ПО СЦЕНАРИЮ 'СНЕЖНОГО КОМА'

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №42.2005 г.

ПО СЦЕНАРИЮ "СНЕЖНОГО КОМА"

Святослав НЕКЛЯЕВ

ИНФОРМАЦИОННАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЛОКАЛЬНОЙ ВОЙНЫ БУДУЩЕГО

Национальные системы безопасности стран - мировых лидеров, - достаточно эффективные в прошлом веке, обнаруживают свою уязвимость при столкновении с угрозами нового столетия. Потенциал угрозы международного терроризма стал очевидным после атаки против США 11 сентября 2001 года. Характер и тактика самой операции выявили недостатки старой системы национальной безопасности.

Терроризм и порождаемые им угрозы - явления отнюдь не новые. Тактическая составляющая имеет много общего с тактикой партизанских движений.

Партизанское движение квалифицируется как вид борьбы народа за свободу и независимость своей родины на территории, занятой противником, и в отношении его войск. Главной и основной целью является деморализация войск противника, нарушение коммуникаций, создание атмосферы страха внутри подразделений противника. Действия партизанских отрядов ведутся по двум направлениям: боевые действия и информационная работа. Издание газет и журналов, вещание в радиоэфире, направленное на войсковые части, становятся эффективным инструментом влияния на психологическое состояние противника. Эффективность информационно-психологического воздействия подтверждается историческим опытом - деятельностью советских партизан во время Великой Отечественной войны, действиями С. Бендеры при развертывании сопротивления войскам НКВД, Че Гевары при ведении революционной борьбы в Южной Америке.

СНАЧАЛА СЕНСАЦИЯ, ПОТОМ "ШОУ УЖАСЫ"

Информационно-психологическое противоборство в условиях малой войны приобрело решающее значение в последние десятилетия. Афганская война (1979-1989 гг.) и первая чеченская кампания (1994-1996 гг.) обнаружили полную неготовность органов психологической защиты государства (подразделения психологической борьбы Вооруженных Сил, специальных подразделений ФСБ и МВД) к противодействию информационным атакам боевиков.

В информационно-психологическом противоборстве акцент делается на манипуляции страстями, желаниями и страхами людей. Информационно-психологическая работа в условиях партизанской войны ориентирована на создание атмосферы страха посредством демонстрации особой жестокости и унижений. У личного состава противника возбуждаются самые низменные желания. В результате информационного прессинга противник вынужден заниматься наведением порядка в своих рядах, а партизаны в этот момент наносят боевые удары. Результативной формой информационно-психологической работы стала подделка СМИ под издания и каналы радио и телевидения противника. Таким образом запускается любая дезинформация и создается возможность манипулировать настроениями солдат противника, провоцировать бунты и дезертирство. Психологическая атака позволяет партизанам формировать среди личного состава вооруженных сил противника и населения страны-противника группы сочувствующих, что приводит к переходу войск противника на сторону повстанцев.

Современные информационные технологии расширяют арсенал средств информационно-психологической войны. Используя ценности демократии, в частности, плюрализм мнений, партизаны стремятся апеллировать к общественному мнению стран противника. Доступ к национальным и глобальным СМИ обеспечивает влияние на общественное мнение, дает возможность вести направленную пропаганду, способную вызывать чувство презрения и откровенное недовольство политикой, проводимой в регионе вооруженными силами.

Важным элементом работы современных партизан являются ресурсы сети Интернет, с помощью которых можно безопасно координировать действия и рекрутировать добровольцев, широко пропагандировать свои идеи. Особенностью современных информационных (компьютерной, сетевой и телекоммуникационной) технологий стала возможность мультимедийной передачи информации аудитории. Теперь респондент знакомится не только с текстовыми и графическими материалами, но и способен просмотреть и прослушать аудио-видео записи бесчинств противника. Партизаны используют информационное пространство в качестве самостоятельного театра военных действий.

Деятельность террористических организаций имеет существенные отличия. Первое отличие связано с тем, что целью для атаки могут быть как войска, так и мирные граждане, зачастую не имеющие никакого отношения к выдвигаемым требованиям. Второе отличие - террористические организации преследуют исключительно политические или экономические требования. Третья отличительная черта обусловлена особым типом отношений в группе. Партизаны действуют как военная организация. В террористических организациях принята идеологически-иерархизированная модель управления, где руководитель является абсолютным лидером, а ее члены - ближайшими учениками и соратниками. Есть еще одно важное отличие. Террористические организации не используют свои собственные СМИ. Они паразитируют на глобальных и национальных средствах массовой информации, хотя иногда создают и свои собственные средства массовой информации, не предназначенные для длительной деятельности. В последние десятилетия отчетливо проявляется важнейшая задача практически любого теракта: наравне с предъявлением требований стоит и привлечение общественного мнения или, точнее сказать, запугивание его.

Анализируя процесс освещения в СМИ террористических актов, можно выделить ряд этапов этого процесса. Главная приманка всей прессы, как известно, - сенсация. В момент совершения теракта на место прибывают съемочные группы всех телекомпаний, газетные и радиожурналисты. Им нужна горячая новость. Террористы на это и рассчитывают. За считанные минуты об их акции узнает и национальная аудитория, и весь мир. На этом этапе террористы даже не стремятся получить прямой эфир и огласить свои требования. Им нужно создать атмосферу страха, заставляющую людей бояться и сомневаться в компетентности властей обеспечить безопасность общества.

Первый шаг сделан. О маленькой агрессивной группке узнали миллионы. Событие широко обсуждается, говорят о несостоятельности правоохранительных органов, бессилии правительства, самих террористах, от которых следует поскорее избавиться.

Следующий этап можно назвать "шоу ужаса". Нет такого СМИ, которое не сделает теракт главной новостью дня. Нет такого СМИ, которое откажется от обсуждения события с участием экспертов и специалистов. Будут обговорены особенности проведения теракта, вооружение террористов, затронуты геополитические вопросы, аудиторию просветят во всех аспектах и тонкостях идеологии террористов. Если кто-то из комментирующих теракт обмолвится об исламском следе, то на аудиторию польются потоки невнятной аргументации вековой агрессивности исламского фундаментализма. Если же представители власти будут говорить о национализме, то аудитории придется погрузиться в темные стороны истории как своей страны, так и мирового фашизма в целом.

Третья фаза характеризуется активными кампаниями по раздуванию темы терроризма. Возможно, до этого этапа сами боевики не доживут, но обсуждение будет идти еще как минимум неделю. Если же террористы смогут уничтожить хотя бы несколько ни в чем не повинных граждан, то тема растянется не менее чем на месяц.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ "БУРЯ В ПУСТЫНЕ"

Новые угрозы заставили задуматься о необходимости перестройки всех систем безопасности.

США - одно из первых государств, которому удалось сформировать доктрину информационно-психологического обеспечения локального военно-политического конфликта. Пентагон опробовал ее во время первой войны в Ираке.

"Буря в пустыне" была первой операцией коалиционных войск Европы и США, где информационно-психологическая составляющая воспринималась как самостоятельный вид боевой активности. Здесь были применены и опробованы на практике многие современные методы. Основной формой работы со СМИ стали информационные пулы, через которые распространялась информация во все страны мира. При всем желании ни один журналист не мог работать вне тотального контроля военных. Информационные потоки содержали только нужную и определенным образом поданную информацию. Такая форма работы с журналистами в очень скором времени принесла плоды. Население стран Западной Европы и Америки было твердо убеждено в правильности действий своих войск и выражало полную поддержку командования во всех его действиях.

Свое развитие модель ведения информационно-психологических операций в новых условиях получила во время косовского кризиса в 1998-1999 гг. США вступили в этот конфликт под эгидой проведения гуманитарной операции по разведению сторон. В результате сложилась ситуация, при которой народы, жившие вместе на протяжении многих столетий, стали врагами. Одновременно нарастал и религиозный конфликт. Страны НАТО поддерживали албанскую освободительную армию, костяк которой состоял из исламских фундаменталистов.

В таких условиях от НАТО потребовалось обеспечить эффективную информационно-психологическую работу с общественным мнением Европы. Освещение конфликта шло по заранее подготовленному сценарию. Была введена предварительная цензура на материалы из районов боевых столкновений. Особым приемом информационного обеспечения кампании стала деятельность журналистов в зоне конфликта, работавших во взаимосвязи с войсками альянса, что и позволяло расставлять нужные акценты в информационной картине событий. Подобная тактика обеспечила США и НАТО информационное превосходство как в регионе конфликта, так и благоприятное отношение общественного мнения в странах альянса, сочувствующих и зависящих странах.

Это превосходство в современных условиях можно расценивать как важнейший фактор успешных боевых действий. СМИ превратились в инструмент достижения чисто военных целей.

Структурно-функциональный подход к тактике информационно-психологической работы в период локальной войны дает основание выделить следующие этапы:

I этап. Подготовительный период (от 6 месяцев до 2 лет):

- поиск врага;

- создание образа врага;

- укоренение образа врага в общественном мнении, через СМИ;

- создание резонанса в общественном мнении;

- убеждение населения в единственно возможном варианте решения конфликта;

- давление на врага (угроза введения экономических санкций, введение экономических санкций, организация контроля со стороны лояльных международных организаций над территорией и политической жизнью внутри страны);

- создание напряженности на этнической или религиозной почве в сопредельных странах по отношению к населению и правительству противника;

- дестабилизация обстановки внутри страны противника (сомнения, поддержка враждующих сторон, манипулирование общественным мнением).

II этап. Проведение военной операции.

Воздушная война:

- поддержка благоприятного общественного мнения внутри страны к проводимой операции;

- поддержка образа врага в общественном мнении;

- обеспечение поддержки проводимых боевых действий в зоне конфликта общественным мнением;

- деморализация войск и населения противника проведением ударов с использованием высокоточного оружия;

- дестабилизация политической и экономической ситуации внутри страны;

- давление на лидеров противника с целью навязывания своего варианта развития событий;

- активное информационно-психологическое противодействие информационной политике дружественных или сочувствующих противнику стран;

- фильтрация информации для предотвращения появления альтернативной точки зрения на проводимую политику;

- контроль за деятельностью СМИ специальными военными органами.

Вторжение на территорию противника (возможно только при полной уверенности в отсутствии жертв среди личного состава своих войск):

- подавление информационного противодействия противника с применением всех возможных сил и средств, вплоть до полного физического уничтожения;

- деморализация войск и населения противника;

- ведение пропагандистской работы с населением на захваченных территориях;

- поддержание благоприятного общественного мнения внутри страны для проведения военной операции;

- полный контроль за информационными потоками со стороны органов ведения информационно-психологической борьбы;

- свержение политического режима противника, угрожающего национальным интересам.

III этап. Установление лояльного режима и включение страны бывшего противника в зону национальных интересов:

- уничтожение истоков возможных опасностей информационного характера;

- создание лояльного правительства;

- проведение всенародных выборов для легитимизации лояльного правительства;

- внедрение информационных стереотипов стран Запада через создание лояльных СМИ;

- полное подчинение внешней и внутренней политики бывшего противника интересам США.

Данная тактика явилась результатом многолетних исследований. Эти результаты положены в основу наставлений для войск специальных операций США. Первым в этой серии было разработано "Наставление по проведению психологических операций: техника и методы". Затем последовало "Наставление по связям с общественностью", которое включало принципы и технологии деятельности отделов по связям с общественностью, а также методы проведения информационных кампаний в обществе. Окончательное формирование технологической базы психологической войны произошло в 2000 г.

В УСЛОВИЯХ "СЕТЕВОЙ ВОЙНЫ"

Теракт в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. поставил под сомнение всю эффективность имеющихся моделей обеспечения национальной безопасности. "Аль-Каида", атаковавшая Всемирный торговый центр, за счет сетевой модели организации управления может мобилизовать до 4-5 тыс. бойцов со всей необходимой экипировкой, имеющих боевой опыт и проживающих в десятках стран мира. Она состоит из более чем десятка локальных центров, разбросанных по всему миру и действующих в рамках единой идеологической среды.

При сетевом принципе организации лидеры могут находиться в постоянном движении и в любом уголке Земного шара, при этом они способны управлять всеми силами и средствами за счет использования современных телекоммуникационных систем. Сама же организация не имеет ни четкой внешней организационной структуры, ни определенной территории деятельности. У нее, как правило, несколько равноправных лидеров, которые принимают решение консолидированно. В случае гибели одного из лидеров другие способны продолжать управление организацией. Непосредственный выбор целей теракта, его планирование и исполнение полностью отдано в компетенцию локальных отделений. Их инициатива ограничена рамочными условиями и системой ценностей, формирующей систему координат "свой-чужой". Это позволяет организации осуществлять асинхронизированные и непредсказуемые акции.

Сетевая модель управления усиливает опасность, исходящую от террористических организаций. Ответом на эту угрозу стала разработка Пентагоном доктрины "сетевой войны" (network-centrik-warfare-NCW). Переход к подобной доктрине предполагает трансформацию всего силового блока государства в "силы национальной безопасности", включающие и военные, и гражданские компоненты. Так, военный компонент включает в себя разведывательный, военно-воздушный, космический, военно-морской, информационно-психологический блоки, а также войска специального назначения и силы быстрого развертывания, представленные силами и средствами вооруженных сил, специальными агентствами, службами и министерствами. Гражданский компонент представлен такими блоками, как политический (дипломатический), экономический (электронный банковский обмен), информационно-телекоммуникационный, медийный. Каждый из компонентов независим друг от друга, но одновременно они координируют свою работу друг с другом.

Силы и средства гражданского компонента призваны обеспечить долговременное, кооперативное, ненасильственное присутствие в зонах национальных интересов. Вооруженные силы должны быть готовы, при необходимости, произвести шок, посеять ужас, нанести, с помощью показательного применения войск, "неожиданный удар во внешнем мире в целях дезориентации противника".

Технология "сетевой войны" предполагает постадийное развитие. На начальном этапе из военного компонента задействуется только разведывательный блок. Гражданский компонент берет на себя основную нагрузку, которая распределена между политическим, информационно-телекоммуникационным и медийным блоками.

На разведывательный блок возлагаются задачи по детальному изучению районов предстоящей войны, просчету возможных сценариев и поиску наиболее подходящих мест для размещения своих войск и войск коалиции вокруг страны-противника, поиску и разработке среди личного состава войск и населения противника развитой агрессивной оппозиции и перетягивание ее на свою сторону. Разведка также получает задачи на проведение глубокого изучения особенностей политического и экономического управления, умонастроения личного состава вооруженных сил противника и населения страны-противника; выявление скрытых союзников и связей с диаспорами и организациями на территориях других стран. Разведка должна представить возможные маршруты снабжения противника и методы их ликвидации.

Политический блок ответственен за работу по убеждению мировой политической элиты в абсолютности зла, в неразрешимости проблемы невоенными мерами; по переубеждению возможных союзников противника в нецелесообразности его поддержки; по перетягиванию союзников противника в свой лагерь... Одновременно проводится работа по отчуждению страны противника от близлежащих государств и диаспор по всему миру. Тем самым достигается эффект "отчужденности" и усиление образа "абсолютного зла" по отношению к противнику.

Информационно-телекоммуникационный блок призван поставить под контроль все возможные каналы связи противника; выявить и подавить все альтернативные каналы передачи информации на территориях третьих стран и внутри страны. Не менее важной задачей является обнаружение во всех имеющихся базах данных информации о ресурсах страны-противника и возможности доступа к этим ресурсам.

Цели и задачи деятельности медийного блока схожи с политическим сектором, однако он работает с большими аудиториями. В общественном мнении поэтапно формируется устойчивый образ страны-противника как абсолютного зла. На глобальном уровне в рамках ответственности медийного блока осуществляется поддержка общественных движений, выступающих за немедленное уничтожение абсолютного зла.

Важнейшим элементом информационно-психологической работы становится создание псевдореальности - иллюзорных представлений о географической близости конфликта.

Сама же кампания по подготовке аудитории к новому конфликту может развиваться по двум сценариям "снежного кома" и "информационного взрыва". Сценарий "информационного взрыва" рассчитан на масштабное событие-катастрофу. Огромные объемы информации, адресованные аудитории, должны вызвать чувства праведного гнева и ненависти по отношению ко всем, кто мог оказаться причастным к трагедии. Первая волна подавляет сферу рационального, стирает все ценностные установки. На таком восприятии создается образ врага. Общество подготавливается к требованию отмщения путем немедленного вооруженного решения проблемы. Проблема постоянно присутствует в повестке дня средств массовой информации.

Сценарий "снежного кома" требует больших усилий. Основой этого метода являются два элемента - контроль за источниками информации и шумовой метод подачи информации. Информационная повестка дня начинает аккумулировать трагические события, связывая их при помощи рефлексии экспертов, мнения которых призваны убедить аудиторию во взаимосвязи происходящего. В рамках общественного обсуждения происходит лавинообразный сброс информации, построенной по правилам манипулятивной и убеждающей технологии. В результате аудитория теряет способность принимать решения самостоятельно и принимает навязываемые решения. Находясь в состоянии полной дезориентации, аудитория видит выход из ситуации в силовом решении проблемы. Для того чтобы в "снежный ком" не попали мнения, комментарии, не соответствующие генеральной линии обсуждения, события должны освещаться только с одной стороны. Для этого необходим полный контроль за источниками. Так создается иллюзия объективности - информация комментируется представителями институтов государства, общественности, но точки зрения на события практически полностью совпадают.

После информационной обработки общественного мнения наступает следующий этап проведения "сетевой войны" - этап проведения военной операции. На этом этапе ведущая роль принадлежит таким блокам военного компонента, как военно-морской, воздушный, космический, информационно-психологический, а также войскам специальных операций. Политический, экономический, информационно-телекоммуникационный, медийный блоки, входящие в гражданский компонент, обеспечивают работу "вне зоны конфликта". Задачи политического блока претерпевают изменения. Если до этого этапа политикам следовало убеждать всех в абсолютном зле и создавать коалицию, то теперь они разоблачают террористов и предостерегают страны коалиции о недопущении деятельности террористов на их территории.

Военные блоки (военно-морской, воздушный, космический, информационно-психологический и войска специальных операций) призваны обеспечить абсолютное превосходство над противником. Версия сетевой войны, в отличие от классических сценариев абсолютного перевеса над противником, предполагает наличие не трех театров военных действий, а четырех. Четвертым театром становится информационный. Здесь происходят события, схожие по своему характеру с действием органов пропаганды в годы войны. Информационно-психологическая работа рассматривается, как полностью самостоятельный вид и обладает развитым арсеналом средств для ведения как оборонительных, так и наступательных операций. Новый театр военных действий, в сравнении с классическим, не только не имеет линии фронта, но и реально видимого противника. Противник виртуален - это умонастроение населения и солдат противника, их мнения и чувства, их ценности и устои. Только теперь стало возможным разрушать ментальные структуры людей.

В основу технологии деятельности информационно-психологического блока в информационном пространстве региона конфликта положены технологии жесткой пропаганды или манипулятивные технологии. Подробно их виды и типы будут проанализированы ниже. Отметим только, что эти технологии применяются без каких-либо оглядок на нормы этики и морали.

В задачу частей информационно-психологического воздействия или psychological warfare входит подавление деятельности местных и военных СМИ, вплоть до их физического уничтожения; дискредитация деятельности военного руководства как внутри войск, так и среди населения противника; создание полной информационной блокады внутри страны; направленное вещание на территорию противника специально созданных СМИ, копирующих национальные радио- и телеканалы. Для обеспечения максимального доступа к этим СМИ на территорию противника доставляются и бесплатно раздаются населению радио- и телеприемники с прошитой фиксированной частотой приема.

Как уже подчеркивалось, особую роль в концепции "сетевой войны" играет медийный блок. Он несет ответственность за управление общественным мнением на глобальном уровне.

Современные СМИ способны навредить и своим собственным войскам, допустив в эфир информацию с другой стороны линии фронта, которая может радикально изменить вектор общественного мнения о войне. Для предотвращения подобных ситуаций был разработан целый комплекс мер по работе с журналистами. Военные разработали систему пулов. Она во многом напоминает экскурсии для журналистов на военные полигоны. Утром все желающие собираются у палатки информационной службы армии, садятся в автобусы и под прикрытием бронетехники доставляются на относительно безопасные участки линии фронта. Там журналисты получают указания, что можно снимать и с кем говорить. Работать на передовой во время боев журналисту крайне сложно. Ведь, помимо физической опасности, существует и военная тайна. Все комментарии и документальные кадры возможно получить в штабе в отделе информационно-психологической работы. Когда материал готов, журналист еще раз должен согласовать содержание текста с офицером по информационной работе.

Однако на любом театре военных действий можно найти журналистов, желающих получить эксклюзив. Такие журналисты пренебрегают опасностью быть задержанными военными властями или попасть в плен к противнику. Зачастую они нелегально пересекают линию фронта и начинают работать с лидерами и подразделениями противника. Под прикрытием статуса независимого журналиста работают и специалисты военной разведки. Подобная деятельность почти маргинальна с точки зрения закона: журналист может быть обвинен в пособничестве террористам. Для редакторов крупных СМИ, которые финансируют работу журналистов, информация - козырь при работе с военными. В нужный момент они могут спровоцировать скандал, который привлечет внимание аудитории и одновременно побудит военных быть более открытыми для СМИ.

Нельзя недооценивать информационные возможности современных террористов. Международные террористические организации придают не меньшее значение масс-медиа, чем и противостоящие им антитеррористические силы. В первую очередь медийные возможности противника представлены различными Интернет-сайтами, обладающими развитой внутренней структурой и способными пересылать видео- и радиоматериалы. Вторым проверенным средством являются радиостанции, вещающие из зоны конфликта, создаваемые наиболее агрессивно настроенными членами диаспор. Специфическим звеном передачи информации являются политические, религиозные и культурные деятели, эмигрировавшие из зоны конфликта, а, правильнее говоря, бежавшие от "бесчеловечных зверств" антитеррористических сил. Они получают возможность распространять свои идеи через общенациональные СМИ, когда редакторы пытаются представить объективную картину событий, дать двусторонний комментарий.

Террористы стараются представлять себя "непреклонными борцами за свободу своей родины" или "несчастными жертвами мировой агрессии". СМИ, поддерживающие террористов, представляя их аудитории в виде "непреклонных борцов за свободу своей родины", пытаются показать решимость террористов вести войну до полной победы путем осуществления террористических актов. Лучшим средством проведения подобного сценария является предоставление аудитории данных об "истинных" потерях коалиционных сил, информации о некомпетентности и откровенной безграмотности командиров коалиционных сил при проведении спецопераций, "реальном" числе повстанческих сил и их возможностях, о готовности нанести удар по любому объекту в глубоком тылу альянса и другой информации подобного толка. Но когда шансы выиграть информационное противостояние уменьшаются или террористы начинают терять союзников, то остается возможность использовать образ "несчастных жертв мировой агрессии" и таким образом спровоцировать внутреннюю нестабильность внутри общественного мнения стран антитеррористической коалиции. Для такого приема особых усилий не потребуются. Надо только помочь мировым СМИ увидеть "реальную деятельность" миротворческих или контртеррористических сил: зачистки, проверки документов, жуткие условия жизни мирного населения, голодных и раненых детей; услышать душещипательные рассказы пленных боевиков об издевательствах над ними.

Противодействовать этим сценариям сложно, хотя приемы известны - разоблачение дезинформации и вывод в информационное поле полной картины событий, обязательное публичное расследование фактов и событий, усиление освещения гуманитарной работы.

А ТЕПЕРЬ ЗАЙМЕМСЯ РАЗВЛЕЧЕНИЕМ

Завершающий этап можно назвать этапом гуманитарной операции. Его главная особенность состоит в том, что он может начаться еще до полного прекращения боевых действий. Основной задачей этого этапа является формирование власти в стране: рушится террористический режим и власть переходит к "законно избранному" правительству, лояльному стране/коалиции-победителю. Политический сектор должен подготовить мировое сообщество к принятию нового государства и оказанию ему помощи в начальный период становления.

Изменяется характер работы военных блоков. Они переходят от прямых военных и специальных операций по уничтожению боевиков к организации контроля над территорией и препятствованию возникновения любого объединения, неугодного или оппозиционного проводимой политике. Осуществляется тотальное "прочесывание" территории для обнаружения оставшихся бандитов. Есть еще одна задача - сбор доказательной базы по связям боевиков с террористическими организациями других стран и раскрытие полной картины преступлений боевиков за время правления в стране. На военные власти совместно с различными гуманитарными организациями возлагаются задачи по построению в стране системы здравоохранения и неотложной помощи. Также формируются спасательные и пожарные подразделения, которые возглавляют офицеры коалиционных сил, но служат в них жители страны.

На первой стадии проведения гуманитарной операции, т.е. до формирования лояльного правительства, полицейские органы состоят исключительно из коалиционных сил, на второй стадии, т.е. до формирования всех необходимых институтов гражданской и государственной власти, - полицейские органы находятся под командованием коалиционных сил и лишь потом они обретают самостоятельность, но продолжают зависеть от коалиции в вопросах снабжения оружием, спецсредствами и другим необходимым для несения службы, а также подготовки необходимых кадров личного состава. Похожая ситуация складывается практически во всех отраслях обеспечения безопасности государства. Тем самым военные могут сохранять контроль над территорией долгие годы.

Особое место в проведении гуманитарной операции занимает экономический блок. На него возлагается задача по втягиванию территории в сферу жизненноважных интересов США. Это означает перестройку экономики с ориентацией на торговые и экономические каналы США и с жесткой привязкой экономики к курсу доллара. В экономических преобразованиях акцент делается на реформе банковской и денежной системы страны, создании совместных предприятий и дочерних фирм крупных промышленных корпораций.

Обратим внимание на события, происходящие в медийном блоке. Очевидно, что народ жаждет информации, он хочет увидеть черты мирной жизни, где важная роль отведена национальным СМИ. На территории страны создаются новые газеты. Их редакции состоят из местных журналистов и специально приглашенных из числа эмигрантов на родину. Несмотря на то что средства массовой информации в основном существуют на производственной базе контртеррористической коалиции, они начинают формировать национальное информационное поле. СМИ получают доступ к вещанию глобальных и транснациональных СМИ, у них появляется выход в Интернет. Мировые информационные агентства открывают свои корпункты и не препятствуют созданию национальных информационных агентств. Таким образом, в мировом информационном поле появляется еще одно национальное информационное поле. Главной темой новых СМИ является послевоенное восстановление в стране и развлечение аудитории. Через эти СМИ начинается и культурная экспансия, естественно, при помощи универсального набора ценностей демократических идей и транснациональных ценностей массовой культуры и мировой демократии. Еще одной стороной медийной работы является и восстановление в стране развлекательной отрасли. В первую очередь, это всевозможные праздники и спортивные соревнования, от которых полностью отвык народ за время войны. Вместе с тем на них очень удобно показывать образцы новой культуры, новые ценности.

Теперь о том, как меняется характер освещения проблемы в транснациональных СМИ для своей аудитории. Период войны закончился, и для "победителя" важно, чтобы все видели, что военные и политики, ввязавшись в войну по уничтожению террористов, поступили правильно. В этот период может появляться информация о том, что боевики живы. Очевидно, такая информация только на руку военным, стремящимся сохранить свое присутствие в регионе. Но в целом тема войны выводится из повестки дня. Теперь освещение событий в зоне прошедшего конфликта ведется по правилам информации о международной жизни.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации