ТУРЦИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРОТИВ АРМИИ

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР № 10/2010

ТУРЦИЯ: ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРОТИВ АРМИИ

Евгений САТАНОВСКИЙ

президент Института Ближнего Востока

ПОДОПЛЕКА   

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ  РЕФОРМЫ КАК ИНСТРУМЕНТ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ

Недавно президент Израиля Шимон Перес отметил: «Турция - это единственная страна в мире, в которой такой недемократический институт, как армия, стоит на страже демократии. Сейчас роль армии меняется». Что послужило поводом для данного заявления старейшего действующего политика еврейского государства?

Премьер-министр Турции Тайип Реджеп Эрдоган 28 февраля объявил, что в марте на рассмотрение меджлиса будет вынесен пакет конституционных реформ. По информации прессы, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) полагает необходимым внести в основной закон страны пункты, которые изменят систему сдержек и противовесов, существующую в Турецкой Республике на протяжении десятилетий. В их число входят усложнение процедуры возбуждения уголовных дел против политических партий и их закрытия, решение о котором должен будет принимать не суд, а парламент, расширение состава Высшего совета судей и прокуроров с 7 до 21 члена за счет представителей меджлиса и местных судов, а также рассмотрение судебных дел в отношении военных в гражданских судах.

Не слишком скрывая причины грядущих перемен, Эрдоган подчеркнул, что суть происходящего - привлечение к ответственности «тех, кто хотел отомстить воле народа, парламенту и демократическому порядку». Оппонируя премьеру, председатель оппозиционной Народно-республиканской партии Д. Байкал сказал, что цель поправок в конституцию - не превращение Турции в правовое государство, а трансформация судебной системы в соответствии с интересами правящей партии. Ибо за это выступают политические силы, которые преследовались Конституционным судом за противоправную деятельность, - ПСР и выразившая ей на определенных условиях поддержку курдская Партия мира и демократии.

НЕШТАТНАЯ СИТУАЦИЯ

Дискуссия об изменении конституции и демократизации страны развернулась вслед за обострением политического кризиса, начало которому положило дело «Эргенекон», тянущееся с 2007 года. Примерно три недели назад, в ночь на 23 февраля, были арестованы более 50 высокопоставленных военных, в числе которых бывшие главкомы ВВС и ВМС Турции И. Фыртына и О. Орнек, экс-командующий 1-й полевой армией генерал Э. Сайгун (позднее освобожденные из-под стражи), ряд действующих высших офицеров и высокопоставленных отставников. Всем им инкриминируется подготовка свержения в 2003 году правительства ПСР путем военного переворота.

Основанием для арестов послужила публикация 20 января в близкой к ПСР газете «Тараф» плана «Молот», который предусматривал акции, направленные на дестабилизацию ситуации в республике, смещение кабинета министров и взятие страны под контроль военных. Ситуация вроде бы «штатная» для Турции, в которой армия совершала перевороты в 1960, 1971 и 1980 годах, а в 1997-м отстранила от власти Н. Эрбакана, в правительстве которого сегодняшний президент страны А. Гюль курировал внешнюю политику. Однако планируемые взрывы в стамбульских мечетях «Фатих» и «Беязыт», провоцирование столкновения с Грецией, массовые беспорядки, включающие нападение на военные объекты и последующее интернирование «неблагонадежных» на стадионах, выходили за привычные для Турции рамки путча.

Аресты военных столь высокого уровня прошли впервые в современной истории Турции и вызвали резкую реакцию руководства вооруженных сил. Оно заявило, что речь идет лишь о стандартном плане учений для отработки действий в случае иностранного вторжения или введения в стране чрезвычайного положения. Турецкие военачальники обвинили прессу в том, что план этот перед публикацией был дополнен сфальсифицированными деталями, цель которых - репрессии против армии и ее командования. Для оценки ситуации в Генеральном штабе под председательством его начальника генерала И. Башбуга, отложившего в связи с этим визит в Египет, состоялось экстренное совещание с участием высшего командного состава. Для ослабления кризиса по инициативе президента республики Гюля 25 февраля прошла встреча главы государства с премьер-министром Эрдоганом и генералом И. Башбугом, однако уже 26 февраля в 13 провинциях страны были произведены новые аресты офицеров - уже среднего звена.

Отметим, что 21 января Конституционный суд вынес постановление об отмене и приостановлении действия закона № 5918, предусматривающего проведение процессов по уголовным делам над военнослужащими в общегражданских судах. Решение было принято единогласно в тот же день, когда завершился обыск в Командовании специальных сил при Генштабе, длившийся 26 суток. По мнению сторонников ПСР, ускоренное рассмотрение этого вопроса связано с процессами по делам о покушении на вице-премьера Турции Б. Арынча, плане «Молот» и группировке «Эргенекон». Сторонники упразднения военных судов полагают, что они не принимают «объективные и независимые» решения. По мнению ПСР, такие преступления, как терроризм, организованная преступность, переворот и путч, необходимо рассматривать только в общегражданских судах. Ибо военное судопроизводство в Турции не «препятствует попыткам организации переворота», а является «покровителем организаторов преступлений против государства».

О непосредственной связи между деятельностью ПСР по реформированию судебной системы и репрессиям против военных свидетельствует конфликт в судебно-юридической системе страны вследствие ареста по обвинению «в членстве в террористической организации «Эргенекон» главного прокурора провинции Эрзинджан И. Джиханера. Последний вел расследование деяний исламистской секты «Исмаильага» и отказался передать по указанию Минюста документы этого дела другому прокурору. Верховный совет судей и прокуроров Турции в свою очередь принял решение о лишении полномочий прокурора провинции Эрзурум О. Шанала, арестовавшего И. Джиханера, продемонстрировав готовность противостоять давлению со стороны правительства Эрдогана.

Информация о плане «Молот», по мнению оппонентов правительства, была опубликована лишь вследствие того, что в Генпрокуратуре Турции готовятся два иска против правящей партии. Один касается ее антиконституционных действий и может быть направлен в Конституционный суд с очередным требованием о ее закрытии. Другой обвиняет ПСР в финансировании иностранной благотворительной организацией «Дениз Фенери», что по закону о политических партиях категорически запрещено и может повлечь закрытие партии по решению прокурора без обращения в Конституционный суд.

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ НАМЕРЕНИЯ

Оппозиция в лице председателей Народно-республиканской партии Д. Байкала и Партии националистического движения Д. Бахчели обвиняет премьер-министра Эрдогана в поиске «мифических заговорщиков», «насаждении фашистского режима» и требует досрочных парламентских выборов, против которых правящая партия категорически возражает. ПСР ссылается на конституцию, определяющую срок выборов в 2011 году, требует реформ и готова во имя их пойти на общенациональный референдум, поскольку необходимого большинства в парламенте набрать не сможет. Эрдоган логично говорит о необходимости приведения действующей конституции, принятой 30 лет назад после очередного военного переворота, в соответствие с нормами Евросоюза, переговоры о вступлении Турции в который ведутся всеми правительствами страны с конца прошлого века. Премьера поддерживают в этом деловые круги, включая руководство ТЮСИАД - крупнейшей ассоциации промышленников и предпринимателей Турции.

Вступая в конфликт с военными, ПСР в настоящий момент почти ничем не рискует. Возможность силовых действий со стороны армии маловероятна: руководство вооруженных сил Турции даже не обнародовало, как ранее обещало, «компрометирующие правительство документы». Армия ослаблена непрерывно ведущейся против нее на протяжении длительного времени кампанией СМИ и расследованиями, она явно не готова к организованному выступлению против правительства. Период, когда военные пользовались неограниченной поддержкой общества, остался в прошлом. Запад, несмотря на сложные отношения с Эрдоганом, постоянно демонстрирующим свою независимость от ЕС и США, предпочитает не вмешиваться в противостояние турецких военных с «исламской демократией» ПСР. Действовать же против правительства на свой страх и риск, без поддержки со стороны США армия не рискует.

Эту ситуацию не изменило даже заявление Эрдогана о том, что правительство готовится исключить положения о внутренней угрозе и внести другие изменения в «Политический документ о национальной безопасности страны», известный под наименованиями «красная книга» и «секретная конституция». Именно в соответствии с этим документом военным предоставляется возможность без согласования с гражданской властью применять силу в случае возникновения в стране чрезвычайно напряженной социально-политической обстановки, угрожающей существованию республики.

А что значат слова премьер-министра: «Мы намерены изучить вопрос отмены Протокола сотрудничества по безопасности и общественному порядку, который позволяет вооруженным силам вмешиваться во внутренние дела страны в случае возникновения кризисных ситуаций... Нельзя рассматривать собственных граждан как угрозу, распределять их по различным группам по принципу лояльности, готовить заговоры... Политический документ о национальной безопасности не имеет силы закона. Мы его обновляли и в этом году вновь обновим, исключив термин «внутренняя угроза»?

Секретный документ, о котором идет речь, был принят 24 октября 2005 года на заседании Совета национальной безопасности Турции под председательством президента А. Н. Сезера. Над его проектом более года работали аналитическое управление СНБ, аппараты президента и премьер-министра, министерства юстиции, обороны, энергетики и природных ресурсов, МВД, МИД, Генштаб, спецслужбы, университеты и центры стратегических исследований. Доступ к окончательному тексту имели 15 высших должностных лиц государства, в том числе президент, премьер-министр, главы МИДа, разведки, силового блока, члены СНБ, помощники главы государства и секретаря СНБ. Пять лет назад в его подготовке впервые принимали участие гражданские ведомства, хотя и «под зонтиком» военных. Последние документы такого рода разрабатывали прежде исключительно самостоятельно, гражданские руководители их только подписывали.

Решения СНБ, имевшие внешне рекомендательный характер, подлежали неукоснительному выполнению. Лидер правящей партии, став премьером, получал детальную информацию о содержании «красной книги» и корректировал пункты партийной программы, если их требования не совпадали с положениями государственного документа.

Сегодня предлагают и определяют пути реализации нововведений гражданские политики, представляющие ПСР, а глава кабинета министров инициирует изменения в «красной книге» и закрепляет эту инициативу предложением создать новую конституцию. ПСР и правительство премьера Эрдогана демонстрируют свою ведущую роль в выработке «секретной конституции». Планируемые в «красной книге» изменения описал глава МИДа республики А. Давутоглу, заявивший на январском совещании послов Турции, что «стратегической целью страны является роль не региональной, а мировой державы, играть которую позволяют ее уникальное географическое положение, исторический и дипломатический опыт». Примечательны его высказывания на встрече с членами правящей ПСР: «Мы - неоосманы. Мы вынуждены заниматься соседними странами. И даже идем в Африку. Существует наследие, оставленное Османской империей. Да, мы - «новые османы». Великие державы наблюдают за этим с растерянностью».

Кстати, амбициозная стратегия ПСР позволила близкому к руководству партии главе движения «Нурджулар» Ф. Гюлену стать согласно списку, опубликованному 19 ноября 2009 года Американским центром стратегических исследований международного университета «Джорджтаун», одним из 20 самых влиятельных религиозных деятелей мира. В 1999 году он эмигрировал из Турции после того, как ему были предъявлены обвинения в намерении изменить систему правления и в формировании организации, целью которой являлось создание исламского государства. Но в 2003 году, когда к власти пришла ПСР, было решено отложить суд, а в 2006-м правительство внесло поправки в уголовный кодекс, согласно которым его дело было закрыто. По официальным данным, сегодня в 35 странах действует около 300 учебных заведений «Нурджулар». Организация присутствует в 65 государствах мира, число ее последователей достигает 4 млн человек, а капитал превышает 50 млрд долларов.

ПЛОДЫ И ЦЕЛЬ КАМПАНИИ

Проводимая ПСР в борьбе за власть, поддерживаемой «традиционалистским анатолийским бизнесом», контролирующим не менее трети экономики страны, ревизия политики лаицизма не могла не вызвать ее противостояние с оппозиционными партиями, армией и «старым руководством страны» на протяжении ряда лет. Лишь с избранием в третьем туре в 2007 году на пост президента Турции А. Гюля руки правительства Эрдогана оказались развязаны. Его предшественник, президент А. Н. Сезер с осени 2002 года, когда ПСР получила большинство в парламенте, до середины 2007-го отклонил 60 законопроектов и блокировал большинство назначений, в частности в МИДе. Всего Сезером было заблокировано назначение более чем 2300 чиновников, включая 15 послов. Не случайно представители ПСР заявляли, что он действует не как президент страны, а как лидер оппозиционной партии.

Уверенность руководства страны в своих силах подкреплена электоральным весом правящей партии. Стремление провести необратимые изменения в законодательстве и нейтрализовать армию - пониманием того, что этот фактор не вечен. На прошедших 29 марта 2009 года выборах в местные органы власти единственная общенациональная партия - ПСР получила 40,1% голосов - больше, чем две следующие за ней оппозиционные партии вместе взятые, но меньше, чем в 2007-м. Напомним, что в 2002 году на парламентских выборах ПСР получила 34% голосов, в 2004-м на местных выборах - 41%, в 2007-м на парламентских выборах - 47%.

При этом ряд инициатив во внешней и внутренней политике, проводимых кабинетом Эрдогана, противоречиво сказывается как на его личной популярности, так и на поддержке его партии избирателями. Это относится к нормализации отношений с Ираном и арабским миром, армянской и в особенности курдской инициативам, а также дистанцированию от США и охлаждению отношений с Израилем. Так, открытие в Турции круглосуточного телевещания на курдском языке, ослабление запретов на использование этого языка в быту и возвращение ряду населенных пунктов исконных курдских названий, а также попытки превращения курдского Ноуруза, традиционно отмечаемого кровопролитными столкновениями курдов с армией и полицией, в «тюркский Невруз» ослабили поддержку ПСР со стороны турецких избирателей, но не принесли ей голоса курдов. Их оттолкнули ультранационалистические нотки в риторике Эрдогана, демонстрировавшего своим оппонентам, что несмотря на жесты в сторону национальных и религиозных меньшинств, он остается приверженцем турецкого национализма с исламским оттенком, а также проведение турецкой армией масштабной операции против боевиков РПК на территории иракского Курдистана. Что касается турок, 51% их высказался против проводимой правительством в отношении курдов «демократической инициативы», 35,4% поддержали ее, 4,6% поддержали «частично», а 8,5% не имеют мнения по этому вопросу. В итоге за год на 17,2% сократилось число избирателей, выражавших доверие Р. Эрдогану, в то время как число граждан, доверяющих лидерам оппозиции, выросло: генеральному председателю НРП Д. Байкалу стали доверять больше на 9,6% граждан, а лидеру ПНД Д. Бахчели - на 7%.

Диалог с Арменией, включая интернет-инициативу турецкой интеллигенции «Армяне, простите нас», укрепление экономических отношений с Ираном и Россией, диалог с Ираком, Сирией, в котором правительство ПСР жестко отстаивает территориальные и водные интересы Турции, воспринимаются электоратом партии позитивно-нейтрально. В то же время для армии все эти направления, за исключением российского, являются источником напряжения, что дополнительно используется правительством в противостоянии с ней.

Инициируя на современном этапе «чистку рядов» в армейском руководстве, лидеры ПСР не забывают и о старых делах против военной элиты и связанных с ней групп истеблишмента. Показательно, что 22 января 2009 года в ходе 11-й волны арестов по делу «Эргенекон» в числе 26 задержанных сотрудников спецслужб, журналистов и военнослужащих оказался М. Озбек, глава одного из самых массовых турецких профсоюзов «Тюрк металл», президент Международной евразийской федерации металлистов. Произошедшее не было случайностью: одна из целей этой операции - выявление финансовых источников организации «Эргенекон».

В конечном счете кампания по дискредитации армии принесла плоды. 33,7% граждан стали меньше доверять вооруженным силам страны и лишь у 9% доверие к армии выросло. 31,7% опрошенных полагают, что начальнику Генштаба следует оставить свой пост. Притом что экономика Турции за годы правления ПСР укрепилась, роль страны на международной арене выросла, а социальная обстановка стабильна, партия, если она проведет задуманные реформы, может остаться у власти надолго. Десятилетие минимум ей гарантировано.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации