НЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫ

ВКО №5 (24) 2005

НЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫНЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫ

Сергей СОКУТ

Воздушное пространство над полями сражений будет принадлежать роботам

ВКО продолжает дальнейшую разработку темы беспилотных летательных аппаратов (БПЛА, см. № 4 за 2005 г.). БПЛА появились в Вооруженных силах СССР и США в начале 60-х годов прошлого века, долгое время оставались вспомогательным средством разведки. Их использовали или предполагали использовать в условиях сильной ПВО (США - в Северном Вьетнаме, СССР - Европейском ТВД). Аналогичным путем пошли и военные других стран мира. Исключение, пожалуй, составлял лишь Израиль с его сложным военно-географическим положением и специфическими методами обеспечения безопасности. Ныне положение кардинально изменилось.

НЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫ

Беспилотные авиационные системы (БАС) внедряются на всех уровнях - от тактического до стратегического. Появились сферы применения, где БПЛА не имеют пилотируемой альтернативы. Среди них, например, ближняя разведка, особенно в городских условиях, в интересах низших тактических звеньев; длительный (сутки и более) мониторинг больших территорий на расстоянии несколько тысяч километров от базы для получения оперативно-стратегической информации. Около 50 стран мира разрабатывают и/или закупают БПЛА для своих ВС. Некоторые (прежде всего - США) претворяют в жизнь комплексные национальные программы, перекрывающие все сферы применения беспилотных аппаратов. Интерес к беспилотной авиации превратил ее в самый быстрорастущий сегмент мирового авиационного рынка.

БЛИЖАЙШЕЕ БУДУЩЕЕ

По оценкам известной консалтинговой фирмы Teal Group, в ближайшее десятилетие ежегодные ассигнования на закупку беспилотных авиационных систем возрастут с нынешних 2 млрд. долл. до 4,5 млрд. долл.

На долю лидера в области военных БАС - США - придется 75% мировых затрат на НИОКР и 60% мирового объема закупок. В настоящее время Пентагон закупает в год примерно 400 БПЛА 20 типов.

Америка, проанализировав опыт операций в Афганистане и Ираке, форсирует свои беспилотные программы, которые и без того развивались быстрыми темпами. Наглядное представление об этом дает график финансирования, базирующийся на концепции продвижения БАС, разработанной в 2002-2003 гг.

Реализация этой концепции опережает планы трехлетней давности: суммарные ассигнования Пентагона на беспилотные программы в 2005 г. составляют 2,6 млрд. долл. Ожидается, что до конца 2005 г. в США будет принят 25-летний план, который скорректирует в сторону увеличения разработанную в 2002-2003 гг. программу развития БАС. Один лишь пример: в марте 2005 г. Пентагон принял решение к 2010 г. увеличить число эскадрилий БПЛА оперативного назначения с нынешних трех до 15. Каждая из них будет иметь по 12 БПЛА MQ-1 Predator.

В последние годы развитие беспилотных систем получило еще один стимул: быстрыми темпами идет разработка и внедрение гражданских и коммерческих БАС. Особенно это характерно для стран Азиатско-Тихоокеанского региона: Японии, Австралии, Китая и др. По своему технологическому уровню коммерческие аппараты в среднем не уступают военным, но при этом они существенно дешевле. Поэтому трансферт технологий из гражданских сфер применения БАС облегчает широкое внедрение военных беспилотных разработок.

Состояние и перспективы развития БАС не являются предметом настоящего материала. В мире сегодня реализуется свыше 300 проектов БПЛА и для их описания требуются книги, а не статьи. Далее будет сделана попытка сформулировать и осмыслить часть из тех вызовов, которые бурное развитие беспилотной техники бросает системам ПВО.

Для России анализ "беспилотной угрозы" имеет чрезвычайное значение. Наша страна в развитии беспилотной техники военного назначения уступает ЮАР, Китаю, Франции, Швеции, не говоря уже об Израиле. Отставание от США уже следует квалифицировать как непреодолимое, что, впрочем, характерно и для всех остальных мировых субъектов, включая объединенную Европу.

Возможности и технологический облик нового противника не осознается подавляющим большинством нынешних российских военных руководителей. Беспилотный аппарат воспринимается как платформа, которая несет целевую нагрузку в виде ТВ-камеры или РЛС и управляется пилотом, пересевшим из кабины за компьютер. Этот образ устаревает и уже в следующем десятилетии станет неадекватным.

ЭТАПЫ И ТЕНДЕНЦИИ

Беззащитный разведчик с большим будущим. В развитии беспилотных систем можно достаточно отчетливо выделить три последовательных этапа, перекрывающих 20-30-летнюю перспективу. На каждом этапе угроза со стороны БАС приобретает качественно новый характер, и затем какое-то время развивается вширь, пока не произойдет очередная технологическая революция. Если учесть историю, то периодизация беспилотных систем будет более обширной, но нас сейчас интересует будущее.

Начало современного этапа развития БАС следует отнести ко второй половине 70-х годов прошлого века, когда в Израиле приступили к созданию и развертыванию тактических БАС с аппаратами "Мастифф" и "Скаут". Большинство современных беспилотных систем при всем различии свойств, конструкции и характеристик, в сущности, представляют собой развитие израильских идей. Усредненный БПЛА, поставляемый сегодня в войска, представляет собой тактический разведчик с поршневым двигателем и следующими параметрами: взлетная масса - 100-200 кг; масса полезной нагрузки - 20-50 кг; скорость полета - до 300 км/час; радиус действия - до 200 км; продолжительность полета - 3-5 часов.

Стоимость подобного аппарата, базирующегося, как правило, на относительно простых технологиях, не превышает 500 тыс. долл., цена всего беспилотного комплекса с несколькими аппаратами и пунктом управления колеблется в диапазоне от 5 до 20 млн. долл.

Последовательное развитие идеи барражирующего разведчика привело к созданию в США больших БПЛА, выполняющих задачи в интересах высших звеньев управления. К ним относятся серийно выпускаемые RQ-1 Predator и RQ-4 Global Hawk. Оба воплощают концепцию HALE - High-Altitude, Long-Endurance (длительный полет на большой высоте). В качестве целевого оборудования может выступать РЛС с синтезированной апертурой, различная электронно-оптическая аппаратура.

НЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫPredator, имеющий массу 1 т, способен патрулировать на удалении до 1000 км в течение 14-16 часов; его потолок достигает 15 тыс. м. Global Hawk в десять раз тяжелее; он способен к межконтинентальным перелетам и 30-часовому барражированию на высоте до 22 тыс. м. По сути, RQ-4 - это современное перевоплощение старого знакомого нашей системы ПВО - пилотируемого самолета-разведчика U-2. За улучшение характеристик пришлось, в прямом смысле слова, дорого заплатить: стоимость RQ-1 составляет 4,5 млн. долл., RQ-4 - 57 млн. долл.

Технологическое совершенствование тактических разведывательных БПЛА в основном сводится к повышению возможностей их аппаратуры и улучшению ЛТХ, например, за счет внедрения композитных материалов.

Абсолютное большинство современных БПЛА, даже при наращивании их возможностей, не создают принципиально новых угроз для современной системы ПВО и не являются для нее сложными целями. Этот тезис подтверждается относительно высокими потерями БПЛА в локальных конфликтах последнего десятилетия. Так, боевые потери БПЛА в югославском конфликте 1999 г. составили, по данным НАТО, 16 аппаратов (по сведениям югославской стороны - 30). Эффективность современных БПЛА снижается и за счет высокого уровня небоевых потерь (до 40% парка).

Вместе с тем, уже сегодня заметны некоторое тенденции, которые предвещают качественное изменение ситуации.

Первая из них - придание БАС ударных функций. В октябре 2001 г. в Афганистане состоялся боевой дебют вооруженного варианта "Предатора", позже получившего индекс MQ-1. Вооруженный двумя противотанковыми ракетами AGM-114 Hellfire (дальность стрельбы - до 9 км) БПЛА не представляет качественно новой угрозы для войсковых систем ПВО, однако следует понимать, что речь идет о первой ласточке. Правда, если быть точным, то первой она является только для современных БПЛА, поскольку первые попытки вооружить БПЛА AQM-34 ракетами AGM-65 предпринимались в период вьетнамской войны; велись аналогичные работы и в СССР.

Вторая тенденция: БАС ведущих государств проектируются как подсистемы более крупных систем управления войсками и оружием (на западе принято обозначать этот класс систем C4I). Как отмечает генеральный директор ГосНИИАС академик Евгений Федосов, Израиль сумел встроить БАС в системы реального времени, ориентированные на борьбу с разноплановыми (в том числе террористическими) угрозами в масштабах всей страны. США реализуют аналогичный подход на глобальном уровне. Для беспилотных систем это означает, что постепенно формируется инфраструктура для управления группировками БПЛА нового поколения, которые будут наделены полноценными ударными возможностями.

Третья тенденция: устойчивая миниатюризация БПЛА. По оценке Эли Лукашевой, одной из разработчиц известного отечественного комплекса "Строй-П", сравнимый по функциям БПЛА от поколения к поколению становится легче в 7 раз. В пользу этой тенденции свидетельствует и повальное увлечение в западных армиях аппаратами, запускаемыми с руки.

В настоящее время масса общедоступного (можно купить в магазине) комплекта БРЭО (GPS, видеокамера, передача данных) для простейшего БПЛА составляет 150 г. Новейший радиолокатор с синтезированной апертурой весит сегодня 9 кг (на RQ-1 - около 40 кг); в ближайшем будущем такая РЛС полегчает в 2-4 раза. В системах специального назначения миниатюризация зашла еще дальше.

Появляется новый класс беспилотных аппаратов - микро-БПЛА. Еще три года назад 170-граммовый Wasp, разрабатываемый DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) в интересах Минобороны США, совершил полет длительностью 1 час 47 минут. Разрабатываются насекомоподобные разведывательные аппараты, как летающие, так и ползающие (подробно проблема проанализирована в открытых работах ГосНИИАС). Один из примеров: разрабатываемый в Калифорнийском технологическом институте микро-БПЛА "Летучая мышь" массой 10 г, оснащенный миниатюрной камерой и передатчиком.

Пока пределов для уменьшения БПЛА не видно. Бурное развитие нанотехнологий может превратить в реальность фантастические прогнозы о появлении микроскопических военных роботов.

Вполне понятно, что рано или поздно, сложнейшая задача борьбы с мини- и микро-БПЛА будет поставлена перед системой ПВО, прежде всего, войсковой.

ЗАМЕНА ДЛЯ F-117

Смысл нового, только начинающегося, этапа в развитии БАС - создание и выработка тактики применения специализированных боевых БПЛА, предназначенных для нанесения ударов по наземным целям. Видимых достижений на этом пути добились только США. Другие страны (Франция, Швеция, Италия, Россия) находятся на стадии исследования и выработки концепции.

На самой продвинутой стадии находится программа J-UCAS - Joint Unmanned Combat Air Systems (Единая беспилотная боевая воздушная система). Ее по заказу Минобороны США ведет научно-промышленная кооперации, в которую входят DARPA, Northrop Grumman, Boeing и Лаборатория прикладной физики Университета Джона Хопкинса (Johns Hopkins University-Applied Physics Laboratory).

Согласно заключенным в 2004 г. пятилетним контрактам, Boeing и Northrop должны построить БАС с ударными БПЛА X-45 и X-47 а затем доказать их эффективность и эксплуатационную пригодность. По результатам испытаний будет принято решение о серийном производстве. Изначально X-45 ориентирован на решение задач ВВС, X-47 адаптирован к специфике авианосного базирования. Не исключается, что на вооружение будет принят один аппарат, которой предстоит доработать для обоих видов ВС.

Экспериментальные варианты X-45A и X-47A в 2002-2004 гг. проходили летные испытания, включающие применение управляемого и неуправляемого оружия. В настоящее время идет постройка увеличенных аппаратов X-45C и X-47B, которые по техническим параметрам соответствуют будущим боевым БПЛА. Их летные испытания запланированы на 2006-2007 гг.

Программа J-UCAS предписывает создать систему, которая будет "эффективно выполнять боевые задачи XXI века, включая подавление системы ПВО, РЭБ, удары по точечным целям, разведку и наблюдение". Согласно целям программы, новые БАС должны вписываться в существующие и перспективные сетевые структуры, в том числе в глобальную систему немедленного реагирования на угрозы.

В комментариях приводится критерий выбора пилотируемого или беспилотного ЛА для осуществления той или иной миссии: БПЛА следует использовать там, где вероятность поражения атакующего системой ПВО превышает 0,3.

Особо выделяется задача подавления системы ПВО (западный термин SEAD - Suppression of Enemy Air Defenses). По мнению американских экспертов, X-45C или X-47B смогут заменить F-16CJ при нанесении ударов по РЛС. Действительно, уже сегодня эта задача достаточно хорошо разработана в системно-методическом смысле: RC-135V/W обнаруживают излучающие объекты, E-3C распределяют цели, F-16CJ наносят по ним удары управляемыми бомбами семейства JDAM. Такая схема проверена и неплохо зарекомендовала себя в 1999 г. в Югославии.

НЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫНу и естественно, что ВВС планируют заменить новыми аппаратами устаревающие и дорогие в эксплуатации малозаметные ударные самолеты первого поколения F-117A в качестве "оружия первого дня".

Две этих роли вполне понятны и, что очень важно, в достаточной степени формализованы. Для их осуществления достаточно внешних (по отношению к ударному самолету) источников информации. Роль бортовых датчиков и самого пилота сведена к минимуму. Как полагает академик Федосов, гораздо хуже БАС в среднесрочной перспективе смогут решать задачи, требующие обнаружения, распознавания и классификации целей.

Во внутренних отсеках американских боевых БПЛА должны размещаться две управляемые авиабомбы JDAM калибра 2000 фунтов (900 кг). Аналогичную нагрузку несут F-16 и F-117A при выполнении ударных миссий. Идет разработка нового поколения управляемых вооружений, особенности которого будут рассмотрены ниже.

Для обоих БПЛА предусмотрен единый комплект сменных компонентов БРЭО и целевой нагрузки, включающий РЛС с синтезированной апертурой, электронно-оптическую аппаратуру, станцию спутниковой связи MILSTAR, комплекс РЭБ и т.д.

Максимальная скорость X-45C и X-47B не превысит М - 0,9, что соответствует специфике решаемых задач. Взлетная масса первого составит 8 т, второго - несколько превысит 9 т. По своим размерам аппараты будут существенно меньше, чем F-117A и F-16. Особенно это заметно в боковой проекции. Такой результат достигнут за счет использования в обоих аппаратах компоновочной схемы "бесхвостка", опробованной на бомбардировщике B-2A.

Небольшие размеры, особенности компоновки и ряд других мер позволяют существенно снизить заметность боевых БПЛА. Даже при использовании уже существующих технологий, опробованных на B-2A и F/A-22, будет сделан новый шаг в развитии технологий "стелс". Этому способствуют следующие факторы: отсутствие кабины пилота, повышающей уровень побочных излучений; перенос воздухозаборника на верхнюю часть фюзеляжа, что в сочетании с S-образным воздухозаборником экранирует диск компрессора двигателя; однодвигательная схема со смешением реактивной струи и встречного потока для снижения ИК-сигнатуры.

Отметим, что ни Минобороны США, ни представители фирм-разработчиков никак не комментируют тему заметности новых БПЛА.

ГРУППИРОВКИ, ИНТЕЛЛЕКТ, ОРУЖИЕ

Очевидно, что американский боевой беспилотник будет исключительно сложной целью для системы ПВО. И дело не только в малой заметности. БПЛА, созданные на базе X-45C и X-47B, будут иметь очень большую, по меркам тактической пилотируемой авиации, дальность полета. ВМС США хотят, чтобы радиус действия X-47B составлял 2400 км, при этом запас топлива должен позволить патрулировать в районе цели в течение 2 часов. Общая продолжительность полета без дозаправки может достигать 12 часов, что втрое больше, чем у лучших современных тактических истребителей.

Отсутствие пилота на борту порождает новые возможности. В частности, у БПЛА нет ограничений на длительность полета, связанных с работоспособностью экипажа. Кроме того, БПЛА идеально подходят для провоцирующих операций, в которых потеря одного своего аппарата компенсируется уничтожением цели.

Все вместе это означает, что группировка боевых БПЛА сможет создать гораздо большее давление на систему ПВО, чем аналогичная группировка пилотируемых самолетов.

Малая заметность, большая дальность полета и способность к групповым действиям способствуют выработке новых тактических приемов. Например, речь может идти о длительном патрулировании с элементами провоцирующих действий группировки БПЛА в районе развертывания элементов системы ПВО противника. Перед оперативным руководством ПВО такая тактика поставит дилемму: приступить к уничтожению группировки и неизбежно подвергнуться удару выживших БПЛА или пытаться сохранить свою группировку за счет маскировки. Очевидно, что и та, и другая тактика является проигрышной.

Есть еще один аспект применения БАС, который становится все более важным. Речь идет о низкой стоимости беспилотных систем по сравнению с пилотируемыми. Закупочная цена X-45C и X-47B будет втрое меньше, чем у F-16 и вдвое меньше, чем у истребителей пятого поколения F-35. Прямые эксплуатационные расходы сократятся, в соответствие с требованиями Пентагона, в 2-3 раза. Еще больше снизить стоимость жизненного цикла БПЛА позволит экономия на пилоте, содержание которого обходится ВВС США примерно в 1 млн. долл. в год.

Как справедливо отметил в беседе с корреспондентом "ВКО" академик Федосов, эффективность БАС будут определять не столько ЛТХ БПЛА, сколько характеристики системы управления боевыми действиями, в которую эта БАС будет встроена, а также уровнем "бортового интеллекта" самого аппарата.

Можно добавить к этому тезису еще один: существенно повысить эффективность БАС может новое поколение авиационных средств поражения, учитывающих специфику беспилотных аппаратов.

Первый из тезисов подтверждается ходом программы J-UCAS, в которой роль интеллектуальной составляющей превалирует над ролью "железа". Как заявляют представители DARPA, философия программы J-UCAS заимствована из гражданских IT-проектов, в которых главная роль принадлежит информационным и программным компонентам, а вовсе не аппаратным средствам.

В рамках J-UCAS в качестве самостоятельного объекта исследований и разработок выделена Общая операционная система (Common Operating System - COS), которая определит основные функциональные возможности проектируемых БАС. Основной причиной такого необычного решения называют необходимость добиться высочайшего уровня интеграции и способности к взаимодействию. В связи с этим эксперты DARPA указывают, что боевой единицей в концепции J-UCAS является не сам БПЛА и его наземная станция управления, а группировка носителей различного типа совместно с инфраструктурой и обеспечивающими системами.

Общая операционная система должна обеспечить: управление всеми системными ресурсами; отсутствие препятствий на пути обмена информацией; единое понимание боевой обстановки; оперативное взаимодействие между носителями; автономные (т.е. не требующие вмешательства человека) действия группировки.

Отметим, что человек в контуре управления в рамках программы J-UCAS рассматривается как возможное, но не обязательное звено. COS строится как открытая система. Это позволит наращивать возможности боевых БАС по мере формализации новых боевых задач, обеспечивать взаимодействие с внешними системами (пилотируемые самолеты, системы связи и т.д.), решить проблему преемственности и постоянного наращивания возможностей в рамках многолетнего развития и смены поколений БАС.

В качестве основного разработчика COS и системного интегратора в программе J-UCAS выступает Лаборатория прикладной физики Университета Джона Хопкинса. Передача этой важнейшей роли научному учреждению в рамках авиационной программы происходит в США впервые. Ранее ученые привлекались к разработкам подобного уровня лишь как субподрядчики.

Третья тенденция связана с развитием авиационных средств поражения, оптимально соответствующих специфике БАС.

В 2006 г. в США завершатся испытания и начнется серийное производство нового поколения управляемых средств поражения, известных под общим названием SDB - Small Diameter Bombs (бомбы малого диаметра). Более точно свойства оружия определяет альтернативный термин Small Smart Bomb (маленькие умные бомбы). Минобороны США намерено закупить 24 тыс. новых боеприпасов.

На самом деле, новые бомбы не такие уж маленькие - их масса 250 фунтов (113,5 кг). Однако это в два раза меньше, чем у минимальной из существующих УАБ. Форма новых бомб оптимизирована для размещения во внутренних отсеках самолетов пятого поколения, таких как F/A-22 и F-35. Именно для них она изначально проектировалась и только в 2001 г. у программы MMC (Miniature Munition Capability - возможности миниатюрных боеприпасов) появились специализированные беспилотные ответвления.

Не совсем верен и термин "бомба". В рамках программы MMC создается семейство боеприпасов, включающее следующие образцы: проникающая УАБ GBU-39, использующая для наведения информацию космической радионавигационной системы GPS (точность - 5-8 м, пробиваемый слой бетона - 150-210 см); аналогичный боеприпас с ГСН повышенной помехозащищенности; УАБ GBU-40 с дополнительной ИК-головкой самонаведения (точность - 1 м) для поражения мобильных целей; планирующая УАБ, оснащенная складным крылом.

Ряд характеристик бомб, и, в частности, дальность не разглашается. Максимальная неофициальная оценка дальности - 40 миль (65 км).

В рамках программы SDB исследуется возможность создания других дешевых (десятки тыс. долл. за штуку) и более легких бомб, которые могут использоваться, как суббоеприпасы в кассетном (контейнерном) оружии нового поколения.

В рамках программы MMC также разрабатывался боеприпас нового типа LOCAAS (Low Cost Autonomous Attack System - автономная ударная система низкой стоимости). Этот снабженный двигателем летательный аппарат длиной около 1 м способен самостоятельно искать, распознавать с помощью лазерного локатора и поражать подвижные цели, такие как пусковые установки ракет. Площадь района поиска колеблется от 45 кв. км (на удалении 150 км) до 100 кв. км (на удалении 114 км).

НЕБО БУДУЩЕЙ ВОЙНЫБПЛА X-45 и X-47 смогут нести до 12 SDB или LOCAAS.

Завершая тему оружия, следует заметить, что появляются скупые сообщения о возможности установки на БПЛА, подобные X-45 и X-47 оружия направленной энергии (прежде всего, высокоэнергетических лазеров для поражения некоторых типов воздушных и наземных целей).

В целом три рассмотренных тенденции увеличивают масштабы угрозы со стороны БАС и делают эту угрозу менее предсказуемой. Возможности собственно летательного аппарата широко освещаются и могут быть детально проанализированы уже сейчас. Однако оценить общую эффективность БАС, а также другие ее свойства, критически важные для системы ПВО, невозможно, поскольку они определяются непрозрачными системотехническими, алгоритмическими и программными решениями, а также скрываемыми характеристиками и особенностями оружия.

СМЕРТОНОСНАЯ СТАЯ

Нет никаких сомнений в том, что за программой J-UCAS, которая перейдет в стадию серийного производства в 2012-2015 гг., последуют новые инициативы в области боевых БАС. В частности, БПЛА рассматриваются как возможная альтернатива при проектировании бомбардировщиков нового поколения в США (программа LRS - Long-Range Strike) и Великобритании (программа FOAS - Future Offensive Air Systems).

Возможности и свойства беспилотных систем в отдаленной перспективе неясны.

Осознавая погрешности метода, можно попробовать заглянуть в будущее, пролонгируя сегодняшние тенденции, такие как миниатюризация самих аппаратов и их оружия, интеллектуализация и, наконец, развитие теории и практики групповых действий. Важно, что на пути развития по этим направлениям нет фундаментальных физических барьеров.

Первое. Размерность пилотируемого самолета, в конечном счете, определяется размерностью человека. БПЛА можно сделать настолько маленьким, насколько позволит технология. Уже сегодня речь идет о нанометрах, соответственно, это и будет предел миниатюризации.

Второе. Известно, что эффективность оружия быстрее растет при увеличении точности, чем при наращивании мощности. Соответственно, если довести точность до сантиметров, а, впоследствии, и улучшить ее, можно отказаться от использования больших зарядов ВВ. Конечно, защищенные (например, подземные) цели и соответствующие боеприпасы останутся. Однако часть целей можно будет поражать за счет кинетической энергии боеприпаса или выводить из строя воздействием на плохо защищенные критические точки. Облако интеллектуальных песчинок, умеющих двигаться к источнику излучения, быстрее выведут из строя антенну, чем сегодняшняя бомба массой 500 кг.

Третье. Не видно пределов наращиванию интеллекта беспилотных систем. Фундаментальных ограничений на производительность вычислительных систем не существует, хотя, как ожидается, в следующем десятилетии придется преодолевать барьер, связанный с возможностями кремниевых технологий. Наблюдается устойчивый последовательный прогресс в таких областях, как распознавание образов и создание обучающихся систем.

Четвертое. Отрабатывается теория и практика сетевых сверхсистем военного назначения, позволяющих в пределе решить задачу создания распределенного интеллекта. Летом 2002 г. президент Integrated Defense Systems (военная составляющая корпорации Boeing) Джим Олбау (Jim Albaugh), заявил в интервью автору настоящей статьи: "Мой прогноз на ближайшие 10-15 лет таков: все пилотируемые и беспилотные средства будут связанны общей системой информации, что и позволит одерживать победу над врагом".

Таким образом, рано или поздно реальным противником для системы ПВО станут агрессивные, отлично вооруженные и живучие группировки роботов, включающие насекомоподобные механизмы. Благодаря коллективному, распределенному интеллекту они будут действовать как единое целое. Анализировать ситуацию стая будет не хуже человека, но быстрее. В контур управления смогут включаться люди, что внесет в управление боевыми действиями элемент творчества и непредсказуемости.

При этом выносливость роботов на порядок выше человеческой; они будут способны к обучению и лишены чувств усталости и страха. Наконец, их гибель не вызовет резонанса в СМИ. Любопытно, что апокалиптическую картину победы стай роботов над вооруженным ядерным оружием противником нарисовал еще в 1963 г. Станислав Лем в своем романе "Непобедимый".

Есть еще один опасный фактор для тех, у кого беспилотные технологии развиты хуже. Противник, базируясь на техническом превосходстве, скрытно разработает и задействует в решающий момент новые неожиданные тактические приемы. Очевидно, что детализация будущих "беспилотных" угроз и привязка их к временной шкале - это предмет тщательного исследования, в котором должна быть проанализирована не только открытая информация. Но уже сейчас очевидно, что перспективные системы ПВО обязательно должны учитывать новые беспилотные угрозы. Разработка ответов на новые угрозы - дело специалистов в области ПВО. Но очевидно, что этот ответ должен быть комплексным, и его следует искать в рамках сетевых технологий.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации