Дедовщина проблема и пути ее решения

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1(1-2)/1999

«Дедовщина»: проблема и пути ее решения

Капитан 2 ранга Д.В.КЛЕПИКОВ,

кандидат социологических наук

ПРОБЛЕМА правопорядка и воинской дисциплины всегда была злободневной для Вооруженных Сил. Еще более актуальной она стала с началом реформирования российского общества, так как такой преобразовательный процесс неизбежно сопровождается ломкой многих устоев, снижением эффективности традиционных социальных институтов, изменением ценностных ориентаций людей, их поведенческих мотиваций.

В своих выступлениях министр обороны Российской Федерации неоднократно заявлял о том, что укрепление воинской дисциплины - важнейшая составная часть реформирования армии и флота. Действительно, невозможно представить себе обновленную армию со старым багажом дисциплинарных проблем. Но, к сожалению, существующая практика поддержания дисциплины в Вооруженных Силах зачастую весьма неэффективна, так как не учитывает изменившихся социальных условий. И сегодня воинская дисциплина, будучи индикатором состояния армии, сигнализирует о ее социальной «неисправности» как института общества. А такую «неисправность» нельзя устранить лишь усилиями отдельных командиров, это возможно сделать только в рамках военной реформы совместно с другими государственными институтами и общественными организациями.

Согласно Концепции национальной безопасности РФ национальные интересы России состоят в том числе и в обеспечении правопорядка, нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению социальных конфликтов и противоправных явлений. К сожалению, в Вооруженных Силах из-за ряда объективных причин не всегда правильно оцениваются собственные социальные проблемы, а значит, не вырабатываются адекватные способы их решения. Это связано прежде всего с недостаточно развитым социологическим и психологическим обеспечением деятельности Вооруженных Сил, а также со слабостью социально-гуманитарного образования командных кадров. Сохранение подобного положения, пренебрежение к социальной составляющей военной реформы чревато тем, что, несмотря на огромные материальные затраты, проблемы обеспечения правопорядка в ВС РФ останутся нерешенными. Одной из них (наиболее волнующей армию и общество) является «дедовщина». Чаще всего она отождествляется с неуставными взаимоотношениями, проявлением определенных индивидуальных качеств отдельных военнослужащих в межличностных отношениях. Такой подход чересчур упрощает это социальное явление, сводит его к индивидуальному девиантному (отклоняющемуся) поведению человека и не дает возможности выработать необходимые меры для его преодоления.

Социологическое исследование, проведенное автором на одном из флотов, позволяет сделать некоторые выводы относительно сущности, причин и функций «дедовщины». Исследование осуществлялось по репрезентативной для флота выборке (750 человек) с использованием методов интервью, анкетного опроса, контент-анализа уголовных дел, социометрического и экспертного опросов, проективной методики. В результате был сделан вывод, что неуставные взаимоотношения неправомерно сводить только к межличностным. Нередко «дедовщина» выступает как способ регулирования межгрупповых отношений между призывами или отношений старшинства.

Воинский коллектив разделяется по определенным социальным признакам на иерархически расположенные группы - страты, что присуще любой социальной общности. При этом, как показывают исследования, среди факторов, определяющих статус военнослужащего в воинском коллективе, срок службы находится на первом месте, физическая сила - на втором, знание воинской специальности - на третьем, служебное положение (матрос, рядовой или младший командир) - лишь на седьмом. Такое соотношение обусловлено системой комплектования Вооруженных Сил.

«Дедовщина» имеет все признаки неформального социального института, т.е. исторически сложившейся (в результате самоорганизации социальной общности) устойчивой формы организации взаимодействия людей, выражающейся в совокупности социальных норм, статусов и ролей, которые обеспечивают оптимальный уровень ее функционирования и удовлетворение наиболее важных индивидуальных и общественных потребностей. Вследствие этого «дедовщина», являясь основой неформальной организации воинского коллектива, функционально дополняет, а иногда и замещает формальную военную организацию. В чем же причины такого явления?

Во-первых, служба по призыву не является добровольной, что вызывает желание избежать ее (уклонение от призыва, самовольное оставление части). В скрытой форме это выражается в халатном выполнении служебных обязанностей и перекладывании их на молодежь. Лишь 9,4% экспертов (в качестве них выступали командиры подразделений, частей и кораблей, их заместители по воспитательной работе, военные психологи) заявили, что большинство их подчиненных относится к службе добросовестно. Большая часть экспертов и респондентов считают, что «дедовщина» позволяет старослужащим уклоняться от своих обязанностей, заставляя выполнять их тех, кто не так давно пришел в армию.

Во-вторых, служба по призыву требует социального управления, основанного на убеждении и принуждении, что при слабой психолого-педагогической подготовке младших командиров и неэффективности уставных способов стимулирования приводит к поиску альтернативных средств, одним из которых оказывается насилие. К неуставным взаимоотношениям, рукоприкладству как средству принуждения к службе и дисциплине прибегают и офицеры, и прапорщики (мичманы), и, в наибольшей степени, сержанты (старшины). Насилие компенсирует у военнослужащих по призыву отсутствие мотивации к службе. При этом и со стороны старослужащих значительная часть неуставных взаимоотношений преследует служебные цели. Исследования показали, что неуставные взаимоотношения для обучения молодежи службе применял практически каждый третий респондент (в том числе около половины младших командиров), с целью наведения уставного порядка - 13% (в том числе около 26% младших командиров). По результатам контент-анализа уголовных дел, в 43% случаев неуставные взаимоотношения применялись в служебных целях. Почти две трети экспертов признали, что реальная власть в воинском коллективе принадлежит старослужащим, и лишь около 12% считают, что младшим командирам.

В-третьих, социальная изоляция военнослужащих в пределах воинской части, являясь необходимым условием управления, основанного на принуждении, наряду с положительным эффектом имеет и отрицательные последствия, поскольку способствует появлению неформальных норм взаимоотношений в воинском коллективе, среди которых наиболее значимой является круговая порука. Из-за нее абсолютное большинство военнослужащих, подвергающихся физическому насилию, не обращаются за помощью к офицерам, боясь оказаться в полной социальной изоляции. В таких условиях преодолеть «дедовщину» только административными методами невозможно.

В-четвертых, дисбаланс в структуре воинских частей приводит к тому, что боевые подразделения сегодня заняты в основном не боевой подготовкой, а самообеспечением. Нежелание старослужащих выполнять тяжелую неквалифицированную работу, особенно в условиях некомплекта личного состава, приводит к перераспределению обязанностей. В результате на молодежь ложится вся черная работа как на нештатное подразделение обеспечения.

В-пятых, за последние годы из-за неполного финансирования Вооруженных Сил становятся дефицитными продукты питания, обмундирование, сигареты. Это приводит к насильственному перераспределению натурального и денежного довольствия в пользу старослужащих. Необходимо отметить, что со стороны военнослужащих-контрактников, чьи материальные потребности удовлетворены в большей степени, неуставные взаимоотношения отмечались в 2,6 раза реже.

Таким образом, можно сделать вывод, что в существующих социальных условиях «дедовщина» обусловлена объективными причинами. Не случайно среди респондентов из числа военнослужащих по призыву 46,3% убеждены, что армия не может обойтись без «дедовщины», еще 20% считают борьбу с ней бесполезной и лишь 17,7% признают необходимость искоренения этого явления.

Наряду с общими социальными условиями, приводящими к «дедовщине», существуют и специфические, например: стиль работы командиров с подчиненными, в основе которого высокая степень применяемого насилия; традиционное господство в воинском коллективе культа силы (наиболее высок уровень неуставных взаимоотношений в спецназе, морской пехоте и т.п.). Кроме того, имеются и субъективные причины обращения военнослужащих к насилию, связанные с их индивидуальными качествами (характер социализации, уровень образования и культуры, опыт насильственного поведения, в том числе в качестве объекта неуставных взаимоотношений, темперамент и др.).

Командиры могут влиять лишь на специфические условия, добиваясь снижения уровня неуставных взаимоотношений в своей части, но решить проблему в целом при сохранении общих условий они не в силах. Долг государства - устранить социальные причины неуставных взаимоотношений. Пока же оно переложило ответственность за решение этой проблемы на командиров и органы военной юстиции.

Из анализа руководящих документов следует, что органы военного управления видят причины неуставных взаимоотношений в субъективных факторах: индивидуальных качествах военнослужащих и неудовлетворительной работе офицерского состава. Используемые методы борьбы с «дедовщиной» сводятся к попыткам формализовать работу офицеров и усилить контроль за личным составом, т.е. сделать военную организацию еще более тотальной. Опыт свидетельствует о бесперспективности такого пути. Возможности внешнего социального контроля ограничены в принципе, его нельзя реализовать полностью даже в тюрьме. Да и заслуживают ли военнослужащие по призыву положения заключенных, а офицеры - надзирателей?

Для успешного решения проблемы необходимо, чтобы внешний социальный контроль подкреплялся внутренним, чтобы дисциплинированное поведение определялось не внешним принуждением, а внутренними мотивами самих военнослужащих, усвоенными ими общечеловеческими ценностями. Между тем наша молодежь из-за неэффективной доармейской и армейской социализации не обладает необходимым самоконтролем своего поведения. Косвенный же контроль со стороны прежних референтных групп, прежде всего семьи, практически исключен из-за социальной изоляции призванных в армию. Внешний контроль формальной военной организации объективно ограничен в возможностях и к тому же часто сталкивается с противоречащим ему социальным контролем неформальной организации воинского коллектива, основанной на «дедовщине».

Органы военной юстиции не могут кардинально решить проблему неуставных взаимоотношений, поскольку воздействуют на следствие, а не на причину (на отдельных правонарушителей, а не на социальное явление). Если бы правоохранительным органам удалось полностью реализовать принцип неотвратимости наказания, то судить пришлось бы три четверти (!) военнослужащих (лишь 22,5% респондентов заявили, что не применяли неуставных взаимоотношений). Но даже отправив всех правонарушителей за решетку, полностью решить проблему не удастся, поскольку, находясь в заключении, осужденные не перевоспитываются, а в еще большей мере приобщаются к криминальному миру.

Кроме того, необходимо учитывать, что каждый носитель неуставных взаимоотношений был в свое время их жертвой. Социальный институт «дедовщины» воспроизводит такие отношения, при которых жертвы и преступники (те, кого бьют, и те, кто бьет) - это одни и те же люди, только в разные периоды службы.

Определение сущности «дедовщины» меняет и представление о путях ее преодоления. Пока она признавалась формой неуставных взаимоотношений, рассматриваемых как межличностные, и сводилась к индивидуальному поведению, то требовала только индивидуальной профилактики. Понимание же «дедовщины» как социального института, спонтанно сложившегося в определенных социальных условиях в результате самоорганизации воинских коллективов, вызывает необходимость изменить подход к организации профилактической работы, которая должна проводиться как на макросоциальном уровне (военная организация государства), так и на микросоциальном (конкретный воинский коллектив).

На макросоциальном уровне работа по профилактике неуставных взаимоотношений должна обеспечивать способность формальной военной организации выполнять те функции, которые за нее выполняет «дедовщина». В военно-социальном управлении необходимо перейти от принуждения к мотивации, создав механизм мотивационного управления, осуществить переход на службу в армии по добровольному принципу (комплектование Вооруженных Сил по контракту), добиться большего удовлетворения потребностей военнослужащих, перестроить стиль управленческой деятельности командиров.

Военное образование должно готовить офицеров, способных осуществлять эффективное, гуманное и правовое военно-социальное управление, а также в совершенстве владеющих таким специфическим видом профессиональной деятельности, как поддержание воинской дисциплины. Последнее требование особенно актуально для академий, переходящих на подготовку специалистов военного и административного управления, которые должны представлять девиантологические последствия своих управленческих действий (или бездействия), а также твердо понимать, что добиться высокой воинской дисциплины лишь с помощью приказов невозможно. Реальных результатов можно достичь только при осуществлении опосредованного управления путем создания цивилизованных условий службы, воспитания у призванных в армию самодисциплины (самоконтроля), применения мотивационного управления поведением военнослужащих, повышения эффективности социальных институтов, в том числе находящихся вне влияния армии (семья, образование, правоохранительная система).

Научно-методической основой работы по поддержанию правопорядка и воинской дисциплины может стать военная девиантология - наука, изучающая социальный контроль в армии, состояние и динамику, причины и условия девиантного поведения военнослужащих, структуру и характер различных его форм (преступность, суицид, употребление наркотиков и т.п.), организацию и эффективность его профилактики.

Чтобы улучшить подготовку офицеров к деятельности по поддержанию воинской дисциплины, по нашему мнению, необходимо включить в учебные программы высших военных учебных заведений соответствующий предмет или спецкурс.

С учетом выводов и рекомендаций военной девиантологии работа по профилактике неуставных взаимоотношений, поддержанию дисциплины на микросоциальном уровне, уровне конкретного воинского коллектива, должна включать: совершенствование социально-бытовых условий военной службы, предоставление военнослужащим возможности удовлетворять свои материальные и духовные потребности легально, законными путями; целенаправленное формирование самодисциплины, самоконтроля в процессе армейской социализации как средствами воспитательной работы, так и в результате гуманизации службы, исключения противоправных действий командиров; согласование формальной и неформальной организации воинского коллектива, преодоление противоречий в их требованиях к своим членам, легализацию некоторых элементов субкультуры воинского коллектива, использование их в воспитательной работе; улучшение медицинского и психологического отбора военнослужащих, организации адаптации молодежи к условиям военной службы; преодоление социальной изоляции военнослужащих, создание возможности легально сменить место службы при невыносимых ее условиях (что позволит исключить самовольное оставление части или самоубийство); направление социальной активности военнослужащих на боевую подготовку, спорт, досуг, художественное творчество, для того чтобы с их помощью снять социальную неудовлетворенность, агрессивность; налаживание канала обратной связи в управлении подчиненными, в том числе через психологическую службу (формирование института доверенных лиц, телефоны и почтовые ящики доверия и т.д.); расширение влияния на поведение военнослужащих наиболее референтной группы - семьи, а также заботу о том, чтобы такой референтной группой стали командиры.

Из вышеизложенного следует, что только при целенаправленном проведении военной реформы и интеграции усилий на всех уровнях государственного и военного управления можно искоренить такое позорное для ВС РФ явление, как «дедовщина». Пока же она оказывается в определенном смысле социальной платой общества за сохранение системы призыва, запаздывание военной реформы, невнимание к ее социальной составляющей.

Красная звезда. - 1997. - 27 дек.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации