МИЛОШЕВИЧ БЫЛ ГЛАВНЫМ ОБВИНИТЕЛЕМ

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №12.2006 Г.

МИЛОШЕВИЧ БЫЛ ГЛАВНЫМ ОБВИНИТЕЛЕМ

Леонид ИВАШОВ

генерал-полковник, вице-президент Академии геополитических проблем, председатель Военно-Державного Союза России

ОН ЗАЩИЩАЛ НЕ СЕБЯ, А СВОЮ СТРАНУ, КАЖДОГО СЕРБА

Смерть Слободана Милошевича в застенках Гааги потрясла. Опасность расправы подстерегала его с самого начала. Была четкая политическая установка "сильных мира сего" приговорить бывшего президента СРЮ, как минимум, к пожизненному заключению. Но это только в том случае, если бы он сломался, стал просить о пощаде, о помиловании. Но он не сломался, не стал прятаться за спины подчиненных. Более того, он взял предъявленные им обвинения на себя и навязал трибуналу бой, загнал обвинение в позицию обороняющегося и постоянно, причем очень грамотно, атаковал. Атаковал мировую закулису, американскую администрацию, НАТО, Ватикан. Делал это аргументированно, с гордо поднятой головой, с сознанием праведности и нравственной свободы.

Нужно было хоть раз поприсутствовать на процессе, чтобы увидеть трясущиеся руки обвинителя из НАТО господина Найса, его бессвязную речь, постоянные перерывы судебной коллегии для консультаций. Надо было лицезреть гордо сидящего в зале суда красавца-серба, чтобы понять, кто есть кто. Кто рыцарь, воин духа, а кто - никчемная пустышка, марионетка, рефлекторно дергающаяся от команд, которые подаются из-за кулис.

Слободан был главным обвинителем на процессе. Для наглядности приведу несколько цитат из его вводного выступления на процессе (надеюсь, читатели простят долгое цитирование): "Я полностью отдаю себе отчет в том, что иллюзорно искать логику в смонтированном процессе. В истории были подобные случаи - например, "дело Дрейфуса" или "дело Димитрова" по поводу поджога рейхстага. Но сей процесс превосходит их по глубине трагических последствий: Разрушено не только одно государство, а разрушена правовая система ООН, разрушена система нравственных начал, на которой покоится мировая цивилизация: Все поставлено с ног на голову для того, чтобы защитить от ответственности истинных виновников трагических событий. Эти обвинения являются бессовестной ложью, манипуляцией, уродованием права, поражением морали и крайне безответственной перекройкой истории".

Далее С. Милошевич обвиняет сам трибунал в нелегитимности и предвзятости, а также президентов, канцлеров, министров, представителей Ватикана, НАТО и других авантюристов, развязавших кровавую бойню на Балканах. Делает это убедительно, опираясь на факты и документы, на их анализ.

Так кто же обвиняемый, а кто обвинитель на Гаагском процессе?

Своей наступательной тактикой, обвинительным уклоном, объективностью и аргументированностью он вынудил пересмотреть статус самого суда. В его полномочиях не было вынесения смертного приговора. Но Слободана, по сути, приговорили к смерти через медленную казнь. И она, увы, свершилась.

Несколько слов о Гаагском трибунале. Официальное его название - Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ). Он был образован 22 мая 1993 г. в соответствии с резолюцией СБ ООН. Однако загвоздка в том, что Совет Безопасности ООН не наделен правом учреждать какие-либо суды. Это все равно, как если бы, например, Совет Организации Договора о коллективной безопасности учредил бы международный трибунал по агрессии США в Ираке. И кто бы его признал?

Второе. Созданный незаконным образом трибунал сам определил себе полномочия, процедуры следственных действий, ведения процесса и вынесения приговора. Причем созданная им апелляционная палата опять же подчиняется президенту трибунала, то бишь Фаусто Покару. Это очередной правовой нонсенс, а если напрямую - пародия на правосудие. Такое случается только в условиях жесткой диктатуры.

Третий момент. Трибунал с самого начала не приемлет принципа презумпции невиновности. Это проявляется в праве судьи не передавать обвиняемому некоторые документы, в том числе и свидетельства против него, а также в праве суда выносить секретные обвинительные заключения. Проще говоря, могут в принципе без глубокого судебного разбирательства тайно вынести приговор обвиняемому, а у последнего нет права апеллировать в какую-либо более высокую судебную инстанцию.

Есть еще много юридических блох в сути этого трибунала. Но главный вывод в том, что это не судебный орган, а инструмент прикрытия актов агрессии, вмешательства во внутренние дела других государств, осуждения тех, кто не выполняет "демократические" рекомендации дяди Сэма и мировой олигархии.

Доказательством тому служат некоторые, ну совсем уж "демократические" решения. Первое: США объявили о неподсудности своих граждан, какие бы преступления они ни совершили. Второе: трибунал принял решение "не начинать расследования инцидентов, произошедших во время бомбовой кампании НАТО" (так в тексте решения. - Прим. Л.И.). Третье: более 80% обвиняемых - сербы. Практически судят одну сторону - одну цивилизацию, одну религию, одну нацию. Как тут не вспомнить незабвенного З. Бжезинского, изрекшего в начале 90-х гг.: "С коммунизмом покончено, на очереди - православие".

Добавлю еще один весьма характерный факт: за время Гаагского процесса в тюрьме скончались или "покончили" жизнь самоубийством 11 человек. Все - сербы, нет ни одного хорвата, боснийца, албанца. На примере отказа Гаагского трибунала С. Милошевичу в медицинском освидетельствовании и лечении можно сделать вывод, что сербам запретили болеть, а вот умирать - пожалуйста.

Они, сербы, - главные обвиняемые на процессе. Посредством обвинений в адрес конкретных лиц, по сути дела, обвиняется весь народ. Причем обвинения серьезные - геноцид, насильственное изгнание коренного населения из мест проживания, массовые репрессии и убийства. Но надо определенно сказать: ни одно из обвинений не получило объективного подтверждения в суде.

С. Милошевич и свидетели его защиты убедительно доказали, что сербы, имея значительное численное превосходство в населении Социалистической Федеративной Республики Югославии (большой Югославии до распада), всегда были в меньшинстве в правительстве, парламенте, в руководстве Вооруженными Силами, поскольку формирование этих властных структур шло по принципу представительства наций. Это было своеобразное вече наций. Сербия, насчитывавшая 10 млн. человек, и Черногория (600 тыс.) имели равное представительство в высших органах власти. Так, высшее командование Югославской народной армии (ЮНА) в 1990 г. состояло из 16 человек: один югослав (полусерб-полухорват), два серба, восемь хорватов, два словенца, два македонца, один мусульманин. Из 47 лет послевоенной Югославии представители сербов возглавляли федерацию на протяжении лишь 17 лет.

Сербия, как государствообразующая основа СФРЮ, развивалась гораздо медленнее, чем все другие (малые) республики и автономии федерации, поскольку именно она жертвовала своим благополучием ради других (как это напоминает ситуацию с еще одним славянским народом - русским). И в давней истории, и особенно в период правления Иосипа Броз Тито (хорват) Сербию принуждали жертвовать своими территориями ради благополучия других малых народов. Наглядный пример тому - Косово и Метохия (КиМ). А ведь это исторический центр Сербии, ее духовный плацдарм, а Косово поле - это поле ратной славы.

К тому же КиМ - самый богатый природными ресурсами район Югославии. Так вот, во время Второй мировой войны союзные гитлеровской Германии хорватские усташи и албанская дивизия СС "Скандербек" изгнали из Косово свыше 60 тыс. сербов, десятки тысяч были уничтожены. С 1968 г. по 1990 г. были изгнаны еще 200 тыс. сербов и черногорцев. Планомерно осуществлялся, по словам словенского профессора И. Кристана, "албанский националистический замысел об этнически чистой республике Косово и об объединении всех албанцев в одну республику". Одновременно уничтожались сербские православные святыни XIII-XIV веков, многие из которых являются культурными ценностями мирового значения. Это продолжается и сейчас. И то, что не смогли сделать дивизия СС "Скандербек" и хорватские усташи, довершило "демократическое" сообщество Запада.

И еще одно замечание по поводу обвинений в адрес С. Милошевича и других сербов в отношении развязывания гражданской войны и "зверствах". В 70-80-е годы прошлого столетия в среде сербской интеллигенции существовали настроения, касавшиеся создания самостоятельного сербского государства, то есть выхода из состава федерации. Но какого-либо организационного оформления они не получили. Однако начиная с 1971 г. сформировалось массовое хорватское движение, тесно координировавшее свои действия с усташской эмиграцией. Активно работали на этом направлении спецслужбы ФРГ и Ватикана, тайно накапливались оружие, боеприпасы, создавались военизированные отряды.

В 1990 г. с приходом к руководству Хорватией Ф. Туджмана была изменена конституция республики, где сербы со своим языком (а их проживало там более 600 тыс. человек) были объявлены вне закона. В конституции было записано, что "Хорватия является государством хорватского народа". И именно Хорватия объявила вооруженную борьбу против Югославской народной армии, во главе которой стоял Велько Кадиевич - полухорват-полусерб и в высшем руководстве которой было восемь хорватов. Но, может быть, самое поразительное, что возглавлял СФРЮ хорват Степан Месич, премьер-министром был хорват Анте Маркович, министром иностранных дел - хорват Будимир Лончар. Естественно, никто из них в Гаагский трибунал даже не приглашался.

Нечто подобное происходило в Боснии, Словении, Косово. В Боснии еще в 1970 г. была тайно опубликована книга "Исламская декларация", в которой открыто провозглашалось: "Не может быть мира и сосуществования между исламским и неисламским вероисповеданием". Автором "декларации" являлся Алия Изетбегович, будущий президент Боснии. В 1990 г. книга была переиздана. То же самое происходило в Косово и Словении.

К лету 1991 г. ситуация резко обострилась. Началось скоординированное изгнание сербов с их исконно исторических земель. Незаконные вооруженные формирования Словении перебили солдат ЮНА, охранявших границу с Венгрией и Италией, а Словения заявила о выходе из СФРЮ. В Хорватии начались массовые выселения сербов и поджоги их домов. Армии была объявлена война. В Боснию и Герцеговину прибыли около 400 членов организации "Хезболла" и свыше 50 "отставных" американских офицеров для подготовки хорвато-мусульманской армии. В Косово начались политические манифестации с требованием отделения от Сербии. Наркомафия приступила к созданию лагерей подготовки боевиков и баз вооружения. Регулярными стали нападения на полицию и силы безопасности.

Луис Маккензи, канадский генерал, бывший командующий силами ООН в Боснии, пишет о Косово: "Кампания началась нападением на сербские силы безопасности в начале 1990-х годов... Вопреки Западу геноцид (подразумевается геноцид сербов против албанцев. - Прим. Л.И.) не имел места. Из якобы 100 тыс. человек, похороненных в местах массовых захоронений (в Косово. - Прим. Л.И.), установлено около двух тысяч, причем лиц всех этнических групп, включая и тех, кто погиб на войне". И это свидетельствует отнюдь не просербский националист, а профессионал, вплотную занимавшийся югославскими проблемами.

Все описанное выше происходило с одобрения западного сообщества и Ватикана, а вину возлагали только на сербов. Уникальным для католической церкви стало официальное признание в июне-июле 1991 г. Словении и Хорватии суверенными государствами, что удивило даже американского посла при святейшем престоле Т. Миледи.

Гаагский трибунал призван все это оправдать и узаконить. Но С. Милошевич, его свидетели все подобные факты предавали гласности, они становились известными широкой международной общественности. Трибунал был не в состоянии изменить ситуацию, выполнить задачу оправдания подлинных убийц. Поэтому бывшего президента СРЮ просто медленно убивали.

19 марта с.г. состоялись похороны Слободана. Признаюсь, ничего подобного в своей жизни я не видел. Люди шли непрерывной вереницей в национальный музей, где был установлен для прощания гроб с телом Милошевича. Двое суток двигалась многокилометровая очередь. В день похорон на площади перед Скупщиной (парламентом) собрался полумиллионный митинг. В городе Пожаровац, где похоронили С. Милошевича, было не меньше. Люди непрерывно скандировали: "Слобо, Слобо!", "Убийцы, убийцы!". Когда я, выступая, назвал судей трибунала фашистами, огромная людская масса взорвалась криками: "Фашисты, фашисты". И над обеими площадями постоянно неслось: "Руссия, Руссия!". Несмотря ни на что, верят нам братья-сербы и надеются на нас. Гроб в могилу опускали под национальный гимн Сербии и: "Подмосковные вечера".

Признаюсь еще в одном: не ожидал, что после всего - свержения С. Милошевича с поста президента СРЮ, тайной "продажи" его трибуналу и пятилетнего отсутствия в стране из-за ареста - его будут провожать в последний путь как национального героя, вождя. Мои собратья по борьбе, сербские генералы, объяснили: Слободан за десятилетие своего пребывания на посту президента так и не стал публичным политиком. Не любил пресс-конференций, выступлений по телевидению. Делал это только по необходимости. А грязное дело очернительства творила медиаимперия Запада. Трансляция из зала заседаний трибунала позволила сербам и черногорцам увидеть подлинного Милошевича - грамотного, мужественного, несгибаемого. Он защищал не себя, а свою страну, каждого серба. И даже у тех, кто поначалу поддался западной пропаганде, открылись глаза. И главное - пронатовская "демократическая" власть опустила страну в политическом, экономическом, социальном и военном отношении. Уровень жизни упал, закрываются производства, с молотка идет ОПК, нарастает безработица. Из армии изгоняются офицеры, служившие при Милошевиче. Власть заискивает перед Западом, выменивая остатки суверенитета на финансовые подачки. Люди это тоже видят. И еще есть одно серьезное обстоятельство: Косово, за которое Сербия приняла бой в марте 1999 г., отдано международными силами албанцам.

3


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации