О СОЗДАНИИ САМОЙ МОЩНОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ МОРСКОГО БАЗИРОВАНИЯ БЫЛО ОБЪЯВЛЕНО НА ХХVI СЪЕЗДЕ КПСС

Создание морских стратегических ядерных сил (МСЯС) СССР в целом завершилось в 1990 г. Всего с 1967 г. было введено в боевой состав нашего ВМФ 83 РПКСН с баллистическими ракетами (БРПЛ). Все эти ракетоносцы, построенные по пяти проектам, вооруженные ракетными комплексами (РК) с баллистическими ракетами, оснащенными моноблочными и разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧИН

«ВПК», №20(37), 2004 г.

ОТ БРЕЖНЕВА ДО ПУТИНА

О СОЗДАНИИ САМОЙ МОЩНОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ МОРСКОГО БАЗИРОВАНИЯ БЫЛО ОБЪЯВЛЕНО НА ХХVI СЪЕЗДЕ КПСС

Федор НОВОСЕЛОВ

в 1986-1992 гг. заместитель главнокомандующего ВМФ по кораблестроению и вооружению, адмирал в отставке

Создание морских стратегических ядерных сил (МСЯС) СССР в целом завершилось в 1990 г. Всего с 1967 г. было введено в боевой состав нашего ВМФ 83 РПКСН с баллистическими ракетами (БРПЛ). Все эти ракетоносцы, построенные по пяти проектам, вооруженные ракетными комплексами (РК) с баллистическими ракетами, оснащенными моноблочными и разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧИН), - созданы ЦКБ МТ "Рубин" (генеральный конструктор С. Н. Ковалев). Все ракетные комплексы стратегических носителей созданы КБ "Машиностроения" (генеральный конструктор В. П. Макеев). В настоящее время КБ "Машиностроения" переименовано в государственный ракетный центр (ГРЦ) - КБ им. академика В. П. Макеева. Основная часть наших ракетных подводных носителей (77 единиц) была оснащена БРПЛ, созданными на жидкостных ракетных двигателях (ЖРД). Самой совершенной из этих ракет до настоящего времени является РСМ-54 (РК Д-9РМ), воплотившая все лучшее, что было создано в советском ракетостроении Важным этапом создания и развертывания МСЯС стало принятие на вооружение в 1983 г. самого мощного ракетного комплекса стратегического назначения Д-19 с БРПЛ РСМ-52 уже на твердотопливном двигателе. Этим комплексом вооружены также самые мощные наши ракетоносцы - тяжелые подводные крейсера стратегического назначения (ТРПКСН) пр. 941. Собственно в МСЯС была введена комплексная стратегическая система, разработанная по единому замыслу. Она получила наименование "Тайфун".

За годы функционирования МСЯС на флоте проведено около тысячи пусков различных БРПЛ с носителей всех типов и проектов, в том числе в ходе стратегических учений с задействованием всей стратегической цепочки управления силами и доведения сигналов боевого управления и пуска ракет от Верховного главнокомандующего непосредственно до РПКСН. Два таких учения были проведены с успешным выполнением 8-ракетного залпа РСМ-25 с РПКСН пр. 667А и в 1991 г. - единственного в мире 16-ракетного залпа РСМ-54 с РПКСН "Новомосковск". Кроме того, с целью проверки боеспособности РПКСН проводились пуски БРПЛ при возвращении ракетоносцев с боевого патрулирования в течение полного срока автономного плавания без захода их в базу. За все годы, включая 1991 г., надежность пусков БРПЛ была не ниже установленных нормативов. Печально, что на февральском учении Северного флота этого года два РПКСН, оснащенных ракетами РСМ-54, в том числе тот же РПКСН "Новомосковск", не выполнили поставленную задачу.

Мне крайне тяжело писать об этом, т. к. в течение 30 лет своей службы, в том числе 14 лет генеральным заказчиком и руководителем ракетно-артиллерийской службой ВМФ, я участвовал в работах по созданию и эксплуатации всех РК МСЯС и их носителей. Считаю, что неудача на учении не является присущей МСЯС. Очень хорошо, что высокая комиссия на СФ, видимо, тщательно разобралась с причинами этой неудачи ВМФ на прошедшем учении, и 17 марта, как сообщалось во всех СМИ и демонстрировалось по телевидению, РПКСН "Новомосковск" успешно выполнил пуск ракеты РСМ-54.

Ну, а неудачи на учениях, в том числе, возможно, и по вине личного состава подводных кораблей (или технического персонала ракетных баз), бывали и ранее, - ничего в этом сверхординарного и необычного нет. Важно досконально разобраться в причинах таких неудач, что и было, по всей вероятности, тщательно выяснено вышеупомянутой комиссией. Корабли флота и, прежде всего, РПКСН должны постоянно выполнять свое боевое предназначение, т. е. периодически находиться на патрулировании, в конце концов, просто выходить в море и "плавать" с учебными целями, отрабатывая свою организацию и боевые задачи, а не отстаиваться месяцами (а то и годами) в базах. Вот тогда и будет обеспечиваться их полная боеготовность.

Разработка системы велась, как уже выше указывалось, по единому замыслу, заданному и оформленному соответствующими постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР, и включала следующие составляющие работ: создание ракеты с твердотопливным двигателем (РДТТ), проектирование и строительство носителя со всем комплексом его вооружения, совершенствование системы боевого управления, строительство и развертывание инфраструктуры базирования и всех систем обеспечения ракетоносцев.

В НАЧАЛЕ ПУТИ

Cпециалисты и руководство флота, а также судостроительной промышленности с самого начала развития работ по ракетному вооружению ориентировались на то, чтобы на кораблях размещались ракеты с РДТТ, т. к. за многолетнюю историю флот и кораблестроители накопили большой опыт размещения, хранения и обращения с порохами и взрывчатыми веществами. Корабли оснащались специальными техническими системами контроля, на них была отлажена строгая организация, обеспечивающая надежную и безопасную систему эксплуатации и боевого использования всех видов боеприпасов. Это намерение было осуществлено на ряде противокорабельных крылатых (ПКР), противолодочных (ПЛУР) и всех зенитных (ЗУР) ракетах. Поиски путей создания БРПЛ на твердотопливных двигателях велись постоянно, но удалось это не сразу.

Дело в том, что страна имела серьезный научный задел по ЖРД еще до войны. Большую роль сыграло ознакомление после Великой Отечественной войны с результатами работ по БР, проводимых в Германии, и усилия ученых и конструкторов страны были сосредоточены на создании БР на ЖРД. Флот тоже вынужден был согласиться на размещение на ПЛ ракет с ЖРД, т. к. других просто не было. Но поиск путей создания БР с РДТТ продолжался. По заданиям флота разными организациями промышленности велись в этом направлении проектные работы, но все они заканчивались на этапе эскизного проектирования или на начальной стадии отработки.

По своим массогабаритным (МГХ) и боевым характеристикам твердотопливные ракеты значительно уступали ракетам на ЖРД, из-за чего при размещении таких ракет на ПЛ резко уменьшалось их количество. В ходе создания РК Д-5 (начало 1960-х гг.) проводилось параллельное проектирование ракет с ЖРД и РДТТ по единому ТТЗ ВМФ, по результатам которого победу одержал проект ракеты РСМ-25 с ЖРД. Во второй половине 1960-х гг. в стране были достигнуты серьезные результаты по смесевому твердому топливу и неметаллическим материалам для корпусов ракет. По заданию ВМФ была начата разработка РК Д-11 с РСМ-45 на РДТТ (головное КБ завода "Арсенал" им. Фрунзе, главный конструктор П. А. Тюрин). Параллельно ЦКБ "Рубин" вело проектирование носителя под этот комплекс. В процессе отработки был решен ряд крупных научно-технических вопросов, в том числе подводный старт ракеты из сухой шахты в каверне. Комплекс был размещен и испытан на переоборудованной ПЛА пр. 667АТ с 12 ракетами, но на вооружение не принят, т. к. его боевые характеристики были ниже достигнутой к этому времени РСМ-40 межконтинентальной дальности полета.

СОЗДАНИЕ РК Д-19 С БРПЛ РСМ-52

Несколько слов для пояснения читателям о далеко не простой и не легкой истории создания этого комплекса. Дело в том, что разработка комплекса проводилась с некоторыми особенностями по сравнению с аналогичными работами по другим РК.

Первая особенность заключалась в том, что работы по созданию комплекса велись в основном той же кооперацией предприятий, что и при создании других РК МСЯС, но с подключением ряда предприятий Минмаша, Миноборонпрома и Минхимпрома, специализирующихся по смесевым твердым топливам и двигателям. Вторая особенность - это большая уверенность руководства военно-промышленного комплекса страны, прежде всего в лице секретаря ЦК КПСС по оборонным вопросам Д. Ф. Устинова и председателя комиссии по военно-промышленным вопросам (ВПК) Л. В. Смирнова, что наука и промышленность страны могут создать твердотопливные ракеты не хуже американских. Третья особенность - одновременно была задана разработка системы "Тайфун" и МБР РС-22 для РВСН, как симметричный ответ на создание в США морской системы "Трайдент" и МБР "МХ". При этом впервые в отечественной практике первые ступени обеих ракет должны были быть унифицированными. Создание единой ступени было поручено разработчику МБР РС-22 КБ "Южное" (генеральный конструктор В. Ф. Уткин).

В ходе разработки РСМ-52 КБ "Машиностроения", привыкшее укладываться в жесткие рамки ограничений по массе и, особенно, по габаритам морских ракет, ориентировалось на топлива, которые, как говорится, были еще в пробирках, то есть на начальной стадии создания. То же самое было и с материалами для корпусов ракет. Благодаря энергичной и целеустремленной работе, участниками создания ракет были отработаны технология и развернуты мощности для производства компонентов и самих смесевых топлив, которые по своим характеристикам были на уровне мировых. Были решены и вопросы по материалам и технологии создания корпусов двигателей.

Но этот процесс шел с большими трудностями, со срывом сроков, было немало шероховатостей в работе с новыми смежниками, которые удавалось разрешать только благодаря великолепным организаторским способностям генерального конструктора В. П. Макеева и его умению работать с людьми. Главным органом и местом, где решались принципиальные вопросы и разрешались противоречия, был Совет главных конструкторов (СГК), которым руководил В. П. Макеев. Мне по долгу службы приходилось участвовать в работе СГК разных разработчиков сложных систем и могу засвидетельствовать, что СГК по БРПЛ отличался высокой степенью организации, свободой обсуждения вопросов, отсутствием давления со стороны генерального конструктора - все решалось путем убеждения и компромисса, в результате принимались согласованные решения, которые подписывались всеми членами СГК, в том числе и руководителем Института вооружения ВМФ.

На первом этапе разработки много было трудностей, неуверенности в получении требуемых результатов, и В. П. Макеев на совещании в КБМ в присутствии министра обороны Маршала Советского Союза А. А. Гречко высказал сомнение в продолжении работы по созданию РСМ-52 с РДТТ и получил ответ, что "Министерство обороны не интересует, что внутри ракеты, вы обеспечьте дальность полета 10 тыс. км, 10 боевых блоков и отклонение от цели менее 1 км". Но спешные проработки варианта ракеты с ЖРД, проведенные КБМ, дали неприемлемые результаты по МГХ для жидкостных ракет, и от них в тот период отказались.

В итоге все работы были сосредоточены на разработке комплекса Д-19 с ракетой РСМ-52 на РДТТ. В результате этих работ комплекс Д-19 был создан и принят в 1983 г. на вооружение. Он является самым мощным в МСЯС, но ракета получилась, к сожалению, с МГХ, значительно большими, чем другие отечественные и зарубежные БРПЛ, что и определило облик носителя этого комплекса.

Отклоняясь от темы, поясню читателям: через некоторое время более тщательная проработка КБ "Машиностроения" показала возможность создания БРПЛ и на ЖРД с требуемыми боевыми и меньшими массогабаритными характеристиками. Наш флот получил, как выше упоминалось, РК Д-9РМ (принят на вооружение в 1986 г.) с лучшей пока стратегической ракетой нашего подводного ракетостроения РСМ-54.

СОЗДАНИЕ ТРПКСН ПРОЕКТА 941

Проектирование ракетоносца пр. 941 выполнило ЦКБ "Рубин" (генеральный конструктор С. Н. Ковалев). Перед проектантом возникли трудноразрешимые проблемы: разместить крупногабаритные и значительной массы ракеты, обеспечив их безопасное и длительное хранение на борту носителя и надежный старт всего боекомплекта. Размеры корабля - длина, ширина и осадка, - должны были быть в то же время приемлемыми для входа и маневрирования в бухте пункта базирования. С другой стороны, требовалось обеспечить строительство корабля с максимальным использованием технологии корпусных работ, освоенных и отработанных на ПЛ предыдущего поколения. Однако крупногабаритные ракеты длиной 16 м и диаметром 2,4 м не могли быть размещены в два ряда внутри прочного корпуса диаметром 10 м - при этом длина корабля получалась неприемлемой величины.

Конструкторы под руководством С. Н. Ковалева, с участием ученых ЦНИИ им. Крылова (руководители А. И. Вознесенский и Г. А. Матвеев), создали оригинальный проект ракетоносца в виде катамарана из двух прочных корпусов, в каждом из которых размещены системы энергетики и движения, комплексы противолодочного вооружения, системы боевого управления и жизнеобеспечения. Между корпусами расположен боевой блок с двадцатью шахтами для ракет, имеющий прочные связи с корпусами. Вся эта конструкция закрыта легким корпусом-обтекателем. Ракетоносец получился большого водоизмещения, но обладал хорошими мореходными и маневренными качествами и легко управлялся на всех скоростях хода. Строительство ракетоносца проводилось на "Северном машиностроительном предприятии" (СМП), на котором был возведен специальный эллинг.

В ходе строительства корабля было внедрено много новых технологий. Особо следует отметить компоновку корабля из отдельных функциональных блоков (модулей), таких как ракетный, торпедный, командный, энергетический и др. Агрегаты и оборудование блоков монтировалось на общих платформах, амортизированных относительно корпуса (двойная амортизация), что позволило серьезно снизить шумность корабля. Всего было запланировано и построено шесть ракетоносцев. Такое ограничение количества ракетоносцев объяснялось тем, что размеры БР и РПКСН не позволяли организовать их базирование на Тихоокеанском флоте - требовались огромные средства и сроки, да и не в каждой бухте можно было создать базу для таких ракетоносцев. Следует отметить, что по настоятельной просьбе руководства Минсдпрома в начале 1980-х гг. министр обороны Д. Ф. Устинов принял решение о строительстве седьмого корабля, хотя главком ВМФ и Генеральный штаб не считали необходимым увеличение серии. В начале 1985 г. строительство этого седьмого корабля было прекращено.

СТРОИТЕЛЬСТВО ПУНКТА БАЗИРОВАНИЯ

Параллельно с созданием РК Д-19 и строительством ракетоносцев шла подготовка на Северном флоте пункта базирования кораблей и технической базы (ТРБ) хранения ракет, которые с завода на флот поставлялись полностью собранными. В связи с их значительными МГХ ракеты на ТРБ хранились и подавались на погрузочный причал на железнодорожном ходу. Для погрузки ракет на корабли спроектирован специальный кран грузоподъемностью более 100 тонн. Изготовлено было два крана, смонтированных соответственно на причалах Северодвинска и пункта базирования ракетоносцев. Для транспортировки морем и погрузки ракет РСМ-52 был построен специальный ракетовоз-погрузчик ("Александр Брыкин"). Серьезные работы были проведены по совершенствованию системы боевого управления и связи.

Такой комплексный подход к созданию стратегической системы вооружения обеспечивал уверенную и надежную ее эксплуатацию и боевое использование. Система "Тайфун" является самой мощной в ВМФ, но и самой дорогой. Достаточно сказать, что разработка РК Д-19 с РСМ-52 в три раза дороже, чем стоимость РК Д-9РМ с РСМ-54. Аналогичные соотношения имели место и по другим составляющим системы.

Система "Тайфун" по своим боевым возможностям не уступала американской системе "Трайдент" первого этапа, но уступала вновь создаваемой с улучшенными характеристиками ракете "Трайдент" второго этапа. Это обстоятельство в условиях гонки вооружений и лозунга "Не уступать!" довлело над разработчиками и заказчиками системы.

РАЗРАБОТКА РК Д-19УТТХ

При принятии РК Д-19 на вооружение сразу же была задана работа по его дальнейшему совершенствованию, с разработкой его улучшенного варианта РК Д-19УТТХ. При этом предусматривалось размещение этого комплекса на шести РПКСН и переоборудование их в ходе очередных ремонтов. В процессе формирования облика этого комплекса была определена дальнейшая перспектива развития морских БР. Головной разработчик - КБ "Машиностроения" и Институт вооружения ВМФ предложили создание к концу ХХ в. двух твердотопливных ракет, одна из которых оснащалась РГЧИН (шифр "Ост"), вторая - моноблочной, управляемой в полете головной частью (шифр "Вест"). Эти намерения нашли отражения в проекте Программы вооружения (ПВ) флота на 1991-2000 гг., в которой предусматривалось также проектирование и строительство новых ракетоносцев.

Уход в 1985 г. из жизни генерального конструктора В. П. Макеева серьезно повлиял на сроки и качество работ по этому комплексу, хотя средств на его создание флотом выделялось вполне достаточно. С развалом Советского Союза и последовавшим резким обвалом финансирования оборонных заказов работы по комплексу затормозились, что, вполне естественно, привело к снижению полноты отработки и неудачам при испытаниях. В 1998 г. решением правительства создание РК Д-19УТТХ было прекращено, переоборудование одного ракетоносца приостановлено.

Пять ракетоносцев продолжали эксплуатироваться с РК Д-19, но подходили сроки их ремонта, на что не оказалось средств в стране. Положение усугубилось тем, что во второй половине 1980-х гг. было прекращено производство РСМ-52, т. к. ракетоносцы подлежали переоборудованию. В настоящее время в составе флота осталось два ракетоносца системы, один из них все же был в стадии переоборудования под Д-19УТТХ. С выводом из эксплуатации четырех уникальных ракетоносцев, не выслуживших установленные сроки, трудно смириться.

В 1994 г. было объявлено о закладке на стапеле СМП ракетоносца четвертого поколения пр. 955 "Юрий Долгорукий", на котором первоначально планировалось разместить РК Д-19УТТХ, и построить серию таких кораблей. После прекращения работ по комплексу Д-19УТТХ этот ракетоносец был переориентирован на вооружение новым РК с твердотопливной ракетой "Булава".


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации