Военно-политические аспекты пилотируемой космонавтики

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 1(26)/2009

Полковник Е.И.Жук,

Лауреат Государственной премии РФ,

доктор политических наук, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник, действительный член АВН

Военно-политические аспекты пилотируемой космонавтики

Космическая деятельность с самого начала стала ареной военно-политического соперничества двух сверхдержав, продолжающегося в тех или иных формах и с переменным успехом до настоящего времени. Это соперничество особо обострилось с началом пилотируемых полетов и освоения дальнего космоса.

Ключевые слова: космическая деятельность, космонавтика, ракета военного назначения, освоение космического пространства, искусственный спутник, пилотируемый полет, лунная кабина, долговременные космические станции, мирный космос, военный космос.

С запуском первого искусственного спутника Земли (ИСЗ), 4 октября 1957 года, началось практическое освоение бескрайних просторов Вселенной. Именно в России были заложены теоретические и философские основы космической деятельности, выполнены важные инженерно-технические разработки, открывшие путь к использованию беспилотных и пилотируемых космических аппаратов. Первый ИСЗ и полет Юрия Гагарина 12 апреля 1961 года сделали нашу страну великой космической державой. Сбылись слова великого российского ученого, основоположника космонавтики К.Э. Циолковского о том, что человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство.

Проникновение в космос стало одним из величайших свершений человеческого разума в многовековой истории земной цивилизации. Открытие космической эры, первые и наиболее значительные достижения в околоземном пространстве, в исследовании Луны и ближайших планет Солнечной системы были осуществлены наиболее передовыми в экономическом и научно-техническом отношении государствами - СССР и США. Однако космическая деятельность с самого начала стала ареной соперничества двух сверхдержав, стремившихся обеспечить себе военное превосходство на земле и в космосе, добиться победы в военно-политическом и идеологическом противоборстве. Выйдя союзниками из Второй мировой войны, они сразу втянулись в изнурительную гонку ракетно-ядерных вооружений. Сброс атомных бомб на японские города Хиросиму и Нагасаки явился не столько последним актом войны с фашизмом, сколько первой большой операцией «холодной войны»1.

Поворот Вашингтона от политики сотрудничества к конфронтации с Советским Союзом был предрешен приходом в Белый дом (после смерти президента Ф. Рузвельта 12 апреля 1945 года) Г. Трумэна. Первым известным документом «холодной войны» многие историки считают «длинную телеграмму», которую 22 февраля 1946 года направил в Вашингтон поверенный в делах США в Москве Дж. Кеннан. Советский Союз представлялся в ней «неумолимой враждебной силой». Но началом «холодной войны» принято считать известное выступление У. Черчилля 5 марта 1946 года в американском городе Фултоне, где бывший английский премьер призывал объединяться и вооружаться против «советской угрозы». Идею конфронтации с СССР горячо приветствовал президент Г. Трумэн, который спустя год изложил в конгрессе основы политики мира по-американски, вошедшей в историю под названием «доктрины Трумэна». Глава Белого дома провозгласил сферой национальных интересов США практически весь земной шар, а целью политики Соединенных Штатов - поддержку свободных народов, сопротивляющихся попыткам подчинения вооруженным меньшинствам или внешнему давлению, и сопротивление «советскому экспансионизму» повсюду в мире. Важнейшей и приоритетной задачей объявлялась борьба с «советским коммунизмом»2.

С началом «холодной войны» начался и первый этап космической гонки. Политические лидеры двух государств, руководители первых космических проектов в СССР и США по-разному оценивали значение освоения космического пространства для своих стран и всего человечества, представляли масштабы, организационные формы и системы приоритетов национальных космических программ. Но при этом бесспорным остается тот факт, что бескомпромиссное соперничество за право стать первой в истории «космической державой» имело ярко выраженную военно-политическую и идеологическую подоплеку. Разворачивалась и набирала темпы жесточайшая борьба за новое лидерство в науке, технике и экономике, которое давало возможность перевести военный потенциал государства на качественно новый уровень, связанный с обладанием оружием массового поражения и средствами его доставки к целям, находящимся в любом регионе планеты, а также распространить свой контроль на космическое пространство.

Космическая тематика естественным образом исторически была тесно связана с интенсивными работами по созданию ракет военного назначения. В 1935 году будущий главный конструктор космических кораблей, а на тот момент инженер-летчик Сергей Павлович Королев писал: «Интенсивное развитие ракетного дела за последнее десятилетие, несомненно, проходит под знаком подготовки к войне»3. Однако он искренне верил, что создание ракетных двигателей откроет перспективу полета человека в космос. В 1945 году он отмечал: «Мысль об использовании ракетных аппаратов для подъема человека на большие высоты и даже для вылета его в космическое пространство известна довольно давно, так как идея самого ракетного двигателя в силу его природы и принципа действия лучше всего применима для такого рода полетов»4. Программе пилотируемых космических полетов академик Королев придавал особое значение, неизменно подчеркивая ее сложность, большую ответственность, которую несут разработчики пилотируемых космических аппаратов. Он всегда говорил, что при всех положительных сторонах использования автоматических аппаратов окончательное освоение космического пространства и планет возможно только с участием человека при обеспечении нормальных условий для созидательной работы в космосе. О планах нашей страны запустить свой первый ИСЗ мировая общественность узнала в 1956 году, когда в Барселоне на ассамблее специального комитета по проведению Международного геофизического года5 вице-президент Академии наук И.П. Бардин сообщил, что СССР намерен запустить искусственный спутник Земли, посредством которого будут проведены измерения атмосферного давления и температуры, осуществляться наблюдения космических лучей, микрометеоритов, геомагнитного поля и солнечной радиации.

Видный специалист по космонавтике К. Эрике в конце 50-х годов писал: «Совершенно очевидно, что, помимо явных политических и военных интересов, в СССР было проявлено много подлинного энтузиазма в деле проникновения в мировое пространство с помощью космических ракет, в соответствии с пророческим предвидением К.Э. Циолковского... В широком смысле история управляемых снарядов представляет собой мост между ранними идеями космического полета и его практическим воплощением, становящимся реальностью во второй половине XX столетия. Соотношение между космическим полетом и управляемым снарядом может быть несколько упрощенно выражено следующей формулой: «если бы управляемый снаряд не был создан как оружие, его было бы необходимо создать как основу космического полета». Однако в последнем случае вопрос о том, кто должен платить по счетам на многие миллиарды долларов, вероятно, остался бы открытым»6.

В 1952 году для президента Г. Трумэна был подготовлен доклад о проблеме искусственного спутника Земли, ставший впоследствии основой при разработке проекта «Авангард». В докладе содержались самые общие сведения о космическом полете и одновременно указывалось на те преимущества, которые дают государству разработка и эксплуатация ИСЗ (научные, военные и психологические). Обращалось также внимание на необходимость лидерства США в этих областях.

Для координации работ в новой области деятельности в США еще в период Первой мировой войны был создан Национальный консультативный совет по аэронавтике (НАКА), который в соответствии с законом об авиации и исследовании космического пространства 1958 года был преобразован в Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА). В СССР закона, регламентирующего космическую деятельность, не было. Поэтому цели исследования и практического использования космического пространства вытекали в основном из соответствующих документов ЦК КПСС и Советского правительства. Закон «О космической деятельности» появился уже после распада Советского Союза - 20 августа 1993 года.

Запуск в СССР первого в истории человечества ИСЗ, а затем полет Юрия Гагарина были восприняты американским общественным мнением как акты национального унижения. Сразу же в 1957 году в США были созданы три комиссии, которые независимо друг от друга должны были оценить причины отставания и представить рекомендации относительно ответных мер. Председатель подкомитета по боевой готовности сенатор Л. Джонсон (впоследствии - президент) так охарактеризовал ситуацию: «Мы ожидали, что будем первыми в запуске спутника. Но на самом деле мы даже еще не стали вторыми... Победил Советский Союз»7. Позже по поводу мотивов в соревновании с СССР в области космических исследований он отмечал: «Римская империя контролировала мир потому, что сумела построить дороги. Затем, когда началось освоение морских пространств, Британская империя доминировала в мире, так как имела корабли. В век авиации мы были могущественны, поскольку имели в своем распоряжении самолеты. Сейчас коммунисты захватили плацдарм в космосе»8. Его формула «кто владеет космосом - тот владеет всем миром» была воспринята политическим и военным руководством, а также всей американской общественностью как руководство к практическим действиям. Этот девиз стал основным для американских военных стратегов не только в начале 60-х годов, но и сохранил свою актуальность на современном этапе исторического развития.

После поражения на первом этапе освоения космического пространства США сконцентрировали свои главные усилия на поисках путей и средств формирования и эффективной реализации космической программы, способ-Ной в кратчайшие сроки ликвидировать отставание от Советского Союза и обеспечить им неоспоримое лидерство в исследовании и использовании космического пространства. Военное ведомство и связанные с ним исследовательские центры принялись за разработку перспективных проектов превращения космического пространства в новый театр военных действий. Особое внимание при этом отводилось лунной программе. В послании президента Дж. Кеннеди от 25 мая 1961 года говорилось, что США посвящают себя достижению следующей цели: до конца этого десятилетия высадить человека на Луну и благополучно вернуть его на Землю. Его решение было воспринято многими военными стратегами как стимул к разработке проектов по созданию военной базы на Луне. Свой замысел они предлагали осуществить в пять этапов: доставка на Землю образцов лунного грунта (ноябрь 1964); первая высадка на Луне и возвращение экипажа на Землю (август 1967); временная база на лунной поверхности (ноябрь 1967); завершение строительства лунной базы на 21 человека (декабрь 1968) и ввод ее в эксплуатацию (июнь 1969). В силу исторических обстоятельств военные проекты освоения Луны не были реализованы.

Решение президента Кеннеди было воплощено лишь в проекте «Аполлон» по осуществлению пилотируемых космических полетов на Луну. Испытательные полеты кораблей «Аполлон» начались в беспилотном варианте 28 мая 1964 года. Первый пилотируемый полет был осуществлен на корабле «Аполлон-7», выведенном на орбиту ИСЗ 11 октября 1968 года. 16 июля 1969 года к Луне стартовал «Аполлон-11». 20 июля лунная кабина совершила посадку на Луну, и 21 июля Н. Армстронг впервые в истории человечества вступил на лунную поверхность.

Воодушевленное исторической победой в «лунной гонке», руководство НАСА в сентябре 1969 года направило доклад специальному комитету по космосу при президенте США, в котором подводились первые итоги американской космической программы в области «мирного» космоса и содержались предложения по программе работ на ближайшие годы: продолжить По-Леты по программе «Аполлон» (1970-1972); начать строительство обитаемой базы-станции на Луне (1980-1983); к 1977 году создать первую обитаемую станцию на околоземной орбите; в будущем осуществить космические полеты к ближайшим планетам - Марсу и Венере, а затем к Юпитеру и другим планетам Солнечной системы. Предложенная грандиозная космическая программа в целом так и не была выполнена, однако американцам удалось до декабря 1972 года отправить еще шесть лунных экспедиций.

К сожалению, нога советского человека так и не ступила на поверхность Луны. Наша лунная программа, начатая еще при С.П. Королеве, из-за аварий так и не была реализована. Четвертая (и последняя) попытка запуска ракеты Н-1 была предпринята 23 ноября 1972 года, а в феврале 1976 года в соответствии с решением ЦК КПСС и Совета Министров все работы по этому проекту были прекращены.

Выиграв «лунную гонку», американцы переориентировали космическую программу на создание и эксплуатацию долговременных орбитальных станций. Первая и единственная американская орбитальная станция «Скайлэб» была выведена на орбиту 14 мая 1973 года. На ней в течение года последовательно отработали три длительные экспедиции. После возвращения последней в феврале 1974 года работы со станцией были прекращены, а основное внимание было сосредоточено на проекте многоразовой транспортной космической системы «Спейс шаттл».

Проект «Спейс шаттл» был объявлен президентом Р. Никсоном в марте 1970 года. В отличие от предыдущих космических программ работы в данном направлении велись нормальными темпами и не ускорялись по политическим или идеологическим соображениям. Поэтому не случайно первый полет Шаттла состоялся спустя десять лет - только 12 апреля 1981 года. В ходе развития программы проявилась важная тенденция выравнивания, пересечения усилий в создании космической техники гражданского и военного назначения. При этом повысилась активность министерства обороны в поисках средств и методов более широкого использования в своих интересах космической техники, находящейся в распоряжении НАСА и других гражданских ведомств. Если в прошлом министерство обороны пыталось получить возможность создавать пилотируемые системы исключительно военного назначения, то в проекте «Спейс шаттл» ему удалось добиться долевого участия в финансировании и одновременно самого высокого удельного веса своих интересов в перспективных планах эксплуатации кораблей многоразового применения. Практически во всех полетах астронавты выполняли большой объем экспериментов в интересах военного ведомства, а начиная с 15-го полета, выполненного по секретной программе министерства обороны, стали регулярно планироваться космические полеты исключительно в военных целях. По собственному признанию американцев, многоразовая транспортная система «Спейс шаттл» экономически не оправдывает возлагающихся на нее надежд. По стоимости вывода в космос полезных грузов система проигрывает одноразовым ракетам-носителям9.

Решение о создании в Советском Союзе многоразовой космической системы появилось значительно позже: постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании многоразовой космической системы в составе разгонной ступени, орбитального самолета, межорбитального буксира-корабля, комплекса управления системой, стартово-посадочного и ремонтно-восстановительного комплекса и других наземных средств, обеспечивающих выведение на северо-восточные орбиты высотой 200 километров полезных грузов массой до 30 тонн и возвращение с орбиты грузов массой до 20 тонн» было принято в феврале 1976 года с одновременным закрытием всех работ по лунной программе.

Работы над программой «Энергия» - «Буран» потребовали громадной концентрации сил всей страны, но проект фактически оказался незавершенным. Многоразовый орбитальный корабль «Буран» первый и последний раз взлетел 15 ноября 1988 года. В беспилотном режиме, дважды обогнув земной шар, он приземлился на аэродром при сильнейшем боковом ветре с очень высокой точностью. Советский Союз доказал, что многоразовый ракетно-космический комплекс «Энергия» - «Буран» технически не уступает, а по некоторым параметрам и превосходит американский «Спейс шаттл». Закрыв свою лунную программу и втянувшись в очередную космическую гонку, СССР вложил в невостребованную многоразовую космическую систему «Энергия» - «Буран» огромные средства, которых так не хватало на развитие орбитальных научно-исследовательских комплексов.

Принятие в конце 60-х годов программы по разработке долговременных орбитальных станций типа «Салют», послуживших в дальнейшем научно-технической базой для орбитального научно-исследовательского комплекса «Мир», обусловливалось прежде всего успехами американцев в реализации пилотируемых полетов на Луну. Проект орбитальной станции, работы по которому проводились под руководством В.Н. Челомея, получил наименование «Алмаз». В проекте, разрабатывавшемся по техническому заданию Министерства обороны, предполагалось, что пилотируемая космическая станция «Алмаз» станет более совершенной для ведения космической разведки, чем беспилотные космические аппараты-разведчики. Для этого станция оснащалась бортовым разведывательным комплексом и лучшей на тот период времени системой датчиков, сопряженных с ЭВМ. Ее макеты появились уже в 1968 году. Однако в дальнейшем было принято решение о разработке «гражданских» космических лабораторий - долговременных орбитальных станций (ДОС) на базе уже созданных образцов «военной» станции «Алмаз». Первая ДОС успешно стартовала 19 апреля 1971 года и получила название «Салют». 7 февраля 1991 года последняя станция «Салют-7» вошла в плотные слои атмосферы и прекратила свое существование, а на орбите остался уникальный орбитальный научно-исследовательский пилотируемый космический комплекс «Мир», базовый блок которого был выведен 20 февраля 1986 года. История орбитального комплекса «Мир» закончилась спустя 15 лет, когда 23 марта 2001 года он был затоплен в южной части Тихого океана.

С помощью орбитальных станций «Салют» и «Мир» была осуществлена уникальная программа поэтапного обживания человеком околоземного космического пространства. Начиная со станции «Салют-6», советская космонавтика прочно заняла лидирующие позиции в области длительных космических полетов, а также по реализации международных космических программ. Орбитальный комплекс «Мир» стал настоящим летным полигоном для проверки многих технических решений и технологических процессов, используемых в настоящее время на международной космической станции. Во многом благодаря осуществлению космической программы орбитального комплекса «Мир» роль России в этом проекте сразу же стала во многом ведущей. Пройдя непростой этап противостояния двух сверхдержав в космосе, пилотируемая космонавтика на современном этапе наконец-то вышла на путь взаимовыгодного сотрудничества. В настоящее время идет успешная реализация проекта по международной космической станции. В соответствии с Соглашением между Российской Федерацией и Соединенными Штатами от 26 октября 1998 года предусматривается возможность использования как Россией, так и США собственных элементов международной космической станции в интересах национальной безопасности своих государств.

На рубеже тысячелетий Америка пересмотрела свою космическую политику, и в 1996 году появилась президентская директива ПДД-49 «Национальная космическая политика», согласно которой в 1999 году была разработана директива министра обороны США № 3100.00 «Космическая политика», предусматривающая: учет новых подходов и политических установок в соответствии с президентской директивой; отражение основных изменений в системе обеспечения международной безопасности, новых аспектов стратегии национальной безопасности и военной стратегии, изменений в формировании бюджета национальной обороны, в структуре вооруженных сил, опыта использования космических сил в боевых условиях, расширяющегося использования космических средств в глобальном масштабе, распространения технологий и информации, развития военных и информационных технологий, активизации коммерческой деятельности в космосе, расширения кооперации между гражданскими и военными секторами и международного сотрудничества; выработку структуры всеобъемлющей политики по осуществлению космической или связанной с космосом деятельности.

В современной военной политике США космос рассматривается такой же средой, как суша, море или воздух, в которой будут осуществляться боевые операции в интересах обеспечения национальной безопасности Соединенных Штатов. Приоритетными задачами космической и связанной с космосом деятельности являются обеспечение статуса свободы космоса и защита в нем интересов национальной безопасности США. В принятой космической политике важная роль отводится пилотируемой космонавтике: «Уникальные возможности, связанные с присутствием человека в космосе, могут быть в максимальной степени использованы практически для проведения в космосе исследований, разработок, испытаний и оценки параметров систем, а также более эффективного решения текущих и перспективных задач в интересах обеспечения национальной безопасности. Это охватывает также и возможность выполнения человеком в космосе задач военного характера, являющихся уникальными по сути или предпочтительными по критерию стоимость-эффективность для обеспечения боевых действий войск»10.

Принципы национальной космической политики, изложенные в ПДД-49, в дальнейшем были пересмотрены новой администрацией Белого дома. Именно таков смысл президентской директивы № 15 от 28 июня 2002 года, в соответствии с которой совет национальной безопасности и департамент науки и техники должны были рассмотреть текущую космическую политику и выработать рекомендации по ее коррекции. В настоящее время пилотируемая космонавтика США взяла курс на дальнейшее освоение околоземного пространства и ближайших планет Солнечной системы. Космическая деятельность в России отнесена к категории высших государственных приоритетов. Главным нормативно-правовым актом является Закон РФ «О космической деятельности» от 20 августа 1993 года с изменениями и дополнениями от 29 ноября 1996 года. Он регламентирует все основные стороны космической деятельности в России и увязан с требованиями международного права.

К основополагающим документам по осуществлению космической политики относятся «Основы политики Российской Федерации в области космической деятельности на период до 2010 года», утвержденные Президентом РФ В.В. Путиным 6 февраля 2001 года, и Концепция национальной космической политики Российской Федерации, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 1 мая 1996 года. В них подчеркивается, что главными целями национальной космической политики на современном этапе являются: сохранение Россией статуса великой космической державы; эффективное использование и укрепление космического потенциала Российской Федерации в интересах развития науки и техники, повышения экономической и оборонной мощи страны; активное участие в международном сотрудничестве в области космической деятельности, направленном на решение глобальных проблем человечества.

Итак, военно-политический анализ развития пилотируемой космонавтики убедительно доказывает, что она была, есть и будет одним из важнейших факторов мирового развития и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Ракетно-космическая отрасль, тесно и неразрывно связанная с наукой, доказала свою жизнеспособность даже в условиях глубокого экономического кризиса. Поэтому отечественной пилотируемой космонавтике сегодня, когда взят курс на освоение Луны и Марса, необходимо уделять самое пристальное внимание и делать все необходимое для ее развития.

Примечания:

  1. Черток Б.Е. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. М.: Машиностроение. 2002. С. 16.

  2. Стародубов В.П. Супердержавы XX века. Стратегическое противоборство. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 33-53; Черток Б.Е. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. 2002. С. 9-21.

  3. Творческое наследие академика Сергея Павловича Королева: Избранные труды и документы. М.: Наука, 1980. С. 70.

  4. Хозин ПС. Великое противостояние в космосе (СССР - США). Свидетельства очевидца. М: Ве-че, 2001. С. 29.

  5. Международный геофизический год с участием ученых из 67 стран был организован Международным советом научных союзов ЮНЕСКО и продолжался с 1 июля 1957 года по 31 декабря 1958 года; основные пункты его научной программы по своим масштабам носили глобальный, планетарный характер.

  6. Эрике К.А. Космический полет: В 2 т. Т. 1 / Пер. с англ.: Ehricke Krafft A. Space Flight. Princeton, New Jer-sey - Toronto - New York - London. 1960. M.: Изд-во физ.-мат. литры, 1963. С. 71.

  7. U.S. News and World Report. January 31. 1958. P. 56-57.

  8. Wolfe Т. The Right Stuff. N.Y., 1980. P. 57.

  9. Черток Б. Е. Ракеты и люди. Лунная гонка. М.: Машиностроение, 1999. С. 506.

10.Космическая политика. Директива министерства обороны США от 9 июля 1999 года №3100.10. Ст. 4.11.4.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации