ГЕОПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6(11-12)/1999

ГЕОПОЛИТИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ

Геополитический фактор в системе национальной безопасности страны

Генерал-майор в отставке М.И.ЯСЮКОВ,

доктор философских наук, профессор

ГЕОПОЛИТИКА - сравнительно молодое направление научной мысли, включающее объективные научные знания о влиянии географических условий на политику государств и предполагающее объективный анализ воздействия пространственно-географических факторов на логику международных отношений, внутреннюю и внешнюю политику государств, их национальную безопасность.

В настоящее время строго научного определения геополитики как науки не существует. В многочисленных словарях и других изданиях подчеркивается, что геополитика исследует политические явления в их пространственных взаимоотношениях, а следовательно, географическую (в широком смысле слова) обусловленность внутренней и внешней политики, международных отношений. Поскольку геополитика является общественной наукой, связанной с интересами людей, даваемые ею оценки и выдвигаемые различными школами концепции в достаточной степени субъективны по содержанию.

Особенно большое значение геополитика имеет в решении проблем национальной безопасности, в разработке национальных концепций безопасности. «В обобщенном виде геополитика, - пишет профессор РГГУ, руководитель Аналитического центра РОПЦа В.Разуваев, - это наука об использовании пространственной логики международных отношений в интересах обеспечения национальной безопасности».

В современных условиях роль геополитического подхода при разработке проблем национальной безопасности России возросла в силу кардинальных геополитических перемен на планете: распада СССР и трансформации биполярного мира, стремления США к мировой гегемонии. Перекраивается географическая карта, расширяются или, наоборот, сужаются сферы влияния государств. И эти процессы оказывают серьезное влияние на решение проблем национальной безопасности России и ряда других стран.

Географические условия и национальная безопасность. С глубокой древности известно, что географическое положение страны может создавать определенные преимущества как в организации ее защиты, так и в завоевательных войнах с соседями. Вот как характеризовал с этой точки зрения остров Крит еще за несколько столетий до нашей эры Аристотель: «Остров Крит как бы предназначен природой к господству над Грецией, и географическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны, он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой - от Азии, именно от Трионийской местности и Родоса. Вот почему Минос и утвердил свою власть над морем, а из островов одни подчинил своей власти, другие населил...».

Теория геополитики исследует вопросы, связанные с преимуществами или недостатками географического положения стран по отношению к их военной безопасности, стратегическому положению для ведения войны.

Так, один из основателей геополитики немецкий ученый Ф.Ратцель (конец XIX в.) считал, что предпочтение в военном отношении имеют государства, обладающие большой территорией, и именно за ними будущее. И Ратцель, и его последователь шведский ученый Ю.Челлен были уверены, что упадок государства начинается с сокращения его территории и, напротив, в динамике территориального расширения проявляется сила и жизнеспособность страны.

Английский геополитик X.Маккиндер (1861-1947) усматривал прямую связь между военно-политическими и военно-стратегическими возможностями страны с одной стороны и ее географическим положением относительно самой большой части суши - мирового острова (Азия, Европа и Африка, вместе взятые) - с другой. Он считал, что страна, расположенная в центре Евразии, т.е. Россия, имеет все предпосылки для господства над мировым островом. В лекции «Географическая ось истории», прочитанной в 1904 году в Лондоне, Маккиндер изложил свою концепцию: «Окидывая беглым взглядом широкие потоки истории, нельзя избавиться от мысли об определенном давлении на нее географических реальностей. Обширные пространства Евро-Азии, недоступные морским судам, но в древности открытые для полчищ кочевников, покрываемые сегодня сетью железных дорог, - не являются ли именно они осевым регионом мировой политики? Здесь существовали и продолжают существовать условия для создания мобильной военной и экономической мощи... Россия заменила монгольскую империю. Место былых центробежных рейдов степных народов заняло ее давление на Финляндию, Скандинавию, Польшу, Турцию, Персию и Китай. В мире в целом она занимает центральную стратегическую позицию, сравнимую с позицией, занимаемой Германией в Европе. Она может наносить удары по всем направлениям, но и сама получать удары со всех направлений... Маловероятно, чтобы какая-либо из мыслимых социальных революций могла бы изменить ее фундаментальное отношение к бескрайним географическим пределам ее существования...».

Геополитическое положение России конца XIX - начала XX века дает Маккиндеру основание характеризовать ее как великую империю. Но Россия начиналась с Московского царства, с Киевской Руси, с феодальной раздробленности, с борьбы против татаро-монгольского ига и за 400 лет расширилась в 400 раз. Мотивы этого расширения различны - географические, социально-экономические, политические. Отрезанная от морей страна искала пути выхода к Балтийскому, Черному морям и Тихому океану. Худшие по сравнению с Западной Европой природные условия («Природа России - не мать, а мачеха», - писал русский историк С.М.Соловьев) толкали ее к экстенсивному развитию. Непрерывные военные нашествия с востока, запада и юга (в течение XVIII- XIX веков Россия 128 лет воевала, пережила 36 внешних и 4 внутренние войны) заставляли укреплять оборону страны, вести оборонительные войны, которые нередко перерастали в завоевательные. По мнению Соловьева, Россия иногда встречала на своих рубежах таких соседей, которые умеют жить только или в постоянной вражде к соседу, или в рабской подчиненности, и «поневоле их приходилось покорять». К этому следует добавить, что территории, лежавшие на восток от Московского государства (Урал, Сибирь, Дальний Восток), были слабо заселены. Конечно, оценки всех этих войн должны носить исторический характер, ибо в те времена войны были необходимым, а нередко и единственно возможным средством разрешения социальных, межгосударственных, межэтнических противоречий. «...Битвы так же мало походят на раны, нанесенные человечеству, как борозды от плуга походят на раны, причиненные земле. Вот уже пять тысяч лет любая жатва подготавливается плугом, а все цивилизации - войнами», - говорил великий гуманист Виктор Гюго.

Таким образом, расширение Московского государства, а затем и России явилось в значительной степени формой обеспечения национальной безопасности страны.

Особый интерес проявляет геополитика к географической обусловленности логики международных отношений в период, когда усиливаются очаги военных конфликтов и ставится под угрозу национальная безопасность тех или иных стран. Традиционным в геополитических моделях является противостояние морских и сухопутных держав, морской и сухопутной мощи. Противостояние сухопутного Рима и морского Карфагена, Германии и Англии, СССР и США символизирует историческое противоборство суши и моря. Причем проблема преимущества сухопутной или морской мощи решалась в разные периоды истории по-разному. Если английская и немецкая школы геополитики (Ф.Ратцель, К.Хаусхофер, Х.Маккиндер) отдавали предпочтение могуществу сухопутных держав, то американские геополитики (А.Мэхэн, Н.Спикмэн, С.Коэн) решающей силой в геополитическом соперничестве считали морскую мощь.

Западные школы геополитики старались обосновать необходимость создания геополитических «ободов» вокруг Советского Союза (России), которые бы сдерживали расширение его влияния, по возможности «отбрасывали» коммунизм в глубь Евразии. Эти теоретические концепции легли в основу образованного в конце 40-х годов XX века военно-политического союза западных стран во главе с США - НАТО. И хотя официально было объявлено, что Североатлантический блок появился в ответ на военную угрозу со стороны СССР, в действительности это была лишь одна из причин. Другая, более фундаментальная и постоянная цель состояла в стремлении США иметь военный инструмент, обеспечивающий им военно-политическую гегемонию в современном мире. Это подтвердилось сразу же после крушения социализма в СССР и его распада. Так называемого коммунизма нет ни в России, ни в Восточной Европе, а альянс не только не распущен, но и расширен за счет Польши, Венгрии, Чехии. Географические условия национальной безопасности России изменились не в ее пользу.

Таким образом, за ширмой идеологического противостояния скрыто геополитическое противоборство крупнейших государств земного шара. Для США Советский Союз был не только идеологическим антиподом, но и геополитическим соперником, влияние которого мешало реализации американских интересов в ряде регионов мира. И сейчас, когда идеологическое противостояние ликвидировано, соперничество, в силу исторических и геополитических причин, остается. Геополитика взяла верх над относительной идеологической совместимостью. И хотя в российско-американских отношениях появились позитивные сдвиги, определенная напряженность сохраняется. С особой силой она проявилась во время Балканского кризиса 1999 года.

Геополитический фактор в обеспечении национальной безопасности может быть правильно оценен лишь в тесной связи с другими - экономическим, дипломатическим, информационным и т.д., взятыми в историческом контексте. Так, в наше время мощь государства определяется в первую очередь состоянием его экономики, а от состояния экономики зависит и национальная безопасность. Например, сравнительно небольшая по территории Япония обладает экономическим потенциалом, уступающим только США. Это является ведущим слагаемым ее национальной безопасности, основой ее геополитической константы.

Однако если посмотреть на эту проблему с более широких позиций, то картина окажется куда сложнее, чем простая «субординация» экономического и геополитического факторов. Дело в том, что каждое государство при выборе средств для обеспечения национальной безопасности исходит из своего геополитического положения. Островное положение Англии всегда давало ей ряд преимуществ оборонительного характера, с ним же связаны особенности ее военного строительства - упор на развитие военно-морского флота. Что касается России, то огромные территории, выход ее к трем океанам требовали значительных как сухопутных, так и военно-морских сил. Обширные пространства России заключают в себе довольно противоречивые качества. С одной стороны, это слагаемые ее политической и военной мощи, а с другой - обслуживание такого пространства требует немалых политических и экономических усилий.

Исторически Россия нашла пути и средство консолидации общества на таких больших территориях, преодоления сепаратистских тенденций, интеграции экономического пространства. Этим средством было сильное государство, которое оставалось мощным орудием интеграции вплоть до 90-х годов XX века. На эту сторону геополитических условий развития России обращали внимание многие русские исследователи. В.О.Ключевский отмечал, что русский народ возложил всю ответственность за управление этой огромной страной на центральную власть, государство. Н.А.Бердяев писал: «Россия - самая государственная и самая бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики. Русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю... Интересы создания, поддержания и охранения огромного государства занимают совершенно исключительное и подавляющее место в русской истории... Почти не оставалось сил у русского народа для свободной творческой деятельности, вся кровь уходила на укрепление и защиту государства». Как заметил Ключевский, в России государство пухло, а народ хирел. Это было своего рода предупреждение: необходимо принимать во внимание органическую связь внутренних и внешних аспектов национальной безопасности. Односторонняя забота о внешних геополитических аспектах, например военном, при игнорировании внутренних (экономика, уровень благосостояния народа, степень демократизации общества и т.п.) может обрушить всю систему безопасности государства. Точно так же пагубно для нее одностороннее «увлечение» правительства страны решением внутренних проблем, игнорирование геополитических внешних реалий, пренебрежение военным строительством. В современных условиях нет четкой границы между внутренней и внешней безопасностью. Искусство большой политики состоит как раз в способности найти необходимые пропорции между внутренними и внешними аспектами национальной безопасности с учетом всего спектра геополитических реалий.

Национальная безопасность России в свете современных геополитических реалий. В результате длительного исторического развития Россия в XX веке стала системообразующим элементом СССР, обеспечила себе прочное геополитическое положение, выход к трем океанам: Тихому, Атлантическому и Ледовитому. Занимая центральное место в Евразии, добившись ракетно-ядерного паритета с США, располагая мощными Вооруженными Силами и второй в мире экономикой (ВВП составлял около 2 трлн 500 млрд долларов), приобретя союзников (с различной степенью надежности) на всех континентах, Советский Союз фактически стал сверхдержавой.

После распада СССР геополитическое положение России резко ухудшилось. Из-за появления новых государств: Украины, Белоруссии, Прибалтийских стран - она оказалась отделенной от Европы и не только потеряла влияние в ее восточной части, но и столкнулась с тем, что бывшие союзники СССР (Польша, Венгрия, Чехия) стали членами НАТО. Ослабло влияние России и в Азербайджане, Грузии, Узбекистане, Туркмении. В результате ослабления центральной власти усиливается сепаратизм внутри федерации. В значительной мере сократились территории, обеспечивающие выход России в Черное и Балтийское моря, утеряны крупнейшие порты. Из 60 тыс. км ее границ почти 20 тыс. оказались необорудованными, что открыло доступ в страну не только контрабандных товаров, но и контрабандистов, уголовников, других нежелательных элементов.

Сегодня на смену глобальной геополитической модели биполярного мира пришел, по выражению З.Бжезинского, «мировой беспорядок», который США превращают в однополюсный мир американской гегемонии. В этом мире, по мнению государственного секретаря США М.Олбрайт, одной из забот Вашингтона является управление последствиями распада советской империи. Цель этого управления очевидна - не допустить возрождения России как великой державы, способной стать геополитическим соперником, конкурентом США. В Вашингтоне фактически перестали считаться с геополитическими интересами нашего государства, о чем свидетельствует многое: расширение НАТО, принятие односторонних решений в ходе Балканского кризиса, военные удары по Ираку и Югославии, игнорирование интересов России в Закавказье, Средней Азии, в отношениях с Ираном. Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» отмечает, что господство Америки и ее геополитические императивы открыто декларируют необходимость нового передела мира: разрыв тесных связей РФ с Украиной, Казахстаном и Азербайджаном, ликвидацию влияния России в постсоветском пространстве и т.п.

Все это создает для РФ глобальную геополитическую проблему национальной безопасности: какую позицию занять в этой ситуации? Как защитить свои интересы в новых геополитических условиях? При ее решении следует иметь в виду три уровня обеспечения геополитических интересов России: глобальный, региональный и внутрироссийский.

Глобальный уровень определяется рядом обстоятельств. Во-первых, при оценке России как субъекта геополитики необходимо принимать во внимание не только ее современное кризисное состояние, но и имеющийся потенциал. У нас огромная территория, большие запасы сырья и энергетических ресурсов, высокий уровень образования населения, мощный ВПК, соизмеримые с США силы стратегического сдерживания, место постоянного члена Совета Безопасности ООН. Страна является признанным лидером российско-православной цивилизации, насчитывающей 200 млн человек, она имеет потенциальных союзников в лице ряда государств Европы и Азии и т.д. Все это говорит о том, что Россия - не рядовая региональная держава. Она имеет глобальные геополитические интересы хотя бы в том, чтобы США, претендующие на положение мирового лидера, «закладывающего основы безопасности и процветания в XXI веке», не делали это за счет ослабления других стран, в частности России.

Во-вторых, мировая геополитическая ситуация на рубеже XX и XXI веков характеризуется усилением процессов глобализации, углублением взаимозависимости стран и народов. В этих условиях национальная безопасность России не может строиться без учета всего, что происходит в мире. В едином взаимозависимом пространстве геополитические интересы обязательно содержат в себе глобальный аспект российско-американских отношений. Развитие последних может идти по двум путям. Первый предполагает, что Россия будет «сопровождать американское влияние в мире, в том числе в государствах-членах СНГ». Она перестает быть самостоятельным геополитическим действующим лицом и превращается в геополитический центр, действующий «под протекцией Америки, став геополитической пролонгацией американской мощи». Иными словами, Россия должна полностью подчинить свою политику США. Тогда, может быть, ей достанется больше крошек с американского стола. Такой подход, как это уже показала практика, бьет по национальным интересам страны и ведет к полной утрате ею самостоятельности, территориальной целостности и независимости.

Второй путь - сохранение России как геополитического субъекта, обладающего системой собственных национальных интересов на мировой арене и отстаивающего их с необходимой последовательностью, но не позволяющего втянуть себя в новое издание «холодной войны» с США, в силовое противоборство с НАТО.

Такова внешняя политика России на современном этапе. Она, по мнению многих аналитиков, более отвечает ее национальным интересам. Эта политика исходит из того, что Россия занимает позицию равноприближенности (равноудаленности) к странам Запада и Востока, имеет многовекторную внешнюю политику и сохраняет свои интересы в традиционных регионах, например на постсоветском пространстве, на Балканах. Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, она выступает как одна из крупных держав, основателей ООН, отвечающих за мировой правопорядок и, следовательно, имеющих глобальные геополитические интересы. Россия решительно осуждает политику расширения НАТО на Восток, потому что этот процесс потенциально содержит в себе угрозу ее национальной безопасности, и, всячески избегая новой конфронтации с США, стремится последовательно отстаивать свои национальные интересы, особенно в сфере национальной безопасности.

Что же дает нам основание говорить о возможности реализации такого геополитического подхода? Прежде всего перспективы выхода страны из кризисного состояния и восстановления ее политического, экономического и военного потенциала. Кроме того, ведущие тенденции развития мировой геополитической ситуации так или иначе подвергают сомнению возможность долговременного единоличного лидерства США. В однополюсной геополитической модели современного мира содержится немало факторов, подрывающих основы ее существования (непосильность финансового бремени США как мирового гегемона, развитие других полюсов силы, обострение противоречий Север - Юг и т.д.).

К этому необходимо добавить, что в самих Соединенных Штатах отношение к нашей стране неоднозначное. Группа политиков и идеологов, в числе которых З.Бжезинский, Г.Киссинджер, Р.Холбрук, выступает с позиции давления на Россию, за ее изоляцию в мировой политике, превращение в третьестепенную державу. Другое крыло американской внешней политики, одним из видных представителей которого является заместитель госсекретаря США С.Тэлботт, считает, что необходимо учитывать национальные интересы России и укреплять партнерские отношения с нею. «Интеграция России, - отмечает Тэлботт, - критически важна для внешней политики США в целом, она должна быть ключевым элементом американской политики в отношении России, поскольку достижение самых важных целей Америки будет зависеть от согласия России участвовать в общем процессе глобализации». Все это открывает перед российской дипломатией значительные возможности реализации таких геополитических схем международных отношений, которые бы успешно обслуживали потребности национальной безопасности государства.

Обеспечение геополитических интересов России на региональном уровне связано с необходимостью решения целого комплекса проблем. Многие из них возникли как следствие распада СССР и не были характерны для советского периода. В их числе: ослабление влияния России на постсоветском пространстве, особенно на Кавказе, Украине, в Азербайджане, Узбекистане. Сложность отстаивания своих национальных интересов в этих регионах объясняется не только возросшей активностью США, но и стремлением некоторых региональных соседей России, в частности Турции, Афганистана (талибов), а также Саудовской Аравии, Пакистана и ряда других стран, принять участие в дележе «наследия» СССР.

В этих регионах разрабатываются новые геополитические схемы, которые нередко напрямую задевают национальные интересы России, ее безопасность. Таковы, например, проекты черноморско-балтийского союза, призванного внести свой вклад в изоляцию России от Центральной и Западной Европы, идея нового санитарного кордона по западному и южному периметру России, который бы включал Молдавию, Украину, Грузию, Азербайджан. Немало усилий прилагается к тому, чтобы исключить Россию из числа поставщиков каспийской нефти на Запад. Активизация американской политики в Средней Азии способствовала выходу Узбекистана из Договора о коллективной безопасности стран СНГ. Усиливается проникновение талибов в Таджикистан и Узбекистан.

Все это свидетельствует о том, что обострение региональных геополитических противоречий создает новые угрозы национальной безопасности России в условиях снижения ее обороноспособности. Так, на Черном море соотношение военно-морских сил России и Турции уже составило 1:4, изменилось к худшему и соотношение других компонентов военной мощи.

Кроме того, геополитические проблемы перешагнули собственно российские границы, поставив под вопрос сохранение ее целостности как федеративного государства. В результате ослабления центральной власти и крупных ошибок в региональной и национальной политике Чечня де-факто выделилась в относительно независимую территорию, где резко усилились дестабилизирующие факторы и сложилась острейшая криминогенная ситуация: терроризм, похищение людей, бандитизм, экономические преступления. Нерешенность ряда межэтнических проблем (отношения между осетинами и ингушами, проблемы лезгинского народа, разделенного новой госграницей между Россией и Азербайджаном, и т.д.) усиливает геополитическую напряженность на Кавказе. Все большую негативную роль начинает играть исламский фактор, который используется международным терроризмом и крайними экстремистскими силами против России, где на протяжении столетий мирно сосуществовали различные конфессии (включая ислам).

Ослабление центральной власти дало и другой негативный результат, известный как «парад суверенитетов». Была разрушена вертикаль власти: губернаторы избираются населением субъекта федерации и не могут быть отрешены от власти решением центра. Эти и другие факторы создают благоприятную почву для геополитического сепаратизма - одной из серьезных угроз национальной безопасности.

При этом необходимо учесть, что в настоящее время центр обладает ограниченными экономическими и финансовыми ресурсами для поддержки регионов. А исторический опыт учит, что при ослаблении центра, его экономической и финансовой мощи опасность сепаратистских тенденций возрастает. Показателен такой пример. Как пишет известный анархист князь П.А.Кропоткин, служивший в 60-е годы адъютантом начальника штаба Восточной Сибири генерала Кугеля, в кабинете генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н.Муравьева «молодые люди... обсуждали возможность создания Сибирских Соединенных Штатов, вступающих в федеративный союз с Северо-Американскими Соединенными Штатами». Трое из этих молодых людей были арестованы, обвинены в пропаганде идеи отделения Сибири от России и приговорены к десяти годам ссылки в Архангельскую губернию. В связи с этим нелишне напомнить, что в 1991 году в американской прессе раздавались призывы купить у России Сибирь за 2-3 трлн долларов.

Все это свидетельствует о том, что идеи сепаратизма в периоды кризисного состояния государства весьма опасны и недопустимы, ибо подрывают одну из основ национальной безопасности государства - его территориальную целостность. Недаром отцы геополитики отмечали, что упадок государства начинается с сокращения его территории.

Защита геополитических интересов России, а следовательно, и ее национальной безопасности предполагает решение нескольких взаимосвязанных задач. Во-первых, преодоление экономического кризиса и обеспечение устойчивого экономического подъема, сопровождаемого ростом благосостояния масс. Экономическая мощь страны является ныне основой реализации ее геополитических интересов и национальной безопасности. Во-вторых, утверждение в стране политической стабильности, элементарного порядка, подавление криминального бума; всемерное укрепление центральной власти, законности, демократии; недопущение любых проявлений сепаратизма, решительная борьба против терроризма. В-третьих, использование искусства дипломатии в стремящемся к многополярности современном мире, чтобы, с одной стороны, не допустить серьезного ущемления национальных интересов России в условиях ее ослабления, а с другой - не дать втянуть ее в новую жесткую конфронтацию с США. В-четвертых, всемерное укрепление оборонной мощи страны, повышение боевых возможностей ее Вооруженных Сил, поскольку XXI век не обещает абсолютного мира и благоденствия. В результате все возрастающей военно-политической активности США и НАТО, роста противоречий между Севером и Югом, терроризма, а также локальных войн и военно-силовых акций, обострения борьбы за сырьевые и энергетические ресурсы война как социальное явление не только не сходит с исторической арены, но и приобретает новые формы и геополитические характеристики.

Геополитика: теория и практика. М., 1993. С.40.

Там же. С.41-46.

Разуваев В. Игра в шашки по-научному// Независимая газ. 1998. 17 дек.

Аристотель. Политика. Кн.вторая. VII гл. //Соч. в 4-х томах. Т.4. М., 1984. С.434-453.

Цит. по: Геополитика: теория и практика. С.25-26.

Гюго В. Речь при вступлении во Французскую Академию//Собр. соч. Т.15. М., 1956. С.15.

Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. С.18.

Стратегия национальной безопасности США для нового столетия// НГ-сценарии. 1999. № 2.

Семин Б., Султыгов Абдул-Хаким. Неконструктивные амбиции или рациональные интересы // НГ-сценарии. 1999. № 3.

Там же.

Цит. по: Уткин А. Идеализм и геополитика // Независимая газ. 1999. 12 янв.

Кропоткин П.А. Записки революционера. Л., 1933. С.111.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации