НОВЫЙ ОБЛИК 'КРЫЛАТОЙ ПЕХОТЫ'

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №31.2005Г.

НОВЫЙ ОБЛИК "КРЫЛАТОЙ ПЕХОТЫ"

Михаил ТУЛЬЕВ

ВДВ ГОТОВЫ ВЫПОЛНЯТЬ ЛЮБЫЕ ЗАДАЧИ, КОТОРЫЕ ПОСТАВЯТ ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ И МИНИСТР ОБОРОНЫ

Перспективы развития Воздушно-десантных войск - такова главная тема беседы корреспондента "ВПК" с командующим ВДВ генерал-полковником Александром КОЛМАКОВЫМ.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

КОЛМАКОВ Александр Петрович

Родился 31 июля 1955 г. в городе Калининграде Московской области. В 1976 г. окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Командовал разведывательным взводом, был заместителем командира роты по воздушно-десантной подготовке, командиром роты, начальником штаба батальона. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане. В 1985 г. окончил с отличием Военную академию им. М.В. Фрунзе. Командовал парашютно-десантным батальоном, был заместителем командира полка, командиром полка, заместителем командира дивизии, командиром дивизии. После окончания в 1995 г. Военной академии Генерального штаба ВС РФ назначен заместителем командующего 22-й общевойсковой армией в Нижнем Новгороде. С 1998 г. - командующий 35-й армией на Дальнем Востоке, а с ноября 2000 г. - заместитель командующего войсками ДВО. Указом президента РФ от 8 сентября 2003 г. назначен командующим Воздушно-десантными войсками. Генерал-полковник. Награжден орденами "За службу Родине в ВС" II и III степеней, медалью "За боевые заслуги" и еще 6 медалями. Женат, имеет сына.

- Первый вопрос, Александр Петрович, о том, по каким направлениям идет сегодня реформирование ВДВ?

- В первую очередь оно осуществляется в рамках перехода войск на контрактный принцип комплектования. Псковская дивизия уже переведена. Вслед за ней последуют 98-я воздушно-десантная дивизия (вдд) и 31-я отдельная воздушно-десантная бригада, которая уже к концу текущего года перейдет на новые штаты и станет отдельной десантно-штурмовой бригадой. Уже спланирован и переход на контрактную службу 7-й вдд и 45-го разведывательного полка. Комплектование по призыву пока оставляем только в одной дивизии - 106-й, которая станет кузницей кадров, в ней будут готовиться солдаты для того, чтобы в наши контрактные соединения и части приходили подготовленные люди.

Второе направление реформирования - переход на новую организационно-штатную структуру. В соответствии с этой программой, которая утверждена министром обороны и начальником Генерального штаба, ВДВ будут иметь в своем составе три составляющие: парашютно-десантные и десантно-штурмовые соединения, горные части на базе одного из десантно-штурмовых соединений.

- В чем же отличие первых от вторых, а их вместе - от третьих?

- Парашютно-десантные части готовы в полном составе со всей техникой и запасами материальных средств десантироваться самолетами военно-транспортной авиации. Десантно-штурмовые соединения - весь личный состав, все 100 процентов - также готовы десантироваться парашютным способом, но в них будут отдельные подразделения, которым предстоит, десантировавшись вместе с техникой и запасами материальных средств, выполнять задачи, связанные с обеспечением основной группы десанта. Это, в частности, захват аэродромов, куда потом посадочным или другим способом пойдут десантно-штурмовые подразделения. То есть в интересах доставки к месту выполнения задач будут использоваться парашютно-десантные подразделения, которые также останутся в составе десантно-штурмовых частей.

Десантно-штурмовые подразделения, если сравнивать их с парашютно-десантными, будут усилены. У них появится своя артиллерия, другие подразделения боевого обеспечения, что позволит им самостоятельно и самодостаточно (без значительного усиления!) выполнять задачи в отрыве от главных сил.

Горное соединение - тот же самый десантно-штурмовой вариант, но с разницей в подготовке, экипировке, образцах вооружения. Кроме того, планируем воссоздать подразделения вьючных животных. Как показал опыт действий на Северном Кавказе, есть такие участки местности, где техника не пройдет. А когда солдат тащит на своей спине все, что нужно занести в гору, то это не повышает его боевые возможности.

- В последнее время много внимания уделяется отработке взаимодействия войск различных видов российских Вооруженных Сил с силами НАТО. На каком уровне сейчас находится совместимость Воздушно-десантных войск с аналогичными формированиями Североатлантического альянса? На ваш взгляд, готовы ли части и подразделения ВДВ уже сегодня участвовать в совместных с войсками НАТО антитеррористических или иных операциях?

- Тема актуальная, поскольку антитеррористическая деятельность сейчас - задача не только России. Наша страна в этих вопросах готова сотрудничать со всеми. С учетом того, что ВДВ - наиболее мобильные войска и состоят из частей постоянной готовности, мы эту задачу примеряем в первую очередь на себя. Налаживаем такой обмен опытом, в частности с Германией. Сначала - на уровне делегаций командного состава. А совсем недавно, в июле этого года, состоялся обмен опытом между подразделениями двух стран. Усиленный взвод из Германии на своем самолете прибыл и высадился в Пскове. Через два часа в Германию убыл усиленный взвод 76-й воздушно-десантной дивизии. В течение недели немцы отрабатывали вопросы воздушно-десантной подготовки, изучали системы вооружения у нас, мы - у них. Они прыгали с наших самолетов, мы - с немецких.

Сотрудничество по этой линии наращивается. В следующем году, ориентировочно в сентябре, на нашей территории пройдут совместные учения по антитеррору сил специального назначения. В них примут участие соответствующие подразделения из США, Великобритании, Франции. Весной в Брюсселе состоялся семинар на эту тему, делегацию от ВДВ возглавлял начальник оперативного управления, присутствовали офицеры нашего полка специального назначения. Сейчас подготовительная работа продолжается.

Общих вопросов много. У нас есть опыт действий в специфических условиях по Северному Кавказу, у зарубежных коллег - по действиям в Ираке, в других регионах. Эти темы планируется обсудить на уровне семинара, затем состоится конференция, после чего будет утвержден замысел учений.

- Учения пройдут на Северном Кавказе?

- Почему на Северном Кавказе? В Пскове.

- Какими силами представлены десантники на проходящих сейчас российско-китайских военных учениях? И какой будет численность подразделений ВДВ на предстоящих российско-индийских и российско-узбекских маневрах? Какие задачи ставятся на них перед десантниками?

- Тематика одна - антитеррористическая деятельность. И замысел везде разрабатывается одинаковый: бандформирования, террористические группы захватывают ряд объектов, дестабилизируют обстановку в каких-то районах, силы правопорядка уже не способны обеспечивать стабильность и должны привлекаться войска. Все эти совместные учения проводятся с учетом критериев состязательности и сравнения: кто точнее десантировался, быстрее собрался на площадке приземления, вовремя вышел на установленный рубеж, сколько поразил мишеней на этапе боевой стрельбы. Потом по этим и другим параметрам будут сделаны выводы, состоится обмен опытом боевой подготовки.

Что касается состава участников, то как и в Китае, в Узбекистане и в Индии с нашей стороны спланировано участие усиленных парашютно-десантных рот. При этом учение в Китае, как известно, идет на побережье с привлечением сил ВМФ, ВВС, ВДВ. На территории Узбекистана учения пройдут в горах, на территории Индии - в горно-пустынной местности. Уже проведены рекогносцировки, утверждены замыслы учений, согласованы вопросы правового статуса наших военнослужащих в период пребывания их на территории зарубежных государств.

Как и в Китае, десантирование в Индии будет с техникой, с привлечением наших самолетов. Проведение этих учений, считаю, даст нам много полезного в плане совместимости действий не только с государствами НАТО, но и с другими странами.

- Остаются ли ВДВ резервом Верховного главнокомандующего? Если это так, то почему, несмотря на заявления и президента, и министра обороны о том, что ВДВ останутся в том виде, в той численности, в которых они находятся сейчас, недавно был расформирован 119-й полк? Знал ли об этом президент?

- ВДВ были, есть и всегда будут резервом Верховного главнокомандующего. В этом сомнений нет.

Теперь о том, почему расформировывается 119-й полк. Объясняю ситуацию. Как известно, есть лимитная численность видов и родов в рамках той численности Вооруженных Сил, которая определена президентом. ВДВ решением министра обороны, Генерального штаба временно была дана дополнительная численность, более тысячи человек - для того, чтобы, доукомплектовав ряд подразделений, мы могли выполнять задачи на Северном Кавказе нормальными, полнокровными воинскими коллективами.

Сейчас, при формировании облика Вооруженных Сил на ближайшую и дальнейшую перспективу, лимитная численность, определенная президентом, осталась без изменений. Дополнительная численность, которая давалась для ведения соответствующих действий на Северном Кавказе, была снята. Оба решения - как дать эту численность, так и забрать ее у нас - принимал Генеральный штаб.

В конечном итоге мы остались в том количестве, которое определил президент. Естественно, эта тысяча человек - для нас достаточно серьезная цифра. По штату военного времени, к примеру, в парашютно-десантном отделении семь человек. А в соответствии с лимитной численностью есть отделения, укомплектованные пятью-шестью солдатами. Эти и другие нюансы приводили к тому, что, например, если батальон или полк привлекался для действий на Северном Кавказе, нам приходилось эти отделения доукомплектовывать, изыскивая различные источники. В конечном итоге получалось сводное подразделение. Для того чтобы этого не было, а также с учетом снятия дополнительной численности (не лимитов, установленных президентом, а именно дополнительной численности), нам пришлось пойти на такое решение: 119-й парашютно-десантный полк сократить, но за счет него все остальные части и подразделения довести практически до штатов военного времени. Скажем, значительно усилить разведывательный компонент, в результате чего у нас во всех батальонах будут не нештатные, а штатные разведывательные взвода; серьезно усилить подразделения разведки в дивизиях; ввести артиллерию в десантно-штурмовые соединения и части до батальонного звена. Также до уровня батальонов нужно усиливать инженерное обеспечение. Это диктует опыт действий и на Северном Кавказе, и в Ираке, где не прекращается минная война. А мы опять создавали нештатные саперные отделения, выхолащивали боевые подразделения. Чтобы этого не было, мы, сократив численность парашютно-десантных батальонов ВДВ, остальные сделаем самодостаточными, всегда и полностью готовыми к выполнению задач без какого-либо перемещения личного состава. Вот в чем суть решения по 119-у полку.

Что касается офицерского состава, прапорщиков этой части, то вопрос об их дальнейшей службе решается, практически каждый из них обеспечен должностью не ниже той, которую он занимал. Решившие уволиться по оргштатным мероприятиям, а их немного, думаю, с помощью Министерства обороны будут обеспечены жильем.

- Почему штабу ВДВ подчиняются только войска, расположенные в европейской части страны, а те, что дислоцированы на Дальнем Востоке и в Сибири, замыкаются на командующих округами? Будет ли переподчинение их центру, ведь статус ВДВ как войск постоянной готовности, мобильных требует максимальной централизации?

- Этот вопрос - о том, что на Дальневосточном и Сибирском стратегических направлениях отсутствует компонент ВДВ центрального подчинения, - поднимался при обсуждении развития Вооруженных Сил. Но на сегодняшний день все строится исходя из тех задач, которые стоят перед округами - и группировки войск, и их подчинение.

Однако вариант, когда все воздушно-десантные части будут центрального подчинения, в перспективе весьма возможен.

- Раньше ВДВ приходилось использовать для урегулирования межнациональных конфликтов, наведения общественного порядка. Готовы ли войска сейчас к такому применению? И как смотрится эта задача в плане развития Воздушно-десантных войск?

- ВДВ принципиально предназначены для выполнения задач, которые решают Вооруженные Силы. То, что назвали вы, это все-таки больше функции Внутренних войск. Но ВДВ готовы выполнять любые задачи, которые поставят им Верховный главнокомандующий и министр обороны.

- Каким бы высоким ни было мастерство личного состава, но если нет современного оружия, боевые задачи решать сложно. Поэтому, Александр Петрович, следующий вопрос о техническом перевооружении ВДВ. Есть ли результаты?

- Говоря о том, что составляет боевую и огневую мощь ВДВ, должен отметить: в конце прошлого года была принята на вооружение боевая машина БМД-4. Первые четыре единицы мы уже получили, непосредственно на предприятии "КБП" в Туле подготовили экипажи боевых машин, преподавательский состав Рязанского воздушно-десантного училища - всех тех, кому предстоит иметь дело с этой техникой. Эти машины уже находятся на полигоне 106-й дивизии. До конца текущего года получим еще с десяток БМД-4. Полагаю, в следующем году сможем увеличить поставки этих боевых машин в ВДВ. Надеюсь, что вскоре и Верховный главнокомандующий сможет посмотреть, что такое, например, рота на БМД-4 в наступлении, и министру обороны это обязательно постараемся показать. Тот эффект, который будет произведен огневой мощью этих новейших машин, наверняка позволит ускорить темпы перевооружения ВДВ.

Мы в прошлом году считали так: в ВДВ есть одна рота нового облика. Та, которая летала на учения "Мобильность-2004" на Дальний Восток, ведь ее укомплектовали по высшему разряду, всем тем, что мы хотели бы иметь: новейшими средствами радиосвязи, новыми стрелковым оружием, экипировкой, оснасткой, парашютами. В этом году (с учетом того, что на учения в Китай мы готовили одну роту, а на учения в Индию и Узбекистан готовим еще две роты, которые также оснащаются техникой, вооружением, экипировкой нового поколения) в ВДВ будут уже четыре парашютно-десантных роты нового поколения. В следующем году, надеюсь, у нас будет уже не четыре роты, а четыре батальона. Еще через год, может быть, - уже четыре полка. И такими темпами, надеюсь, в рамках пятилетней программы, которая нам определена, сможем существенно изменить облик ВДВ. Разумеется, чисто по-человечески хочется большего, чтобы преобразования шли как можно быстрее, более масштабно, но на сегодняшний день реальная картина такова, какой я ее обрисовал.

- А сколько раз в году рядовой десантник должен сделать прыжков, выехать на полигон, чтобы не терять боевую форму?

- Десантирование как таковое - это способ доставки солдата, взвода, роты, батальона к месту выполнения боевой задачи. Главное решается на поле боя. И все будет зависеть от того, насколько слаженно солдаты, подразделение способны на местности выполнять задачи и как можно с меньшими потерями. Увлекаться и поднимать планку количества прыжков нет смысла, потому что военнослужащий, один раз перешагнувший рампу самолета, психологически готов к совершению прыжков. Для того чтобы поддерживать готовность простого солдата к этому прыжку, установлена норма: от 4 до 6 прыжков в год - в зависимости от задач. Этот лимит вполне достаточен. Для разведывательных, специальных подразделений эта норма значительно больше, поскольку для них главное - способ доставки в тыл, где они будут выполнять свои задачи. Это определяющее, хотя и для них действия на поле боя тоже очень важны. Для поддержания навыков еженедельно не менее двух часов проходят тренировки на тренажерах. В каждом полку, бригаде оборудованы воздушно-десантные комплексы, которые помогают десантникам не терять навыки, тренировать ноги, всегда держать позвоночник в готовности к совершению прыжка. Эти занятия - не менее двух часов в неделю - проводятся вне зависимости от того, есть плановые прыжки или нет.

Считаю, мы нашли оптимальное соотношение времени при организации боевой учебы, распределяя его между обучением способам доставки личного состава и выполнением задач на поле боя. Но все-таки приоритет отдаем действиям солдата в бою.

- В ВДВ есть полк специального назначения. Что нового в его жизнедеятельности, разрабатывается ли для него эксклюзивная экипировка?

- Он на то и есть полк специального назначения, чтобы эту тему оговаривать специально и не публично. Новые разработки ведутся, все, что положено, делается, этому мы уделяем первостепенное внимание.

- Раньше ВДВ активно привлекались к миротворческим операциям. Планируется в перспективе вернуться к этой практике?

- Я считаю, ВДВ - это войска, которые должны выполнять боевые задачи, а миротворчеством пусть занимаются силы, которые для этого предназначены. В Приволжско-Уральском военном округе сформирована миротворческая бригада, которая готова решать подобные задачи.

Десантник, чтобы держать боевую форму, постоянно должен быть в поле, на учениях, а стоять на посту, выполняя отдельные миротворческие функции, для ВДВ абсолютно не характерная задача. Хотя мы готовы ее выполнить, если она будет поставлена.

4


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации