статуса территориальных оперативно-стратегических командований (ОСК) с широкими полномочиями заставляет командующих и штабы объединений все более активно решать не только сугубо военные задачи, но и проблемы регионального политического характера.

Стратегия, переживающая сейчас период активного развития и поиска путей разрешения многочисленных и весьма разноплановых проблем обороноспособности страны, ставит перед оперативным искусством новые задачи. Они связаны, прежде всего, с подготовкой объединений к эффективному сдерживанию агрессора в мирное время и на самой ранней стадии кризисной ситуации, с возможностью развертывания крупномасштабных боевых действий одновременно в нескольких регионах в условиях активного информационного противоборства, широкого применения нового оружия и нетрадиционных форм и способов боевых действий.

Крупные геополитические изменения на рубеже XX и XXI веков совпали с бурным развитием новейших технологий. Благодаря этому стал возможен переход от войн, а следовательно, и оперативных форм действий войск и сил разрушительного характера к войнам с преобладанием функционально-структурного, избирательного воздействия на противника. Названная тенденция, несомненно, будет определять развитие оперативного искусства в обозримом будущем. Это позволит нам в основу оборонного строительства положить не принцип прямого контрсилового противостояния (на что Россия сейчас не способна), а хорошо апробированный в межгосударственных отношениях принцип асимметричной угрозы.

В связи с вышеизложенным все более значимой становится тенденция последовательной трансформации вооруженной борьбы любого масштаба в вооруженно-информационное противоборство. Применение высокоэффективных специальных средств для дезорганизации управления группировкой противника явится определяющей и непременной составной частью действий объединений в любой обстановке, а практическая реализация форм и способов информационного противоборства в ходе военного конфликта приведет к коренным изменениям в характере и содержании операций.

Еще одна тенденция в развитии оперативного искусства - необходимость подготовки объединений к решению задач в военных конфликтах любого масштаба и интенсивности. Сегодня, несмотря на некоторые позитивные изменения геополитической обстановки, руководство практически всех развитых государств ориентируется на подготовку своих вооруженных сил к ведению крупномасштабной войны. С таким расчетом должны строиться и ВС Российской Федерации, поскольку фактически любая региональная война будет для России крупномасштабной. Вместе с тем, как показывает прогноз развития военно-политической обстановки, в ближайшие годы существенно возрастет вероятность возникновения локальных войн и вооруженных конфликтов, особенно на южных рубежах России. Важной тенденцией является постоянное изменение характера и содержания операций и боевых действий войск. Прежде всего это неуклонное повышение решительности их целей. Впервые со времен Наполеона не захват территории, удерживаемой противником, и даже не разгром каких-то конкретных его группировок выдвигается на первый план - важнейшей задачей становится полная дезорганизация усилий противника применением информационного и другого нелетального оружия, высокоточных средств поражения, решительными действиями высокомобильных группировок и десантно-диверсионных сил.

Что касается изменений в содержании современных операций и боевых действий, то они связаны в первую очередь с необходимостью решения новых оперативных задач, с применением качественно новых сил и средств вооруженной борьбы. Отсюда вытекает такая важная тенденция в развитии оперативного искусства, как сохранение устойчивой эволюции существующих и появление новых оперативных форм и способов ведения военных действий.

Проведенный в Академии Генерального штаба ВС РФ анализ показал, что в существующей системе форм оперативных действий происходят глубокие изменения. В частности, с приданием военным округам статуса оперативно-стратегических командований возникла необходимость в подготовке и проведении фронтовой противовоздушной операции в ответ на возможную воздушную наступательную операцию противника, а с освоением объединениями средств и способов информационного противоборства - информационных операций. С дальнейшим развитием высокоточного оружия, автоматизированных систем разведки (особенно космических) и управления весьма эффективными могут оказаться ударно-огневые операции и огневые сражения.

Качественно новый характер оперативным действиям войск придадут электронно-огневые и информационные удары, воздушные бои и удары частей боевых вертолетов и беспилотных летательных аппаратов, применение оружия, основанного на новых физических принципах, и т.д. Не случайно военно-теоретическая мысль практически всех развитых стран сосредоточивает свои усилия на разработке новых, нетрадиционных форм и способов применения объединений и группировок войск как в крупномасштабных войнах, так и в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Попытки ограничиться «модернизацией» хорошо известных форм и способов действий войск (сил) могут привести к тому, что даже превосходящие по мощи силы потерпят поражение.

События последних лет показали, что на развитие теории и практики оперативного искусства все в большей степени влияют растущие возможности сторон по ведению борьбы в воздухе и космосе. Завоевание господства в этих сферах позволит бесперебойно получать необходимую информацию о противнике и своих войсках, метеоусловиях, обеспечивать надежную связь, точную навигацию, а в перспективе - эффективно уничтожать важнейшие наземные, морские и воздушные объекты противостоящей группировки. Поэтому, чтобы избежать непредсказуемых последствий, стратегическое руководство должно принять своевременные меры к недопущению завоевания противником господства в космосе. Командующие же и штабы объединений обязаны максимально использовать возможности наших космических систем при подготовке и ведении операций и боевых действий.

Известно, какое большое значение придает руководство многих государств наращиванию своей воздушной мощи. И это неудивительно: влияние средств воздушного нападения (СВН) на ход и исход современных операций непрерывно растет. Сегодня СВН во взаимодействии с другими средствами огневого поражения способны решать не только оперативные и тактические, но и стратегические задачи: нарушать управление государством, вооруженными силами или конкретными группировками войск (сил) противника, уничтожать объекты его ядерных сил, основных сил ВМС, срывать стратегическое развертывание, разрушать узлы коммуникаций, дезорганизовывать работу промышленности, создавать на территории враждебного государства стратегические зоны затопления путем разрушения морских дамб, плотин ГЭС и т.д. С этим обстоятельством связана еще одна активно проявляющаяся тенденция - сохранения определяющей роли огневого поражения противника в операциях и боевых действиях войск.

Теория и практика оперативного искусства свидетельствуют, что огневое поражение наряду с информационным противоборством остается решающим оперативным фактором. Разумеется, такую роль оно может выполнить лишь при наличии необходимых сил и средств и подготовленности войск к решению огневых задач.

Принципиально важной и сложной задачей огневого поражения противника в современных операциях является завоевание и удержание огневого превосходства. Под огневым превосходством понимается такое состояние оперативной и тактической обстановки, при котором огневые средства объединения способны эффективно поражать противодействующего противника, не допуская существенного воздействия по своим войскам и силам. Складывается оно из превосходства (господства) в воздухе и огневого превосходства над наземными и морскими группировками противника. Без огневого превосходства невозможно овладеть оперативной инициативой, а значит, успешно выполнить оперативные задачи. Можно с уверенностью сказать, что, в отличие от прошлых войн, в операциях начала XXI века никакое, даже весьма значительное превосходство в танках и живой силе не создаст решающих предпосылок для разгрома противника, если отсутствует огневое превосходство над ним и не завоевано господство в воздухе. Недооценка важности рассматриваемой тенденции чревата самыми серьезными последствиями, а именно существенным снижением возможностей объединений по решению задач в операциях.

Усиление господствующего значения маневра - еще одна, весьма характерная тенденция современного этапа развития оперативного искусства. Способность войск к решительному и быстрому маневру позволяет своевременно реагировать на возникающие кризисные ситуации и предупреждать развитие военных конфликтов на самой ранней их стадии.

Вполне очевидно, что тот, кто обладает превосходством в мобильности войск и гибкости структуры войсковых формирований, получит решающие преимущества. Не случайно в документе Объединенного комитета начальников штабов ВС США «Единая перспектива-2010» (1996 г.) концепция господствующего маневра называется первой в ряду из четырех новых оперативных концепций: господствующего маневра, высокоточного сражения (боя), всеобъемлющей защиты и целенаправленного тылового обеспечения.

Необходимо иметь в виду, что в армиях НАТО существует и концепция контрмобильности (устав армии США FM 5-102 «Контрмобильность», 1985 г.). Для ее реализации в операции и бою предусматривается проведение целой системы мер, которые должны привести к срыву или существенной задержке маневра силами, средствами и ударами противостоящей группировки. Следовательно, в современных операциях (боевых действиях) командующим (командирам, начальникам) и штабам придется проводить развернутый комплекс мероприятий, обеспечивающих свободу маневра. С этой целью потребуется прикрывать выдвигающиеся или наносящие удары войска от ударов с воздуха, действий десантно-диверсионных сил противника, умело организовывать информационное противоборство и защиту от ВТО, нелетального оружия, дорожно-комендантскую службу, осуществлять другие мероприятия.

Весьма активно в современном оперативном искусстве проявляется тенденция повышения роли взаимодействия всех войск, сил и средств, участвующих в операциях (боевых действиях), и возрастания сложности его организации и практического осуществления. Успех в любом виде боевой деятельности объединений сейчас в еще большей степени, чем в годы Великой Отечественной войны и в локальных войнах последних десятилетий, будет зависеть от согласованности в действиях сил и средств объединения между собой, с соседями (в том числе с флотом), с другими войсками, а также с силами, находящимися в непосредственном распоряжении старших начальников.

Последнее обстоятельство особенно важно, так как фактически только при использовании возможностей средств разведки, информационного противоборства, диверсионно-разведывательных формирований, обладающих большой дальностью действия, и мобильных сил старшего начальника (например, воздушно-десантных и других соединений и частей) дальней авиации достигается действительно глубокое и эффективное воздействие на противника.

Особенно тщательная детализация в согласовании усилий войск по требуется в условиях применения сторонами качественно новых боевых систем, при организации взаимодействия в интересах защиты от информационного воздействия противника, ударов его ВТО и нелетального оружия, а также взаимодействия с формированиями других войск РФ соединениями и объединениями союзных армий.

При создании объединенной оперативной группировки соединениям и частям других войск РФ в крупномасштабной войне или во время разрешения вооруженного конфликта придется выполнять не только свои специфические задачи, но и те, что поставлены им командующим обще войсковым объединением. Поэтому командующие (командиры, начальники) и штабы должны хорошо разбираться в специфике задач, решаемы: другими войсками РФ и другими видами ВС (РВСН, ВМФ), умел< организовывать и поддерживать с ними взаимодействие.

В тенденции, отражающей повышение роли взаимодействия в современных операциях (боевых действиях), в последние годы обозначилась такая особенность: количество соединений и частей, которые в ходе мобилизационного развертывания будут поступать в состав ОСК (объединений), существенно возрастает по сравнению с 60-80-ми годами. Командиры и штабы этих соединений и частей, как правило, не будут иметь достаточного войскового опыта. Поэтому сейчас при организации и поддержании взаимодействия необходимо особенно тщательно учитывать это обстоятельство и принимать соответствующие меры.

На современном этапе развития оперативного искусства все более остро проявляется тенденция существенного возрастания зависимости успеха в операциях (боевых действиях) от всестороннего обеспечения войск. Не умаляя роли ни одного вида обеспечения, следует вместе с тем отметить особое значение разведки, материального, технического обеспечения, а с широким поступлением на вооружение нелетального оружия - и медицинского обеспечения.

В условиях значительного дисбаланса в силах общего назначения из года в год растут требования к успешному решению разведкой главной задачи - своевременно предупредить руководство и войска о готовящейся агрессии или о возможном вооруженном конфликте. Для реализации этого требования необходимо создать, в перспективе, в границах ОСК межвидовую (и даже межвойсковую) систему разведки, состоящую из самых различных органов и средств и функционирующую в едином информационном поле практически в реальном масштабе времени.

Что касается повышения роли других видов оперативного обеспечения, то, как свидетельствует опыт локальных войн и оперативной подготовки войск, неуклонно растет потребность объединений в материальных средствах, которая в ближайшее пятилетие может увеличиться еще на 15-20%. Причина заключается прежде всего в том, что резко возрастают потери материальных средств в операциях (боевых действиях). Существенно большим ожидается расход горючего для ведения маневренных боевых действий и для совершения перегруппировок войск (сил). Не исключено, что в современных операциях большим, чем ожидается, окажется и расход боеприпасов. Это вызвано тем, что запасы ВТО могут быть достаточно быстро израсходованы и придется перейти на применение обычных боеприпасов.

Вполне очевидной становится все возрастающая зависимость успеха современных операций от возможностей систем технического обеспечения объединений по ремонту и восстановлению техники и вооружения. Расчеты показывают, что уже на 6-7-е сутки оборонительной (или наступательной) операции ОСК (фронта) укомплектованность армий (АК) его первого эшелона исправным вооружением и техникой (даже если к началу операции они были полностью укомплектованы) может составить 40- 60%. При отсутствии соответствующей системы технического обслуживания выполнение войсками своих задач может оказаться под угрозой срыва.

Заметной тенденцией в современном оперативном искусстве является возрастание разнообразия условий подготовки операций. В частности, нельзя исключать вероятность их проведения в таких критических условиях, когда сильным наземным, морским и десантным группировкам противника удалось выйти в глубокий тыл ОСК (фронта). Назрела также необходимость в полной мере отреагировать на намерение потенциального противника создать на территории нашей страны сильный «фронт сопротивления», основу которого должны составить силы специальных операций и крупные бандформирования из враждебно настроенной части населения. Специфика военной угрозы, например, с Юга состоит в том, что особую ставку противостоящие силы делают здесь на «ползучую агрессию». Предпринимаются попытки планомерного расселения значительной части молодежи из исламских стран (республик) во всех стратегически важных районах России, местах добычи и перекачки нефти и газа. Следует ожидать, что с началом военных конфликтов действия террористических и диверсионных формирований приобретут значительно больший масштаб, чем мы себе представляли еще совсем недавно.

Опыт локальных войн, вооруженных конфликтов и оперативной подготовки войск последних лет свидетельствует о неуклонно проявляющейся тенденции возрастания сложности подготовки операций. Это обусловлено, прежде всего, продолжающимся сокращением времени на их подготовку, существенным ростом возможностей разведки потенциального противника по вскрытию объектов и группировок объединений, а его средств поражения и десантно-диверсионных сил - по их уничтожению и подавлению. Кроме того, задолго до начала военного конфликта противник может осуществить информационные, психологические и специальные операции, вследствие чего резко возрастут объем и многоплановость задач, выполняемых при подготовке операций.

Особенно сложными окажутся условия подготовки контрнаступательных и последующих оборонительных операций, и сложность эта скорее всего будет возрастать. Все большие потери в силах и средствах, отсутствие надежной связи с отдельными группировками войск, а нередко и неблагоприятное для начала операции начертание линии фронта и положение в полосе соседей, наличие значительных зон затопления, пожаров, заражения, неуправляемые потоки беженцев - каждый из этих негативных факторов (а перечислены далеко не все) может решающим образом сказаться на подготовке операции.

Все более значимой становится тенденция, связанная с возрастанием роли качества управления, профессиональной и морально-психологической подготовки личного состава. Качество управления объединениями в неизмеримо более сложных, чем в прошлых войнах, условиях все в большей степени зависит от личности командующего (командира, начальника), его профессиональной и психологической подготовленности, способности самостоятельно, инициативно и смело управлять войсками в тяжелой, а подчас кризисной обстановке. Он, в частности, должен обладать умением прогнозировать (предвидеть) ход операции (боевых действий), по малейшим признакам определять его отклонение от разработанного плана (прогноза) и решительными, своевременными мерами добиваться изменения хода событий в свою пользу.

В решении задачи повышения эффективности управления все более очевидной становится необходимость создания единой системы управления для ВС и других войск РФ. Естественно, в ее основе должны лежать новейшие технические и системные решения в области управления. Однако ориентация исключительно на АСУ с большим количеством компьютеросодержащих объектов и РЭС, широким использованием данных космических систем навигации, разведки, метеорологических и других может привести к тому, что в условиях интенсивной информационной войны (в том числе в космосе) эта система будет выведена из строя. Поэтому необходимо предусмотреть возможность ее функционирования как в автоматизированном, так и в «ручном» режиме.

Помимо рассмотренных выше, в теории и практике современного оперативного искусства на рубеже веков могут весьма остро проявиться и другие тенденции: повышение роли внезапности в начале (при развязывании) и в ходе боевых действий, резкое возрастание требований к боевой и мобилизационной готовности войск (сил), одновременный охват боевыми действиями всей глубины оперативного построения объединений, повышение зависимости успеха операций от организации борьбы в тылу противника, весьма существенное повышение роли ядерного (особенно тактического) оружия как фактора сдерживания и достижения цели операций.

Правильное понимание тенденций развития оперативного искусства - обязательное условие четкого выявления возникающих проблем и определения эффективных путей их решения.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • &amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;lt;a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX"&amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;gt;InstaForex&amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;lt;/a&amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;gt;
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации