ВЕРНЫ ЛИ ПОКАЗАНИЯ ЕЖОВА

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №7.2006 Г.

ВЕРНЫ ЛИ ПОКАЗАНИЯ ЕЖОВА?

Алексей БЕЗРОДНЫЙ

В КОНЦЕ 30-х ГОДОВ ДОЛЖНОСТЬ НАЧАЛЬНИКА ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ СЧИТАЛАСЬ РАССТРЕЛЬНОЙ

21 мая 1935 г. начальник внешней разведки Артур Артузов был освобожден от занимаемой должности. Вскоре Сталин назначил его заместителем начальника Разведуправления РККА. А преемником Артузова на посту начальника ИНО стал Абрам Слуцкий.

Родился Абрам Слуцкий в 1898 г. в местечке Парафиевка Борзиянского уезда Черниговской губернии. Его отец трудился кондуктором на железной дороге. Среднее образование получил в андижанской гимназии, затем устроился учеником на хлопковый завод, на котором проработал до призыва в царскую армию. В 1917 г. вступил в РКП(б), принимал активное участие в установлении советской власти в Средней Азии.

С сентября 1920 г. Слуцкий - сотрудник ВЧК. Был заместителем председателя Пишпекской уездной ЧК, затем начальником Пишпекского, Скобелевского, Андижанского уездных политбюро ЧК, начальником секретно-оперативной части Ташкентской и Ферганской ЧК. В июне 1922 г. его назначают заместителем председателя Верховного трибунала Туркестана, а затем - председателем Судебной коллегии. Спустя год Абрама Ароновича переводят в Москву - в органы военной юстиции столичного военного округа.

С 1926 г. Слуцкий служит в экономическом управлении ОГПУ, а с января 1930 г. он помощник начальника Иностранного отдела ОГПУ, в 1934-1935 гг. - заместитель начальника ИНО Главного управления государственной безопасности НКВД СССР (10 июля 1934 г. постановлением ЦИК СССР ОГПУ преобразовали в Народный комиссариат внутренних дел, в который вошли ряд главков, в том числе Главное управление государственной безопасности). С 21 мая 1935 г. по 17 февраля 1938 г. Абрам Аронович - начальник 7-го (Иностранного) отдела ГУГБ НКВД (в результате очередной реорганизации с декабря 1936 г. всем отделам ГУГБ НКВД с целью конспирации были присвоены номера).

По воспоминаниям подчиненных, он всегда мог выслушать и понять проблемы простого оперативного сотрудника, так как часто сам выезжал в командировки за границу. Лично участвовал в специальных операциях в США и странах Европы. Именно ему удалось в свое время организовать с помощью завербованной им агентуры похищение в Швеции технических секретов производства шарикоподшипников. Для советской промышленности это имело огромное значение.

Заняв столь высокий пост, Абрам Аронович не забывал своих старых товарищей. Так, в 1937 г. благодаря личному вмешательству начальника 7-го отдела был восстановлен в рядах НКВД разведчик Константин Михайлович Кукин, уволенный из органов по приказанию наркома внутренних дел Н. Ежова как лицо, связанное с "врагом народа Артузовым". Кукин служил в рядах внешней разведки с 1931 г., под оперативным псевдонимом Кин входил в состав "легальной" резидентуры ОГПУ в Лондоне. Затем его перебросили в Харбин, где он "работал" генеральным представителем Госстраха. Через год был зачислен в знаменитую группу Якова Серебрянского, так называемую "группу Яши", являвшуюся боевым органом внешней разведки и подчинявшуюся непосредственно наркому внутренних дел СССР.

Кукин был восстановлен в рядах НКВД, но личное дело в ведомство возвращено не было. А это означало политическое недоверие, и в любой момент могло последовать наказание. Выяснив это, Слуцкий написал рапорт на имя заместителя наркома внутренних дел СССР М.П. Фриновского: "Прошу Вас дать указание в отдел кадров НКВД о направлении в сектор кадров внешней разведки личного дела офицера Кукина Константина Михайловича. С 1931 года он работал в ИНО, с 1935 - в "группе Яши". В 1937 году уволен за связь с Артузовым. Учитывая большой опыт закордонной работы т. Кукина и хорошее знание английского языка, полагал бы возможным использовать его на работе в одной из загранрезидентур, не задерживая в аппарате 7-го отдела. Комиссар госбезопасности II ранга А. Слуцкий, 26 октября 1937 года".

Начальник внешней разведки рассчитывал на то, что Кукина не станут задерживать в центральном аппарате и сразу же направят за кордон, тем самым "убрав его с глаз" ретивых следователей. Его расчет оказался верным. Фриновский наложил на рапорт следующую резолюцию: "Согласен. Прошу доложить страну загранкомандировки т. Кукина и легенду его прикрытия". Оформили Константина Михайловича в загранкомандировку весьма быстро, и уже в середине ноября 1937 г. он прибыл в США - вторым секретарем советского полпредства в Вашингтоне.

Характерно, что при Слуцком продолжалась активная работа в резидентурах, созданных еще под руководством Артузова. В состав английской нелегальной резидентуры входили опытные разведчики - Арнольд Дейч, Теодор Малли, Игнатий Рейф. В мае 1935 г. агентом этой группы был завербован шифровальщик МИД Великобритании Джон Герберт Кинг. Поступавшая от него информация была чрезвычайно важной. Он передавал сведения о намерениях и планах британской внешней политики. С помощью передаваемых телеграмм спецотделу НКВД удалось раскрыть шифры британского МИД, так что чекисты могли читать те телеграммы, к которым Кинг не имел доступа. К сожалению, провал Кинга произошел по вине сотрудника ИНО Вальтера Кривицкого, который бежал на Запад в 1937 г. и выдал Кинга английским властям. В сентябре 1939 г. ценный агент был арестован и осужден за шпионаж на 10 лет тюремного заключения.

В 1937 г. к сотрудничеству с советской разведкой привлекли секретаря Британской ассоциации по исследованию цветных металлов (БАИЦМ) Мелиту Норвуд. Она копировала секретные документы БАИЦМ и передавала их своим операторам. В результате в Москву поступали такие документы, с которыми были ознакомлены далеко не все члены британского кабинета министров. Особенно ценная информация от Норвуд стала поступать в сороковые годы, когда она получила доступ к материалам английской программы создания атомной бомбы.

Важных результатов добились сотрудники берлинской резидентуры. В начале 1934 г. резидент-нелегал Василий Зарубин прибыл в Берлин из Франции вместе с женой Елизаветой Юльевной (помощником резидента). Вопрос легализации в нацистской Германии советские разведчики решили следующим образом. В страну они въехали по подложным документам под видом американских туристов. Изучив обстановку в стране, супружеская пара наметила дальнейшие планы действия. Тут и пригодился их опыт нелегальной работы во Франции и связи в киномире. Василий Михайлович получил аккредитацию одной американской кинокомпании в Германии в качестве ее представителя.

Вардо (оперативный псевдоним Е.Ю. Зарубиной) восстановила связь с ценнейшим агентом советской разведки Брайтенбахом (Вилли Леман), который возглавлял отдел гестапо по борьбе с "коммунистическим шпионажем". Именно он сообщил о создании Вернером фон Брауном принципиально нового оружия - знаменитых ракет ФАУ. Успешная работа Зарубиных с Брайтенбахом продолжалась до самого их отъезда из Германии в 1937 г. Потом "борец с коммунистическим шпионажем" был передан на связь сотруднику легальной резидентуры, оставаясь, как и прежде, очень результативным источником.

Елизавете Юльевне удалось восстановить и агентурную связь с бывшей стенографисткой германского посольства в Париже по фамилии Хаум, с которой она работала еще во Франции. Теперь Хаум трудилась в германском МИД и имела доступ к интересующим разведку документам. Здесь же, в МИД, Зарубиной удалось привлечь к сотрудничеству скромного технического сотрудника Винтерфельда, у которого был доступ к секретной переписке. Елизавета Юльевна обучила его технике фотографирования микроаппаратом различных видов документов, и вскоре от Винтерфельда стали поступать копии секретных шифротелеграмм и других важных документов германского внешнеполитического ведомства.

Вся разведывательная информация о намерениях Гитлера в отношении СССР и других стран, направляемая в центр резидентурой Зарубина, получала там высочайшие оценки. В 1937 г. уже в Москве Василий Михайлович был награжден орденом Красного Знамени. Кроме нелегалов Зарубиных, в предвоенной Германии работал и "король нелегалов" Александр Михайлович Коротков. В разведку он пришел в 1933 г. и вскоре был отправлен в свою первую командировку во Францию. Зарекомендовал себя там с лучшей стороны, справившись со всеми поставленными задачами. В 1936 г. Александра Михайловича перебросили в Германию. Здесь он сосредоточился на ведении научно-технической разведки. Коротков активно работал над получением образцов вооружения германского вермахта. Но спустя год его вновь направили во Францию. Здесь Короткову и другим советским разведчикам удалось приобрести важные источники информации в канцелярии президента республики, в главных французских министерствах. Активно велась во Франции и научно-техническая разведка. За эту работу Александра Михайловича наградили орденом Красного Знамени.

В предвоенные годы советскую разведку интересовали и Европа, и Восток (Афганистан, Иран, Китай, Япония), и США. Так, к середине 30-х внешняя разведка установила в США прочные агентурные позиции. В те годы были получены материалы о спасательных аппаратах для подводников, данные об авиационных двигателях, о дизельных двигателях, технические характеристики двух видов танков и многое другое. Главная задача советских разведчиков-нелегалов на территории Китая состояла в пресечении деятельности белогвардейских вооруженных формирований, совершавших нападения на территорию СССР из Северного Китая.

Говоря о середине 30-х гг., нельзя не вспомнить об охвативших нашу страну репрессиях, нанесших колоссальный ущерб и внешней разведке. В это время один за другим были арестованы, а затем расстреляны практически все руководители ИНО (Я.Х. Давтян, М.А. Трилиссер, С.А. Мессинг, А.Х. Артузов) и многие рядовые разведчики. Всего в 1937-1938 гг. из 450 сотрудников ИНО (включая загранаппарат) были репрессированы 275, то есть более половины личного состава. Результат этих "чисток" был весьма печальный: со многими ценными агентами была прервана связь, которую впоследствии не всегда удавалось восстановить.

17 февраля 1938 г. в кабинете Фриновского неожиданно скоропостижно скончался начальник 7-го отдела. Вокруг смерти Слуцкого и по сей день ходят разные слухи. По одной из версий, Абрама Ароновича отравили. Из протокола допросов самого Ежова следует, что глава внешней разведки был ликвидирован с помощью яда - путем инъекции. Но эта версия представляется маловероятной. Зачем надо было при нескольких свидетелях разыгрывать спектакль с насильственным уколом известному сердечнику? В последние годы жизни у начальника разведки сильно болело сердце. И он все чаще принимал посетителей лежа на диване в своем кабинете. Еще немаловажен тот факт, что у младшего брата Слуцкого тоже было больное сердце, и умер он в таком же возрасте, что и Абрам Аронович, от острого сердечного приступа во время обеда на глазах сослуживцев в 1946 г.

После смерти Слуцкого с февраля по июнь 1938 г. исполняющим обязанности начальника внешней разведки был его заместитель Сергей Шпигельглас. Сергей Михайлович трудился в ИНО с 1922 г., находился на нелегальной работе во Франции. В 1936 г. стал заместителем начальника разведки. Но в ноябре 1938 г. его арестовали и приговорили к высшей мере наказания.

9 июня 1938 г. внешняя разведка стала 5-м отделом ГУГБ НКВД СССР. Новым начальником отдела назначен старший майор госбезопасности Зельман Пассов, спешно переведенный в разведку из Особого отдела. Пассов руководил разведкой с июня по ноябрь 1938 г. 2 ноября 1938 г. он был арестован и 15 февраля 1940 г. расстрелян.

3


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации