ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО СДЕРЖИВАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

2(27)/2009

ДОКЛАД

президента Академии военных наук

генерала армии М.А.ГАРЕЕВА

ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО СДЕРЖИВАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

В выступлении освещаются вопросы совершенствования проводимой Союзным государством России и Беларуси политики стратегического сдерживания в современных условиях (с учетом мирового финансово-экономического кризиса) и факторы, сдерживающие развязывание новой мировой войны. На базе анализа различных возможных путей обеспечения стратегического сдерживания предлагаются практические меры по дальнейшему укреплению безопасности Союзного государства, комплексный подход к использованию политических, дипломатических, экономических, информационных и других невоенных средств достижения мира, недопущения прямого военного столкновения с США.

Ключевые слова: стратегическое сдерживание, Союзное государство, ядерное оружие, адекватный ответ, военная стратегия, внешняя политика, невоенные средства, невоенные методы, военная мощь.

In performance questions of perfection of Russia spent by Union State and Belarus politicians of strategic restraint in modern conditions (taking into account world financial and economic crisis) and the factors constraining развязывание new world war are taken up. On the basis of the analysis of various possible ways of maintenance of strategic restraint practical measures on the further strengthening of safety of Union State, the complex approach to use of political, diplomatic, economic, information and other not military means of an attainment of peace, a non-admission of direct military collision with the USA are offered.

Keywords: strategic restraint, Union State, the nuclear weapon, the adequate answer, military strategy, foreign policy.

Уважаемые товарищи!

На современном этапе стратегическое сдерживание становится одной из важнейших и актуальных проблем обеспечения безопасности Союзного государства России и Белоруссии.

В нашем понимании стратегическое сдерживание - это комплекс взаимосвязанных политических, дипломатических, информационных, экономических, военных и других мер, направленных на сдерживание, снижение и предотвращение угроз и агрессивных действий со стороны какого-либо государства (коалиции государств) путем упреждающих ответных мер, снижающих опасения противоположной стороны, или адекватной угрозой неприемлемых для нее последствий в результате ответных действий.

Главный смысл стратегического сдерживания в том, чтобы все государственные органы работали по оборонным вопросам согласованно и в тесном взаимодействии с Министерством обороны и другими силовыми ведомствами. В новой Стратегии национальной обороны США поставлена задача по стратегическому сдерживанию России с целью не допустить ее экономического, политического и военного возрождения. Цель нашего стратегического сдерживания иная - сдерживание угроз национальной безопасности. Оно необходимо для обеспечения большей согласованности в деятельности государства в оборонной сфере.

В отношениях между государствами объективно стратегическое сдерживание всегда имело место. Почему сегодня предлагается отдельно выделить и придать этому понятию особое значение?

Россия всегда была страной в основном самодостаточной и не была заинтересована в войне, но нам не раз ее навязывали. Вместе с тем она была способна постоять за себя и в прямом противоборстве, когда ей навязывали войну. После распада Советского Союза и коренного изменения расстановки сил в мире эти возможности резко сократились.

Два грандиозных экономических кризиса в ХХ веке были преодолены империалистическими государствами путем развязывания двух мировых войн. В начале ХХI века человечество переживает новый глобальный экономический кризис. Но в наше время фактором, сдерживающим развязывание новой мировой войны, является ядерное оружие. Поэтому главная ставка заправилами современного мира делается на достижение политических целей двумя путями: во-первых, подрывными действиями, цветными революциями внутри противостоящих стран, крупномасштабными информационными акциями; во-вторых, достигать политических и стратегических целей по частям - путем развязывания локальных войн и конфликтов.

Первоочередной целью всей этой экспансии являются энергетические ресурсы, расположенные на Ближнем, Среднем Востоке и на территории России. Наша страна в ближайшие годы будет подвергаться мощному геополитическому давлению и прежде всего со стороны США, стран НАТО, Китая. При любом раскладе расстановки сил ни одна из этих стран поддерживать и тем более защищать нас не будет.

При сложившейся расстановке сил трудно рассчитывать на то, что будущие войны обязательно будут только региональными и локальными. Также, видимо, не может быть, чтобы, скажем, где-то на Западе мы с американцами воевали, а на Востоке - проводили с ними совместные учения. На любом стратегическом направлении - на Западе, Юге, Востоке или Севере - будет присутствовать США. Отсюда и важнейшая задача стратегического сдерживания - не допустить военного столкновения с США, но это не только от нас зависит.

В прежние годы и в Первую и Вторую мировые войны мы имели союзников, теперь, например, даже в таком незначительном факте, как признание независимости Южной Осетии или Абхазии, Россия поддержки не получила. Здесь имели значение не только оглядка на США, Запад, но и в ряде случаев недостаточно убедительная позиция самой России. Теперь некоторые политологи говорят, что США использовали Грузию как штрафной батальон для проведения разведки боем, а Россию втянули в эту провокацию, как в 1979 г. в Афганистане.

Надо учитывать, что и в современных условиях наряду с противоположными политическими целями и противоречиями между западными странами и РФ объективно существуют и общие объединяющие интересы предотвращения ядерной войны и распространения ядерного оружия, борьбы с международным терроризмом, решения экономических, экологических и других проблем, которые объективно будут вынуждать к совместным действиям, как это было во Второй мировой войне. В процессе разностороннего сотрудничества нужно закреплять совпадающие интересы и нейтрализовать по возможности, блокировать и быть готовым найти адекватные ответы на возникающие неблагоприятные проявления противостоящей политики.

И еще одно новое важное обстоятельство - это возросшая роль в мировой политике транснациональных финансовых и политических структур, которые по существу верховодят национальными правительствами, в том числе в США, протягивают они свои щупальца и к России. Но при анализе военно-политической обстановки, в разведывательной деятельности мы недостаточно интересуемся этими структурами, также как частными военными корпорациями, которые без ведома правительств, парламентов можно где угодно использовать, в том числе против России.

В целом можно сказать, что с точки зрения обеспечения своей безопасности Россия еще никогда, может быть с времен 1612 года, не была в таком сложном положении, как это сложилось в последнее время.

В связи с этим предотвращение угроз, уклонение от крупного военного столкновения становится не только актуальной, но и главной, приоритетной целью нашей политики и военной стратегии. В этих условиях для отстаивания национальных интересов России и Белоруссии вместо прямолинейного противоборства требуется гибкое стратегическое сдерживание, которое может осуществляться в основном двумя путями. Во-первых, хорошо продуманной, последовательной, согласованной и гибкой внешней политикой, умелым отстаиванием национальных интересов и предотвращением угроз политико-дипломатическими, экономическими, информационными и другими невоенными средствами и методами.

Во-вторых, подкреплением мирных усилий военной мощью Союзных государств, высокой боеспособностью и боевой готовностью Вооруженных Сил и других войск и прежде всего надежным стратегическим ядерным сдерживанием.

При реализации первого пути для России первоочередным является возрождение ее как великой державы наряду, скажем, с КНР, Индией. Иначе при господстве лишь одной сверхдержавы не может быть никакого многополярного мира. Для России важно также развиваться по пути создания демократического, социально-справедливого, правового государства, являющегося во всех отношениях привлекательным для других стран и в первую очередь для ближайших соседей. Для этого надо отказаться от моделей либеральной экономики, которая каждые 10 лет весь мир загоняет в тупик экономических кризисов. России желательно развиваться не как сырьевому придатку мировой экономики, а как высокотехнологическому государству. Для этого резервные деньги вкладывать в реальное производство, а не подпитывать ими транснациональные финансовые кампании. Во внешней политике главный упор сделать на развитие экономических связей. Сейчас, например, огромный объем экономических взаимосвязей США и Китая не позволяет им делать крутых движений в политике даже в самые напряженные моменты развития международной обстановки.

Еще до Великой Отечественной войны делались предложения о необходимости разработки Плана обороны страны, где отражались бы важнейшие внешнеполитические, экономические, информационные и военные мероприятия с целью обеспечения скоординированных действий всех государственных органов по подготовке страны к обороне.

Но это не было сделано, многие вопросы организации управления в оборонной сфере не были до конца продуманы. В результате только с началом войны пришлось наспех решать вопросы создания Госкомитета обороны, Ставки ВГК и другие.

В современных условиях необходимого для этого времени может не оказаться. Поэтому надо изыскать соответствующие новым условиям формы и методы планирования и организации обороны как в государственном масштабе, так и в рамках Военной организации России.

Возможно, было бы целесообразным разрабатывать государственный план стратегического сдерживания угроз с участием МИД, ФСБ, МВД и других ведомств, участвующих в решении оборонных задач.

Развитие России как экономически процветающего государства позволит ей быть примером для других стран, которые будут стремиться к той или иной форме экономической и культурной интеграции с нашей страной.

В первую очередь необходимо форсировать создание союзного государства России и Белоруссии, приложить все усилия к тому, чтобы сделать эту форму объединения привлекательной для других стран СНГ.

Вообще во внешнеполитическом сотрудничестве желательно искать взаимовыгодные точки соприкосновения. Например, можно было бы расширить сферу нашего взаимодействия по Афганистану. Это нам выгодно и с точки зрения обеспечения безопасности и стабильности на юге, скрепления сотрудничества со странами СНГ, борьбы с наркотрафиком, и с точки зрения гуманитарной - в Афганистане много людей, которые нас поддерживают. Во всяком случае, это укрепило бы взаимозависимость между США и РФ, заставляя США быть более сдержанными в других районах, где затрагиваются интересы России. Обширное поле для взаимодействия остается на Ближнем Востоке, Арктике и других регионах, в области сдерживания ядерной опасности, борьбы с международным терроризмом и по другим вопросам.

Разумеется, в сфере противодействия угрозам национальной безопасности России политико-дипломатическими, экономическими и информационными средствами проводится определенная работа, начиная с дипломатической деятельности, создания оборонной мощи государства и кончая различными информационными акциями, подготовкой населения к защите Отечества. Деятельность различных государственных органов в этой сфере недостаточно координируется и поэтому осуществляется в ряде случаев недостаточно согласованно и целеустремленно. А главное нет должного спроса и ответственности за предотвращение конфликтов и угроз. По существу ни один конфликт политическими средствами не удается разрешить и поэтому приходится задействовать военные структуры.

Вызывает озабоченность и то обстоятельство, что впервые за послевоенные годы сложилось крайне неустойчивая военно-политическая обстановка, угрожающая лишить мир элементарных основ, стратегической стабильности. Даже в годы «холодной войны» существовали важные международные соглашения, определяющие нерушимость послевоенных границ, договоры по ограничению ПРО и других стратегических и обычных вооружений, которые играли определенную сдерживающую роль. В наши дни одни из этих соглашений исчерпали себя или грубо нарушаются и не работают, а новых соглашений даже по СНВ-1 пока еще нет. И нужен, конечно, в первую очередь новый всеобъемлющий договор о европейской безопасности, о котором говорил президент РФ Д.А.Медведев.

Академия военных наук уже представляла свои предложения в Совет безопасности и в Министерство обороны, но они, к сожалению, в полной мере не реализуются. Для начала координацию усилий в области обеспечения национальной безопасности можно было бы возложить на аппарат Совета безопасности. Нужно в администрации президента или в правительстве иметь департамент, который занимался бы информационным противоборством в широком плане.

В интересах обеспечения внутренней безопасности, предотвращения сепаратизма давно напрашивается необходимость восстановления министерства по делам национальностей. Россия, как многонациональное государство, может сохранить свою устойчивость только в том случае, если она будет строиться и развиваться на основе последовательного проведения в жизнь принципов федерализма, о чем 12 декабря 2008 г. говорил и президент РФ Д.А.Медведев.

Второй, взаимосвязанный с первым, путь - это подкрепление мирных усилий военной мощью государства. Но в сложившихся условиях и в этой области требуется больше гибкости и целеустремленности.

Дело в том, что у нас на военное время предусмотрена строго последовательная система стратегических действий: стратегическое развертывание вооруженных сил, боевое применение ВС в различных формах стратегических действий. Все они объединены единым замыслом, определена последовательность действий органов управления и всех видов ВС и родов войск.

Деятельность вооруженных сил в мирное время спланирована главным образом с точки зрения подготовки к выполнению боевых задач в ходе упомянутых выше стратегических действий, т.е. она была однозначно ориентирована на прямое противоборство с вероятными противниками. Все сводилось к тому, чтобы прямолинейно противодействовать противостоящим угрозам. Излишняя ретивость в этой области нередко только усиливала и обостряла эти угрозы. Например, когда мы не ассиметрично, а прямолинейно отвечали на каждый виток гонки вооружения. В ряде случаев в то время это было оправданно. Например, я и сейчас считаю, что направление ракет и ядерного оружия на Кубу с нашей стороны не было авантюрой, как это сейчас пытаются изобразить. Мы этим рискованным, но смелым шагом предупредили Америку, что ей тоже зарываться нельзя. Заставили американцев убрать ракеты с территории Турции, вырвали у них обязательство не нападать на Кубу.

Но в наше время, когда экономическая и военная мощь России несопоставима с возможностями СССР и Америки, с целью достижения большей рациональности наших действий мы должны отвечать на возникающие угрозы более гибко и при всякой возможности не прямыми, а ассиметричными мерами, прибегая к военной силе лишь в случаях, когда возможности других средств действительно исчерпаны. Ибо угрозам надо не только противодействовать, но и делать все возможное для того, чтобы не провоцировать, а предотвращать их.

Например, в той обстановке, которая сложилась в начале августа 2008 г. в Южной Осетии, у российского руководства, видимо, не было другого выхода, как ответить грузинской провокации военным путем. Но в ряде случаев в подобной ситуации при хорошо поставленной разведке можно было бы еще до ее начала разоблачить факт подготовки агрессивных действий и рядом упреждающих информационных и военных мер (например, демонстрации силы) вынудить противостоящую сторону отказаться от своих намерений и избежать навязываемого нам военного конфликта. Все это предъявляет новые требования ко всей деятельности Вооруженных Сил и поддержанию их боевой готовности.

Внешнеполитическая деятельность, военное планирование на основе прогнозирования развития обстановки должны заранее предусматривать ряд возможных вариантов возникновения конфликтных ситуаций и меры противодействия с нашей стороны как невоенными, так и военными средствами. Все они должны быть пронизаны единой целью и замыслом.

Для эффективного осуществления стратегического сдерживания в военной области прежде всего необходимо более четко определиться и с вопросом для ведения каких войн и для решения каких оборонных задач необходимо строить и готовить Вооруженные Силы и другие войска.

В.В.Путин в своем последнем Послании Федеральному собранию четко определил, что «У современной России должны быть Вооруженные Силы, способные одновременно вести борьбу в глобальном, региональном, а если потребуется - и в нескольких локальных конфликтах. Мы должны быть всегда готовы отразить потенциальную внешнюю угрозу и акты международного терроризма». Казалось бы, из этого надо и исходить. Но когда не только в печати, но и в некоторых официальных заявлениях пытаются сводить все оборонные задачи к борьбе с терроризмом или наркотиками, то такой подход может увести в сторону от того, что может реально потребоваться. Вы все видите, в каком направлении развиваются вооруженные силы США, НАТО, Китая, военный бюджет США стал в 2 раза больше, чем при подготовке к мировой ядерной войне.

Нельзя упрощать и борьбу с терроризмом, сводя ее только к действиям спецподразделений. В реальной жизни мы видим, что так называемые террористы могут захватывать целые страны, как это было в Афганистане, Косово, с применением большого количества бронетанковой техники, артиллерии, авиации. Для противодействия им потребуются организованные действия регулярных войск. Это подтвердилось в «пятидневной войне» на Кавказе. Поэтому в военном строительстве при определении возможного состава группировок войск (сил) на важнейших ТВД целесообразно исходить не только из сложившейся сегодня обстановки и имеющихся сил и средств, а из того, что может потребоваться в перспективе, в самой неблагоприятной обстановке. Не оправдывают себя и отвлеченно, произвольно установленные мобилизационные нормы. Традиционная американская и натовская формула оценки соотношения сил гласит: «Судить не по намерениям другой стороны, а по ее возможностям». Именно существенные различия возможностей группировок СВ, ВВС, ВМС порождают в первую очередь угрозы на важнейших стратегических направления.

Для России при крайне неблагоприятном соотношении сил на всех ТВД важнейшим и наиболее надежным средством стратегического сдерживания остается ядерный потенциал, значимость которого американцы стремятся исказить и обесценить созданием системы ПРО и дальнобойного высокоточного обычного оружия. Поэтому стратегические усилия ядерные силы необходимо непрерывно совершенствовать.

Первостепенное значение приобретает также создание единой системы воздушно-космической обороны страны. Особое значение имеют создание единой системы ПРО РФ и Белоруссии, а вообще надо идти к созданию единых ВС. Вместе с тем в ходе боевых действий на Цхинвальском направлении в августе 2008 г. особенно отчетливо выявились слабые места в техническом оснащении и боевом применении ВВС и ПВО. Еще раз дало о себе знать давно известное наше отстаивание в средствах связи, РЭБ, разведки, целеуказания, в пользовании космическими средствами. Эти вопросы, на наш взгляд, требуют особого и экстренного рассмотрения Военно-промышленной комиссией РФ.

На вооружение формально выделяется средств все больше, а оружия мы получаем все меньше. Ибо нет строгого спроса за выполнение планов и программ. Принимаемые меры не предусматривают кардинальной концентрации научных сил, финансовых и материально-технических средств для осуществления прорыва в области элементной базы, перспективных технологий для создания средств связи, обнаружения, наведения, автоматизации управления, РЭБ, информатизации. Нужна концентрация научных сил и материальных средств, осуществляемая примерно с таким же решительным подходом как это было сделано сразу после войны при создании ракетно-ядерного оружия. Без должного стимулирования научно-исследовательских работ, привлечения талантов, ожидаемого прорыва в этой области не получим.

Важнейшим условием надежного стратегического сдерживания является поддержание высокой боеспособности и боевой готовности сил общего назначения. Жизнь, в том числе события на Кавказе, еще раз показали наивность утверждений лженоваторов в военном деле, о том, что теперь уже танки, БМП и вообще сухопутные войска изжили себя и что можно одними воздушными ударами решить судьбу боя и операции. Конечно, авиационная поддержка, удары с воздуха имеют важное, а в ряде случаев и решающее значение, но и роль общевойсковых соединений и объединений, в том числе танков, БМП, артиллерии не теряет своего значения. В Южной Осетии они сыграли главную роль в отражении агрессии и разгроме врага. Для того, чтобы войска несли меньше потерь, надо совершенствовать боевую технику сухопутных войск, защищенность личного состава и техники.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации