Авиация в югославском конфликте

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/1999, стр. 71-74

Авиация в югославском конфликте

Полковник в отставке А.Б.КРАСНОВ,

доктор военных наук, профессор

О ДЕЙСТВИЯХ НАТО в Югославии написано уже немало. Военная операция на Балканах была провозглашена миротворческой, проводимой якобы с целью установления мира в регионе. На самом же деле это была демонстрация военной мощи Североатлантического альянса. При этом со стороны США прослеживалось явное стремление навязать миру свою волю, а также закрепить главенствующее положение на Балканском полуострове.

В югославском конфликте участвовала крупная группировка ВВС и ВМС, было задействовано огромное количество самолетов и крылатых ракет, совершенствовались формы и способы действий авиации, применялось новейшее вооружение. И хотя операция проводилась далеко от границ нашего государства и на первый взгляд лишь косвенным образом связана с Россией, на самом деле это не так. Сценарий, который разыгрывался в Югославии, при известных условиях может быть реализован и в нашей стране. Вот почему так важно обобщить опыт минувших событий и извлечь из них необходимые уроки.

Глубокий анализ и изучение важнейших деталей операции еще впереди, но уже сейчас можно выделить новые черты вооруженного противоборства в этом высокотехнологическом конфликте конца XX века.

В действиях авиации НАТО обращает на себя внимание, во-первых, быстрое наращивание численности авиационной группировки при относительно малом ее первоначальном составе. Так, если в состав группировки авиации к началу операции «Буря в пустыне» (1991) входило 2300 самолетов, то в Югославии было привлечено только 460. Зато беспрецедентной стала динамика усиления группировки, которое продолжалось в ходе всей операции. *Уже через месяц после ее начала численность самолетов увеличилась в 1,5, а к концу операции - более чем в 2,5 раза. Эти цифры говорят как о росте эффективности авиационного оружия, позволяющего начать операцию относительно небольшими силами, так и о повышении маневренности авиации.

Развертывание и усиление группировки было тщательно спланировано, организовано и обеспечено всем необходимым. Не опасаясь ответных ударов со стороны Югославии, натовские службы тыла заблаговременно подготовили авиабазы в Англии, Германии, Италии, Турции, создали запасы топлива, боеприпасов и других материальных средств на длительный период. Поэтому авиация НАТО смогла вести интенсивные действия, не испытывая трудностей в тыловом обеспечении.

Во-вторых, следует отметить более масштабную координацию совместных действий разнородных сил авиации, базирующихся на обширных территориях и наносящих удары по объектам в тесной взаимосвязи. В массированных ударах участвовали тактические истребители, дислоцирующиеся как в непосредственной близости от Югославии (итальянская авиабаза Авиано), так и на больших удалениях (авиабазы Германии, Турции). В оперативно-тактическое построение авиации органично вписались и стратегические бомбардировщики В-52Н, В-1Аи В-2А, взлетавшие с авиабаз Англии и Североамериканского континента. Командованию НАТО удалось также в какой-то мере согласовать действия авиации и обеспечить синхронное управление ею с различных командных пунктов в так называемых звездных налетах (преимущественно на Белград), которые выполнялись одновременно с четырех направлений (через воздушное пространство Венгрии, Хорватии, Боснии и со стороны Адриатического моря).

В-третьих, ярко обозначилась тенденция последовательного поражения групп однотипных объектов, которые, исходя из целей операции, становились первоочередными в конкретный период ее проведения. Такими объектами стали вначале силы и средства югославской ПВО, затем автомобильные и железнодорожные мосты через Дунай и другие реки, позже нефтеперерабатывающие заводы, нефтехранилища, а также войска, ведущие бои с албанскими сепаратистами в Косово. В результате система ПВО была подавлена почти наполовину, коммуникации частично парализованы, югославская сторона стала испытывать острейшую нехватку топлива, а ее войска в Косово значительно ослаблены. Прошло не более шести недель после начала операции, как к этому перечню добавились многочисленные объекты электроэнергетической системы страны. Вывод их из строя привел к прекращению работы промышленных предприятий, городского электротранспорта, оставил население без света и воды.

В-четвертых, несомненный интерес в военно-техническом аспекте представляет применение в операции новых средств воздушного нападения, боевые свойства которых коренным образомКэтличаются от традиционных. В действиях авиации НАТО наряду с уже известными малозаметными самолетами F-117А впервые приняли участие малозаметные стратегические бомбардировщики В-2А, испытывалось принципиально новое радиоэлектронное оружие для нарушения работы компьютеров, радиостанций и так называемые графитовые бомбы, которые при первом же применении вывели из строя на несколько часов две трети энергосистемы Сербии. Особое место заняло высокоточное оружие (ВТО), которое использовалось американцами и раньше во Вьетнаме и Ираке, но только в Югославии его применение приняло глобальные масштабы (примерно 90% всех авиационных средств поражения относилось к высокоточным). Ничего подобного в мировой практике до сих пор не было.

В-пятых, заслуживает пристального внимания высокая точность выборочных ударов ВТО по неконтрастным целям, например отдельным зданиям МВД, штаба ВВС и другим объектам, на фоне жилых массивов Белграда. По сообщениям штаб-квартиры НАТО, из 15 тыс. управляемых ракет и авиабомб, примененных во время конфликта, только у 15 произошли сбои в наведении по техническим причинам. Большие потери население понесло не от ВТО, а от неуправляемых средств поражения, в том числе от кассетных боеприпасов, предназначенных для поражения войск на обширной площади, а также вследствие ошибок экипажей при идентификации целей. Применение ВТО преимущественно ночью и в безоблачную погоду объясняется свойствами тепловизионных систем, затрудняющих его наведение в других условиях. Поэтому интенсивность ударов в сложных метеоусловиях резко снижалась.

В целом командование ВВС НАТО сумело заблаговременно изучить ТВД, скрупулезно спланировать объекты ударов и, составив каталог целей, распределить их между авиацией и кораблями с крылатыми ракетами.

Рассматривая действия ПВО и ВВС Югославии, во-первых, следует отметить их высокую способность длительно функционировать при подавляющем превосходстве агрессора, а также мужество и стойкость личного состава. Не имея достаточных сил и средств для проведения воздушной оборонительной операции и борьбы за господство в воздухе, югославская сторона сосредоточила усилия на прикрытии наиболее важных объектов тыла страны, войск в Косово и маскировке сил и средств ПВО, что позволило избежать их разгрома.

Во-вторых, получили дальнейшее развитие способы сохранения живучести наземных средств ПВО в условиях радиоэлектронных помех и огневого воздействия противника. Чтобы сократить потери в личном составе и технике, боевые расчеты стационарных ЗРК использовали свои РЛС короткое время, включая их по мере необходимости. Расчеты мобильных войсковых комплексов «Куб» освоили скрытный маневр при постоянном перемещении с позиции на позицию и стрельбу «из засад». Широкое применение нашли зенитные средства малой дальности, ведущие огонь по визуально видимым целям, что вынуждало авиацию НАТО действовать на высотах не ниже 3000 м. Все эти тактические новшества позволили системе ПВО не только выжить, но и продолжительное время сохранять боеспособность.

В-третьих, нужно признать, что результативность действий югославской истребительной авиации оказалась ниже, чем у наземных сил ПВО, что объясняется ее малочисленностью (82 устаревающих истребителя МиГ-21 и 15 более современных МиГ-29) и большими потерями в первые дни операции (20% МиГ-21 и 62% МиГ-29). Самолеты МиГ-21 мало приспособлены для дальних воздушных боев с тактическими истребителями F-15 и F-16, вооруженными ракетами средней дальности (до 80 км), и поражались раньше, чем могли обнаружить противника. Несколько лучше обстояло дело с истребителями МиГ-29, но и они не смогли сыграть заметной роли в прикрытии войск и объектов тыла. В этих условиях настоящей сенсацией стало уничтожение югославскими истребителями самолета-«невидимки» F-117A - гордости военно-промышленного комплекса США.

Безусловно, в деятельности югославской стороны можно отметить и недостатки. Так-заблаговременно не была создана сеть ложных аэродромов и объектов ПВО, запасных командных пунктов (КП), не проведены в должной мере другие мероприятия оперативной маскировки, не отлажено взаимодействие авиации с войсками, хотя на вооружении ВВС состояло более 100 истребителей-бомбардировщиков собственного производства. С началом агрессии отмечалась некоторая растерянность военного руководства, недостаточное владение оперативной обстановкой, потеря централизованного управления. Все это сказалось на ходе боевых действий.

Было немало и других проблем, решить которые ВВС Югославии не удалось. В частности, не создавалось, даже на короткие сроки, превосходство или хотя бы равенство сил с противником на решающем направлении, не наносились удары по кораблям с ракетами «Томагавк» и ближайшей авиабазе НАТО (Авиано), которые находились в пределах досягаемости истребителей-бомбардировщиков и самолетов МиГ-29, не использовались в достаточной степени все виды разведки.

Какие же уроки, по мнению автора, следует извлечь из операции НАТО в Югославии?

Урок военно-политический. При определении основных направлений военного строительства необходимо учесть, что агрессия НАТО принципиально изменила военно-политическую обстановку в Европе и повысила опасность втягивания России в региональную войну. В случае стремительной эскалации возможного конфликта, затрагивающего ее интересы, и размещения крупных коалиционных группировок на территории стран Восточной Европы (где до сих пор сохранена созданная Организацией Варшавского Договора разветвленная аэродромная сеть) Россия может оказаться в очень неблагоприятной ситуации.

Урок военно-стратегический. Наступательная операция НАТО (воздушная, а не воздушно-наземная) еще раз подтвердила приоритетную роль ВВС в современных операциях, проводимых с решительными целями, так как использование авиации позволяет решить исход войны в свою пользу без вторжения наземных группировок. При этом действия сухопутных войск ставятся в прямую зависимость от результатов ракетно-бомбовых ударов с воздуха. В нашей же военной теории пока сохраняется прежний подход: значительная часть летного ресурса планируется для авиационной поддержки войск (подчеркнем, именно авиационной, а не огневой с участием армейской авиации) и выполнения других задач в их интересах. Видимо, такие взгляды требуют корректировки. Вместе с тем надеяться на срыв воздушно-наступательной операции сильного противника только путем проведения воздушной оборонительной операции было бы рискованно, тем более что завоевать господство в воздухе на многих направлениях ТВД нашей авиации вряд ли удастся. Даже самая совершенная ПВО рано или поздно будет разгромлена, если противник располагает превосходством в силах и не испытывает ограничений в наращивании своих группировок. Значит, следует задуматься о рациональном соотношении оборонительных и ударных сил авиации.

Урок оперативно-тактический. Необходимо осознать, что противостоять противнику, способному быстро наращивать численность авиационных группировок и переключать усилия на последовательное поражение той или иной группы однотипных объектов, возможно лишь при высокой готовности авиационных соединений (частей) к маневру на угрожаемое направление и устойчивом централизованном управлении ими. При этом маневр должен выполняться в высоком темпе, обеспечиваться запасами материальных средств и управляться с защищенных КП.

Урок тактический. Операция подтвердила настоятельную необходимость разработки тактики авиационных соединений и частей при господстве противника в воздухе и изыскания путей борьбы за тактическое превосходство (в ограниченном районе и на ограниченное время), что наиболее реально при нынешнем положении. Кроме того, принимая решение на применение ВТО, нужно тщательнее анализировать метеорологические условия, учитывать возможное задымление, запыление объектов и привлекать к выполнению боевых задач не авиационные соединения (части) в целом, а только высококлассные экипажи, которые смогут безошибочно идентифицировать цели и поражать их в сложных условиях обстановки.

Урок военно-технический. События на Балканах, где применялись новые виды вооружений, должны нацелить инженерно-конструкторскую мысль и весь отечественный военно-промышленный комплекс на фор-сированное1создание более совершенного всепогодного ВТО со спутниковыми системами наведения, проведение исследований в области борьбы с малозаметными самолетами и крылатыми ракетами, разработку комплекса мер по ликвидации последствий применения противником «графитовых» бомб и кассетных боеприпасов. Достаточно сложной проблемой представляется разработка средств информационной борьбы, в том числе предназначенных для подавления воздушных КП, самолетов системы АВАКС и других пунктов управления в высших звеньях, что способствовало бы срыву централизованного управления действиями больших сил авиации.

И, наконец, главный урок, который надо извлечь из югославского конфликта, заключается в следующем: сегодня необходимо приоритетное развитие военно-промышленного комплекса, и особенно на тех направлениях, где можно в самые кратчайшие сроки достичь военно-технического паритета (и даже превосходства) над вероятным противником.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации