НАИБОЛЕЕ УСТОЙЧИВЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

2(27)/2009

С.И. ГРАЧЕВ,

О.А. КОЛОБОВ

НАИБОЛЕЕ УСТОЙЧИВЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА

Рассматриваются истоки возникновения терроризма, его развитие и превращение в одну из новых форм войн ХХI века. В статье уделено внимание анализу этого опасного общественного явления и даются рекомендации по созданию эффективной системы борьбы с терроризмом.

Ключевые слова: международный терроризм, политические цели, мусульманские страны, система борьбы с терроризмом.

Sources of occurrence of terrorism, its development and transformation into one of new forms of wars of the XXI-st century are considered. In article the attention is paid to the analysis of this dangerous public phenomenon and recommendations about creation of effective system of struggle against terrorism are made.

Keywords: the international terrorism, political ends, the Muslim countries, system of struggle against terrorism.

Терроризм относится к числу самых опасных и трудно прогнозируемых явлений современности, приобретающих все более разнообразные формы, угрожающие масштабы и обещающих человечеству самые катастрофические последствия. Террористические акты чаще всего приводят к массовым человеческим жертвам, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, нарушают поддержание социальной дисциплины, рождают ситуацию глубокой вражды между государствами и народами. Они провоцируют войны между нациями и религиями, ненависть и недоверие между социальными группами и экономическими объединениями, которые невозможно преодолеть даже в течение жизни одного поколения.

При этом терроризм в настоящее время - это не какое-то разовое, случайное проявление, посягающее на права и свободы отдельных граждан. Сегодня его следует рассматривать как широкомасштабное явление, представляющее угрозу жизненно важным интересам личности, общества и государства. Это объясняется тем, что, во-первых, терроризм подрывает систему государственной власти и управления, снижая, таким образом, эффективность управления обществом, регулирования социально-политических процессов; во-вторых, ослабляя государственные и общественные структуры, он усиливает влияние в обществе оппозиционных антиконституционных образований; в-третьих, активизируя морально-психологическое воздействие на население, он вызывает хаос, беспорядки, ожесточенность людей по отношению друг к другу, что опять-таки используется субъектами терроризма в своих политических целях; в-четвертых, располагает огромными денежными средствами и значительным экономическим потенциалом; в-пятых, активно выходя за пределы государственных границ, терроризм все больше и больше приобретает международный характер и представляет собой опасность для международного сообщества.

Конец ХХ - начало ХХI века ознаменовались существенными изменениями в средствах и способах подготовки и реализации террористических акций. В результате вовлечения в боевые организации некоторой части высокопрофессиональной и высокоэрудированной интеллигенции на службу терроризму поставлены самые современные высокие технологии. В связи с этим возросла угроза производства и применения во время терактов оружия массового поражения. Объектом воздействия террористов стали не только политический, военный и экономический потенциал страны, но также управленческая и информационная сферы. Терроризм может стать одной из новых форм войн XXI столетия.

Современные условия и цели использования терроризма в политической борьбе на национальном и международном уровне раз за разом ведут к существенному изменению его содержания, организации и тактики. Под воздействием этих условий в развитии терроризма сформировался ряд устойчивых детерминантов, изучение которых имеет важное прикладное значение и для понимания его роли как глобальной угрозы человечеству, многим странам мира, и для научной разработки системы мер, необходимых для эффективной борьбы с ним.

Одним из ярко выраженных детерминантов современного терроризма является неуклонный рост его общественной опасности как для международных отношений, международной безопасности, так и для конституционного строя, прав и свобод граждан. Основные факторы, определяющие нарастание опасности терроризма, состоят:

- в общем росте политического экстремизма в большинстве регионов мира, распространении в мировой политике и внутриполитическом противоборстве практики применения насилия для достижения политических целей организациями, партиями, отдельными политическими движениями и даже странами; в вовлечении все более значительных слоев и групп населения (прежде всего на националистической, религиозной, сепаратистской основе) в различные течения политического экстремизма (это наблюдается на всех континентах мира за исключением Антарктиды);

- во все более широком применении террористами особо опасных форм и жестоких методов насилия (например, так называемого массового терроризма: Нью-Йорк - 2001 год, Москва - 1999, 2002, 2004 годы, Беслан - 2004 год, Мумбай - 2008 год и др.);

- в изменении тактики террористических организаций различной идейно-политической направленности в сторону выбора в качестве объектов применения силы граждан, не относящихся к политическим противникам террористов (т.н. «слепой терроризм»), а также объектов, представляющих повышенную опасность для окружающих (АЭС, воздушные суда и т.п.).

Не следует забывать и об интенсивно наступающих глобальных демографических диспропорциях. Прирост населения богатых стран за счет собственных ресурсов фактически прекратился и приобретает отрицательную динамику с одновременным и быстрым старением населения, а темпы прироста населения (в том числе мусульманского) в странах Азии, Африки, Латинской Америки не только не снижаются, а даже растут. Европейские, североамериканские и российские народы уже сейчас не могут сдержать массовый наплыв мигрантов из перенаселенного и беднейшего юга. Более того, согласно серьезным исследованиям стратегия «догоняющего» развития имеет свои объективные пределы1. Даже для России она практически нереализуема. А отсталость южных стран от технологически развитого Северо-Запада становится практически непреодолимой. Безвыходное положение населения отсталых стран - серьезная социальная база для радикализма и терроризма.

Авторы изданной по заказу Пентагона книги «Терроризм 2000: будущее лицо террориста» М. Сетрон и О. Дэвис отмечали, что «завтрашние террористы будут вдохновляться не политической идеологией, а яростной этнической и религиозной ненавистью… Ядерное, биологическое и химическое оружие окажется идеальным для их целей…»2.

Повышение общественной опасности терроризма для внешней и внутренней безопасности Российской Федерации, как и для многих стран мира, вполне очевидно. Ибо террор - оружие универсальное, берется на вооружение любыми радикалами3. Это находит подтверждение в нарастании количества политически мотивированных преступлений в последние годы, в увеличении числа жертв терроризма, в распространении пропаганды насилия как якобы допустимого способа ведения политической борьбы.

Современный передел мира повышает роль государственного терроризма как инструмента политики даже у вполне нормальных демократических государств (что также является ярко выраженным детерминантом современного терроризма). Имеется достаточно много примеров, когда силы международного терроризма используются, что называется, «на заказ», в качестве тарана для разрушения существующих структур, нарушения сложившихся военно-политических балансов сил, перекраивания зон интересов, влияния и взаимодействия. В последующем такие государства стремятся сами заполнить образовавшиеся геополитические пустоты, вклиниться в те или иные региональные структуры в качестве балансира, миротворца, регулирующей силы в управляемом конфликте.

Примеры опосредованного участия официальных властей государств в актах терроризма, носящих международный характер, представляли собой одну из сторон новой внешнеполитической деятельности некоторых стран, получившей название»государственной поддержки международного терроризма» или (по мнению специалистов США) «терроризм, поддерживаемый государством» (State-Sponsored Terrorism). Значительно более распространенной стороной такой политики является стимулирование государствами международной террористической деятельности в выгодном для себя направлении. Международный терроризм превратился в идеальный инструмент реализации внешнеполитических интересов государства. Этот инструмент привлекателен целым рядом характеристик: малозатратность, эффективность, анонимность, уход от возможных санкций мирового сообщества или ответных действий потерпевшей стороны4.

Известный ученый, терролог П. Уилкинсон, в свое время констатировал, что «примерно 25% террористических актов поддерживаются или направляются государствами. Это может выражаться в моральной поддержке, материальной помощи, приобретении оружия, в обучении пользования им, снабжении фондами, предоставлении убежища»5. Можно со значительной долей уверенности констатировать, что в наши дни процентное соотношение значительно увеличилось. При этом многие политики, руководители государств и финансовых корпораций не хотят понимать, что заигрывание с терроризмом, попытки использовать его в собственных интересах чреваты серьезными просчетами и проблемами в перспективе.

Кроме того, все это происходит на фоне обращения Всемирного саммита 2005 года к государствам воздерживаться от организации, финансирования, поощрения, подготовки или оказания какой-либо иной поддержки террористической деятельности и принимать надлежащие меры для обеспечения того, чтобы их территория не использовалась для такой деятельности6.

Таким образом, активная практика опосредованного использования государственными структурами ряда стран (чаще - через специальные службы) международного терроризма в значительной мере отражает разобщенность мирового сообщества. Губительный подход деления международных террористов на «своих» и «чужих» привел к тому, что это явление может приобрести самостоятельное мировое значение. Оно поставит человечество перед барьером его тотальной зависимости от воли хорошо скоординированного международного сообщества приверженцев насильственных действий, нашедших свое место в жизни и не желающих возвращаться в лоно «демократических» институтов урегулирования возникающих конфликтных ситуаций. Это тем опаснее, что многие из стран, уличенных в государственной поддержке международного терроризма, имеют доступ к химическому и биологическому оружию. Кроме того, терроризмом стала прикрываться фактически военная агрессия одних государств в отношении других при конспирации истинных субъектов такой агрессии. Вина в таких случаях часто возлагается на различные общественные организации религиозного, националистического, сепаратистского и иного экстремистского толка, хотя лидеры таких организаций готовятся спецслужбами различных государств и ими же контролируются.

Исключительную опасность представляет набирающий силу следующий детерминант современного терроризма: активная интеграция терроризма и организованной преступности как на международном, так и на внутригосударственном уровнях7. Организованные преступные сообщества национального и транснационального характера прибегают к практике терроризма либо услугам террористических формирований для устрашения и оказания воздействия на представителей власти и срыва их политических мероприятий, для поддержки угодных ей политических сил, протаскивания в органы власти собственных представителей или, наоборот, для устранения определенных политических сил из властных структур, для оказания воздействия на общественное мнение, на поведение избирателей посредством организации кампаний запугивания сторонников нежелательных общественных деятелей и политических организаций, а также дестабилизации ситуации в том или ином регионе и создания обстановки, благоприятствующей совершению преступлений и уклонению от ответственности за них. Отдельные транснациональные преступные организации (например, итальянская мафия или колумбийские картели) использовали тактику террористических актов, направленных против государства и его представителей. При этом старались помешать расследованиям, воспрепятствовать введению или продолжению энергичной политики правительства в борьбе с ними, ликвидировать активных сотрудников правоохранительных органов, принудить судей к вынесению более мягких приговоров, а также создать обстановку, которая была бы более благоприятной для преступной деятельности.

От транснациональной преступности и транснациональных преступных организаций в первую очередь исходит скрытая повсеместная и многоплановая угроза. Специалистами-криминологами Соединенных Штатов Америки в одном из документов конца двадцатого века было отмечено: «Организованная преступность, прибегающая к стратегии терроризма, создает прямую угрозу национальной и международной безопасности и стабильности, представляет собой фронтальную атаку на политические и законодательные власти, создает угрозу самой государственности, используя тактику террора. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. Она подрывает процесс развития и сводит на нет достигнутые успехи. Она ставит в положение жертвы население целых стран и эксплуатирует человеческую уязвимость, извлекая при этом доходы. Она охватывает, опутывает и даже закабаляет целые слои общества, особенно женщин и детей, и вовлекает их в различные и взаимосвязанные преступные предприятия»8.

В последние годы активно происходит сращивание криминального терроризма с политическим, национальным и религиозным. Как правило, руководители всех современных террористических группировок, помимо национальных, религиозных, территориальных, политических, имеют своей целью получение материальных выгод или обеспечение доступа к власти для получения возможности перераспределения материальных и государственных ценностей. Исследователи всего мира отмечают практику широкого участия террористических организаций в различных видах незаконного бизнеса и сотрудничества с преступными сообществами. У. Лакер однажды заметил, что в 70-е годы терроризм становится участником крупного бизнеса, а в некоторых регионах приобретает все черты транснациональных корпораций. Следует напомнить, что сказано это было тридцать лет назад. А за этот срок много произошло изменений и, к сожалению, не в лучшую сторону.

Преступные организации, активно исповедующие методы криминального терроризма, уже в силу самой своей природы подрывают гражданское общество, прибегая к терроризму, обостряют напряженность во внутренней политике и угрожают нормальному функционированию государственного управления и правопорядка. Их деятельность особенно эффективна, если правительство уже ослаблено или является нестабильным, причем преступные организации еще более расшатывают обстановку. По мере того, как они «осознают масштабы своего влияния и свою силу в условиях слабости государственного управления или половинчатых усилий по борьбе с ними, переход таких групп от усилий, направленных только на нейтрализацию правительственных правоохранительных мер, к усилиям, направленным на то, чтобы самим занять место правительства, уже не кажется слишком фантастичным»8.

Преступные организации далеко не всегда вступают в прямую конфронтацию с государством. Альтернативный путь состоит в проникновении в органы государственной власти, их коррумпирование с целью нейтрализации правоохранительных мер. Общая цель в том, чтобы правительство заняло попустительские позиции и не принимало серьезных мер в отношении такой организации для пресечения ее деятельности. Один из путей ее достижения состоит в заключении молчаливого соглашения ограничить насилие, пока правительство не вмешивается в экономические предприятия данной группировки. Другим путем является коррумпирование должностных лиц, имеющих полномочия или власть для принятия мер в отношении преступной организации, с тем, чтобы они оставались в бездействии, получая за это вознаграждение от нее. Наихудшим является положение, при котором правительственные чиновники и преступная организация вступают в сговор. Роль правительства здесь практически сводится к укрывательству преступной организации. Таким образом, отдельные чиновники оказываются на содержании местных мафиозных группировок, а мафиозные структуры стремятся занять лидирующие позиции во властных структурах. По данным Всемирного банка, ежегодно на подкуп чиновников и политиков в мире тратится около 80 млрд долларов9.

Организованная преступность, стремясь к желаемым политическим результатам, используется некоторыми далекими от политической чистоты партиями, которые получают от организованных преступников серьезную финансовую поддержку, расплачиваясь за это лоббированием интересов преступных формирований, включением в свои списки представителей от организованной преступности, оказанием иной политической помощи уголовному миру. Так, на выборах в Государственную Думу России в 1999 году, например, по партийным спискам баллотировалось 86 кандидатов из числа ранее судимых или находящихся под следствием9.

Организованные преступные сообщества представляют собой серьезную угрозу существованию финансовых и коммерческих учреждений на национальном и международном уровнях. Они внедряются в учреждения, занимающиеся законной деятельностью, запугивают их владельцев актами терроризма, извращают цели их функционирования до такой степени, что они уже не могут служить ни интересам общества, ни интересам акционеров. Процесс внедрения в законные учреждения является стержневым по завязыванию связей как с деловыми кругами легального бизнеса, так и с политической верхушкой. В данных условиях усилия правительств и правоохранительных органов по борьбе с названными организациями значительно затрудняются. Здесь уместна аналогия с вирусом, разрушающим иммунную систему организма. Разложение финансовых учреждений представляет собой опасность и потому, что может подорвать доверие к ним общества и вызвать серьезные долгосрочные последствия в том, что касается мандата всеобщего доверия к экономике. На международном уровне отмываемые деньги еще более подрывают способность правительств контролировать и регулировать глобальную финансовую систему и управлять ею. Одновременно существует опасность того, что принятые меры приведут к обратным результатам. Так, в ответ на вызов транснациональных преступных организаций могут быть приняты меры, способные затруднить законную финансовую деятельность10. Подтверждением значительного интереса преступных сообществ к финансовым структурам и учреждениям могут служить данные Дальневосточного государственного университета, проводившего исследования о тенденциях и перспективах борьбы с организованной преступностью и опиравшегося в своих исследованиях на данные МВД России. Согласно им к концу 90-х годов прошлого столетия организованная преступность контролировала не менее 40% частных предприятий, до 60% - государственных и около 80% - коммерческих банков страны9.

В последнее время в политическом лексиконе появился термин «теневое управление», который характеризует закрытость государственных структур от общественности с целью скрыть связи с преступным миром. Это активно использовали чеченские сепаратисты. К. Ипполитов и С. Гончаров приводят в качестве примера выступление С. Радуева перед выпуском боевиков в 1997 г., где он рекомендовал боевикам: занимать лидирующие позиции в мафиозных структурах России повсеместно, особенно имеющих явно выраженный этнический характер - дагестанских, корейских, вьетнамских, цыганских. Через эти структуры чеченские боевики получают возможность действовать в России. Это способ реализации политики устрашения чужими руками, способ увода от ответственности экстремистских группировок. Он ведет к росту социальной напряженности, приобретая явно политический оттенок. Более того, преступные группировки присваивают любыми путями (как легитимными, так и нелегитимными) различные объекты - торговые, производственные, транспортные и др.11.

Эксперты ООН отмечают, что активно способствует слиянию терроризма и организованной преступности - технологические интересы. Хищение ядерных материалов и возможность их использования с целью крупномасштабного вымогательства и шантажа наводит на мысль о том, что грань между такими преступлениями, как вымогательство и политический терроризм, все больше и больше стирается. Возможен вариант, когда транснациональные преступные организации похищают ядерные материалы и продают их террористическим организациям. По другому варианту, похитители плутония сами воспользуются им для шантажа правительства12.

Современные террористические объединения, используя в своей деятельности криминальное начало, повышают опасность терроризма, усиливают его потенциал по применению насилия для решения политических задач. Слияние терроризма и организованной преступности ведет к значительному расширению финансовых, материальных и оперативных возможностей терроризма, усилению его инфраструктуры. К тому же, криминальный терроризм плотно сращивается со всеми видами терроризма, используя в своей преступной деятельности все существующие формы насилия, расширяя тем самым не только сферу своей деятельности, но и значительно увеличивая наносимый ущерб жизненно важным интересам личности, общества, государства и мирового сообщества в целом.

Двадцатый век убедительно доказал, что, какую бы политическую мотивацию ни выдвигали теоретики терроризма, его подоплека всегда носит экономический характер. Ибо конечной целью тех, кто проповедует и использует данного рода насилие, является изменение экономических отношений в обществе и перераспределение собственности. Подтверждением сему служит вековая история революционных движений по всему миру.

Но если ранее финансовая составляющая являлась необходимостью жизнеобеспечения и активной деятельности как лидеров, так и самого политического движения, то в наши дни терроризм сам превратился в прибыльный бизнес, что также является одним из детерминантов современного терроризма.

90-е годы прошлого столетия дают богатый материал о планомерном перетекании «воинов ислама» из одной «горячей точки» мира в другую. Подтверждением этого могут служить кровавые конфликты на территории бывшей Югославии, в странах Центральной Азии и Чечне, в индийском Кашмире и Афганистане. Последним примером может служить начало «священной войны» в Ираке, куда хлынул поток эмиссаров практически всех боеспособных радикальных исламских организаций и группировок из стран Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии. Ирак превратился из страны с нулевой степенью террористического риска в зону повышенной угрозы для остального мира. Интересы сохранения нестабильности в Ираке, а значит, выведение из торгового оборота иракской нефти заставили спонсоров из ряда нефтедобывающих арабских стран увеличить финансирование борьбы «моджахидинов» против американцев - «врагов ислама». Одним из следствий этого стало возрождение в постсаддамовском Ираке прежде почти уничтоженных местных и региональных исламских фундаменталистских объединений («Братья-мусульмане», радикальные шиитские группы). Сотрудники бывших иракских спецслужб (внешней разведки, контрразведки, службы безопасности партии «Баас», тайной полиции и др.), вместе со своей агентурой трудоустраиваются в нелегальные структуры, связанные с международным терроризмом9.

Крупные международные корпорации стали активно финансировать заказные проекты. Они заинтересованы либо в устранении конкурентов, или в изменении бизнес-климата в каких-то регионах мира. То есть руководители террористических организаций (в ряде случаев - весьма обеспеченные люди) берут «заказы» на исполнение террористических (диверсионных) акций, дестабилизацию ситуации в отдельных странах и регионах. В подобных случаях установить заказчиков становится очень сложно.

Достаточно вспомнить примеры того, как террористическая деятельность исламистов в том или ином регионе вносила кардинальные коррективы в планы по строительству газо- и нефтепроводов, берущих начало в Центральной Азии. Один из них связан с резкой интенсификацией боевых действий «армии Масхадова» в период выбора маршрута нефтепровода к Черному и Средиземному морям, минуя российскую территорию. То есть из-за прокладки трубопровода через Северный Кавказ «пропускная способность» российских экспортеров нефти возрастала бы на 1 миллион баррелей в день (примерно 10 миллионов тонн в год). А это означает - лишние 7 миллиардов долларов годовой прибыли, которую получила бы Россия и не получили «другие». Поэтому принципиальные интересы этих нефтепромышленников состояли в том, чтобы как можно глубже дестабилизировать обстановку на Северном Кавказе с помощью терроризма - это самое удобное средство. На него не было жалко потратить несколько процентов от возможного выигрыша, какие-нибудь «жалкие» сто-двести миллионов долларов…13. Второй случай касается проектов прокладки нефте- и газопроводов через территорию Афганистана к пакистанскому побережью Индийского океана. Эту идею поддержали многие заинтересованные иностранные компании, прежде всего американская «Юнокал» и саудовская «Дэлта». С началом обсуждения деталей этого проекта «совпало» возникновение и триумфальное шествие по афганской территории движения «Талибан». В этом контексте представляются интересными мнения некоторых экспертов на «заказной» характер террористической деятельности чеченских незаконных вооруженных формирований. Доцент Российского государственного гуманитарного университета Давид Фельдман отмечал: «Есть мнение, что за организаторами террористических акций (чеченцев) стоят политики и бизнесмены. Допустим, кто-то заинтересован в том, чтобы в определенных российских нефтеносных регионах не было стабильности. Следовательно, он профинансирует диверсии. Как можно справиться с подобными террористами? Либо уничтожить, либо предложить им другой, не менее прибыльный бизнес»9.

Террористические организации все активнее стали заниматься финансовыми махинациями, похищением людей, рэкетом, т.е. тем, что относится к непосредственной уголовной преступной деятельности. Достаточно вспомнить по этому поводу серии преступлений, связанных с банковской проблемой авизо, в результате которых в 1991- 1992 годах Чечня вытащила из кармана России 400 миллиардов рублей. Из других источников следует, что в 1993-1994 годах в дудаевскую Чечню «по недосмотру» чиновников Центробанка России ушло по фальшивым авизо в общей сложности более 2 млрд долларов. Нетрудно предположить, что эти деньги были использованы в основном на террористические действия, а кто-то из высших сотрудников банка получил неплохую долю...14. И еще - бывшие руководители коммерческого банка «Прима-банк» были привлечены к уголовной ответственности по статьям УК РФ - «Мошенничество» и «Присвоение чужого имущества». Как сообщил в декабре 2004 года глава ФСБ Николай Патрушев на встрече с руководителями ведущих российских СМИ, бывшие руководители банка П. Усманов, М. Баркинхоев, М. Гатиев обвинялись в получении заведомо невозвратных кредитов на сумму более 72 млн рублей. Эти средства впоследствии использовались для личного обогащения и финансирования террористической деятельности15.

Наркотики и оружие являются одним из товаров для получения тысячепроцентных прибылей. Можно с уверенностью говорить о том, что мировой рынок наркотиков, составляющий, по оценкам экспертов, не менее 200 миллиардов долларов в год, стабильно отчисляет «комиссионные» в пользу мирового терроризма. Первый заместитель начальника управления по борьбе с терроризмом ФСБ РФ Владимир Кулешов в ноябре 2005 года отметил, что основой финансирования международного терроризма являются средства, получаемые от незаконного оборота оружия и наркотиков16.

Еще одно из противоправных направлений, которое получило широкое распространение среди криминального терроризма, - это торговля «живым товаром». На XX конгрессе ООН, посвященном проблемам преступности и проходившем в апреле 2000 г., отмечалось, что торговля людьми - самый быстроразвивающийся рынок в мире. Это второй после наркотиков по прибыльности бизнес. Ежегодно от 4 до 5 млн человек перевозятся нелегальным путем, что дает преступникам (и террористам) доход около 7 млрд долларов9.

Анализ терроризма на рубеже двух тысячелетий также свидетельствует о том, что в его недрах возникают целые бизнес-империи, которые не ограничиваются только оплачиваемыми «заказными» насильственными и иного рода противоправными действиями. Их цель - легализация капиталов, приобретение собственности, движимой и недвижимой, по всему миру, желательно подальше от зон конфликтов. Они превращаются в «многопрофильные холдинги» со своими социально-медицинскими и финансово-кредитными учреждениями, телерадиовещательными компаниями и печатными изданиями, многими другими атрибутами процветающего легального бизнеса. Однако самое опасное заключается в том, что, набирая экономическую силу и финансовую мощь, они неизбежно стремятся создать свою нишу в легальной политической сфере на всех уровнях, привнося в нее свой богатый опыт «нетрадиционных» методов борьбы за реализацию корпоративных интересов. Угроза терроризма, наряду с угрозами распространения ОМП, неконтролируемой миграции, экологических катаклизмов все в большей степени определяет среду безопасности человечества в XXI в.9.

Изучение состояния, особенностей и тенденций современного терроризма показывает, что он превратился в высокой степени опасный и долговременный фактор развития современного общества, оказывающий на его развитие серьезное дестабилизирующее воздействие. Эволюция целей, средств и методов терроризма превратила его в серьезную угрозу для жизненно важных интересов государства, общества и личности в большинстве стран мира.

Но тем не менее, современная борьба с терроризмом ограничивается в основном правовыми и силовыми мерами предупредительного и репрессивного характера и направлена преимущественно против существующих террористических организаций и других субъектов террористической деятельности. Эта борьба еще только приобретает комплексный характер и пока в полной мере не сориентирована воздействовать на социальные условия, порождающие терроризм или серьезно ему способствующие. В одной из работ американского обществоведа Д. Лонга, сотрудника Госдепартамента США, отмечается: «Несмотря на большой общественный интерес, все еще отсутствует согласие в понимании того, что представляет собой терроризм... Никто из ученых до сих пор не преуспел в создании общей теории терроризма»17.

Также следует заметить, что эффективность борьбы с терроризмом всегда будет зависеть от адекватности той системы мер, которую создает мировое сообщество, каждое государство для защиты от этой угрозы. Действенность такой системы мер в решающей степени зависит от объективности и своевременности выявления изменений, которые происходят в содержании, организации и тактике терроризма, от глубины анализа этих изменений и прогнозирования их дальнейшего развития.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Иноземцев В.Л. Пределы «догоняющего» развития. М., 2000. С. 48-119.

2. Современный терроризм: состояние и перспективы под ред. Е.И. Степанова.М.: Эдиториал УРСС, 2000. С. 76.

3. Данилкин А. Призрак терроризма бродит // Труд. 1995. 2 декабря.

4. Грачев С.И. Терроризм. Вопросы теории: Монография. - Н. Новгород: Издательство ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2007. С. 84.

5. Wilkinson P. Terrorism and the Liberal state. 1985. Р. 275-276.

6. Доклад Генерального секретаря Кофи Аннана 3 мая 2006 г. «Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии».

7. См.: Организованная преступность-2. М.: Криминологическая ассоциация, 1993.

8. См.: DOC. 28 (А/9028). Р. 14.

9. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство. С. 42-47.

10. Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М.: Издательство «Щит-М», 1999. С. 132.

11. См.: Ипполитов К.Х., Гончаров С.А. Разрастание угрозы терроризма в регионе Северного Кавказа / Современный терроризм: состояние и перспективы. М., 2000. С. 117.

12. Грачев С.И., Колобов О.А., Корнилов А.А. Соединенные Штаты Америки и международный терроризм. Монография. Н. Новгород: Институт стратегических исследований ННГУ, 1999. С. 82.

13. Оганян Р. Театр террора / Автор-составитель Р. Оганян. М.: Грифон, 2006. С. 298.

14. Румынин В.И., Румынин И.В. Некоторые подходы к борьбе с финансированием террористической деятельности / Материалы круглого стола «Международный терроризм в СНГ». М., 2003. С. 89.

15. Стригин Е.М. Кавказский гамбит: ЦРУ против ФСБ / Евгений Стригин. М.: Алгоритм, 2006. С. 354.

16. ЦОС ФСБ: в финансировании террористов участвуют 60 исламских организаций. http://www. agentura.ru/ Search/.

17. Long D. The anatomy of terrorism. New-York, 1990. P. 9.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации