ДИСЦИПЛИНА В АРМИИ ВЫХОД ЕСТЬ

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №5.2006 г.

ДИСЦИПЛИНА В АРМИИ: ВЫХОД ЕСТЬ

Сергей МЕЛЬКОВ

главный эксперт аппарата министра обороны РФ,

полковник, доктор политических наук

ТРЕБУЕТСЯ ПЕРЕСМОТРЕТЬ ВЕСЬ СПЕКТР СЛУЖЕБНЫХ ОТНОШЕНИЙ КОМАНДИРА И ПОДЧИНЕННОГО

Ни у кого нет сомнений в том, что обороноспособность страны и состояние армии и флота во многом определяются ответственным отношением военнослужащих к выполнению своих обязанностей и уровнем их дисциплинированности. Также очевидно, что формально завершенный процесс реформирования Вооруженных Сил РФ не привел к качественному улучшению состояния воинской дисциплины и правопорядка в войсках. Структурные преобразования органов воспитательной работы, изменение системы комплектования и увеличение числа военнослужащих, проходящих службу по контракту, не привели к сокращению количества правонарушений.

Последний случай - издевательства казарменных хулиганов над рядовым Андреем Сычевым - заставил и президента страны, и министра обороны принять кардинальные меры для укрепления дисциплины в Вооруженных Силах.

Тема воинской дисциплины в армии остается актуальной для органов государственной власти и Минобороны и болезненно воспринимается обществом. Можно утверждать, что негативное отношение населения к армии сохраняется в основном из-за нерешенных внутриармейских проблем. Напряжение внутри самих воинских коллективов не спадает, а многие военнослужащие, понимая глубину проблем, не в состоянии воздействовать на большую часть из них.

Утверждаю: несмотря на то что российское общество и государство стали другими, внутриармейские отношения и система работы по укреплению воинской дисциплины и правопорядка фактически остались неизменными еще с советских времен. Формально в Вооруженных Силах РФ система укрепления воинской дисциплины, правопорядка и соблюдения законности сформирована. Даже увеличилось количество должностных лиц (психологи, офицеры по социальной работе и профилактике правонарушений, помощники командиров по правовой работе и т.д.), призванных заниматься вопросами дисциплины и правопорядка, определены их обязанности; в профильных вузах и на факультетах возобновлена подготовка кадров.

Однако на практике система неэффективна. Предпринимаемые органами военного управления традиционные меры (в виде проведения совещаний, конференций, составления различных планов, издания приказов и директив - их сегодня около 70, проверок в войсках) не приносят результата.

Функционирующие в центральном аппарате структуры не способны эффективно влиять на укрепление воинской дисциплины и правопорядка. Думается, что они и не должны этого делать. Очевидно, что Минобороны само не укрепляет дисциплину, оно только может создавать условия, а укрепляют ее в войсках. Но принятие важнейших решений - это прерогатива министра и ответственных лиц в Минобороны. Сегодня фактически командный состав и воспитательные структуры не получили современного инструментария воспитательной работы и значительно ограничены в выборе средств воздействия на личный состав и ситуацию в целом. Возрождение дисциплинарного ареста, как представляется, не станет эффективным средством укрепления дисциплины.

Уверен, что и офицеры войскового звена не видят перспектив решения проблем за счет реализации существующих мер. Беседы с офицерами-воспитателями показывают, что примерно 70-80% рабочего времени уходит на бумажную работу, которая, кроме отчетности, фактически никому не нужна. Приходящие из военных вузов кадры слабо владеют практическими навыками воспитательной работы в современных условиях. Налицо противоречие между постоянно предъявляемыми высокими требованиями к состоянию воинской дисциплины и складывающейся практикой воспитательной работы.

Такова сложившаяся на сегодняшний день ситуация. Автор не стремится в очередной раз огульно покритиковать практику воспитательной работы в Вооруженных Силах. Поэтому предлагаю свой взгляд на набор мер, которые нужно было безотлагательно принять еще вчера или позавчера. Но принимать их все равно придется. Считаю, что существующее понятие воинской дисциплины абсолютно устарело. Определенная в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил РФ воинская дисциплина как "строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами, воинскими уставами и приказами командиров (начальников)" на сегодняшний день страдает излишней жесткостью. Представляется, что только лишь нормативно-правовые рамки, задаваемые законами, уставами и приказами, в настоящее время мало применимы к процессу военной службы. Фактически сегодня во многих коллективах работа по укреплению воинской дисциплины сводится к командному произволу по принципу: "Я так хочу". И уставы позволяют некоторым командирам, прикрывающимся декларативно понимаемым единоначалием, использовать уставы только для личной пользы. Но так ли они (уставы) были задуманы? Почему уставы фактически не защищают прав и интересов подчиненных, которые также являются военнослужащими?

КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ТРУДОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

Служебно-должностные отношения на бумаге "заорганизованы", а на практике позволяют командирам привлекать подчиненных к исполнению задач не по прямому должностному предназначению. Недавний пример генерала Веселова, который отправлял солдат из ансамбля песни и пляски на строительство дачи в Подмосковье, у всех на слуху. И правильно сделал министр обороны, публично уволив "генерала-предпринимателя". Но уже после этого случая опять в обществе обсуждается недостойное поведение военного комиссара города Сочи В. Смоленского или, например, военного комиссара Мордовии С. Дьякова, открывшего вместе с дочерью и зятем магазин в здании военкомата.

Еще раз сформулирую свою принципиальную позицию: серьезные нарушения в большинстве случаев прямо инициируются офицерами. Где-то вольно (проще решать проблемы через старослужащих, чем постоянно и кропотливо их разрешать самому) или невольно, но там, где офицерский состав перестает работать с людьми, а не с "роботами" в погонах (которые обязаны только служить), там всегда следует ожидать происшествий и преступлений.

Полагаю, в настоящее время понятие "воинская дисциплина" правильнее формулировать как "осознанное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, определенных контрактом (регламентом), в интересах военной службы" и рассматривать воинскую дисциплину как разновидность трудовой дисциплины. Сведение нормативной базы укрепления воинской дисциплины к приоритетному внедрению проектов так называемых "новых уставов" только законсервирует имеющиеся проблемы. Сегодня нельзя относиться к военнослужащим как к "крепостным людям".

То есть к нарушениям воинской дисциплины, по моему мнению, должны относиться те отклонения от положений контракта (регламента для военнослужащих по призыву), которые совершаются военнослужащими только в служебное время (при исполнении обязанностей военной службы). Это позволит упорядочить отношения между военнослужащими, определив норму поведения и ответственности офицера и солдата, сержанта и солдата и т.д. Поэтому командиры (начальники) должны избавиться от повседневного малоэффективного контроля, дублирования обязанностей подчиненных и сосредоточиться на выполнении своих профессионально-должностных обязанностей только в служебное время.

Только контракт должен регламентировать отношения "работодатель - работник"! В этих целях необходимо отказаться от существующего типового и малосодержательного контракта и перейти к заключению контракта более детализированного. В нем стоит отразить условия службы, конкретные права и обязанности каждого военнослужащего и требования к нему по занимаемой им должности, а также обязанности Министерства обороны и командира воинской части по реализации прав, профессиональных и личных интересов военнослужащего. По сути, контракт должен являться письменной формой регламентации всего спектра служебных отношений командира (начальника) и подчиненного - работодателя и работника.

В этом случае командир видится менеджером (или управленцем), поставленным государством для управления воинским коллективом в целях его подготовки к применению по предназначению. И это главное. Автор категорически не согласен с пониманием единоначалия как всеобщей и всепоглощающей ответственности командира. Командир не может физически отвечать за все и не должен. И жаль, если кто-то этого не понимает. В то же время необходимо дать командирам реальные рычаги воздействия на подчиненных в интересах выполнения ими обязанностей военной службы.

Наряду с существующей системой дифференцированных надбавок и компенсаций (за выслугу лет, секретность, особые условия службы и т.д.), необходимо ввести зависимость денежного содержания военнослужащих от качества индивидуальной подготовки и состояния личной воинской дисциплины. При этом должна быть оговорена минимально гарантированная часть денежного содержания, а остальные выплаты должны производиться в виде премий за успешное исполнение обязанностей. Принципиально важно отказаться от психологии наказания за различные нарушения "рублем" и перейти к стимулированию. Премирование добросовестного воинского труда офицеров, прапорщиков и сержантов, имеющих подчиненных, должно быть закреплено отдельно.

В условиях дальнейшей открытости общественных отношений в армии первостепенное значение также приобретает внимательное и чуткое отношение к человеку. Однако корпоративная культура в армии такова, что человек не стал реальной ценностью и центром воспитательной работы. Поэтому изменение корпоративной культуры в войсках и органах военного управления - на сегодняшний день центральная проблема всей воспитательной работы.

"ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЕ" ОТНОШЕНИЙ

Наряду с обеспечением выполнения военнослужащими своего должностного предназначения и в Минобороны, и в войсках следует сосредоточить основное внимание на реализации личных потребностей, интересов и запросов военнослужащих. Одним из разделов контракта должен быть детализированный регламент внеслужебного времени. Содержательно в нем целесообразно отразить временные рамки внеслужебного времени, какие личные потребности, где и как военнослужащий может реализовать и ограничения на них, кодекс поведения вне службы. Таким образом, "очеловечивание" служебных и внеслужебных отношений будет способствовать развитию в обществе интереса к военной службе и улучшению ее имиджа.

Как известно, основной формой организации внеслужебного времени является культурно-досуговая работа (КДР). Она должна иметь четко выраженную морально-нравственную направленность с учетом отечественных традиций и устоев. Центрами КДР станут полковые клубы и гарнизонные дома офицеров. На практике следует внедрить концепцию культурно-досугового центра (КДЦ), предполагающую возможность получения каждым военнослужащим во внеслужебное время психологической разгрузки и по желанию дополнительного образования, отдыха и проведения с пользой для себя свободного времени. Такой широкий спектр задач предполагает кадровое и финансовое усиление клубных учреждений.

И такая работа уже проводится в ряде частей, переводимых на контракт. В частности, командующий войсками Московского военного округа озвучил идею создания такого культурно-досугового центра в 15-м мотострелковом полку 2-й дивизии. Предполагается, что центр объединит 2 спортзала, бильярдные, дискотеку, несколько компьютерных классов. Об этом же шел острый разговор во время поездки министра обороны в Дальневосточный военный округ в июле-августе прошлого года. Жаль, что такие прекрасные дома офицеров для моряков-подводников, как в Вилючинске, теперь строятся только по личному распоряжению главы государства.

Но иного пути нет. Например, переход на контракт снижает количество происшествий, преступлений и грубых нарушений воинской дисциплины в целом в таких частях. Однако попытки относиться к контрактникам как к срочникам (например, выход из части по увольнительной записке), резко увеличивают употребление спиртных напитков. Многие офицеры при этом считают, что по-другому нельзя "удержать в узде" (термин не наш) контрактников. А может быть, просто офицеры не умеют этого делать? Такой вот риторический вопрос.

Во внеслужебное время военнослужащие равны между собой по отношению к своей службе, однако в программах, реализуемых культурно-досуговым центром, должна быть предусмотрена специфика офицеров, сержантов, рядовых и членов их семей. При этом целесообразно использовать имеющиеся возможности местной инфраструктуры досуга вблизи расположения воинских частей и гарнизонов.

Как показывает практика работы в войсках (в частности в Московском военном округе), вблизи расположений воинских частей, переводимых на контрактный способ комплектования, сосредотачиваются полукриминальные группировки, как правило, состоящие из представителей кавказских народов. Это связано с резким ростом денежного содержания военнослужащих (в 13 и более раз), переходящих на контракт. Развивая инфраструктуру торговли и досуга вокруг военных городков, предлагая товары и услуги сомнительного качества и зачастую по завышенным ценам (а также наркотики и спиртные напитки), различные группировки становятся основными каналами "выкачивания" из военнослужащих денежных средств. Нейтрализовать их негативное воздействие можно путем привлечения надежных гражданских (лучше государственных) предприятий и фирм к оказанию широкого спектра услуг на территории самих воинских частей с учетом льготного налогообложения. Но под контролем командования воинских частей.

ТРЕБУЕТСЯ КОНФЛИКТОЛОГ

Умение работать с людьми в новых условиях не придет само собой. Для этого необходимо внести изменения в процесс обучения в военно-учебных заведениях. В гуманитарной подготовке - сделать упор на прикладную сторону. Целью обучения офицера и сержанта как будущего воспитателя может быть формирование навыков конфликтолога. Главным результатом обучения должностных лиц любого уровня должны стать сформировавшиеся психологические установки на отношение к подчиненным одновременно как к профессионалам и как к людям с многочисленными личными интересами.

Является ошибкой достаточно распространенный взгляд, что дисциплина - дело только воспитателей. Уверен, сегодня в войсках служит огромное количество командиров и воспитателей, которые добивались и добиваются выдающихся результатов в сплочении коллектива и укреплении дисциплины. Уверен, есть подразделения, где не то что годами, десятилетиями нет происшествий и преступлений. Но кто о них сегодня знает, как распространяется их опыт?! Снова риторический вопрос.

Для принятия обоснованного решения по всему спектру существующих проблем в войсках (силах) целесообразно провести на базе одной из воинских частей эксперимент. В ходе него можно комплексно изучить вопросы боевой готовности, боевой подготовки, повседневной жизнедеятельности, апробировать предлагаемые меры и выявить неизученные проблемы. Полученные результаты затем можно будет закрепить нормативно-правовыми актами и внедрить в войска.

Затягивание с реализацией предлагаемых мер обострит сложившуюся ситуацию с воинской дисциплиной и правопорядком, может поставить под угрозу срыва выполнение Федеральной целевой программы "Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей" на 2004-2007 годы. Предложенные направления могли бы послужить основой для выработки органами военного управления необходимых управленческих решений по улучшению ситуации. Продуманная работа позитивно отразится на решении острых проблем дисциплины и правопорядка и улучшит имидж Вооруженных Сил, повысит авторитет руководства Минобороны.

4


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации