СНВ-3 ШАГ В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР № 24/2010

СНВ-3 ШАГ В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Юрий АНДРЕЕВ

ПОЗИЦИЯ   

В БУДУЩЕМ ПРИ ОПРЕДЕЛЕННЫХ УСЛОВИЯХ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ МОЖЕТ И ДОЛЖНО БЫТЬ ЛИКВИДИРОВАНО

Подписанный в Праге новый Договор о мерах по дальнейшему ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), разумеется, не мог не привлечь к себе внимания экспертов России, США и других стран. Уже прозвучало много мнений относительно этого документа, причем самых разных - от крайне критических до исключительно позитивных.

Между тем «Военно-промышленный курьер» наряду с другими печатными изданиями предоставил свои страницы специалистам (из ИМЭМО РАН, Института Европы РАН, Росатома и др.) для интересной и весьма важной дискуссии, в ходе которой обсуждалось, нужно ли полное ядерное разоружение на планете, возможен ли безъядерный мир, какова роль международных соглашений в этой области. Причем данные проблемы, можно сказать без преувеличения, постоянно находятся в центре внимания общественности на всех континентах, ибо без их решения невозможно найти пути к реальному миру и безопасности на Земле.

Такие предложения и ранее выдвигались советским правительством, но тогда западные государства и прежде всего США заявляли, что это не более чем пропагандистские трюки. Теперь же подобные инициативы звучат из уст американского президента Барака Обамы. Правда, нельзя не заметить, что это в решающей степени связано с исчезновением СССР - главного противника Соединенных Штатов на протяжении десятилетий, с сокращением военного и военно-экономического потенциала России. Впрочем, как прежде, так и сейчас считается, что безъядерный мир - идеал, дело будущего, но позиции сторон кардинально поменялись.

Если Советский Союз выступал за уничтожение ядерного оружия в контексте полного всеобщего разоружения и брал на себя обязательства не применять его первым, то Россия в своей новой Военной доктрине, принятой в феврале 2010 года, без обиняков предупредила: она готова нанести превентивный ядерный удар «в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». И хотя в одной из наших центральных газет было высказано суждение, что, мол, речь идет о «полупревентивном» ударе, поскольку слов о превентивном ядерном ударе нигде в тексте доктрины нет, это, думается, не меняет сути дела. Ведь в документе говорится четко и без обиняков: возникнет опасность гибели РФ и Москва первой пустит в ход ядерное оружие.

Нет никакого сомнения, что столь драматическое изменение позиций партнеров-соперников - России и США - объясняется состоянием военных организаций двух великих держав. Вооруженная сила, опирающаяся на соответствующий экономический потенциал, и есть та материальная основа геополитики и геостратегии, без которой никаких успехов достичь нельзя. И это, пожалуй, первый, может быть, главный вывод дискуссии.

Ключевые слова дискуссии - военные опасности и военные угрозы. Алексей Арбатов отметил, что главная угроза сегодня - распространение ядерных материалов или боеприпасов. Более того, угроза массированного нападения великих держав друг на друга рассматривается им как нереальная. С ним полностью согласен Владимир Дворкин, считающий, что «состояние взаимного ядерного сдерживания между Россией и США в новых условиях бессмысленно и бесполезно для сдерживания новых угроз типа ожидаемых ядерных терактов».

Но ядерное сдерживание нужно не против новых угроз, а против классических, «старых», которые не перестали существовать. Новая Военная доктрина РФ говорит о внешних военных опасностях. Это прежде всего приближение военной инфраструктуры НАТО к границам РФ, в том числе за счет расширения блока. Внешней военной опасностью являются и создание систем стратегической ПРО, милитаризация космоса, развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия.

Кстати, если бы главной и практически единственной реальной угрозой являлся международный терроризм, то заключение Договора о СНВ, другие соглашения в этой области вообще не были бы столь важны и актуальны. Именно классические опасности и угрозы делают Договор о СНВ и возможные последующие договоренности категорически необходимыми для безопасности.

Отсюда вытекает второй вывод - исключительная важность корректного определения иерархии современных вызовов, внешних и внутренних военных опасностей и угроз.

В ходе дискуссии было высказано вполне разумное суждение: устные договоренности в этой области должны уступить место юридически четко оформленным соглашениям. Действительно, отсутствие таких документов уже неоднократно подводило российскую сторону. Однако и они не всегда могут быть гарантией нашей безопасности. Хотя древние римляне утверждали: «Pacta sunt servanta» («Договоры должны соблюдаться»), история человечества полна бесчисленных примеров нарушений заключенных соглашений. Поэтому не договор, а реальная военная мощь является основой безопасности, а взаимовыгодное соглашение может лишь юридически закреплять эту ситуацию. Таков, пожалуй, третий вывод состоявшейся дискуссии.

Практически все участники поддержали идею ядерного разоружения и безъядерного мира в принципе, подчеркивая политическое и идеологическое значение этого лозунга. Только Сергей Караганов отметил, что мир с ядерным оружием все-таки надежнее. Эксперт обосновал это философскими или даже, можно сказать, теологическими доводами.

Однако большинство участников подошли к проблеме с другой, геополитической точки зрения. Исходя из этой позиции, получается, что ядерное разоружение в идеале хорошо, но в настоящее время не является для России приемлемым вариантом. Как подчеркнул Александр Савельев, с военной точки зрения противопоставить расширению НАТО кроме ядерного оружия нам нечего.

Поддерживая идею безъядерного мира, его сторонники все же соглашаются, что это дело весьма далекого будущего. Как отметил Владимир Дворкин, «безъядерный мир возможен только при совершенно иной системе глобальной и региональной безопасности по сравнению с той, что существует и может быть достигнута в ближайшей перспективе. В такой системе должен быть достигнут устойчивый международный консенсус по основным проблемам, которые могут стать предпосылками к вооруженным конфликтам, преобладание безъядерных ВС одного государства не рассматривается как угроза любым другим» («ВПК», № 2, 2010).

Эти положения свидетельствуют об очень отдаленном будущем. Первым шагом к новой системе безопасности может стать воплощение в жизнь недавнего предложения президента РФ о системе евро-атлантической безопасности, если только, замечает Дворкин, «наполнить ее конкретным содержанием в виде проектов совместных программ, договоров, соглашений и механизмов их реализации».

Учитывая, что предложение Дмитрия Медведева как первый шаг к такой системе встретило прохладный прием на Западе, можно согласиться с участниками дискуссии: все нынешние разговоры о полном ядерном разоружении в мире и России в том числе вряд ли имеют какой-либо смысл. По словам Алексея Арбатова, «мир, свободный от ядерного оружия, это не современный мир минус ядерное оружие. Это абсолютно другой мир, который совершенно по другим принципам построен, более справедливым, эффективным, более гуманистичным, и по другим принципам управляется» («ВПК», № 50, 2009). С ним нельзя не согласиться, а уж название этого мира будущего у каждого может быть своим.

Владимир Дворкин отметил в своей статье, что иранский и северокорейский ядерный кризисы должны быть необратимо разрешены. Важно понять, что подразумевается под необратимостью в этом случае. И что делать с несколькими другими странами, попавшими в ядерный клуб «незаконно».

Весьма интересно предложение г-на Дворкина насчет специалистов по производству ядерного оружия - собрать их всех на огромном судне. Учитывая, что судну он дает название «Титаник» (есть такая присказка: как корабль назовешь, так и поплывешь), завидовать морскому путешествию этих людей вряд ли было бы разумным. Хотя человечество практикует менее экзотический способ решения данной проблемы, установив жесточайший контроль над другими видами ОМП - химическим и бактериологическим.

В заключение напомню, что тема полного ядерного разоружения обсуждалась на очередной, 46-й мюнхенской конференции по проблемам безопасности «Будущее контроля над вооружениями и Договора по нераспространению ядерного оружия: возможен ли «глобальный ноль», состоявшейся в феврале 2010 года. Стоит отметить, что «глобальный ноль» или безъядерный мир связан весьма опосредствованно с контролем над вооружениями и ДНЯО: новый мир потребует нового контроля - контроля над разоружением. Российская делегация изложила позицию Москвы в этом вопросе, которую уже высказывал Дмитрий Медведев: в будущем при определенных условиях ядерное оружие может и должно быть ликвидировано. Конечно, когда и при каких условиях - эти важнейшие вопросы решить будет очень нелегко.

Так что подписанный в Праге Договор о СНВ можно скорее всего считать определенным шагом в правильном направлении.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации