ВОЗДЕЙСТВИЕ ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКИХ И ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ РОССИИ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

2(27)/2009

А.В.УСЯГИН

ВОЗДЕЙСТВИЕ ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКИХ И ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ РОССИИ

Рассматриваются исторические и современные аспекты развития российской государственности и территориального устройства (управления) страны, геополитические факторы, обусловившие расширение России на восток и запад, оборонные (военные) причины проведения военно-окружных и губернских реформ в государстве, включая реформы последнего периода.

Ключевые слова: территориальное управление, геополитические условия, пространственная протяженность, военные потребности, реформы.

Historical and modern aspects of development of the Russian statehood and the territorial device (management) of the country, the geopolitical factors which have caused expansion of Russia on the east and the West, the defensive (military) reasons of carrying out of military-district and provincial reforms in the state, including reforms of last period are considered.

Keywords: a territorial administration, geopolitical conditions, spatial extent, military requirements, reforms.

Проблема территориального устройства и управления Российской Федерации стала сегодня одной из наиболее острых в практической политике, выйдя, в частности, на передний план во взаимоотношениях центра и регионов; одновременно она является и одной из наиболее обсуждаемых и дискуссионных в научной и научно-публицистической литературе.

Система территориального управления включает в себя не только территориальное устройство (и тем более не только территориальное деление), но и совокупность управляющих воздействий и взаимодействий и со стороны государства как на свои территориальные органы, так и на структуры гражданского общества и наоборот, воздействие общества на структуры государства.

Между понятиями «территориальное управление», «территориальное устройство» и «территориальное деление» существует очевидная взаимосвязь. Территориальное устройство, наряду с территориальным делением, подразумевает юридические отношения между территориальными единицами: статус этих единиц и форму территориального устройства1. Территориальное управление подразумевает воздействие на элементы территориального устройства. Таким образом, если территориальное устройство предполагает параметры, рамки воздействия на территориальное деление, территориальные единицы, то территориальное управление иллюстрирует сам механизм этого воздействия. Соответственно все эти элементы соотносятся между собой как часть и целое: территориальное деление воспринимается как составная часть территориального устройства, которое, в свою очередь, подведомственно территориальному управлению.

Территориальное управление в нашей стране уже с самого зарождения Русского государства развивалось в тесной взаимоувязке с геополитическими условиями и, в том числе с военно-стратегическими потребностям его бытия.

Древнерусское государство и возникло, прежде всего, как военная организация в целях как защиты территории, так и ее расширения. В силу этого первостепенное значение в его развитии традиционно придавалось военной функции («функции защиты»), поэтому военизация государства перманентно присуща ему на всех исторических этапах.

На первых порах едва ли не единственным признаком существования единого Киевского государства была уплата дани местными племенами Киевскому князю, что требовало регулярных военных обходов территорий («полюдья»).

С самого начала Русь отличалась от европейских государств так называемым форпостным характером территориального расширения. Признаком принадлежности той или иной земли к государству была не ее возделанность, обработанность, не распределение земли между земледельцами и землевладельцами (как это было в Европе), а наличие в центре такой земли некоего форпоста, называемого погостом, острогом, кремлем, крепостью, - проще говоря, центра сбора дани, перераставшего затем и в административно-хозяйственный центр территории. Многие русские города возникли именно таким образом.

Отметим основные геополитические факторы, оказавшие наибольшее влияние на развитие Русского государства и формирование его территориальной структуры.

Для России характерен равнинный характер основного массива ее территории и, прежде всего, в европейской ее части. Это приводит к тому, что зачастую отсутствуют естественные, внятно различимые рубежи для размежевания территорий. Русские территории традиционно не были защищены естественными преградами: их не ограждали ни моря, ни горные цепи.

Русь также традиционно отличалась от остальных стран Европы и спецификой речной сети Восточно-Европейской равнины. Ее обширному пространству соответствуют, по выражению С.М. Соловьева, «исполинские системы рек, которые почти переплетаются между собою и составляют, таким образом, по всей стране водную сеть, из которой народонаселению трудно было высвободиться для особной жизни; как везде, так и у нас реки служили проводниками первому народонаселению, по ним сели племена, по ним явились первые города; так как самые большие из них текут на восток или юго-восток, то этим условилось и преимущественное распространение Русской государственной области в означенную сторону»2.

При этом, как правило, крутые берега рек оказывались по западную сторону, а пологие - по восточную. Это обстоятельство затрудняло возможность продвижения русских людей на запад и тем самым прямо-таки подталкивало их к расширению на восток. С другой стороны, это же облегчало западную экспансию на Русь, вынуждая русских много времени и сил уделять охране западных границ.

Исторически Россия возникла как континентальная страна и изначально была отрезана от морских коммуникаций. Чтобы пробиться к морям и обеспечить устойчивые связи с Европой, русскому государству пришлось столетиями вести напряженные кровопролитные войны. Вследствие этого роль государства и армии в обществе возрастала еще больше.

Да и современной России, за исключением абсолютно незаселенного Северного Ледовитого океана, принадлежат лишь заливы (Финский залив) либо части внутренних морей (Черного и Азовского). Все это приводит к тому, что лишь считанное количество административных центров Российской Федерации (Санкт-Петербург, Мурманск, Архангельск, Магадан, Владивосток) расположено на морских берегах.

Результатом действия всех этих факторов было то, что на протяжении столетий Россия была страной, неуклонно расширявшей свои внешние рубежи, прежде всего, в южном и восточном направлениях. Это закономерно приводило к увеличению территории и, следовательно, к увеличению пространственной протяженности границ, увеличению количества соседей (которые могут восприниматься и как партнеры, и как потенциальные противники).

Пользуясь выражением В.О. Ключевского, можно сказать, что «история России есть история страны, которая колонизуется»3. Это географическое расползание, непрерывная экспансия также естественным образом приводили к появлению новых городов, административных центров, размежеванию регионов.

Россия является, с одной стороны, мостом между Европой и Азией, а с другой стороны - естественным барьером между ними. Это приводит к тому, что и административные центры территорий зачастую располагаются либо по рубежам обороны («засеки») давно минувших лет (Белгород, Курск, Воронеж), либо являются пограничными городами, непосредственно связывающими Россию с соседними государствами (Хабаровск, Владивосток, Благовещенск).

Сама пространственная протяженность, огромные просторы страны также были важнейшим государствообразующим фактором. Пространства страны ставили естественный барьер дальнейшему укреплению государства, особенно до конца XIX в., пока средства связи и транспорта были не слишком развиты. Можно в этой связи говорить о власти пространства, рассматривая пространство как своеобразный властный ресурс.

«Управленческие распоряжения, указы и приказы, новые законы и даже вновь назначенный губернатор - могли достигать этого региона лишь через определенное, иногда очень значительное время. Такие ощутимые, остро осязаемые промежутки своего рода безвластия, «провисания» властных отношений означали на деле, что само физическое расстояние от центра до окраины, от столицы до границы становилось, по сути, своеобразным политическим актором»4.

Такое заметное воздействие геополитических факторов на территориальное строительство России ставит нас перед необходимостью исследовать вопрос, в том числе и о том, в какой степени многочисленные изменения в территориальном устройстве государства были обусловлены военными потребностями, насколько сильна была в различных реформах территориального деления, проводившихся на протяжении всей российской истории, военная составляющая.

Так, уже первое большое укрупнение территориальных единиц, произведенное в 1663-65 гг. при царе Алексее Михайловиче, предусматривало создание более крупных, чем уезды, административно-территориальных единиц - разрядов, что было обусловлено недостатками уездного деления. Не случайно такие разряды возникали, прежде всего, на пограничье (Серпухов, Тула, Белгород, Смоленск, Тамбов и др.) и выполняли в большей степени военно-защитные функции. К этой реформе примыкает проведенная в 1679 г. правительством царя Федора Алексеевича военно-окружная реформа, в результате которой 12 разрядов-округов охватили всю территорию страны. Разряды-округа сыграли существенную роль в организации пограничной обороны, в улучшении административного управления на местах.

Весьма ощутим военный фактор и в губернской реформе, проводившейся Петром I в начале XVIII в. Реформа должна была решить сиюминутные потребности военных действий, способствовать лучшей организации набора в армию. Поэтому губернии первоначально возникли как своего рода военные округа и лишь впоследствии они переросли уровень военных округов и превратились в гражданскую (точнее говоря, военно-гражданскую) администрацию.

Губернская реформа Екатерины II, проведенная в 1775-85 гг., также в значительной мере учитывала потребности армии: при формировании границ губерний принималось во внимание, что необходимо иметь прямые дороги, во-первых, из столицы в губернские центры, а во-вторых, из губернских центров - в уездные, чтобы можно было достаточно быстро отмобилизовать войска в случае войны или мятежа. Функции как гражданского, так и военного управления совмещала в себе, согласно екатерининской реформе, фигура генерал-губернатора.

Наконец, военный фактор был заметен в процессе экономического районирования 1920-х гг., когда новым районированием страны стала заниматься не только Административная комиссия при ВЦИКе и Госплан, но и комиссия наркомата по военным и морским делам (в той части, которая касалась призыва на военную службу и размещения войск).

В то же время взаимосвязь между общегражданским и военным территориальным управлением не стоит абсолютизировать. Бесспорно, между этими двумя явлениями не существует полного тождества. В частности, при создании федеральных округов в 2000 г. их границы намеренно были проведены таким образом, чтобы не совпасть с границами других сложившихся к этому времени объединений, в том числе и с военными округами (хотя распространенной на сегодняшний день остается точка зрения, не подтверждаемая практикой, якобы границы федеральных округов формировались на основе военных округов).

Федеральные округа, таким образом, создавались не на базе экономических районов, военных округов либо ассоциаций, а вопреки им. Именно несовпадающие границы военных, экономических и учебных объединений позволяют им играть синтезирующую роль, в ряде случаев вставая над региональными администрациями и сохраняя при этом определенную независимость от федерального округа.

Геополитические, в том числе военно-стратегические проблемы и в современной России являются осложняющим фактором в процессе территориального строительства. У ряда регионов России существуют конфликты с центром по поводу государственных границ. Так, проводимая с 1990 по 2000 г. «оптимизация» российско-китайской границы в пользу Китая вызывала неоднократные протесты исполнительной и законодательной ветвей власти Приморского и Хабаровского краев, которые, впрочем, не были приняты во внимание.

Эти проблемы, вместе связанные, ставят вопрос о территориальной целостности Российской Федерации, о разрыве интересов различных ее составных частей и, следовательно, об отсутствии единой территориальной политики по отношению к регионам.

Подводя итог вышесказанному, позволительно сделать вывод о том, что как внешняя геостратегическая среда, так и внутренние геополитические условия оказывают значительное воздействие на территориальное устройство и территориальное управление Российской Федерации, и их нельзя не учитывать, приступая к реформированию территориальной системы страны.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Кистанов В.В. Федеральные округа России: важный шаг в укреплении государства / В.В. Кистанов. - М.: Экономика, 2000. - С. 18.

2. Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. I. Т. 1-2. / С.М. Соловьев. - М.: Голос, 1993. - С. 17.

3. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Т. 1. / В.О. Ключевский. - М., 1987. - С. 50.

4. Замятин Д.Н. Политико-географические образы российского пространства / Д.Н. Замятин // Пространство как фактор политических трансформаций. - М.: ИНИОН, 2003. - С. 34.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации