В ирано-иракской войне 1980-1988 гг. большинство боев и сражений развертывалось в горно-пустынной местности. Фото US DEPARTMENT OF DEFENSE

Воздушно-космическая оборона № 4, 2007 г.

В ирано-иракской войне 1980-1988 гг. большинство боев и сражений развертывалось в горно-пустынной местности. Фото US DEPARTMENT OF DEFENSE

В ирано-иракской войне 1980-1988 гг. большинство боев и сражений развертывалось в горно-пустынной местности. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE

ПРОНИКНУТЬ В ЗАМЫСЛЫ ВРАГА

Сергей Тимофеев

Особенности боевого, технического и тылового обеспечения в ирано-иракской войне

Вопросы обеспечения боевой деятельности вооруженных сил Ирака и Ирана в ходе конфликта являлись одними из самых сложных для командования обеих сторон. Все они решались далеко не в полном объеме, что оказывало заметное воздействие на состояние боеготовности и боеспособности войск.

Разведка

В вооруженных силах Ирана основными видами разведки в ходе конфликта являлись войсковая, агентурная, радио- и радиотехническая, воздушная, морская. Организацией разведки в масштабах вооруженных сил занималось второе управление объединенного штаба ВС Ирана, в видах вооруженных сил - их штабы.

Войсковая разведка накануне и в ходе конфликта решала следующие задачи: вскрывала группировки иракских войск в приграничной зоне и изменения в них; добывала данные о состоянии боеготовности, боеспособности и деятельности соединений и частей противника; следила за мероприятиями иракского командования по подготовке к ведению наступательных (оборонительных) операций; вела разведку местности, оперативного оборудования района боевых действий (особенно системы укреплений и заграждений); добывала данные о районах размещения пунктов управления, резервов, позиционных районов ракетных частей, огневых позиций артиллерии, складов боеприпасов, ГСМ и других материально-технических средств.

Решение этих задач возлагалось на разведывательные группы, бронекавалерийские батальоны и роты дивизий и отдельных бригад, разведывательно-диверсионные группы и отряды воздушно-десантных войск.

Основными методами получения данных о противнике являлись: наблюдение специально выделенными наблюдателями в подразделениях и частях первого эшелона; высылка разведывательных дозоров; рейды разведывательно-диверсионных групп; разведка боем; допрос пленных и перебежчиков.

Эффективность действий иранской войсковой разведки была в целом недостаточно высокой. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что основу ее данных составлял материал допроса пленных и перебежчиков, а также то, что иранцы, за редким исключением, слабо знали систему огня и особенности инженерного оборудования обороны противника (особенно в ее глубине). Для них, как правило, были неожиданными контратаки и контрудары иракских резервов.

Агентурная разведка организовывалась вторым управлением объединенного штаба, вторым отделом штаба сухопутных войск и вторыми отделениями штабов дивизий. Основными органами, осуществлявшими весь комплекс агентурной разведки, являлись базы агентурной разведки второго управления объединенного штаба и развернутые с началом боевых действий разведывательные пункты при штабах дивизий. В каждой дивизии развертывались три-четыре таких пункта. Агентура вербовалась в основном из жителей приграничных районов - как иранцев, так и иракцев. Она использовалась для получения данных о войсках противника (дислокация, перемещения), о местоположении военных объектов, новых формированиях, связях иракцев с оппозицией и антиправительственными силами в Иране, о слабых местах в материально-техническом обеспечении иракских войск, о характере и конкретном содержании военного сотрудничества Ирака с другими странами и по прочим вопросам. Основными способами добывания данных являлись заброска на иракскую территорию агентов-маршрутников и сбор информации стационарной агентурой в приграничной зоне с последующей передачей ее через связников иранскому командованию. Из-за отсутствия у иранской агентуры надежных технических средств оперативной связи разведданные, как правило, запаздывали, что снижало их актуальность и ценность. Деятельность стратегической агентурной разведки Ирана в Ираке из-за низкой мобилизационной готовности ее сети с началом конфликта была практически парализована.

Радиоперехват организовывался постами второго управления объединенного штаба (в Марага, Керманшах, Хорремшехр, Душир, Ахваз, Багдад, Кувейт) и постами радиоперехвата при штабах дивизий. Отмечалось также ведение разведки мобильными группами радиоперехвата. Общее руководство деятельностью групп радиоперехвата, сбор материалов шифрперехвата, его анализ, обобщение и доклад командованию осуществлял центр радиоперехвата второго управления объединенного штаба в Тегеране.

Основное внимание групп и постов радиоперехвата было направлено на контроль радиосетей иракских армейских корпусов, дивизий и отдельных бригад. Работа средств радиоперехвата осуществлялась круглосуточно. Средняя интенсивность донесений от каждой группы в центр в ходе боевых действий составляла до пяти, а в период наибольшей активности на фронте - до 25-30 телеграмм в сутки. Для слежения за соблюдением правил радиообмена в своих радиосетях иранское командование организовало специальную службу радиоконтроля.

Воздушная разведка велась двумя эскадрильями самолетов-разведчиков RF-4 и RF-5, отрядом самолетов радио- и радиотехнической разведки ЕС-130, самолетами базовой патрульной авиации Р-3 "Орион", а также отдельными экипажами самолетов истребительно-бомбардировочной авиации и вертолетами армейской авиации. Характерной особенностью в организации воздушной разведки является то, что она велась в основном в интересах военно-воздушных сил. Самолеты-разведчики RF-4, как правило, включались в состав ударных групп истребителей-бомбардировщиков с задачами ведения разведки средств ПВО Ирака, разведки наземных объектов - целей для нанесения бомбо-штурмовых ударов, а также для определения результатов ударов.

Самолеты-разведчики RF-5 вели воздушную разведку в основном в интересах наземных войск на глубину оперативного построения противника. Норма выделения разведывательной авиации для ведения разведки в интересах сухопутных войск составляла один-три самолетовылета в сутки на каждую дивизию.

Эффективность иранской воздушной разведки из-за ограниченной боеготовности разведывательной авиации и слабой подготовки ее экипажей не отвечала предъявляемым требованиям. В частности, уже к июню 1982 г. воздушная разведка стала вестись крайне нерегулярно, что сократило объем поступающей командованию оперативной информации по деятельности войск противника.

В вооруженных силах Ирака войсковая разведка велась штатными разведывательными подразделениями соединений и частей (в дивизии - разведрота, в отдельной бригаде - разведвзвод), разведгруппами и отрядами бригад специального назначения, а также нештатными силами, выделявшимися из состава боевых частей.

Разведка штатными разведывательными подразделениями велась в основном на глубину первого эшелона оперативного построения войск противника и по причине малочисленности своих средств и недостаточной специальной подготовки личного состава не в полной мере обеспечивала свое командование необходимыми сведениями. Это послужило одной из причин ряда неудач иракских войск на южном направлении (в районах Абадан, Сусенгерд и др.), где иранцам удалось подготовить и провести несколько неожиданных для иракского командования ударов.

Несколько более активно действовали разведывательно-диверсионные группы (численностью до взвода) из состава отдельных бригад специального назначения. Они решали задачи в тактической и оперативной глубине, ведя разведку местоположения штабов, пунктов управления и узлов связи, районов сосредоточения резервов и складов, а также осуществляя диверсии на коммуникациях и важных экономических объектах (в основном, на нефтепроводах и нефтепромыслах),

Радио- и радиотехническая разведка в вооруженных силах Ирака в ходе боевых действий велась средствами сухопутных войск и военно-воздушных сил. Общее руководство деятельностью сил радио- и радиотехнической разведки в сухопутных войсках Ирака осуществлял начальник управления военно-технических средств, а в военно-воздушных силах - заместитель командующего по техническим вопросам.

Для ведения радио- и радиотехнической разведки иранских войск задействовалось пять батальонов. С началом конфликта их силы и средства были разделены на три группы и выведены на три основные направления боевых действий - Северное (керманшахское), Центральное (дизфульское) и Южное (ахвазское). Они осуществляли перехват радиоизлучений средств управления войсками противника в оперативном и тактическом звеньях, а также привлекались для создания активных помех. Создавались также мобильные группы радиоперехвата и радиопеленгования. Имеющиеся возможности техники использовались далеко не полностью как из-за недостаточно высокой квалификации операторов, так и недостаточно гибкого использования имеющихся средств в условиях сильно пересеченной местности.

Воздушная разведка как накануне, так и в ходе конфликта велась довольно активно. Для этой цели иракцы использовали самолеты-разведчики МиГ-21р и МиГ-21бис, оборудованные для ведения аэрофотосъемки и радиотехнической разведки.

Полеты самолетов-разведчиков осуществлялись по установленным маршрутам в основном вдоль линии фронта, а также над территорией противника. Глубина воздушной разведки в большинстве случаев незначительно превышала глубину оперативного построения иранских войск.

Для ведения воздушной разведки на небольшую глубину использовались также вертолеты, которые решали задачи в основном в интересах командиров и штабов дивизий и бригад первого эшелона. Путем облета назначенных районов разведывательные вертолеты вскрывали положение и характер действий войск противника, сосредоточение резервов. Из положения зависания вне зоны досягаемости иранских войсковых зенитных средств экипажи вертолетов визуально вели обнаружение целей и корректирование огня по ним своих артиллерийских средств. Другие виды разведки широкого применения с иракской стороны в ходе конфликта не получили.

Радиоэлектронная борьба

Радиоэлектронная борьба в ходе ирано-иракского вооруженного конфликта проводилась обеими сторонами в ограниченных масштабах. Это можно объяснить недостаточным оснащением их армий средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), отсутствием достаточного числа квалифицированных специалистов в соединениях и частях, слабой отработкой РЭБ войсками и штабами в мирное время, неумением четко планировать мероприятия РЭБ по месту и времени в соответствии с задачами, решаемыми войсками, отсутствием взаимодействия по РЭБ между видами вооруженных сил и родами войск.

В вооруженных силах Ирана радиоэлектронная борьба велась в основном, силами и средствами военно-воздушных сил. Кроме того, задачи РЭБ выполняла часть истребителей-бомбардировщиков F-4 "Фантом", оснащенных американскими станциями постановки помех типа АN/АLQ-71. Самолеты действовали парами, обеспечивая подавление радиолокационных станций ПВО Ирака.

В сухопутных войсках Ирана в ходе конфликта была создана группа РЭБ, имевшая в своем составе отделение постановки активных помех и отделение, осуществлявшее вхождение в радиосети управления противника, передачу ложных сообщений и распоряжений в целях дезорганизации управления. Для этого с началом боевых действий вторым управлением объединенного штаба ВС Ирана была создана специальная группа из лиц, хорошо знающих арабский язык. Имевшаяся аппаратура РЭБ на боевых кораблях иранских ВМС практически использовалась мало.

Следует отметить, что в целом иранские вооруженные силы с задачами РЭБ справлялись очень слабо как ввиду отсутствия достаточных сил и средств и низкой боеготовности имеющейся аппаратуры, так и из-за нехватки специалистов по РЭБ.

В вооруженных силах Ирака вопросы РЭБ решались в более полном объеме и с большей эффективностью. В сухопутных войсках Ирака для ведения РЭБ имелось шесть батальонов (два батальона подавления КВ и УКВ радиосетей тактического звена управления противника, батальоны радиотехнической разведки, радио- и радиотехнического контроля, радиоразведки, радио- и радиотехнической разведки радиосетей в тактическом звене противника). Общее руководство силами РЭБ осуществляло управление военно-технических средств.

Задачами сил и средств РЭБ сухопутных войск являлись ведение радиоразведки во всех звеньях управления противника; ведение радиотехнической разведки в тактическом звене управления противника; радиоэлектронное подавление КВ и УКВ радиосетей в тактическом звене управления противника, а также радиосетей, обеспечивающих наведение самолетов тактической авиации; защита своих радиоэлектронных систем и средств от радиоэлектронной разведки и радиоэлектронного подавления противника.

Организационно-штатная структура частей РЭБ, на которую они перешли в основном в 1980 г., и их боевые порядки в целом соответствовали современным требованиям. Однако в горных условиях (северная группировка войск) расстояние между элементами боевых порядков частей были больше, чем предписано нормативами. Так, отдельные станции помех были удалены от переднего края на 8-10 км вместо рекомендуемых 3-5 км. Поэтому эффективность радиопомех резко уменьшилась. Это усугублялось еще и тем, что некоторые станции помех работали в диапазоне частот 20-60 Мгц, а подавляемые ими радиосредства противника - в диапазоне 30-70 Мгц, то есть в диапазоне 60-70 Мгц радиопомехи не создавались.

Иракские ВВС для ведения РЭБ располагали только пассивными бортовыми средствами радиоэлектронной борьбы. Самолеты Ту-22 были оснащены автоматами пассивных помех групповой и индивидуальной защиты. Все самолеты истребительной, истребительно-бомбардировочной и разведывательной авиации МиГ-23, МиГ-21бис, Су-22, Су-20, МиГ-23бн могли применять пушечные противорадиолокационные снаряды ПРЛ-30 (ПРЛ-23) и снаряды С-5п, а самолеты МиГ-21р - автоматы АСО-2м.

Станциями активных помех индивидуальной защиты СПС-141 было оборудовано три самолета МиГ-23бн и два самолета Су-22м. Однако, их эксплуатация и боевое применение, как и поступивших на вооружение в 1980 г. ракет "воздух-РЛС" Х-28А, к началу конфликта освоены не были и в боевых действиях они не использовались.

Для создания помех бортовым РЛС обзора земной поверхности и прикрытия объектов от прицельного бомбометания с применением радиолокационных бомбардировочных прицелов в составе ВВС и ПВО использовался отдельный батальон РЭБ в составе роты управления и трех радиотехнических рот.

Основными задачами, которые решались службой РЭБ в ВВС и ПВО в ходе боевых действий являлись: обеспечение преодоления системы ПВО противника ударными самолетами своей авиации (снижение вероятности поражения своих самолетов средствами ПВО противника); снижение эффективности ударов авиации противника по объектам в районе г. Багдад; защита своих радиоэлектронных средств от помех, создаваемых противником; обеспечение электромагнитной совместимости своих радиоэлектронных средств.

Рассмотрим некоторые примеры применения помех. Полет самолетов к цели, как правило, осуществлялся на малых и предельно малых высотах. При этом можно отметить два варианта применения пассивных помех:

а) Для усложнения общей воздушной обстановки в районе объекта удара. Для этого ударные самолеты в районе цели производили отстрел пушечных противорадиолокационных снарядов очередями по 10-12 снарядов под углами кабрирования 10-30° и далее на этой высоте выполняли маневр в горизонтальной плоскости (отвороты на 15-20° от курса) для изменения направления захода для атаки цели. Облака дипольных отражателей от ПРЛ-снарядов образовывались на высотах 1500-2500 м на границе зоны поражения зенитных средств. Количество ложных целей на экранах РЛС резко увеличивалось, что дезориентировало операторов, вынуждая их производить пуски по ложным целям. Кроме того, в этом случае зенитные средства не всегда могли реализовать режим заградительного огня, так как не могли определить направление полета авиации противника. Все это приводило (с учетом низкой подготовки операторов иранских РЛС) к значительному снижению потерь иракской авиации;

б) Для срыва автоматического сопровождения самолетов-целей радиолокационными станциями зенитных комплексов. В этом случае самолет, следующий к цели на малой высоте в районе цели делал "горку" (для отыскания цели) и при захвате его на автоматическое сопровождение радиолокационной станцией противника (момент захвата самолета на АС определялся по сигналам СПО-10) осуществлял отстрел ПРЛ-снарядов с выполнением противоракетного (противозенитного) маневра. Для срыва атак истребителей-перехватчиков противника самолеты иракских ВВС также использовали автоматы для сбрасывания дипольных отражателей в заднюю полусферу на самолетах Ту-22 и пушечные ПРЛ-снаряды - в переднюю полусферу на самолетах Су-20, Су-22 и МиГ-23бн.

При атаках истребителей-перехватчиков с пусками ракет "воздух-воздух" с радиолокационными головками самонаведения типа "Спарроу" экипажи самолетов Ту-22 отмечали их уход на облако дипольных отражателей.

Отдельному батальону РЭБ была поставлена задача подавления радиопомехами бортовых систем навигации и бомбометания и исключения ударов авиации противника по объектам Багдада с использованием радиолокационных бомбардировочных прицелов. С этой целью средства РЭБ батальона были развернуты в районе столицы на пяти заранее подготовленных позициях.

Однако авиация противника (Ирана) действовала на малых и предельно малых высотах. Бомбометание осуществлялось в основном визуально. Из-за электромагнитной несовместимости станций помех с расположенными на этих же позициях (в нарушение норм частотно-территориального разноса между радиоэлектронными средствами) радиоэлектронными средствами ЗРК работа станций помех СПБ-7 и СПО-8 на излучение была запрещена. Поэтому боевая работа батальона была ограничена только ведением радиотехнической разведки воздушного противника с помощью аппаратуры РТР и радиоприемных устройств станций помех СПО-8 и СПБ-7. При этом определялись количество и типы самолетов, участвующих в налете, а также направление их удара.

Иранская авиация (самолеты F-4) при налетах на объекты Ирака периодически применяла активные и пассивные помехи для подавления РЛС обнаружения, целеуказания и РЛС автоматического сопровождения целей. Помехи средней и слабой интенсивности создавались в метровом (П-12) и сантиметровом (9-10, 5-6, 3 см) диапазонах волн. Для защиты от пассивных помех эффективно использовалась аппаратура СДЦ, имевшаяся на РЛС, от активных помех - перестройка по частоте.

В ходе боевых действий создавались также шумовые помехи каналам управления истребителей-перехватчиков Ирака при наведении их на воздушные цели. Прицельные помехи по частоте создавались передатчиками помех, установленными у линии фронта. Для обеспечения устойчивого управления истребителями иракская сторона использовала маневр каналами связи.

В период создания группировок войск и в первые три месяца боевых действий ввиду неправильной расстановки радиоэлектронных средств и отсутствия планирования вопросов электромагнитной совместимости возникали существенные препятствия для использования БРЛС перехвата и прицеливания истребительной авиации.

Таким образом, в течение конфликта иракская авиация действовала в упрощенной обстановке, обусловленной слабой организацией системы ПВО Ирана и практическим отсутствием РЭБ.

Недостатками в организации и ведении РЭБ являлись: отсутствие планирования боевой работы средств РЭБ; низкая специальная подготовка расчетов; слабое знание противника; слабая организация пеленгования; неустойчивая радиосвязь между периферийными радиопеленгаторными постами; нарушение правил СУВ; неумение и нежелание обрабатывать добытые в результате радиоразведки сведения (за пренебрежительное отношение к обработке разведывательных сведений командир батальона РЭБ подполковник Назар в январе 1981 г. был отстранен от занимаемой должности).

Ирано-иракский вооруженный конфликт показал, что радиоэлектронная борьба в иракских ВС организована в целом правильно. Вместе с тем в условиях более сильного радиоэлектронного противодействия со стороны противника эффективность РЭБ Ирака будет значительно ниже и не обеспечит потребностей ВС, особенно ВВС и ПВО.

Дезинформация и маскировка

В ходе конфликта как иранское, так и иракское командование стремились дезориентировать друг друга относительно своих намерений, не раскрывать преждевременно свои планы, скрывать мероприятия по передислокации войск и обеспечивать оперативную и тактическую внезапность действий войск. Для этого применялись различные способы маскировки и дезинформации.

В ходе конфликта постоянно велась работа по закрытию утечки информации через средства связи. Стороны стремились располагать вторые эшелоны и резервы за пределами зоны досягаемости средств войсковой и радиотехнической разведки. Большая роль отводилась оперативной дезинформации. Большую активность в этом проявляло иранское командование. Например, усиление группировок на том или ином направлении и приведение их в полную боевую готовность производились, как правило, под предлогом подготовки к отражению наступлений превосходящих сил противника. Для скрытия времени и места своего наступления также обычно проводился целый комплекс отвлекающих действий.

В частности иранское духовенство в своих выступлениях перед населением и по радио заявляли о начале "в ближайшее время" наступления иранских войск по всему ирано-иракскому фронту. Указывалось на сосредоточение основных усилий иранских войск на северном и южном направлениях. По войсковым радиосетям передавались радиограммы открытым текстом с распоряжениями всем частям и соединениям доложить о готовности к наступлению "от Мериван до Абадан" (на всем протяжении фронта). На "главных" направлениях объявленного наступления демонстрировалась "активность": в тыл иракцев засылались разведывательно-диверсионные группы и отряды, посылались "перебежчики" и агенты с заведомо ложной информацией. Например, накануне одной из операций (начало - в ночь с 23 на 24 марта 1982 г.) в Иране было официально объявлено о пышных торжествах по случаю празднования нового иранского года. Личному составу соединений и частей поступили указания о подготовке к отправке в отпуска (согласно обычаям, новый год в Иране празднуется с 21 марта по 2 апреля). Подобные мероприятия проводились иранцами и в ходе подготовки к другим операциям и зачастую достигали своих целей.

Инженерное обеспечение

Этот вид обеспечения боевых действий в ходе конфликта, особенно на последних его этапах, приобрел весьма важное значение. В вооруженных силах Ирана организацией инженерного обеспечения занижалось инженерное управление штаба сухопутных войск. Основу инженерных войск составляли штатные инженерные батальоны дивизий и инженерные роты отдельных бригад, а также части 411 инженерной группы и 414 мостовой группы центрального подчинения. Обеспечение войск инженерным имуществом и техникой осуществлялось со складов центральной базы снабжения в Тегеране.

В ходе конфликта инженерные подразделения и части производили постановку минных полей на подступах к позициям своих войск и на танкоопасных направлениях, вели строительство оборонительных укреплений и заграждений, оборудование командных пунктов, и узлов связи, обеспечивали строительство дорог, подъездных путей, переправ и наведение мостов. Большой объем инженерных работ выполнялся при оборудовании оборонительных рубежей перед крупными городами.

Зачастую из грунта сооружались валы, за которыми размещались позиции танковых и артиллерийско-минометных подразделений. Для перемещения танков и автомобилей оставлялись узкие проходы. Боевая техника укрывалась в окопах и обвалованных укрытиях и, как правило, не маскировалась, что делало ее уязвимой от ударов с воздуха и гаубично-минометного огня.

Инженерная разведка велась весьма слабо, что в ряде случаев приводило к задержкам и срыву наступления.

Слабыми сторонами инженерного обеспечения иранских войск являлись недостаточность сил и средств, особенно для выполнения фортификационных работ, строительства дорог и обеспечения переправы войск через водные преграды, плохая организация инженерной разведки.

В вооруженных силах Ирака планирование и организация инженерного обеспечения выполнялись инженерной службой армейского корпуса. Основу инженерных войск составляли инженерно-саперные батальоны дивизий, а также части центрального подчинения (три батальона понтонно-мостовых средств, два батальона десантно-переправочных средств, батальон глубокого бурения, батальон по ликвидации неразорвавшихся мин и снарядов, маскировочная рота).

Инженерные войска Ирака в ходе конфликта решали задачи по устройству фортификационных сооружений, устройству минно-взрывных заграждений, проделыванию проходов в минных полях противника, подготовке путей подвоза и эвакуации, оборудованию и содержанию переправ, проведению мероприятий по маскировке войск.

Значительный объем инженерных работ был выполнен на северном участке фронта, что было обусловлено наличием труднопроходимых горных массивов, редкой сетью дорог и их небольшой пропускной способностью, ограниченностью, а в ряде случаев и невозможностью применения тяжелой инженерной техники. Здесь перед иракскими войсками возникла необходимость создания широкой сети различного рода обходных путей, троп, оборудования переправ через горные реки, устройства переходов через каньоны и ущелья (районы Сари-Поле-Захаб. Западный Гилан, Илам). При проведении земляных работ иракцы, наряду с табельными средствами саперных подразделений, активно использовали инженерно-строительную технику гражданского назначения. При строительстве фортификационных сооружений в горах основным строительным материалом являлась горная порода. Большое применение получили металлические сетчатые ящики, которые засыпались камнями и укладывались в несколько рядов или ярусов.

При организации инженерного обеспечения боевых действий на равнинных и пустынных участках местности основное внимание уделялось созданию минно-взрывных и других заграждений, инженерному оборудованию позиций, командных пунктов, организации переправ, строительству подъездных путей и дорог. Минно-взрывные заграждения перед своим передним краем устанавливались, как правило, с помощью прицепных минных заградителей ПМЗ-4, а также с помощью вертолетов Ми-8. Это было возможно только на тех участках фронта, где передний край противника был удален на значительное расстояние от переднего края своих войск. На большинстве участков южного фронта, где существовало непосредственное соприкосновение войск, минно-взрывные заграждения зачастую не устраивались из-за неумения личного состава устанавливать мины вручную.

Проделывание проходов в минно-взрывных заграждениях противника осуществлялось только с помощью тралов. При этом на батальон проделывалось два-три прохода. Существенным недостатком являлось то, что проходы в своих минных полях и полях противника обозначались вехами, которые хорошо были видны не только своим войскам, но и противнику. В частности, в ходе контрнаступления в начале октября 1981 г. в районе Абадан-Хорремшехр противнику сосредоточенным огнем по обнаруженным проходам в минных полях удалось уничтожить до роты танков ВС Ирака.

Большое применение, особенно на танкоопасных направлениях, получили невзрывные заграждения типа насыпи, противотанковые рвы, каналы, надолбы. Значительное количество из них возводилось и сооружалось с помощью гражданского населения. В частности, в районе Абадан в начале 1981 г. были сооружены каналы и насыпи общей протяженностью до 140 км.

Инженерное обеспечение переправ через водные преграды организовывалось слабо. Наиболее удачно была организована переправа через р. Карун в районе Хорремшехр в ночь с 9 на 10 октября 1980 г., где силами двух понтонных батальонов практически в установленные нормативы был наведен наплавной мост. Что касается форсирования водных преград бронетанковыми войсками, то отсутствие оборудования и низкая подготовка танковых экипажей не позволили организовывать переправу танков под водой.

Остальные задачи инженерного обеспечения решались в весьма ограниченных масштабах. Инженерная разведка организовывалась слабо. Специальных подразделений для ее ведения из состава инженерных войск не выделялось. Задачи инженерной разведки, в частности, определение минных полей противника, возлагались непосредственно на войска. Это обстоятельство приводило к снижению темпов наступления и значительным потерям в живой силе и боевой технике.

С переходом иракских войск к обороне в относительно короткие сроки было осуществлено инженерное оборудование переднего края. С этой целью на наиболее вероятных направлениях наступления противника на северном и центральном участках фронта было отрыто несколько линий траншей, соединенных ходами сообщений. Траншеи отрывались с помощью инженерной техники. Полосы обороны дивизий имели достаточно хорошее инженерное оборудование, особенно на южном участке фронта, где на всю глубину обороны были созданы основные и запасные позиции, рубеж развертывания для контратак, укрытия для техники. Серьезное внимание уделялось сооружению укрытий для личного состава, которые представляли собой хорошо оборудованные углубленные блиндажи и убежища. Все укрытия тщательно обкладывались мешками с песком.

Отмечался низкий уровень проведения маскировочных мероприятий. Табельные маскировочные средства использовались только для маскировки командных пунктов бригад и дивизий. Позиции подразделений и огневых средств не маскировались. Основным способом маскировки техники являлось обмазывание ее глиной.

Основными слабыми сторонами инженерного обеспечения иракских войск являлись: отсутствие у штабов частей и соединений практических навыков в планировании и организации инженерного обеспечения; плохая организация и ведение инженерной разведки; слабая специальная подготовка личного состава инженерных подразделений; недостаточное количество сил и средств инженерных войск в дивизиях и бригадах.

Примерно те же недостатки отмечались и в вопросах инженерного обеспечения боевых действий вооруженных сил Ирана.

Продолжение публикации материалов по ирано-иракской войне 1980-1988 гг. - в следующих номерах "ВКО".


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации