Итоги деятельности Академии военных наук за 2008 год и задачи академии на следующий год

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

1(26)/2009

ДОКЛАД

президента Академии военных наук

генерала армии М.А.ГАРЕЕВА

Итоги деятельности Академии военных наук за 2008 год и задачи академии на следующий год

Уважаемые товарищи!

Прежде всего, разрешите доложить, что Академия военных наук продолжает жить и решать задачи, поставленные Указом Президента РФ № 173 от 20.02.1995 г. Считаю нужным еще раз подчеркнуть, что во всем мире, в том числе в России, все больше осознается, что нужна наука не как подчиненная и управляемая государством подструктура, а как независимый социальный партнер государства и независимое научное сообщество, непосредственно создающие новые знания и технологии. Президент РФ В.В.Путин в своем Послании Федеральному Собранию в 2005 г. подчеркнул, что необходимо финансировать не науку вообще, а конкретные научные исследования.

Мы вправе и должны добиваться существенного увеличения финансирования государством научной сферы, без должного уровня развития науки и технологий Россия не сможет возродиться и занять достойное положение в мире, но вместе с тем отдавать себе отчет в том, что в условиях экономического кризиса возможности для этого ограничены.

С учетом этого как-то выйти из создавшегося положения возможно в основном двумя путями.

Во-первых, за счет совершенствования и повышения эффективности научной деятельности РАН, вузов, других государственных научных учреждений.

Во-вторых, независимо от того, устраивает это кого-то или нет, интересы государства, общества и самой науки требуют всемерного стимулирования деятельности общественных научных организаций и отдельных ученых, не состоящих по тем или иным причинам в структуре государственных научных учреждений. И эти два направления в научной работе должны не противостоять, а дополнять друг друга.

Дело в том, что Российская академия наук объединяет только наиболее выдающихся ученых страны, большинство же даже докторов наук и профессоров не могут в ней состоять. Но эта большая часть ученых также должна иметь возможность как-то объединять свои усилия и сотрудничать на научном поприще. Особенно остро эта проблема встает в области оборонных наук. В РАН нет какого-либо отделения или секции, призванных системно заниматься оборонными проблемами. Если не будет АВН, этими проблемами вообще некому будет заниматься.

Вместе с тем сегодня, как никогда раньше, остро встал вопрос о поиске путей более экономного и эффективного решения оборонных задач.

Российская академия естественных наук, Академия военных наук, Академия социальных и гуманитарных наук, Инженерная академии и некоторые другие возникли как отражение этой объективной потребности с целью полнее использовать научный потенциал более широкого круга ученых и специалистов для решения назревших научных проблем в различных областях знания.

Конечно, не все нормально в этой области. В некоторые общественные академии зачисляют людей, не имеющих даже ученых степеней, занимаются иногда раздачей дипломов и самодельных орденов. Но такие вольности не должны бросать тень на все академии. Например, в АВН действительным членом академии может стать только доктор наук. В соответствии с рекомендацией Госдумы РФ мы предложили всем членам АВН не нарекать себя именем «академика», а писать: «действительный член» или «член-корреспондент АВН» и т.д.

Мы еще раз ставим вопрос, чтобы Министерство юстиции вместе с РАН и представителями общественных академий выработали некоторые общие требования к статусу таких научных объединений, как академии.

Вместе с тем, совершенно очевидно, что, в конечном счете, лицо и престиж любой академии, в том числе и Академии военных наук, отношение к ним будут определяться эффективностью их работы и конкретными творческими результатами.

Следует напомнить и о том, что в Указе Президента РФ № 173 (об учреждении АВН) есть пункт, где сказано: «Предложить федеральным органам исполнительной власти при решении проблем оборонного характера использовать научные разработки специалистов Академии военных наук». Мы ни к кому не напрашиваемся. Но Указ Президента обязывает к такому сотрудничеству.

Как показали почти 14 лет нашей работы, деятельность Академии позволяет расширить и углубить фронт оборонных исследований, привлечь к военно-научной работе дополнительный отряд военных ученых, ветеранов и военачальников, решать исследовательские задачи более экономно, без специального государственного субсидирования, а также создает возможность выражать объективные, независимые суждения и вырабатывать альтернативные предложения по актуальным оборонным проблемам.

На сегодня организационно АВН состоит из 8 московских научных отделений (дополнительно у нас появилось отделение ВКО и МВД) и 15 региональных: Санкт-Петербургского, Смоленского, Рязанского, Нижегородского, Поволжского (г.Саратов), Тверского, Северо-Кавказского (г.Ростов-на-Дону), Белорусского, Башкирского, Удмуртского, Сибирского (г.Омск), Новосибирского, Калининградского, Амурского (г. Благовещенск), Казахского.

В настоящее время в АВН состоят 665 действительных членов, 312 член-корреспондентов, 29 почетных членов и 1395 профессоров, из них 72% - генералы, адмиралы и офицеры в отставке и запасе. 28% - военные ученые, находящиеся на кадровой военной службе.

В истекшем году по заданиям Совета безопасности, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, Министерства обороны и других силовых ведомств выполнено более ста крупных научно-исследовательских работ, разработано и издано значительное количество теоретических трудов и других научных работ. Произведены экспертные оценки и даны развернутые заключения и предложения по 15 законопроектам и другим основополагающим документам. Члены Академии принимали активное участие в парламентских слушаниях и научных конференциях по вопросам оборонной безопасности. В целом план работы Академии на 2008 год в основном выполнен. По просьбе Министра обороны Белоруссии перенесена на февраль месяц 2009 г. научная конференция по укреплению обороноспособности союзного государства России и Белоруссии. Но она, безусловно, будет проведена.

Наши предложения по концепции национальной безопасности были доложены в Совет безопасности, в Министерство обороны в феврале этого года.

В последующем основные усилия сосредоточивались на исследовании и разработке проблем стратегического сдерживания, в том числе по вопросам стратегического ядерного сдерживания. По этим проблемам в сентябре с.г. было проведено заседание «круглого стола» в Академии Петра Великого с участием представителей Минобороны, Генштаба, видов ВС, ведущих ученых военных академий, РАН и других научных учреждений.

Итоги обсуждения проблем стратегического сдерживания и наши предложения по дальнейшему совершенствованию системы стратегического сдерживания были опубликованы в газетах «Красная Звезда» и «Военно-промышленный курьер». Представлены соответствующие доклады в Совет безопасности и в Генеральный штаб.

Мы будем настойчиво продвигать результаты наших исследований, вытекающие из них выводы, добиваясь их реализации. О сути этих соображений и выводов будет сказано ниже.

Ученые Академии проводили не только теоретические исследования на основе изучения документов и литературы, но и путем участия в учениях и других практических мероприятиях. Мы выражаем пожелание, чтобы члены АВН еще шире привлекались на такие мероприятия.

В соответствии с Указом Президента РФ осуществлялось международное военно-научное сотрудничество и прежде всего со странами СНГ. При Военной академии Белоруссии создано отделение Академии военных наук, которое весьма плодотворно работает под руководством и активном участии министра обороны Республики Беларусь генерал-полковника Л.С.Мальцева.

Наша научная работа проходила во взаимодействии с вузами, НИИ МО, другими силовыми ведомствами и РАН. Члены АВН активно выступали в печати и других СМИ, ими опубликовано более 250 статей в различных газетах и журналах. Наиболее тесно сотрудничали с АВН «Красная звезда», «Военная мысль», «ВИЖ», «ВПК», «НВО».

Общими усилиями в масштабе всей Академии выполнены и некоторые другие исследования.

О работе отделений

Итоги работы научных отделений, в том числе региональных подведены на общих собраниях этих отделений. О них будет сказано и в выступлениях представителей отделений по ходу собрания. Поэтому отмечу лишь некоторые важные моменты.

В 1-м отделении (общих проблем войны) под руководством Ю.Я.Киршина главное внимание уделялось исследованию социально-политической сущности современных войн. Произведен сравнительный анализ войн тоталитарных, авторитарных и демократических, выявлены их позитивные и негативные стороны в строительстве Вооруженных Сил и способах ведения войны. Однако, при этом несколько однобоко делается упор на моральные, нравственные аспекты и с этих позиций рассматриваются теории абсолютных войн без учета ряда объективных факторов, оказывающих решающее влияние на характер войн.

Подобное мы слышали недавно и от некоторых других ученых в Академии Генерального штаба, когда говорилось о том, что нам пора уходить от теорий ведения войны массовыми многомиллионными армиями, как будто это зависит только от наших желаний.

В научной деятельности 1 отделения заслуживают внимания исследования влияния цивилизационных и религиозных факторов на развитие военного дела.

Очень важно и то, что, наконец, обращено внимание на изучение такого нового опасного явления, как деятельность и роль частных охранных и других военных корпораций, численность которых начинает превышать численность регулярных вооруженных сил в некоторых государствах. В частности, рабочая группа под руководством А.И.Никитина разработала для ООН проект закона «О противодействии наемничеству» и проект международной конвенции по регулированию деятельности частных военных компаний.

Во 2-м отделении, которое теперь возглавил генерал-майор Анатолий Сергеевич Батюшкин, главное внимание уделялось проблемам совершенствования оргструктуры соединений сухопутных войск, новым способам их боевого применения и разработке системы автоматизированного управления войсками. Занимались также обобщением опыта боевых действий в Южной Осетии в августе с.г. Члены 2-го отделения принимали активное участие в подготовке и проведении научно-практической конференции Общевойсковой академии под руководством генерал-полковника В.И.Попова. Разработан сценарий боевых действий для проведения моделирования на расчетно-моделирующем комплексе СВ. Продолжались работы по совершенствованию организации комплексного огневого поражения в общевойсковом бою, взаимодействия авиации с общевойсковыми соединениями.

По-прежнему активно работает секция, исследующая нетрадиционные формы и способы борьбы. Основные усилия были сосредоточены на проведении инновационных исследований по вопросам энергоинформационных воздействий. Выполнен ряд важных работ по методике обучения офицеров с применением компьютерных систем.

3-е отделение под руководством генерал-полковника В.В.Коробушина, как и в прежние годы, работало наиболее активно и плодотворно. Коллектив отделения совместно с ЦП СЯС (4, 12, 46 ЦНИИ МО и секцией прикладных проблем МО в РАН) выполнили более 100 НИР по договорам, заключенным АВН с конструкторскими бюро и предприятиями оборонного комплекса. Особенно ценным является разработка форм и способов неядерного сдерживания, а также оперативно-стратегическое обоснование перспектив развития стратегических систем вооружений.

Продолжались исследования по совершенствованию автоматизированной системы управления ВС. Разработан программно-аппаратный комплекс, позволяющий на высоком уровне проводить моделирование двусторонних боевых действий с учетом развертывания американской ПРО и определять ее эффективность для сохранения стратегической стабильности. Выполнен и ряд других важных научных задач.

Ученые 4-го отделения под руководством Дмитрия Николаевича Филипповых работали над исследованием ряда важных военно-исторических проблем, активно участвовали в противодействии фальсификации истории Великой Отечественной войны. Написан ряд новых трудов. Например, Д.И.Окороковым «Особый фронт», В.Ямпольским - труд, посвященный 1941 г., членом-корреспондентом АВН О.В.Матвеевым - по истории ракетно-космических сил, профессором В.В.Паршиным - о развитии военного искусства ВВС и др.

Опубликованы многие статьи, посвященные важнейшим историческим событиям. Д.Н.Филипповых, Ю.В.Рубцов, А.А.Климов, И.Н.Арестов, В.П.Пузырев, В.А.Всеволодов участвовали в создании 15 фильмов программы «Невидимый фронт». Проведено несколько военно-исторических конференций. Вместе с тем, нашим военным историкам следует относиться более строго и требовательно к некоторым публикуемым фактам и версиям. Например, в некоторых трудах и статьях искажена подлинная история создания некоторых видов стратегических вооружений, связанная с деятельностью Д.Ф.Устинова, разработки в 80-е годы мер по противодействию американской СОИ и др.

Наконец, нашему военно-историческому отделению надо плотнее подключиться к подготовке многотомной истории Великой Отечественной войны.

5-е отделение (национальной безопасности) во главе с А.А.Прохожевым продолжало активно работать по исследованию проблем национальной безопасности. Коллектив отделения активно участвовал в теоретической проработке, подготовке и проведении научной конференции АВН по вопросам национальной безопасности. По заданиям Совета Безопасности и других государственных органов ученые отделения участвуют в подготовке ряда официальных документов, в том числе стратегии национальной безопасности, военной доктрины и проектов новых законодательных актов. Они справедливо ставят вопрос об упорядочении системы официальных документов по вопросам национальной безопасности, их уже более 80 и некоторые из них противоречат друг другу. Было бы полезно провести полный мониторинг этих документов и выйти с конкретными предложениями в Совет Безопасности.

Отделение ВМФ во главе с адмиралом флота И.М.Капитанцем продолжало активно работать над исследованием наиболее актуальных проблем военно-морской науки. Причем сам И.М.Капитанец является не только руководителем, но и самым активным научным исследователем.

Отделением разработаны предложения в проект стратегии развития морской деятельности РФ до 2020 года, оно выступило с докладом о роли военно-морской деятельности на научно практической конференции, проведенной под эгидой деловых кругов, занимающихся морской деятельностью в России.

Подготовлены к изданию монографии: «Морское дело России» - И.М.Капитанца, «Морская деятельность: поиск закономерностей» - Г.К.Войтевского и В.П.Синецкого и другие.

Отделение воздушно-космической обороны под руководством генерал-полковника Б.Ф.Чельцова было создано в 2007 г. и активно включилось в работу АВН. Ученые этого отделения обосновали необходимость создания единой системы ВКО, хотя и остается открытым вопрос о том, кто и как должен осуществлять управление ею. Более подробно я скажу об этом ниже.

В работе отделения внутренних войск во главе с генерал-полковником В.П.Барановым основные усилия сосредоточивались на исследовании проблем внутренней безопасности РФ. В первую очередь изучались проблемные вопросы строительства и применения внутренних войск на территории Южного федерального округа, Северо-Кавказского региона.

Изданы монографии «Основные направления деятельности органов государственной власти по организации строительства и служебному применению внутренних войск в 1991 - 2001 гг.»; «Исламизм и геополитическая безопасность России», «Постсоветский Кавказ в военно-силовой политике НАТО», книга «Внутренние войска. Время. События. Люди» и др. Вышел первый номер журнала «Академический вестник ВВ».

Активно содействовал работе отделения профессор АВН генерал армии Николай Евгеньевич Рогожкин.

Важнейшей жизненной опорой АВН являются региональные отделения, которые связывают московские отделения с научными центрами ведущих регионов России.

О размахе научно-исследовательской работы в региональных отделениях можно судить по такому показателю: большинство коллективов регулярно издают свои журналы научных публикаций, а журналы «Флагман» Калининградского регионального отделения, «Доклады Академии военных наук» и «Военно-исторические исследования в Поволжье» Поволжского отделения популярны далеко за пределами своих регионов. Для опубликования результатов научной работы Сибирского отделения нам пришлось посвятить спецвыпуск нашего основного журнала «Вестник Академии военных наук».

Необходимо подчеркнуть научную многопрофильность региональных отделений, имеющих в своем составе, как правило, от 4 до 10 научных секций, базирующихся зачастую в различных городах региона. К примеру, в составе Поволжского отделения (председатель - генерал-майор Воронов Михаил Степанович, ученый секретарь - полковник Мушта Олег Петрович) работают ученые из Энгельса, Вольска, Камышина, Чапаевска, Сызрани и других городов региона.

Северо-Кавказское региональное отделение (председатель - полковник Пономарев Юрий Николаевич, ученый секретарь - полковник Елисеев Дмитрий Николаевич) объединяет ученых из таких крупных научных центров, как Ростов-на-Дону, Таганрог, Краснодар, Ставрополь.

В Санкт-Петербургском отделении состоят ученые-моряки, связисты, медики, артиллеристы, управленцы, строители, специалисты космической направленности и др.

Учеными региональных отделений поставлен и решен в истекшем году ряд серьезных научных проблем в сфере военной истории, национальной безопасности, военной экономики, строительства Вооруженных Сил и внутренних войск.

Следует особо отметить научную деятельность Тверского, Белорусского, Санкт-Петербургского, Сибирского, Поволжского и Рязанского региональных отделений.

Успешно действует центр оборонных проблем во главе с Н.И.Турко. Продолжает плодотворно функционировать диссертационный Совет АВН.

Большую не только практическую, но и научно-исследовательскую работу проводит межгосударственный авиационный комитет во главе с Татьяной Григорьевной Анодиной по обеспечению безопасности полетов в рамках СНГ, где главный упор делается на предотвращение авиационных аварий и катастроф.

Активную военно-научную работу проводит генерал армии В.Н.Лобов. Среди почетных членов академии особо хотелось бы отметить активную творческую работу Маршалов Советского Союза Д.Т.Язова, С.Л.Соколова, В.Г.Куликова, генерала армии М.А.Моисеева, маршала бронетанковых войск О.А.Лосика, адмирала флота А.И.Сорокина, маршала артиллерии В.М.Михалкина, генералов армии С.И.Постникова, В.М.Шуралева, адмирала флота В.Н.Чернавина.

С целью стимулирования научной деятельности АВН учреждены премии имени Суворова, Свечина и Хрулева. Мы их ежегодно присуждаем за лучшие научные исследования. Но думаю, что надо повысить требовательность к представляемым работам.

К работе АВН активно подключился фонд «Наука ХХI» во главе с Валерием Петровичем Ждановым и Алексеем Ивановичем Витковским. Они взяли на себя финансирование ежегодно присуждаемых академических премий за лучшие работы им.А.В.Суворова и А.Свечина, активно участвуют в проведении важнейших мероприятий Академии. Разрешите выразить благодарность В.П.Жданову, его коллегам, за их благородную и полезную работу.

В целом могу доложить собранию, что, на мой взгляд, избранный президиум академии, несмотря на ряд недостатков в работе, оправдал ваше доверие. Особо хочу отметить плодотворную инициативную работу В.В.Коробушина. Активно работали также по своей отрасли деятельности Н.И.Турко, В.К.Копытко, В.А.Рябошапко, генеральный директор, он же главный бухгалтер А.И.Шиблев и его помощники.

С помощью Военно-страховой компании и благодаря самоотверженной работе В.А.Рябошапко мы ежеквартально выпускаем «Вестник АВН», который пользуется спросом в вузах, войсках и на флотах и приносит свою пользу.

Однако нам надо работать над тем, чтобы публикуемые статьи были более содержательными и острыми, разнообразить авторский коллектив.

Успешно справился со своими задачами председатель ревизионной комиссии В.С.Елизаров.

Основные выводы по результатам научных исследований

Из научных идей, выводов, вытекающих из наших исследований, считал бы нужным сегодня обратить внимание на следующее.

Как уже было сказано, в этом году мы основательно занимались исследованием и разработкой проблем стратегического сдерживания. Замечу: иногда стратегическое сдерживание сводят к проблемам стратегического ядерного сдерживания. Это его важнейшая часть, но в современных условиях стратегическое сдерживание требует более широкого толкования.

Если говорить коротко, стратегическое сдерживание - это комплекс взаимосвязанных политических, дипломатических, информационных, экономических, военных и других мер, направленных на сдерживание, снижение и предотвращение угроз и агрессивных действий со стороны какого-либо государства (коалиции государств) путем ответных мер, снижающих опасение противоположной стороны или адекватной угрозой неприемлемых для нее последствий в результате ответных действий. Стратегическое сдерживание осуществляется усилиями и оборонной мощью всего государства. Оно предусматривает:

со стороны государства в целом (государственных органов):

1) Создание необходимой оборонной мощи государства, опирающейся на все возрастающие экономические возможности, высокотехнологическую оборонную промышленность. Оснащение вооруженных сил и других войск современными видами оружия и военной техники, формирование оборонного сознания общества. Всенародную поддержку оборонных усилий государства. Подготовку молодежи к военной службе.

2) Активную упреждающую политико-дипломатическую и информационную деятельность по предотвращению и разрешению конфликтных ситуаций мирными, политическими средствами. Организацию эффективного информационного противоборства.

Со стороны Министерства обороны (Вооруженных Сил) и других силовых ведомств:

1) Поддержание, подкрепление военными средствами политико-дипломатических, экономических, информационных и других акций по обеспечению оборонной безопасности невоенными средствами. При необходимости - демонстрацию военного присутствия и военной силы.

2) Поддержание необходимой боеспособности, боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил и других войск к выполнению поставленных и внезапно возникающих задач.

3) Разведывательные, контрразведывательные и информационные действия с целью своевременного выявления угроз и возможных агрессивных террористических действий против нашей страны.

4) Осуществление миротворческих действий, контртеррористических операций.

5) Военное сотрудничество с другими странами.

6) Противовоздушную оборону страны, охрану и защиту государственной границы в воздушном пространстве, подводной среде и защиту государственной границы на суше и море военными средствами.

7) Подготовку инфраструктуры страны и возможных театров военных действий к обороне. Организацию территориальной и гражданской обороны.

8) Действия по оказанию помощи органам, войскам и воинским формированиям МВД России, ФСБ России, МЧС России в решении задач по нейтрализации внутренних конфликтов, охраны и обороны важнейших объектов и государственной границы.

Все эти мероприятия и оборонные задачи известны и они в целом осуществляются на практике. Но изменившиеся условия, в том числе опыт августовской войны на Кавказе, требуют дальнейшего совершенствования всей системы этой работы и, прежде всего, более адекватного и оперативного реагирования на угрозы, более гибких и взвешенных решений и мер по обеспечению национальной безопасности, в том числе оборонной безопасности страны.

Во-первых, на наш взгляд, следует продолжать взвешенный внешнеполитический курс в соответствии с принятой концепцией внешней политики РФ. В последнее время в СМИ подается много информации, где утверждается, что российское руководство наконец-то встало на великодержавные, патриотические позиции и предрекают нам усиление конфронтации с Западом и чуть ли не возобновление холодной войны. Но, как уже говорили Д.А.Медведев и В.В.Путин, мы будем твердо отстаивать свои национальные интересы, но ни обострение международной обстановки, ни тем более новая холодная война нам не нужны, особенно, если помнить, чем она кончилась. Россия стоит за равноправное сотрудничество со всеми странами, кто хочет сотрудничать, в том числе и с США. Только мирное развитие позволит России достигнуть своей главной цели по экономической, нанотехнологической и социально-политической модернизации страны. Однако, одни предлагают действовать еще более жестко и твердо, говорят даже, что в августе с.г. надо было Грузию полностью разгромить, не отдавая себе отчета в том, к каким крупным осложнениям это могло бы привести. Другие (Б.Соколов, «Газета» - 19.08.2008 г.) считают, что вмешательство России в Южно-Осетинском конфликте в долгосрочном плане означает ее поражение. Ультралиберальные круги по-прежнему стоят на козыревской позиции - идти во всем на уступки Америке. Во внешнеполитическом разделе программы партии «Правое дело» записано, что главным является полное исключение возможности каких-либо угроз со стороны Запада. Но все это уже было: и СССР и ОВД разрушили, отовсюду войска вывели, но в ответ никаких встречных шагов не увидели. А в августе с.г. получили агрессию в Южной Осетии, подготовленную американскими советниками. Еще в 2003 г. упрекали В.В.Путина в связи с позицией России по действиям США и их союзников в Ираке. В ту пору политологи писали, что, не поддержав американо-английскую агрессию против Ирака, Россия совершила ошибку, или, как писал один из критиков, сделала все ошибки, которые только можно было сделать, полагая, что единственно верной политикой является присоединение к тем, кто наверняка окажется победителем.

Однако при всех обстоятельствах дальновидная и справедливая политика, каким бы поруганиям она сегодня не подвергалась, в конечном счете, в долгосрочном плане оказывается наиболее верной.

Отсюда вытекает первейшая задача по обеспечению национальной безопасности - противодействие соответствующим политическим, экономическим, идеологическим, психологическим, информационным, разведывательно-контрразведывательным, террористическим и прочим акциям других государств, направленным на подрыв национальной безопасности России, максимально полное использование всех невоенных средств для ее обеспечения.

В этом отношении не лишне было бы приглядеться к опыту Китая, который в своей хорошо продуманной долгосрочной политике всячески уклоняется от крайностей, резких движений и последовательно, упорно проводит избранный курс неуклонного самоусиления и мирного возвышения.

Главная задача государства, общества, личности состоит в том, чтобы на основе научно обоснованного прогнозирования, предвидения, разведки, досконального знания положения дел во всех отраслях деятельности прежде всего стремиться предотвратить и нейтрализовать назревающие угрозы, а когда это не удается, то оперативно реагировать и эффективно противодействовать им, обеспечивая надежную безопасность во всех сферах жизнедеятельности страны. Больше всего у нас страдает первая часть, связанная с заблаговременным выявлением конкретных угроз и их предотвращением.

Надо учитывать и все возрастающее влияние транснациональных сил, с которыми не могут не считаться и страны НАТО. Однако при научном анализе военно-политической обстановки и в практической разведывательной деятельности все сводится, в основном, к оценке политики и стратегии отдельных государств или коалиции стран, но недостаточно уделяется внимания проникновению и выявлению замыслов и практических действий многочисленных международных и транснациональных сил, особенно их сугубо скрытых мозговых политических и экономических центров, соответствующих филиалов в различных странах. Поэтому многие важные процессы оказываются вне поля нашего зрения.

С учетом этого обстоятельства целесообразно уточнить задачи и методы политического, экономического прогнозирования и разведывательной деятельности.

В целом, в наше время, когда экономическая и военная мощь России несопоставима с возможностями СССР, и в мире сложилась совершенно иная расстановка сил, мы должны отвечать на возникающие угрозы более гибко и при всякой возможности не прямыми, а асимметричными мерами, твердо отстаивая при этом свои национальные интересы. Все эти меры тоже должны быть объединены единой целью и замыслом действий, но главное, чтобы по оборонным вопросам все государственные органы работали согласованно и в тесном взаимодействии с министерством обороны и другими силовыми структурами.

В новой стратегии национальной обороны США поставлена задача по стратегическому сдерживанию России с целью не допустить ее экономического, политического и военного возрождения. Цель нашего стратегического сдерживания иная - сдерживание угроз национальной безопасности. Оно необходимо для обеспечения большей согласованности деятельности государства в оборонной сфере. Не случайно, необходимость улучшения взаимодействия всех ведомств с министерством обороны признается и в упомянутой выше новой стратегии национальной обороны США. Это уже, видимо, объективная потребность, веление времени.

Несмотря на известное противодействие внешних сил, России необходимо активизировать и сделать более эффективной внешнеполитическую, экономическую и военную работу в странах СНГ и других странах, где непосредственно затрагиваются национальные интересы России. Союзников желательно завоевывать, прежде всего, путем укрепления экономической заинтересованности и взаимозависимости, подавая пример более привлекательного образа России в социально-экономическом, научно-техническом и культурном отношении. Может быть, не стоит стесняться делать все это по принципам и методам, практикуемым в Евросоюзе, которые оказались жизненными, особенно с точки зрения экономической и культурной интеграции.

В первую очередь необходимо форсировать создание союзного государства России и Белоруссии, приложить все усилия к тому, чтобы сделать эту форму объединения привлекательной для других стран СНГ.

Все эти вопросы имеют прямое отношение не только к внешней или оборонной политике, но и непосредственно влияют на внутриполитическую ситуацию в России. Но в нашем многонациональном, федеральном государстве нет долгосрочной национальной политики, и делами межнациональных отношений никто систематически и толком не занимается. На официальном уровне вносятся провокационные предложения об упразднении национальных автономий и создании унитарных губерний. В связи с этим давно напрашивается необходимость создания министерства по делам национальностей. Главное же состоит в том, что Россия как многонациональное государство может сохранить свою устойчивость и целостность только в том случае, если она будет строиться и развиваться на основе последовательного проведения в жизнь принципов федерализма.

Во-вторых, надо на деле реализовать, записанное в Концепции национальной безопасности РФ положение о том, что Россия в деле обеспечения своей национальной безопасности приоритетное значение придает политико-дипломатическим, экономическим и информационным факторам. Некоторые политики и эксперты без конца твердят, что надо все противоречия и конфликты разрешать политическими, мирными средствами, что военная сила теперь отходит на второй план; даже К.Райс после всего, что натворили США и НАТО в Югославии, Иране, Афганистане, поучает нас, что в ХХI веке международные проблемы уже нельзя решать военной силой. Но по существу ни один конфликтный узел противоречий (ни в Карабахе, ни в Палестине, ни на Кавказе, ни в других регионах) никак не разрешается мирным, политическим путем, и за это нет спроса, нет какой-либо ответственности. Однако, например, во время чеченской войны в течение нескольких дней не удавалось овладеть Грозным, в печати поднимался шум, это вызывало беспокойство в обществе.

Но если годами тлеют конфликты на Кавказе, Приднестровье и их не удается разрешить, это никого особенно не тревожит. Но масштабы военных усилий, оборонный бюджет во многом зависят от того, насколько полно и эффективно будет решаться первая часть задач по предотвращению угроз и их нейтрализации политико-дипломатическими и иными невоенными средствами. Во всех этих делах нужны не призывы, декларации и заклинания, а конкретные меры, чтобы повысить эффективность наших действий по предотвращению угроз, осуществляемых невоенными средствами. В концепции национальной безопасности целесообразно определить задачи и функции различных государственных органов по предотвращению такого рода угроз национальной безопасности России.

Должна быть также более четко организована координация усилий всех государственных органов, обеспечивающих национальную безопасность государства политико-дипломатическими, экономическими и информационными средствами. Мы предлагали возложить эту задачу на аппарат Совета безопасности, уточнив соответствующим образом его состав и функции.

АВН предлагала повысить роль правительства в решении оборонных задач с целью лучшей координации усилий силовых ведомств. Министр обороны должен быть заместителем Верховного Главнокомандующего не только в военное время, но и в мирное. В составе правительства, в его подчинении желательно иметь соответствующие управления по оборонным вопросам, которые бы координировали деятельность всех оборонных ведомств, занимались мобилизационной подготовкой страны и подготовкой населения к защите Отечества, восстановить Министерство оборонной промышленности, оставив за ним принципиальные координирующие функции и исключив прежние хозяйственные задачи. Но все эти наши предложения пока не находят должного понимания и поддержки. Однако какие-то конкретные меры все равно когда-то нужно принимать, чтобы улучшить координацию деятельности различных ведомств, составляющих Военную организацию России. Например, не может же быть так, чтобы в одном ведомстве были прапорщики и мичманы, а в других - нет или чтобы офицеры одних силовых ведомств имели денежное содержание в 1,5-2 раза больше, чем в других ведомствах. Некоторые преобразования в области пограничной службы, гражданской обороны решаются с точки зрения внутренних интересов этих ведомств без учета совместно выполняемых оборонных задач. Это относится и к некоторым другим вопросам.

Возникает также необходимость системной научной разработки проблем противоборства невоенными средствами, подготовки соответствующих кадров широкого профиля и практического овладения всеми формами борьбы. Для подготовки кадров широкого государственного профиля по вопросам национальной безопасности и обороны целесообразно при Военной академии Генерального штаба или Академии Государственной службы создать специальный факультет, где проходили бы соответствующую учебу ведущие сотрудники правительственных органов, Минобороны и других силовых ведомств. Существующие при Академии Генштаба курсы не могут в полной мере решить эту задачу. И при решении дальнейшей судьбы этой Академии - эта сторона дела тоже должна учитываться.

Для координации усилий в исследовании и разработке этих проблем давно напрашивается необходимость создания научного Совета РАН по оборонным вопросам.

Все более актуальный характер приобретают проблемы духовной и информационной безопасности. Это особенно важно в свете того, что на фоне всеобщего извращения истории, дискредитации победы в Великой Отечественной войне начинается фактическое смыкание неолиберальных идей с фашистскими, когда вступление новых стран в НАТО чуть ли не в обязательном порядке сопровождается реабилитацией бандеровцев, бывших эсесовцев и других отщепенцев, сражавшихся на стороне Гитлера. И в России есть люди, которые оплевывают историю Великой Отечественной войны. Эти же люди сегодня говорят, что Россия «потерпела поражение в Южной Осетии». Для них не имеет значение, что было в действительности. У них установка одна: везде и во всем обличать свою страну.

В связи с этим, возможно, следует подумать и о создании отдельного управления в структурах президентской администрации или в правительстве, на которое целесообразно возложить координацию информационной деятельности в масштабе государства, начиная с вопросов духовной безопасности, формирования благоприятного образа России за рубежом и кончая проблемами противодействия различного рода подрывным действиям, идейной подготовке различного рода «оранжевых», «бархатных» и других революций.

О стратегическом сдерживании в оборонной сфере

В обеспечении национальной безопасности сохраняет свое значение и военная мощь государства. Но при осуществлении стратегического сдерживания к военной силе следует прибегать лишь в случаях, когда возможности других средств действительно исчерпаны. Ибо угрозам надо не только противодействовать, но и делать все возможное для того, чтобы не провоцировать, а предотвращать их. Это предъявляет новые требования ко всей деятельности Вооруженных Сил, к поддержанию их боевой готовности.

В связи с этим, к оборонной безопасности также нужен более осмысленный и целеустремленный подход. Дело в том, что у нас на военное время предусмотрена строго последовательная система стратегических действий: стратегическое развертывание вооруженных сил, боевое применение ВС в различных формах стратегических действий. Все они объединены единым замыслом, определена последовательность действий органов управления и всех видов ВС и родов войск.

Деятельность вооруженных сил в мирное время спланирована главным образом с точки зрения подготовки к выполнению боевых задач в ходе упомянутых выше стратегических действий. В прошлом все сводилось к тому, чтобы прямолинейно противодействовать противостоящим угрозам. Излишняя ретивость в этой области нередко только усиливала и обостряла эти угрозы. Например, когда мы не асимметрично, а прямолинейно отвечали на каждый виток гонки вооружения. В наше время, когда транснациональные структуры и США пытаются управлять миром путем создания обстановки так называемого «управляемого хаоса», они в ряде случаев будут искусственно создавать напряженные ситуации с целью втягивания России в вооруженные конфликты, как это было в августе с.г. в Цхинвали. В данном конкретном случае у России не было другого выхода, как ответить военным путем. Но в ряде случаев в подобной ситуации при хорошо поставленной разведке можно было бы еще до ее начала разоблачить факт подготовки агрессивных действий и рядом упреждающих информационных и военных мер вынудить противостоящую сторону отказаться от своих намерений, избежать навязываемого нам военного конфликта. Внешнеполитическая деятельность, военное планирование должны заранее предусматривать ряд возможных вариантов возникновения конфликтных ситуаций и меры противодействия с нашей стороны как невоенными, так и военными средствами.

Еще до Великой Отечественной войны делались предложения о необходимости разработки Плана обороны страны, где отражались бы важнейшие внешнеполитические, экономические, информационные и военные мероприятия с целью обеспечения скоординированных действий всех государственных органов по подготовке страны к обороне.

Но это не было сделано, многие вопросы организации управления в оборонной сфере не были до конца продуманы. В результате только с началом войны пришлось наспех решать вопросы о создании Госкомитета обороны, Ставки ВГК и др.

В современных условиях необходимого для этого времени может не оказаться. Поэтому надо изыскать соответствующие новым условиям формы и методы планирования и организации обороны как в государственном масштабе, так и в рамках Военной организации России.

Возможно, было бы целесообразным разрабатывать государственный план стратегического сдерживания угроз и решения оборонных задач с участием МИД, ФСБ, МВД и других ведомств. При этом на первом плане должны быть оперативно-стратегические соображения. Необходимо также более четко определиться и с вопросом - для ведения каких войн и для решения каких оборонных задач необходимо строить и готовить Вооруженные Силы и другие войска.

Будучи президентом РФ, В.В.Путин в своем последнем Послании Федеральному собранию четко определил, что «У современной России должны быть Вооруженные Силы, способные одновременно вести борьбу в глобальном, региональном, а если потребуется - и в нескольких локальных конфликтах. Мы должны быть всегда готовы отразить потенциальную внешнюю угрозу и акты международного терроризма». Казалось бы, из этого надо и исходить. Но когда не только в печати, но и в некоторых официальных заявлениях пытаются сводить все оборонные задачи к борьбе с терроризмом или наркотиками, то такой подход может увести в сторону от того, что может реально потребоваться. Для всех очевидно, в каком направлении развиваются вооруженные силы США, НАТО, Китая, военный бюджет США стал в 2 раза больше, чем при подготовке к мировой ядерной войне.

Нельзя упрощать и борьбу с терроризмом, сводя ее только к действиям спецподразделений. В реальной жизни мы видим, что так называемые террористы могут захватывать целые страны, как это было в Афганистане, Косово, с применением большого количества бронетанковой техники, артиллерии, авиации. Для противодействия им потребуются организованные действия регулярных войск. Это подтвердилось в «пятидневной войне» на Кавказе. Поэтому в военном строительстве, при определении возможного состава группировок войск (сил) на важнейших ТВД целесообразно исходить не только из сложившейся сегодня обстановки и имеющихся сил и средств, а из того, что может потребоваться в перспективе, в самой неблагоприятной обстановке. Не оправдывают себя и отвлеченно, произвольно установленные мобилизационные нормы. Традиционная американская и натовская формула оценки соотношения сил гласит: «Судить не по намерениям другой стороны, а по ее возможностям».

Важнейшей составной частью стратегического сдерживания является стратегическое ядерное сдерживание. Для России при крайне неблагоприятном соотношении сил на всех стратегических направлениях стратегические ядерные силы остаются важнейшим, наиболее надежным средством сдерживания внешней агрессии и обеспечения безопасности.

США стремятся обесценить российский ядерный потенциал путем наращивания обычного дальнобойного высокоточного оружия, способного нанести непоправимый урон нашим стратегическим ядерным силам еще до начала применения ядерного оружия и создания глобальной системы противоракетной обороны. В связи с этим целесообразно в военном строительстве главные усилия направить на поддержание потенциала наших стратегических ядерных сил на уровне, обеспечивающем возможность адекватного реагирования на эти шаги противостоящей стороны и надежное отражение любой агрессии против России.

Видимо, надо выразить наше отношение и к преобразованиям в Вооруженных Силах, которые планируется осуществить.

Прежде всего, надо иметь в виду, что по этому поводу много не только полезной информации, но и дезинформации, которая специально рассчитана на то, чтобы вызывать недовольство и брожение. Мы опубликовали свои выводы и предложения по важнейшим вопросам военного строительства в «Красной Звезде», «Военно-промышленном курьере», в некоторых журналах. Однако некоторые офицеры всего этого не читают, их больше интересуют сенсационные материалы, публикуемые в «желтой прессе». Вот они и возбуждают себя этими сенсационными утками.

Но ведь многое из того, что публикуется, это просто дешевка, рассчитанная на обывателей, мещан и людей неосведомленных. И в качестве так называемых военных экспертов нередко выступают случайные люди, которым во время действительной службы и препроводительную бумагу не доверяли написать.

Из того, что нам известно, могу, например, со всей определенностью сказать, что никто из тех лиц, о которых пишут, никаких рапортов об увольнении не подавал, справедливо или нет, но они были уволены по другим причинам. Никто, конечно, в августе никого из уволенных не уговаривал, чтобы они вернулись на свои места и объяснили, как надо воевать. Это все придумывается для создания соответствующего имиджа. Один из «экспертов» пишет: «Что, если объявить командиру корабля, что нужно на 50% сократить офицеров?». Но кто и где так ставит вопрос, что на каждом корабле и в каждом полку надо сократить половину офицеров? Это ведь просто демагогия. И душещипательные описания того, как 8 августа ГОУ и ГОМУ грузили компьютеры и другие средства управления для переезда на Ленинградское шоссе, рассчитаны на людей, которые понятия не имеют о том, что все, кто участвует в боевом управлении, имеют свои подготовленные места и все необходимое оборудование на заранее подготовленных пунктах управления.

Распространяются и многие другие байки, и знающих военное дело офицеров они не должны вводить в заблуждение.

Что касается научного анализа намечаемых преобразований, то здесь мы могли бы сегодня сказать следующее. Прежде всего, как нам представляется, ряд намеченных мер является вполне назревшим. Всем понятна ненормальность такого положения, когда Вооруженные Силы сократились с 3,5 млн. до 1 млн. человек, а некоторые центральные управления увеличились в 1,5 раза. Это относится также к упорядочению соотношения младших и старших офицеров и к некоторым другим вопросам.

Например, сколько заклинаний и возмущений по поводу объединения ВВС и ПВО! Но сейчас в мире более 150 стран, имеющих регулярные армии, и ни в одной из них нет войск ПВО как отдельного вида ВС. Что, во всем мире делается все неправильно? ВВС и ПВО объединяет сама объективная реальность, у них общий воздушный противник, единые неразделимые задачи и цели. Единой должна быть и система обнаружения, наведения, вообще управления всеми силами и средствами борьбы с воздушным противником, а теперь уже и с воздушно-космическим противником. Поскольку противостоящая сторона делает главную ставку на воздушно-космические средства отражения воздушно-космического нападения противника, борьба за господство в воздушно-космическом пространстве становится главной задачей. И решать эту задачу невозможно усилиями одного вида ВС - войсками ПВО. Ее нужно решать усилиями всех видов ВС, в том числе ВВС, ракетными войсками, артиллерией, ВДВ, РЭБ и другими. В этой области происходит примерно то же самое, что было в свое время с противотанковой обороной. Когда танки на поле боя появлялись эпизодически, на случай их появления создавалась противотанковая оборона, когда применение танков и борьба с ними стала основным содержанием общевойскового боя, надобность в таком виде боевого обеспечения отпала. Поэтому речь идет не о недооценке войск ПВО или ПВО в целом, а о том, что задачи и важность ПВО переросли прежние рамки и приобрели стратегическое значение и стали главной, решающей сферой вооруженной борьбы в целом. Одно время пытались создать систему ВКО, включив туда средства ПВО, ПРО, РКО, СПрН, но без участия ВВС. Что за ВКО без ВВС? Ведь во время Великой Отечественной войны 89% всех самолетов противника уничтожили ВВС и только 11% - средства ПВО. Теперь группа ветеранов вышла с предложениями к главе государства создать новую систему ВКО, включив в нее ИА ВВС. При этом даже не задумываются, как могут полноценно действовать ВВС без ИА - в разорванном виде. И все, кто не согласен с этими предложениями, объявляются троглодитами, предателями. Безусловно, новую систему ВКО нужно создавать, но над системой управления ею надо еще основательно думать. И по ряду других вопросов одними заклинаниями и обличениями ничего доказать нельзя.

Вместе с тем, подходы к намеченным преобразованиям в Вооруженных Силах по ряду ее аспектов представляются недостаточно обоснованными и убедительными. Мы полагаем, что их надо бы дополнительно изучить и проработать, по новой структуре соединений провести опытные учения, убедиться, насколько они будут способны решать возлагаемые на них боевые задачи.

Главными в этой области должны быть не отвлеченные показатели и сравнительные данные с другими армиями, а факторы, обеспечивающие повышение боеспособности наших соединений и частей. Ничего нельзя превращать в самоцель - в том числе и количество управленческих звеньев (еще бравый солдат Швейк предлагал вообще всех солдат подчинить непосредственно императору, а все остальные командные и штабные инстанции ликвидировать), нельзя превращать в самоцель и сокращение офицерского состава. Как можно сравнивать процентное соотношение офицеров ко всей численности нашей армии с американской или французской, если у нас есть структуры, например, воспитательных органов, которых нет в западных армиях. Да и вообще в «бедных» армиях (китайской, индийской, российской и других) количество генералов и старших офицеров всегда было больше, чем в западных армиях. В американской армии сержант получает в 1,5 раза больше, чем у нас генерал. Поэтому или надо платить офицерам, как в американской армии, или надо иметь какие-то другие формы стимулирования военной службы.

В задуманных военных реформах, пожалуй, самым слабым местом остается мобилизационный аспект. В крупномасштабной войне, возможность которой в перспективе полностью исключать нельзя, особенно на Востоке, профессиональной кадровой армии хватит не больше, чем на одну-две недели войны. После этого неизбежно потребуются пополнения, новые формирования и резервы. Без определенного, заложенного еще в мирное время ядра будущих формирований, минимально необходимых запасов вооружения и военной техники мобилизационные задачи решить нельзя. Учитывая невозможность увеличения численности Вооруженных Сил, можно было бы приглядеться к опыту организации американской Национальной гвардии и создать мобилизационные ячейки и формирования вне численности Вооруженных Сил. В первую очередь предусмотреть формирование на военное время комплектов разведывательных, ракетно-артиллерийских, противовоздушных, инженерных соединений и частей в оперативном и оперативно-стратегическом звене. Без этого боевой потенциал войск новой организации в целом резко снижается.

Сейчас говорят, что при прежней оргструктуре войск мы за счет средств вышестоящего командира усиливали один полк, а остальные, действуя без усиления, не были самодостаточными. Но мы усиливали не просто один какой-то полк, а, имея мощные артиллерийские и авиационные силы и средства в распоряжении ВГК, фронта, армии, дивизии, сосредоточивали основные усилия, массировали силы и средства на главных направлениях.

Например, наши стрелковые дивизии имели меньше артиллерии, чем германские, но за счет маневра артиллерией добились того, что у нас в ходе войны постоянно воевало около 60% артиллерии, а у немцев с их самодостаточными дивизиями, постоянно участвовало в боевых действиях только около 40% всей имеющейся артиллерии. Следовательно, если брать в целом, эффективность боевого применения артиллерии у нас была выше. Это относится и к инженерным, и другим средствам. А значение маневра в современных условиях еще больше возрастает. И при принятии решения по новой организационной структуре войск эта сторона дела также должна учитываться.

Представляется также необходимым более обстоятельно объяснить офицерам и ветеранам военной службы (в т.ч. в военной печати), в какой последовательности и какими методами имеется в виду осуществить предстоящие реформы. Мы не сомневаемся, что, видимо, все это будет делаться поэтапно, в определенной последовательности. Ибо всем понятно, что невозможно, например, все дивизии одновременно расформировать и начать превращать их в бригады, так как в процессе этого переформирования они будут находиться практически в небоеспособном состоянии.

Может быть, стоит подкорректировать сроки увольнения офицерского состава и для того, чтобы не выбрасывать их на рынок труда в период экономического кризиса, когда и без этого растет безработица. Следовало бы также отложить на определенное время все реформы в Черноморском флоте, который и так находится в крайне трудных условиях.

Наконец, о реорганизации системы военно-учебных заведений. Всем понятна нерациональность содержания малочисленных училищ и академий, и соответствующие их преобразования и укрупнения, конечно, нужны. Но не надо и в этом деле слепо копировать американскую систему. У них есть три училища - общевойсковое в Вест-Пойнте, авиационное - Колорадо Спринг и военно-морское в Аннополисе. Причем это именно училища и никакие не академии. Но эти училища готовят 20-25% необходимого количества офицеров, остальных (75-80%) готовят в гражданских университетах, имеющих превосходную учебно-материальную базу и преподавательский состав, не уступающий военным училищам. Но у нас нет подобных военных кафедр и учебных центров. В связи с этим надо подумать, нужно ли нам сразу лишаться многих училищ до создания соответствующих условий для подготовки полноценных офицеров в гражданских вузах.

Не всегда себя оправдывает и искусственное подчинение одних вузов другим. Это уже было при Б.Н.Ельцине, когда подчинили одни училища другим (например, Уссурийское и Рязанское автомобильные училища) и доложили о двукратном сокращении вузов. Но все это только затруднило руководство вузами, а по существу ничего не изменилось.

Другой пример, в связи с созданием единой системы ВКО потребуется научная проработка многих проблем, подготовка кадров нового профиля. В связи с этим полагали бы целесообразным сохранить в основе Академию ПВО им.Жукова с соответствующей ее трансформацией с учетом новых задач.

Для того, чтобы реформы были жизненными, надо, чтобы они полнее учитывали конкретные российские условия и были во всех отношениях продуманными и рациональными. Иначе рано или поздно сама жизнь их отменит.

Если говорить о характере современных операций и боевых действиях, то августовские события на Кавказе подтвердили в основном правильность наших суждений по этим вопросам. Жизнь еще раз показала наивность утверждений лженоваторов в военном деле, о том, что теперь уже танки, БМП и вообще сухопутные войска изжили себя, и что можно одними воздушными ударами решить судьбу боя и операции. Конечно, авиационная поддержка, удары с воздуха имеют важное, а в ряде случаев и решающее значение, но и роль общевойсковых соединений и объединений, в том числе танков, БМП, артиллерии не теряет своего значения. В Южной Осетии именно они сыграли главную роль в отражении агрессии и разгроме агрессора. Во всем этом можно убедиться и по опыту США и других натовских стран. Для оккупации Ирака пришлось собирать силы из 35 стран, не меньше в Афганистане, а своих задач они до сих пор не могут до конца решить.

Некоторые политики утверждают, что наши войска воевали по-старому и применяли не современные способы боевых действий, свойственные демократическим странам и армиям. Образцом до сих пор считается агрессия США и других натовских стран против Югославии в 1999 г., когда ракетными и бомбовыми ударами по городам были разрушены электростанции, больницы, мосты, другая инфраструктура страны, что вынудило руководство страны капитулировать, а сухопутные войска практически и не были задействованы.

Если следовать такому примеру и воевать сугубо «демократически», то российской армии следовало разбомбить Тбилиси, Батуми, Кутаиси, Поти, всю инфраструктуру страны и вынудить Грузию капитулировать. Но это не «демократический», а варварский способ ведения войны, чреватый тяжелыми политическими последствиями, Российские войска не могли себе позволить так воевать. Они воевали не с населением, а с грузинскими войсками и спецподразделениями, обученными американцами. Поэтому нашим солдатам приходилось отражать наступление превосходящих сил противника, предпринимать атаки и преследовать противника, наносить авиационные удары по военным объектам противника, а морякам Черноморского флота - прикрывать морское побережье Абхазии.

В Российской армии, кроме оснащения их современным вооружением и средствами управления, особое внимание желательно обратить на повышение качества оперативной и боевой подготовки. В последние годы было много международных, совместных учений с другими странами (ШОС, ОДКБ, НАТО). Эти, как и некоторые другие учения, как правило, носят показной характер, где заранее известны все предстоящие действия. От таких учений очень мало толку. Вообще вся боевая подготовка войск должна проходить в более требовательной и строгой обстановке.

Надо, чтобы опыт локальных войн и конфликтов (в том числе афганской, чеченской) находил более полное отражение в содержании и методике обучения органов управления и войск. Известно, например, по опыту этих войн, какое большое внимание уделялось охране и обороне коммуникаций. Высылались не только разведподразделения и дозоры, но и постоянное боевое охранение и заставы на важнейших маршрутах. Но случай с командующим 58 армии (кроме всего остального) говорит о том, что этот опыт в Южной Осетии был забыт. Это относится и к многим другим вопросам, в том числе к использованию беспилотных средств, созданию разведывательно-ударных комплексов, взаимодействию авиации с общевойсковыми соединениями.

Сейчас много говорят о том, что в грузинском конфликте в августе с.г. какая-то задержка в принятии решений в высших эшелонах власти была. Но, видимо, не просто было сразу отличить - очередная эта провокация или крупномасштабная агрессия. Весь расчет Саакашвили и его американских вдохновителей и строился на том, что руководство России не осмелиться ответить на эту провокацию и, тем более, в условиях подготовленной Западом информационной антироссийской кампании.

Но при всех обстоятельствах наши планы по боевому применению Вооруженных Сил, в том числе миротворческих сил, где бы они не находились, должны быть разработаны и практически отработаны таким образом, чтобы в случае агрессии или явного нападения противника на наши войска, силы флота командованию всех инстанций было четко определено, как они должны действовать, не ожидая особых дополнительных распоряжений.

Вообще в современных условиях - при больших скоростях ракет, авиации, возросшей подвижности войск, особенно в системе стратегических ядерных сил, ВВС, ПВО управленческая боевая деятельность все больше будет приобретать характер реализации заранее разработанных вариантов решения, программирования и моделирования предстоящих боевых действий. Высокий уровень планирования операций и боевых действий станет главной предпосылкой успешного управления войсками. Как показывает опыт войны, чем лучше та или иная операция продумана и организована, тем меньше требуется вмешательства вышестоящих инстанций в ход военных действий.

Остро встают вопросы оснащения армии и флота новыми видами вооружения и, в первую очередь, средств управления, сопряженных с космосом.

Прежде всего, нет должного спроса за выполнение планов и программ. Принимаемые меры не предусматривают кардинальной концентрации научных сил, финансовых и материально-технических средств для осуществления прорыва в области элементной базы, перспективных технологий для создания средств связи, обнаружения, наведения, автоматизации управления, РЭБ, информатизации. Нужна концентрация научных сил и материальных средств, осуществляемая примерно с таким же решительным подходом, как это было сделано сразу после войны при создании ракетно-ядерного оружия. Без должного стимулирования научно-исследовательских работ, привлечения талантов ожидаемого прорыва в этой области не получим.

В развитии вооружений желательно основной упор сделать на создание не отдельных видов оружия, а систем вооружения. Современные условия таковы, что возможности даже самого совершенного оружия, самых оснащенных группировок войск, военно-воздушных и военно-морских сил удается наиболее полно реализовать, когда они интегрируются в единые боевые системы с высокоразвитыми функциональными свойствами - интеллектом, организованностью, наблюдательностью, управляемостью, скрытностью и точностью боевого применения.

О задачах академии на следующий год

Президиумом АВН подготовлен проект плана работы Академии на 2009 год. На основе его необходимо разработать соответствующие планы в отделениях, секциях и личные планы каждого члена Академии.

Содержание и направленность научной работы Академии диктуются самой жизнью, объективными потребностями обеспечения оборонной безопасности в сложившихся условиях в соответствии с задачами, определенными в Указе президента РФ № 173 от 20.02.1995 г.

Прежде всего, нам надо основательно заняться проблемами установления новой системы безопасности в Европе и мире в соответствии с соображениями, высказанными Президентом РФ Д.А.Медведевым.

Нам предстоит также основательно поработать не только над научными основами Военной доктрины, но и, продолжая эту работу, совместно с аппаратом Совета безопасности и Генеральным штабом, разработать один из возможных вариантов новой Военной доктрины России с учетом происходящего в мире экономического кризиса и серьезных изменений в международной и военно-политической обстановке.

Необходимо продолжать исследовать проблемы более экономного и эффективного обеспечения оборонной безопасности путем умелого сочетания невоенных и военных средств и способов противодействия угрозам безопасности России.

В связи с намеченными преобразованиями в оргструктуре Вооруженных Сил коренным образом меняется военное искусство, формы и способы ведения военных действий Сухопутными войсками, ВВС и ПВО, Военно-морским флотом. Возникают новые проблемы в системе управления войсками. Нам нужно конкретно исследовать и готовить предложения по этим вопросам. Возникают и другие новые проблемы, требующие своего исследования. Нам предстоит активно участвовать в подготовке новой 12-томной истории Великой Отечественной войны.

Таковы основные итоги и некоторые задачи, над решением которых нам предстоит работать.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации