МОДЕЛИРОВАНИЕ ВОЗМОЖНЫХ СЦЕНАРИЕВ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКЦИЙ НА АТОМНОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ КАК ОСНОВНОЙ ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

2(27)/2009

М.Н. МОЖАЕВ

МОДЕЛИРОВАНИЕ ВОЗМОЖНЫХ СЦЕНАРИЕВ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКЦИЙ НА АТОМНОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ КАК ОСНОВНОЙ ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

В статье моделируются возможные сценарии террористических акций на атомной электростанции, а также даны рекомендации по созданию элементов системы их предупреждения.

Ключевые слова: террористы, АЭС, предотвращение террористических актов, оценка угроз, предупреждение нападений.

In article possible scenarios of acts of terrorism on an atomic power station are modeled, and also recommendations about creation of elements of system of their prevention are made.

Keywords: terrorists, the atomic power station, prevention of acts of terrorism, an estimation of threats, the prevention of attacks

Как показал анализ, с учетом существенного различия в мотивации, целях, тактических и стратегических задачах террористов, будут различаться сценарии их посягательств на те или иные объекты. Поэтому при организации антитеррористической защиты этих объектов террористическая специфика субъектов преступления и их действия должны обязательно учитываться. Важно суметь поставить себя на место террористов и смоделировать сценарии их действий для того, чтобы выработать наиболее эффективные, нацеленные на упреждение, защитные меры. При этом целесообразно отметить, что «Модель нарушителя - совокупность количественных (вес, скорость перемещения, рост и т.п.) и качественных (цели и способы действия, степень осведомленности и подготовленности и т.п.) характеристик нарушителя, с учетом которых определяются требования к системе физической защиты и (или) ее составным частям», а «Типовая модель нарушителя - формализованные сведения о численности, оснащенности, подготовленности, осведомленности и тактике действий нарушителей, их мотивации и преследуемых ими целях, используемые при выработке требований к СФЗ и оценке ее эффективности».

Автор полагает, что террористические технологии не стоят на месте. Они развиваются, совершенствуются, вбирая в себя новейшие достижения науки и техники. При этом средства совершения акций терроризма становятся все более разрушительными, а тактика террористов - все более изощренной и общественно опасной. Следовательно, для представителей структур, которым государства передали полномочия осуществлять непосредственную борьбу с террористически ми угрозами, эти факторы обусловливают необходимость более тщательного изучения трагического опыта террористических атак в целях выработки алгоритмов эффективной защиты потенциальных объектов от возможных новых преступных посягательств и обеспечения безопасности населения.

В этой связи необходимо учитывать также то обстоятельство, что в конкретных регионах террористической активности отмечается определенное своеобразие используемых методов и тактических приемов подготовки и реализации террористических акций.

Таким образом, зная предпочтения террористов с точки зрения выбора объектов посягательств и способов совершения террористических акций, можно с определенной степенью вероятности просчитывать варианты их новых атак. И все же, на наш взгляд, этого недостаточно. Необходимо предвосхищать возможные тактические инновации террористов.

Между тем самыми значительными являются именно психологические негативные последствия террористических атак. С учетом данного обстоятельства террористы могут достичь желаемого эффекта устрашения, даже не проводя реальной атаки, а только обозначив перед населением видимость ее осуществления. Так, например, «4 ноября 2004 г. произошла техническая остановка энергоблока № 2 Балаковской АЭС. Это не создавало никаких угроз для населения, так как по Международной шкале ядерных событий ситуация классифицировалась нулевым уровнем. Тем не менее среди населения Самарской, Саратовской и других близлежащих областей быстро распространились слухи о «взрыве» на атомной электростанции, о распространении «радиоактивного облака», о том, что на Балаковской АЭС произошла катастрофа, подобная чернобыльской. Паника моментально охватила широкие слои населения, в аптеках был раскуплен весь запас йодосодержащих препаратов. При этом проводившаяся разъяснительная работа порой давала обратный эффект, так как граждане воспринимали ее как попытку властей скрыть от населения истину».

Между тем, по прогнозам экспертов, количество террористических актов на объектах гражданского назначения, в том числе и АЭС, будет расти. При этом следует особо подчеркнуть, что «Одно из наиболее страшных проявлений терроризма - террористические акты на АЭС (или других объектах ядерной энергетики) из разряда гипотетических угроз перешло в стадию возможных явлений. Эксперты предупреждают - ядерная угроза со стороны террористов, как никогда, реальна. Когда и где ждать их атаки? Ответа на этот вопрос нет и вряд ли когда он будет. Просто нужно быть готовым всем и всегда, в первую очередь тем 30 странам мира, которые имеют АЭС, к отражению террористических атак».

Анализ приведенных фактов дает основания считать, насколько опасными по своим негативным последствиям могут быть изощренные атаки террористов и насколько важно научиться предугадывать и нейтрализовывать их тактические ходы.

На наш взгляд, в этой ситуации наиболее перспективным представляется тесное взаимодействие руководителей и работников объектов защиты, хорошо знающих их особенности и уязвимые участки, с одной стороны, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, специальных служб, знакомых с опытом и тактикой проведения террористических акций, а также ориентирующихся в криминальной среде, с другой стороны.

В свете рассматриваемой проблемы следует отметить и следующую тенденцию современного терроризма: расширяется не только спектр объектов террористических посягательств, но и их целевое использование преступниками. С 11 сентября 2001 г. террористы наделили авиалайнеры очень опасной функцией. Оказывается, самолеты с полностью заправленными топливом баками могут превращаться в мощные зажигательные авиабомбы с высокой точностью наведения на цель террористами − смертниками.

Следовательно, следует ожидать новых шагов террористов в направлении нетрадиционного использования в своих целях новейших достижений техники. В этой ситуации сотрудники спецслужб, руководители и специалисты предприятий, военнослужащие внутренних войск, сотрудники органов внутренних дел должны проявить не меньшую, чем террористы, изобретательность для того, чтобы смоделировать возможные варианты преступных действий и выработать надежные упреждающие меры защиты потенциальных объектов посягательств.

В связи с вышеизложенным, следует особо отметить возрастающую роль спецслужб в противотеррористической защите объектов, пред полагающую реализацию мер, которые с достаточной степенью условности целесообразно разделить на две группы - пассивные и активные.

В ходе построения пассивной обороны объекта он за счет режимных, технических, инженерных мер, мер военной и физической защиты превращается в крепость, прикрываемую от любых угроз, независимо от того, кто будет ее атаковать. Противник в этом случае неизвестен.

Напротив, меры активной защиты ориентированы на выявление и оперативную разработку субъектов, способных осуществить атаку на защищаемый объект. К их числу следует отнести лиц, имеющих отношение к незаконным вооруженным формированиям, террористическим или экстремистским структурам политической, религиозной, националистической или иной природы, отбывших наказание за совершение дерзких преступлений насильственного характера с применением оружия и взрывчатых веществ, и других граждан, представляющих оперативный интерес для органов безопасности и правоохраны. Они должны постоянно находиться в поле зрения субъектов оперативно-розыскной деятельности, при этом следует учиться предугадывать и предотвращать их преступные намерения.

На взгляд автора, принципиальное значение имеет то, что «По оценкам экспертов США, без активного противодействия охраны террористам, оснащенным компактными взрывными устройствами (камуфлетными, линейными, поверхностными и т.д.) и гранатометами типа РПГ-7, может понадобиться всего лишь полторы минуты для проникновения в жизненно важные зоны реактора и разрушения критического оборудования».

В этой связи следует отметить, что в настоящее время в соответствии с действующими законодательными и иными нормативными актами в области предупреждения, выявления и пресечения террористической деятельности Госкорпорация «Росатом» участвует в обеспечении антитеррористической защищенности объектов использования атомной энергии в пределах своей компетенции путем:

- поэтапного наращивания возможностей систем физической защиты АЭС посредством внедрения новых разработок инженерно-технических средств физической защиты в соответствии с национальными «Правилами физической защиты ядерных материалов, ядерных установок и пунктов хранения ядерных материалов», повышением эффективности использования сил охраны, в том числе и собственной ведомственной охраны;

- совершенствования государственной системы учета и контроля ядерных материалов и радиоактивных веществ;

- наращивания согласованных действий по ликвидации последствий ядерных аварий.

В соответствии с Федеральным законом «О внутренних войсках МВД России» охрана АЭС возложена на внутренние войска. Кроме того, на атомных станциях функционируют подразделения милиции МВД России, которые, согласно Федеральному закону «О противодействии терроризму», осуществляют мероприятия по противодействию терроризму 70 на этапах предупреждения, выявления и пресечения преступлений террористического характера. Госкорпорация «Росатом» оказывает содействие внутренним войскам и ОВД МВД России в обеспечении надежной охраны атомных станций (совместный план действий, совместные проверки, рабочие встречи и так далее).

Основными вероятными актами технологического терроризма в отношении атомных станций, по нашему мнению, могут явиться: захват транспортного средства с ядерно-опасными материалами или изделиями ядерно-энергетического комплекса; захват жизненно важных центров ядерно-энергетического объекта (реакторной установки, отдельных систем и элементов ядерной установки, обеспечивающих их безопасное содержание и эксплуатацию, пункта хранения ядерных материалов и/или радиоактивных веществ); террористические действия по отношению к ядерно-энергетическому объекту (взрывы и поджоги, а также умышленные действия сотрудников атомной станции); угроза, а в отдельных случаях и совершение взрыва, аварии на ядерно-энергетическом объекте; угроза нарушения технологического процесса, способно го привести в последующем к аварии; все виды огневого воздействия на ядерную установку, хранилища, помещения, в том числе из-за пределов защищенной зоны; захват террористами руководящего и технического персонала АЭС как заложников с целью шантажа.

На взгляд автора, по отношению к АЭС источники угроз могут исходить от организаций террористического и экстремистского толка; организованных преступных группировок; иностранных спецслужб и используемых ими организаций; экстремистски настроенных противников атомной энергетики; психически больных лиц и лиц, находящихся в пограничном состоянии; отдельных антиобщественных элементов или элементов с преступными намерениями; лиц из числа персонала объекта, вынашивающих преступные намерения.

Автор полагает, что при проведении анализа уязвимости АЭС целесообразно принимать модель нарушителя, исходя из максимально возможной угрозы для данного объекта. При этом важно отметить, что основой для разработки модели конкретного объекта, отражающей систему взглядов на потенциальных нарушителей, служит типовая модель нарушителей.

Как показал анализ, общая модель нарушителя складывается из следующих составляющих: тип нарушителя (внешний, внутренний, одиночный, групповой, комбинированный); цели, которые могут преследовать нарушители каждой категории; мотивации действий нарушителей каждой категории; возможный численный состав нарушителей; используемые транспортные средства, оснащение и экипировка; уровень осведомленности о станции, ее уязвимых местах и СФЗ; уровень технической квалификации и подготовленности к совершению противоправных акций; тактика и сценарии возможных действий нарушителей в различных условиях обстановки.

Можно полагать, что к целям, которые могут преследовать нарушители, можно отнести: террористический акт в отношении АЭС, пунктов хранения ядерных материалов; хищение ядерного материала; захват станции, отдельных зданий или помещений, в которых возможно совершение террористического акта, а также захват заложников из числа персонала (личного состава) внутри указанных помещений с целью достижения своих требований путем угрозы совершения несанкционированных действий.

В то же время мотивы, которые могут побудить потенциальных нарушителей к совершению преступных действий в отношении АЭС, целесообразно, по нашему мнению, разделить на следующие: политические; идеологические; экономические; экологические; личные.

На взгляд автора, для проникновения в охраняемые зоны внешние нарушители могут использовать: вооружение, взрывчатые и зажигательные вещества, специальные инструменты и снаряжение, транспортные средства (летательные аппараты, автомобили, плавательные средства), другое оборудование; финансовые средства для подкупа внутренних нарушителей; содействие со стороны внутренних нарушителей; недостатки в системе физической защиты. При этом следует учитывать, что террористы имеют высокий уровень технической грамотности, опыта и оснащенности, которые постоянно совершенствуются.

Тактика действий террористов при проникновении в охраняемые зоны может быть следующей: насильственная - с применением насилия по отношению к людям и (или) с повреждением инженерно-технических средств охраны; нападение, характеризующееся максимально коротким временем совершения акции с применением максимального количества вооружения и специальных средств; обманная - с попыткой создать видимость санкционированности действий путем использования поддельных документов, ключей, идентификаторов личности и т.п.; скрытая - нарушитель стремится остаться незамеченным; характеризуется стремлением преодолеть максимальное количество рубежей охраны без обнаружения, а в случае обнаружения возможно изменение тактики проникновения на открытое нападение; комбинированная - различные сочетания вышеуказанных видов тактики.

Таким образом, проанализировав указанные факторы, можно сделать вывод, что общая модель террориста отражает систему взглядов на возможные категории потенциальных террористов и служит основой для разработки модели террориста для конкретной АЭС.

Безусловно, эффективная физическая защита АЭС играет исключительно высокую роль в интересах предупреждения и пресечения возможных террористических актов, но одними мерами физической защиты невозможно решить проблему борьбы с террористическими угрозами. Это связано, прежде всего, с тем, что сегодня эта угроза может быть реализована силами полноценных диверсионных разведывательных групп (ДРГ), которыми обладают, как показали события в Москве («Норд-Ост»), Нальчике и захват школы в Беслане, различные террористические движения. Это актуально еще и потому, что в настоящее время физическая защита атомных станций в мире и в России не строится в расчете на отражение нападений ДРГ. В этой связи проблема организации взаимодействия ответственных за антитеррористическую защищенность АЭС ведомств и структур играет ключевую роль, поэтому за последние годы принят ряд мер по созданию благоприятных условий для такого взаимодействия, в частности:

- на каждом ядерно-опасном объекте разработаны паспорта антитеррористической защищенности;

- совместными усилиями с заинтересованными ведомствами разработан ряд нормативных документов, координирующих такое взаимодействие;

- проводятся практические учения, которые в последние годы стали нормой деятельности заинтересованных ведомств.

Вместе с тем назрела необходимость в совершенствовании, развитии и корректировке нормативно-правовой базы разных уровней в области борьбы с терроризмом и обеспечения физической защиты АЭС. По нашему мнению, на уровне законодательных и нормативно-правовых актов должно быть проведено разграничение зон ответственности между задачами физической защиты и задачами антитеррористической защиты, при этом система физической защиты должна быть ориентирована на противодействие именно проектной угрозе атомных станций.

При разработке критериев антитеррористической защищенности целесообразно создать предполагаемую модель нарушителя в интересах формирования понятийного аппарата для организации мер противодействия. Представляется, что угрозы должны содержать перечень действий, способных привести к диверсии или хищению ядерного материала на АЭС, а модель террориста - перечень целей, мотивов и других характеристик нарушителя, что позволит своевременно его выявить.

Наряду с этим, по нашему мнению, имеет принципиальное значение вопрос финансовой стоимости мероприятий антитеррористической защищенности и физической защиты АЭС.

Расчеты показывают, что «… в России с 2002 года по настоящее время расходы на эти мероприятия увеличились в шесть раз, в дальнейшем просматривается устойчивая и долгосрочная тенденция увеличения расходов на совершенствование и поддержание инженерно-технических средств и сил охраны. Учитывая угрозы со стороны международного террористического сообщества, внутренние войска МВД России вынуждены увеличивать численность подразделений охраны. Сейчас в России 10 АЭС. А что произойдет, когда их будет 20 - 30?».

Представляется, что выход один: защитить наиболее уязвимые и опасные с точки зрения совершения террористического акта системы и узлы АЭС средствами инженерной защиты (физическими барьерами), обеспечивающими временную задержку, позволяющую развернуть силы реагирования, а также внедрить активные средства воздействия нелетального и, возможно, летального характера, высвободив при этом в значительной степени сложные технические средства охраны, а также и силы охраны.

Кроме того, целесообразно в проекты новых АЭС заложить инженерные решения, включая средства летального и нелетального воздействия на нарушителя, которые бы гарантированно создали такие уровни временной задержки террористов к наиболее уязвимым в террористическом отношении и важным узлам и системам АЭС, несанкционированное воздействие в отношении которых может привести к террористическому акту, хищению, радиационной аварии.

Эти решения, безусловно, несколько увеличивают стоимость проекта и строительства АЭС, но существенно снизят последующие затраты на технические средства обнаружения и повысят антитеррористическую защищенность АЭС, кроме того, такие решения снизят риск проявления человеческого фактора.

Таким образом, заблаговременное определение и объективная оценка угроз по общим принципам являются факторами, которые, по нашему мнению, будут содействовать эффективному скоординированному управлению силами и средствами различного ведомственного подчинения в рамках контртеррористической операции.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации