СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ...

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР № 30/2007

СЕМЬ РАЗ ОТМЕРЬ...

Сергей КРЕМЛЕВ

РАЗРУШЕНИЕ ЯДЕРНОГО ЦЕНТРА БОЛЕЕ ГИБЕЛЬНО, ЧЕМ РАЗРУШЕНИЕ ЦЕРКВЕЙ В НЕДАЛЕКОМ ПРОШЛОМ

17 июля 2006 г. Священный синод Русской Православной Церкви постановил благословить открытие мужского монастыря Свято-Успенской Саровской пустыни в городе Сарове Нижегородской области и назначить иеромонаха Варнаву (Баранова) наместником монастыря. Саров - это место дислокации крупнейшего и старейшего отечественного центра разработки ядерного оружия - Российского Федерального ядерного центра-ВНИИ экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ). В старой России глухой поселок Сарова был широко известен своим мужским монастырем. Современный же город, выросший здесь, был известен лишь высшему руководству СССР и западным спецслужбам. Теперь ядерный Саров тоже знают все... Но можно ли совместить деятельность монастыря и ядерного города, охраняемого в режиме государственной границы?

0x01 graphic

Саров: там, где ковался щит Духа, Россия выковала свой ядерный щит.

Фото Леонида ЯКУТИНА

Давно собирался с силами, чтобы написать об этом, и дело не в страхе, а в том, что должна была накопиться определенная критическая масса событий и тенденций... Думаю, что сегодня она уже накопилась и сказать кое о чем пора...

Проблема носит комплексный характер: в ней воедино переплетаются проблемы цивилизационные, военно-политические, нравственные, научно-технические и организационные, что, конечно же, не могло не отразиться на стиле и содержании этой статьи. Однако, надеюсь, читатель меня поймет.

В 1990 г. состоялось перенесение мощей одного из наиболее ярких православных святых - преподобного Серафима Саровского из Казанского собора Ленинграда в Серафимо-Дивеевский монастырь, созданный в XIX веке и воссозданный в последнее десятилетие ХХ века в Дивеево Нижегородской области. За год до этого был обнародован факт существования закрытой "атомной столицы" Советского Союза, дислоцированной в лесах примерно в 70 километрах от Арзамаса.

Собственно, с тех пор и начала зримым образом формироваться та проблема, о которой пойдет дальше речь. Город, где были созданы первые атомная и термоядерная бомбы, стал известен тогда как Арзамас-16, хотя ранее на его месте был скромный поселок Сарова, а в 1954 г. закрытым постановлением Совмина СССР новому городу дали гордое и ответственное имя "Кремлев". Название к тому же и точное: кремль - основа обороны любого русского города в старину.

Если город Кремлев полностью принадлежит истории и реальностям отечественной ядерной оружейной работы, то поселок Сарова давно вошел в систему ценностей православия. Здесь ранее располагалась пустынь, здесь жил Серафим Саровский. Но потом Саров превратился в Кремлев. Было ли это случайным?

Одно время Арзамасу-16 возвратили-таки державное имя Кремлева, но местные квазидемократы (подчеркну - именно они) сделали все для того, чтобы оборонное имя было унижено и уничтожено. Была проведена шумная, недобросовестная кампания "Городу - имя", в результате чего Кремлев был переименован в Саров. Людей, что называется, "обрабатывали", широко используя имя преподобного Серафима. Хотя во всем этом было немало кощунства... Да, попытка именем святого отца Серафима задвинуть на задворки общественного сознания новое общерусское значение того дела, которое вызвало к жизни Федеральный центр ядерного оружия, вполне может расцениваться как кощунственная. А история с названием города здесь приведена неслучайно - в ней емко отразилась вообще суть вопроса, о которой давно пора поразмышлять публично.

Православная Церковь, предназначение которой - проповедь нравственного совершенствования того "внутреннего человека", о котором говорил преподобный отец святой Серафим, на первый взгляд далека от проблематики вооружений. Казалось бы, одна заповедь из Нагорной проповеди - "Не убий!" - подтверждает сказанное. Однако если и было создано на Земле за всю ее военную историю оружие, в самом смысле которого заложен принцип "Не убий", то это ядерное оружие СССР, России. Именно и только оно!

От его прямого применения не погиб ни один человек. Хиросима и Нагасаки - это счет ядерного оружия США. Зато на счету ядерного оружия СССР, России - предотвращенные глобальные конфликты, миллиарды спасенных от ядерного апокалипсиса жизней, сдерживание политического авантюризма. Ядерное оружие СССР, разработанное в ответ на ядерную угрозу США, оказалось средством обеспечения мира и, как видим, также средством... воплощения в политической жизни народов великой евангельской заповеди.

Вообще-то взаимосвязь церковного, православного начала жизни Руси и оборонного ее начала богата и волнующа. Пример иноков Пересвета и Осляби, посланных святым Сергием Радонежским с войском Димитрия Донского на мирской подвиг во имя Христа и России и совершивших его на поле Куликовом, этот пример уступления Церковью своей духовной силы во имя усиления государства можно считать классическим.

Пришло время переосмыслить нам и другой пример... В тяжелейшую пору испытания Российского государства на прочность - после поражения под Нарвой в начале русско-шведской войны - медь и бронза церковных колоколов, перелитых в пушки, приближали час конечного российского торжества. С мирской точки зрения молодой царь Петр вынудил Церковь к такому шагу, но ведь сказано: "Без воли Божьей и волос с головы не упадет". Так не промыслом ли Божьим было позволено Петру совершить это небывалое, однако державно необходимое дело? Не были ли эти колокола уступлены России Высшей Силой, хранящей Россию?

Если мы вспомним и осознаем все это, нам легче будет верно осмыслить созидательное переплетение духовного и державного в атомной проблеме СССР и России. Зримые, лежащие на поверхности связи очевидны - там же, где некогда в стенах Саровской пустыни подвизался святой отец Серафим, после Великой Отечественной войны был размещен крупнейший центр ядерного оружия. Там, где ковался щит Духа, Россия выковала свой ядерный щит.

Но каков глубинный и еще не до конца осознаваемый потенциал этого исторического факта? Саровская земля - одно из "знаковых" российских мест. Близлежащее Дивеево в православии - это четвертый (после Иверии, Афона и Киева) и наиболее любимый вселенский удел Божьей Матери. Здесь давно расположился знаменитый Серафимо-Дивеевский женский монастырь, здесь первые "сестры Серафимовы" трудились на ниве духовного стяжания.

Саров тоже навечно связан с именем святого отца Серафима. Саровская пустынь тоже была жемчужиной православия. Но судьбы Дивеева и Сарова-Кремлева ныне очень различны. Почему? Нет ли здесь высокого созидательного, но скрытого смысла? На первый взгляд Саров в свое время отторгли от Церкви насильственно: обитель была закрыта, мощи преподобного увезены (а теперь покоятся в Дивееве). Что тут - попущенье Божье или еще не осознанный нами Божий промысел? Ведь и колокола царь Петр снимал при помощи силы, а результат оказался угодным Богу. Ибо лишь окрепшая Россия оказалась подлинной хранительницей евангельских истин.

В "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря", составленной архимандритом Серафимом (Чичаговым), есть знаменательные детали. Преподобный отец Серафим в разговоре с отцом Василием Садовским прямо указывал на будущее величие Дивеева и говорил при этом о том, что велик-де и славен Саров, но Саров - это только рукав, а Дивеево-то - вся шуба... Хотя в Дивеево тогда была лишь скромная общинка. Но это же явное указание на то, что святой Серафим предвидел новое, уже государственно важное будущее Сарова. Предвидел новый Кремлев! И при этом не отторгал его в будущем от возвышающегося Дивеева, не противопоставлял их.

Мирское - лишь часть духовного, что очень образно выражено в формуле святого отца Серафима о духовной "шубе" и некоем ее "рукаве"... Так не настал ли час для спасительно необходимой России расшифровки этой формулы: мирской, "ядерный рукав" - это часть духовной "шубы", защищающей российскую государственность от бурь и ветров внешнего мира? То есть так же, как достояние Церкви - колокола ее храмов, были когда-то уступлены государству во имя торжества и величия России, так и Саров был уступлен тому же Российскому государству во имя тех же целей.

Не так все просто и с мощами преподобного отца Серафима. После удаления из Сарова они хранились в Казанском соборе - храме тоже необычной судьбы. Вскоре после Отечественной войны 1812 г. он был превращен в национальную святыню, памятник воинской славы русского народа. В соборе похоронен М.В. Кутузов, ближайший соратник А.В. Суворова на суше. А неподалеку от Сарова, в церковной земле, покоится прах ближайшего соратника Суворова на море - славного русского адмирала Ф.Ф. Ушакова, ныне признанного святым.

Сама же Саровская обитель официально учреждалась указом выдающегося воителя Петра Великого... И там же, где саровские отцы во главе с преподобным отцом Серафимом ковали Духовный щит Отечества, после второй Отечественной войны был выкован, повторяю, ядерный его щит. С учетом всего этого можно утверждать, что глубинная и до сих пор еще не осознанная связь судьбы Сарова, судьбы святого о. Серафима и воинской судьбы нашей Родины несомненна и велика... А главное тут - судьба научного ядерно-оружейного центра. Именно как центр оружия РФЯЦ-ВНИИЭФ в современных условиях приобретает значение и зримого символа, и одного из краеугольных камней национального суверенитета. Ибо лишая нашу страну ее ведущего оружейного центра и ослабляя ее ядерный потенциал, Россию лишают гарантий спокойного и независимого будущего. Так что, с одной стороны, возрастающий интерес Православной Церкви к Сарову не должен удивлять. Но всегда ли и у всех ли за этим стоит искренняя боль за Россию? И не примешивается ли здесь мирская суета?

За последние полтора десятка лет вокруг перспектив саровского ядерного центра нагромождено уже немало слов и мнений. И нередко спорят: может ли быть монастырь в зоне закрытого оружейного научного центра? Монастырь - место, открытое любому, желающему припасть к источнику истины духовной. ВНИИЭФ - закрытая "зона", где поиск научных истин служит делу державной безопасности.

Сегодня эта проблема достигла системного пика - Священный синод решение об открытии монастыря в Сарове принял. Оружейников при этом уверяли, что несколько монахов, живущих в уединении и молитве, будут лишь способствовать их работе. Но сейчас в историческую зону города (то есть в зону построек бывшей Саровской пустыни) Церковь внедряется все более активно, и есть основания предполагать, что все это делается в расчете не на малую монашескую общину, а на крупный религиозно-туристический, если уж называть вещи своими именами, комплекс, рассчитанный не на "духовное окормление", а на вполне материальные доходы.

В городе все чаще проводятся культурные и спортивные мероприятия, претендующие на федеральный масштаб, и это тоже можно рассматривать как тенденцию вполне определенного смысла. Одно время оружейников уверяли, что за открытием монастыря не последует открытие города. Но, во-первых, первое - логический шаг ко второму. Во-вторых, о желательности открытия кое-кто поговаривает все более открыто - в том числе и ряд известных литераторов, обнаруживающих при этом абсолютное непонимание сути проблемы и, что еще более прискорбно, заранее не желающих менять позицию независимо от аргументов. Еще бы, они уверены, что совершают нечто богоугодное, хотя невольно подыгрывают сатанистам.

0x01 graphic

Серафим Саровский.

Репродукция из архива Сергея КРЕМЛЕВА

Предлагаются удивительнейшие по недомыслию и авантюризму проекты, напоминающие незабвенные "Нью-Васюки" Остапа Бендера. Скажем, будущее объекта видят не в оружейной работе, а в создании некоего "университетского центра". Увы, этот прожект не стоит даже пожатия плеч. В закрытую "зону" хотели бы пробраться и шустрые дельцы разного рода. И сейчас это для них становится все более реальным. Их интересы (явно подогретые планами "золотого дна" паломничества) тоже программируют в будущем снятие охранного режима. Хотя это недопустимо и с точки зрения обеспечения высших национальных интересов, и во имя безопасности ядерного объекта.

А стимулятор таких тенденций - монастырь. Да и не тенденций - уже без обиняков требуют раскрытия Сарова. Так, 22 марта в ходе общественных экспертных слушаний в Сарове, проводимых с участием Общественной палаты РФ, ее член профессор Вячеслав Глазычев свое выступление посвятил одному вопросу: "Как осуществить раскрытие Сарова, чтобы сохранить секретные производственные площадки." Сама подобная постановка свидетельствует о глубоком системном невежестве выступавшего, взявшегося за анализ проблемы, от его компетенции далекой.

Но ведь его воззрения - факт. А носитель этих воззрений - отнюдь не рядовой гражданин. И ползут слухи о том, что саровский центр оружия обречен, что все работы возложат на уральский центр. А ведь по ряду причин полноценная ядерная оружейная работа возможна только в РФЯЦ-ВНИИЭФ. Это действительно ведущий оружейный центр. Здесь, например, имеются уникальные установки, уникальная исследовательская инфраструктура. И все чаще оружейники в Сарове (бывшем Кремлеве) оказываются во все более сложном и психологически дискомфортном положении. Они, приехавшие сюда в свое время по государственному направлению, обеспечившие своим трудом силу и мощь России, в ядерной столице России все более ощущают себя некими лишними людьми. Если ранее оружейники были во всех отношениях ведущей силой в городе, то теперь этого просто нет. Силу забирают или ренегаты, или люди, от проблем оружейной работы далекие, их не сознающие и уверенные, что имеются проблемы ВНИИЭФ, а имеются - городские. В то время как правда, признаваемая кем-либо или непризнаваемая, заключается в том, что судьба ВНИИЭФ - это и есть судьба города Саров.

Что же будет, если город заполнят (а тихой сапой к этому ведут!) паломники и прочие "гости Сарова"? Не развивая здесь аргументацию, дам лишь интегральный прогноз: как оружейный центр Саров будет утерян для России в этом случае в считанные годы. В городе и ядерном центре многие, правда, убеждены, что этого не будет - ведь оружейников так часто на официальном уровне заверяли, что "город не откроют"! Но им обещали и сохранение единства отрасли, а сегодня во весь рост встает перспектива разделения ядерной сферы на доходную и оружейную. И вряд ли это прибавит стабильности в Сарове и в ядерном центре, не говоря уже о моральном тонусе ядерщиков.

А Церковь напирает все более энергично, отнюдь не вспоминая о евангельском смирении. Все настойчивее требует восстановления так называемой "пятиглавки" - одного из соборов Саровского комплекса. Затея сомнительна с учетом чисто гидрогеологических особенностей местности, но еще более сомнительны цели. В ядерном Сарове уже действуют четыре храма. Так зачем нужна "пятиглавка" - "на вырост"?

Возможно, кто-то сочтет эти проблемы местными, всей страны серьезно не задевающими. Но Саров - это не просто город с почти 90-тысячным населением (в немалой мере, к слову, избыточным и недопустимо "растворяющим" в себе оружейников). Это место дислокации важнейшего государственного объекта стратегического значения, по отношению к которому центр в уральском Снежинске (Челябинске-70) может быть лишь младшим коллегой. Для честного аналитика цепь очевидна: "Есть у России оружейный центр в Сарове-Кремлеве, есть у нее и ядерное оружие, а значит, есть и суверенитет, следовательно - есть и сама Россия"... Убирая промежуточные звенья, получим: "Ядерный Саров - будущее России".

На Западе хорошо сознают и чисто практическое научно- и военно-техническое значение Сарова, и его "знаковое" значение именно как оружейного центра. Запад очень хотел бы деградации ядерного Сарова. Увы, политика Церкви и невежественных "энтузиастов" вкупе с споспешествованием ренегатов способна много посодействовать такому желанию. Но если Западу не нужен ядерный Саров, то России он, напротив, необходим жизненно. И конструктивная линия Церкви по отношению к нему должна выстраиваться иначе, чем сейчас.

Весь ход и последовательность событий в мире указывают, что необходимый России путь не лежит в попытке усилить зависимость городской жизни от зримой деятельности Церкви. Думаю, сам преподобный Серафим согласился бы с такой постановкой вопроса: "Вначале - твердыня Духа, затем и уже навсегда - твердыня обороны, почву для которой подготовил Дух и которую Дух оберегает! Но - из Дивеева!". Оберегает молитвами, а не постройкой в городе новых храмов или реконструкцией старых и открытием в городе монастыря.

Надо понять всем (и иерархам Церкви, и светским властям), что Саров в конечном счете был уступлен ядерной проблеме России и должен быть уступлен ей и впредь! Уступлен самим святым Серафимом во имя оружейного, оборонного Кремлева! В таком подходе нет ничего унизительного для Церкви (Церковь унизить невозможно в принципе), но есть для нее пример.

Делу создания ядерного щита Отечества оружейники Кремлева посвящали не только свое время, но свои помыслы и сердца. Их усилия оплачивались не столько деньгами, сколько сознанием их необходимости державе, сознанием первостепенной важности того, что делалось в Сарове-Кремлеве для свободы и независимости нашей Родины. Тут уместно вспомнить крылатую фразу академика-ядерщика Зельдовича: "А без какого сиропа нет воды - это уже неинтересно". Вот так же и с ядерным оружием России - если оно обвально исчезнет, в том числе и потому, что Россия безответственно отнесется к проблеме ядерного Сарова, то будет уже неинтересно - почему вышло так. И тогда нам не помогут любые молитвы. Ибо ядерные вооружения России ныне оказываются единственным значащим гарантом нашей независимой внешней и внутренней политики, нашего мирного и благополучного существования.

Я не против и молитвенной поддержки Церкви, но мест для монашеской молитвы за нашу стратегическую оборону на Руси хватает и кроме Сарова. Можно ли отрицать тот факт, что основой ядерного статуса России - и в исторической ретроспективе, и в реальности нынешнего дня, и в перспективе - всегда был и остается ВНИИ экспериментальной физики в Арзамасе-16-Кремлеве? Да, именно в Кремлеве, потому что давно пора восстановить для русской "ядерной" столицы это гордое оборонное имя, отражающее современный и единственно конструктивный смысл бытия города. Возможен, между прочим, и такой вариант, как Кремлев Саровский.

Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Николай, бывший ПТРщик Великой Отечественной войны, ныне покойный, однажды выразился в том смысле, что храмы и монастыри - это не камни, а прежде всего люди. И, говорил он, надо быть очень осторожным, потому что разрушение основного ядерного центра России может оказаться для нее более страшным и гибельным, чем прошлое разрушение церквей. Да ведь и русский народ давно сказал о том же: "Не в бревнах Бог, а в ребрах".

Время "отработать" назад еще есть. Собственно, оно всегда есть - если мы не хотим продолжать те или иные ошибки. И не вернее ли было бы со стороны Церкви осознать и широко огласить уступку Сарова - в виде Кремлева - обороне России? И тем внести реальный вклад в сохранение и укрепление государственности той земли, предстателем за которую перед высшей силой был назван когда-то преподобный отец Серафим.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации