СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ПАКТ - НАЧАЛО ТАК И НЕ ПРОЙДЕННОГО ПУТИ К ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ...

В "ВПК" № 33 за 2004 г. опубликована статья Н.Я. Шеповой "Пакт Молотова-Риббентропа. Дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор?". На мой взгляд, она касается проблемы, актуальной не столько даже для сегодняшнего, сколько - для завтрашнего дня. Поскольку у России в Европе может быть лишь один стратегический партнер - Германия, освободившаяся от паутины "глобамериканизации" и ставшая

«Военно-промышленный курьер» № 44.2004г.

НЕ ОШИБКА, НЕ СГОВОР, А ВЕРНЫЙ ШАГ

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ПАКТ - НАЧАЛО ТАК И НЕ ПРОЙДЕННОГО ПУТИ К ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ...

Сергей КРЕМЛЕВ

В "ВПК" № 33 за 2004 г. опубликована статья Н.Я. Шеповой "Пакт Молотова-Риббентропа. Дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор?". На мой взгляд, она касается проблемы, актуальной не столько даже для сегодняшнего, сколько - для завтрашнего дня. Поскольку у России в Европе может быть лишь один стратегический партнер - Германия, освободившаяся от паутины "глобамериканизации" и ставшая стержнем "европеизации" континента.

Замечу, что Н.Я. Шепова уместно приводит мнение англичан Э. Рида и Д. Фишера о том, что "в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора". К слову, так же считает и немка И. Фляйшхауэр.

Однако не только для верного понимания сути пакта Молотова - Риббентропа, но и для того, чтобы Россия видела конструктивные свои перспективы, хочется еще раз обратить внимание читателей "ВПК" вот на что. Думаю, исторически неверно рассматривать советско-германский договор 1939 г. просто как тактический дипломатический успех Москвы. Фактически тут необходимо говорить о временном возврате СССР к той единственно разумной линии в отношениях России с Германией, которая прослеживается на протяжении почти всего XIX в. - за исключением последней его четверти, а также - 1920-х - начала 1930-х гг. (при наркоме иностранных дел СССР Георгии Чичерине).

У России (как у европейской державы от Карпат до Урала и от островов Эзель и Даго до Дуная и Батуми) не могло и не может быть иного стратегического партнера на Западе, кроме Берлина. С приходом к руководству НКИД СССР Максима Литвинова разумный курс, направленный на сближение с Германией, благодаря усилиям нового наркома, быстро сменила ориентация на Париж и Лондон. Происходило перманентное обострение отношений с Германией, сперва - Веймарской, а затем, после прихода к власти Гитлера - националистической. И политика СССР на германском направлении стала приобретать все более авантюрный характер. Ее "пиком" явилась бездарная литвиновская идея "коллективной безопасности". Сталин же, занятый внутренним строительством, до поры до времени Литвинову доверял... Ситуация начала изменяться к концу 1938 г. - вскоре после заключения Мюнхенского соглашения по Судетам.

Думаю, интересно познакомиться с оценкой деятельности главы НКИДа, данной Вернером фон Типпельскирхом, вторым лицом германского посольства в Москве, в его отчете в Берлин в начале октября 1938 г.: "Политика Литвинова потерпела полное фиаско. Похоже, что из неудач советской политики Сталин сделал также и кадровые выводы. При этом я, естественно, в первую очередь думаю о Литвинове, прилагавшем во время кризиса (чешского. - С.К.) напрасные усилия в Женеве...".

Типпельскирх сообщал: "Мы имеем некоторые сведения о том, что советские руководители в период кризиса постоянно проводили длительные совещания, на которых якобы царили тревога и неуверенность"... С 10 по 21 марта 1939 г. в Москве проходил XVIII съезд ВКП(б). Сталин выступил на нем с речью, где заклеймил западные страны как поджигателей войны между Россией и Германией и весьма доброжелательно говорил о рейхе.

Отмечу, что еще 25 ноября 1937 г. германский посол в Москве граф Фридрих Вернер фон дер Шуленбург, выступая перед слушателями военной академии в Берлине, заявил: "Россия занимает в прусско-германской истории двух последних столетий важнейшее место... Ее позиция в период создания единой Германии очень помогла Бисмарку в его великих усилиях... Абсурдно заявлять, что Советский Союз представляет угрозу для Германии, напротив - порой наша политика дает России основания для тревоги... Россия в международных делах стремится к спокойствию. И только агрессивность Германии может подтолкнуть Советы к блоку с Англией и Францией".

В начале мая 1939 г. Сталин снял Литвинова с поста наркома иностранных дел и назначил вместо него Молотова, но антигерманский курс изменился не сразу - к августу 1939 г. в Москве велись англо-франко-советские военные переговоры о заключении союза, по сути, направленного против Германии и на спасение обреченной Польши. СССР был готов к такому альянсу всерьез, хотя он тогда прямо противоречил нашим национальным интересам. Выручили Россию наглость, скудоумие и спесь ее врагов - англо-французов и поляков.

Заключение пакта с Германией стало логичным для России шагом не в тактическом и даже не в стратегическом - в цивилизационном отношении! И это понимали в Берлине, что видно из памятной записки, врученной Шуленбургом Молотову 15 августа 1939 г. Ниже я позволю себе привести основную часть ее интереснейшего текста и, надеюсь, это будет убедительнее любых рассуждений:

1. Противоречия между мировоззрением национал-социалистской Германии и мировоззрением СССР были в прошедшие годы единственной причиной того, что Германия и СССР стояли на противоположных и враждующих друг с другом позициях. Из развития последнего времени, по-видимому, явствует, что различные мировоззрения не исключают разумных отношений между этими двумя государствами и возможности восстановления доброго взаимного сотрудничества. Таким образом, периоду внешнеполитических противоречий мог бы быть навсегда положен конец и могла бы освободиться дорога к новому будущему обеих стран.

2. Реальных противоречий в интересах Германии и Советского Союза не существует. Жизненные пространства Германии и СССР соприкасаются, но в смысле своих естественных потребностей они друг с другом не конкурируют. Вследствие этого, с самого начала отсутствует всякий повод для агрессивных тенденций одного государства против другого. Германия не имеет никаких агрессивных намерений против СССР. Германское правительство стоит на точке зрения, что между Балтийским и Черным морями не существует ни одного вопроса, который не мог бы быть разрешен к полному удовлетворению обеих стран. Сюда относятся вопросы Балтийского моря, Прибалтийских государств, Польши, Юго-востока и т. п. Помимо того, политическое сотрудничество обеих стран может быть только полезным. То же самое относится к германскому и советскому народным хозяйствам.

3. Не подлежит никакому сомнению, что германо-русские отношения достигли ныне своего исторического поворотного пункта. Политические решения, подлежащие в ближайшее время принятию в Берлине и Москве, будут иметь решающее значение для формирования отношений между немецким и русским народами на много поколений вперед. От них будет зависеть, скрестят ли оба народа вновь и без достаточных к тому оснований оружие или же они опять придут к дружественным отношениям. Обоим народам в прошлом было всегда хорошо, когда они были друзьями, и плохо, когда они были врагами.

4. Правда, что Германия и СССР вследствие существовавшей между ними в течение последних лет идеологической вражды питают в данный момент недоверие друг к другу. Придется устранить еще много накопившегося мусора. Нужно, однако, констатировать, что и в течение этого времени естественная симпатия германского народа к русскому никогда не исчезала. На этой основе политика обоих государств может начать новую созидательную работу.

5. На основании своего опыта германское правительство и правительство СССР должны считаться с тем, что капиталистические западные демократии являются непримиримыми врагами как национал-социалистской Германии, так и Советского Союза. В настоящее время они вновь пытаются, путем заключения военного союза, втравить Советский Союз в войну с Германией. В 1914 г. эта политика имела для России худые последствия. Интересы обеих стран требуют, чтобы было избегнуто навсегда взаимное растерзание Германии и СССР в угоду западным демократиям.

6. Вызванное английской политикой обострение германо-польских отношений, а также поднятая Англией военная шумиха и связанные с этим попытки к заключению союзов делают необходимым, чтобы в германо-советские отношения в скором времени была внесена ясность. Иначе дела без германского воздействия могут принять оборот, который отрежет у обоих правительств возможность восстановить германо-советскую дружбу и при наличии соответствующего положения совместно внести ясность в территориальные вопросы Восточной Европы. Ввиду этого руководству обеих стран не следовало бы предоставлять развитие вещей самотеку, а своевременно принять меры. Было бы роковым, если бы из-за обоюдного незнания взглядов и намерений другой страны оба народа окончательно пошли по разным путям".

Этот почти неизвестный в СССР и РФ документ (он не мог попасть в руки Сталина без прямой санкции Гитлера) блестяще анализирует ретроспективу, текущее состояние и возможную перспективу отношений русских и немцев. Сталин, судя по всему, считал все же, что СССР был вынужден пойти на заключение пакта и не расценивал его как действительно поворотный пункт в общей истории двух народов. Он не доверял Германии как возможному устойчивому партнеру. Гитлер же колебался в выборе дальнейшего пути.

Считается, что история не терпит-де сослагательного наклонения. Соответственно, историки рассматривают ее лишь как некое собрание фактов и сведений. Однако если рассматривать историю еще и как комплексное исследование динамики процесса развития человечества, предпринимаемое на базе анализа представительного массива фактов, то становится научно плодотворным отыскать в том или ином историческом периоде некую ключевую "точку ветвления". И на основе выявления и изучения тенденций, реально существовавших, но не реализовавшихся в тот период, посмотреть - а как развивались бы события, какой характер приобрела бы эпоха, если бы эти тенденции реализовались.

Англичане Э. Рид и Д. Фишер полагали, что у Сталина не было иного - кроме пакта - выбора в конкретно сложившихся условиях военно-политической изоляции СССР со стороны западного мира. Однако на деле потенциальное значение пакта было намного более серьезным - безотносительно к сложившейся реальности. Поэтому пакт с Германией нам в России пора оценивать не как "успех", "сговор" или "ошибку", а как верный шаг на так и не пройденном СССР и Германией пути к историческому здравому смыслу. Врагам России и Германии удалось стравить их в 1941 г. так же, как это удалось им в 1914 г. Пора это осознать и нам, и немцам. И осознать не столько во имя установления исторической истины, сколько во имя конструктивных перспектив как двух великих народов, так и всего мира.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации