ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ РОССИИ

Воздушно-космическая оборона № 4, 2004 г.

ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ РОССИИ

Что она сможет и должна защитить, а что нет

А.Меньшиковдоктор технических наук, профессор

ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ РОССИИ

Изменение военно-политической обстановки в мире, прекращение действия Договора по ПРО 1972 г. требуют нового переосмысления проблем противоракетной обороны и разработки долгосрочной, конструктивной, реально финансируемой программы работ в этой сфере.

Есть три кардинальных вопроса, ответы на которые определяют политику в области противоракетной обороны: что мы должны защищать; кто вероятный противник и каковы варианты боевого применения им ракетного оружия; какие способы парирования ракетных угроз для России наиболее эффективны и какова роль системы ПРО в решении этой задачи.

ОТВЕТЫ НА ТРИ ВОПРОСА

В числе оперативно значимых задач ПРО имеет смысл рассматривать защиту командных пунктов высших звеньев управления Вооруженными Силами, стратегических ядерных сил (в первую очередь пусковых установок РВСН), населения и экономического потенциала страны, группировок войск на ТВД, в том числе и при проведении миротворческих операций.

Подчеркнем, что задача является оперативно значимой только в том случае, если ее решение повышает эффективность ВС РФ в целом, в том числе если противник использует все доступные ему средства прорыва и поражения элементов системы ПРО.

Что касается вопроса о противнике и вариантах боевого применения ракетного оружия, которые он может выбрать, то здесь ответ найти наиболее сложно. Действительно, крайне трудно дать достоверный прогноз о степени враждебности намерений других государств по отношению к России на период времени, сопоставимый с временем разработки, создания, развертывания и дежурства системы ПРО. Приходится исходить из минимаксного принципа, что если у государства есть (или будет) техническая возможность применить против России ракетное оружие (в том числе с ОМУ), то исключать этот вариант из рассмотрения (особенно на этапе разработки концепции и проектирования) неразумно. Хотя политика РФ, безусловно, должна быть рассчитана на то, чтобы исключить вероятность подобного конфликта.

Если исходить из той роли, которая отводится ракетному оружию в странах, которые им обладают, принятых в них системах общегосударственных и общечеловеческих ценностей, количественного и качественного состава сил и средств ВКН, технического и технологического потенциалов, боевых возможностей ВС, то с точки зрения рассматриваемой проблемы целесообразно выделить три группы государств: США и члены НАТО; Китай; страны, имеющие весьма ограниченный потенциал ракетного оружия, в том числе и с ядерным снаряжением (например, Израиль, Индия, Пакистан), и страны, стремящиеся этот потенциал приобрести (Северная Корея, Иран и др.).

Боевые возможности ракетного оружия США и ряда их союзников по НАТО с учетом создаваемой космической системы разведки для практически непрерывного контроля стратегических объектов ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ РОССИИпозволяют им осуществлять прорыв любой (мыслимой в ближайшей перспективе) системы ПРО, решающей задачи обороны КП ВЗУ; существенно ослабить наземную группировку СЯС (даже ее мобильную компоненту); нанести существенный урон (ущерб) населению и экономическому потенциалу России; создать мощную группировку ракетных средств, обеспечивающую значительное ослабление противостоящих войск практически на любом ТВД.

Стратегические ракетные системы, как правило, имеют разделяющиеся головные части с ББ индивидуального наведения, и в случае создания и развертывания системы ПРО могут быть быстро оснащены высокотехнологичными комплексами средств преодоления (КСП) противоракетной обороны, что существенно затрудняет эффективное решение задачи ПРО.

Эти страны обладают возможностью нанесения удара практически со всех направлений (в том числе и вкруговую), выбирая масштаб удара, его пространственно-временное построение и набор КСП ПРО в зависимости от преследуемой ими задачи.

Необходимо также отметить, что все эти страны обладают значительным потенциалом других средств ВКН (крылатые ракеты морского, воздушного и наземного базирования, бомбардировочной авиацией, самолетами РЭБ и средствами поражения РЛС), который может быть использован как для поражения указанных объектов, так и противодействия и поражения элементов системы ПРО.

Несмотря на значительный количественный состав существующего китайского ракетно-ядерного потенциала, его боевые возможности достаточно ограничены: он вряд ли достаточен для поражения высокозащищенных командных пунктов управления, не может существенно ослабить СЯС России наземного и морского базирования. Но вместе с тем этот потенциал способен существенно ослабить группировку ВС РФ на Дальневосточном ТВД, а также нанести серьезные потери населению и экономике не только Дальневосточного и Уральского регионов, но даже Центрального района Европейской части России.

По имеющимся данным, в Китае пока нет ракетных систем с разделяющимися ГЧ, но всплеск активности в области создания систем противоракетной обороны может ускорить разработку им таких систем вооружений, включая КСП ПРО. Необходимо отметить, что экономический и технологический потенциал КНР вполне достаточен для количественного и качественного рывка в области развития своих СНВ.

Что касается ракетного потенциала третьих (других) стран, то здесь необходимо отметить следующие моменты: эффективность их ракетного оружия при его обычном оснащении такова, что оно практически не может решать значимых боевых задач (например, поражение систем управления группировок войск). Ущерб населению от применения такого оружия сравним с потерями от использования авиационных или артиллерийских систем. В то же время оно может являться средством провокаций и шантажа. При этом опасность удара грозит любым объектам, размеры которых превосходят максимальные отклонения боевых частей от точек прицеливания (в первую очередь, населенные пункты).

Очевидно, что максимальные политические последствия могут быть при атаке столицы России. К тому же эффективность этого оружия как боевого средства намного возрастет и окажется более значимой для решения как боевых, так и политических задач при оснащении ОМУ, хотя и в данном случае оно неспособно причинить сколь-нибудь значительный ущерб СЯС, их системам управления и экономическому потенциалу.

Ракетное оружие малой дальности представляет опасность для объектов на территории России только тогда, когда оно будет запущено с территории бывших республик СССР. В то же время оно, особенно в ядерном снаряжении, может представлять угрозу для развернутых группировок ВС РФ, участвующих в проведении миротворческих операций против стран, обладающих таким оружием.

В случае конфликтов с третьими странами применение ракетного оружия будет носить достаточно локальный характер. В ударе возможно использование малого количества ракет, оснащенных простейшими средствами преодоления ПРО.

Необходимо также отметить, что неограниченное в условиях глобализации распространение знаний, развитие персональной вычислительной техники, позволяющее рассчитывать параметры технологических процессов и проектировать системы вооружения при минимуме дорогих экспериментов, а также (и это главное) отсутствие международной системы коллективной безопасности ведет к тому, что число стран, обладающих ОМУ и ракетными средствами их доставки, будет постоянно расширяться до тех пор, пока обеспечение безопасности каждого государства не станет делом всего мирового сообщества. Поэтому проблема ПРО должна быть постоянно в центре внимания при рассмотрении перспективных программ вооружения.

ЧТО НАДО ИМЕТЬ В ВИДУ

Интегрируя результаты анализа по боевым возможностям ракетного оружия различных стран и задачи ПРО, решение которых имеет оперативно значимый смысл, необходимо сделать следующие выводы.

Для системы боевого управления СЯС (КП ВЗУ) реальную угрозу в случае отсутствия абсолютной (естественной) защиты представляет ракетно-ядерный потенциал США и других членов НАТО, который может быть усилен применением других средств воздушно-космического нападения. В то же время боевая эффективность созданных и мыслимых систем противоракетной обороны, даже в условиях отсутствия ограничений, налагаемых ранее Договором по ПРО 1972 г., не позволит решить задачу отражения спланированных разоружающих ударов этих стран с применением всего возможного арсенала средств и КСП ПРО.

Поэтому одним из основных направлений работ по КП ВЗУ (по нему, кстати, идут и США) должно стать повышение их живучести за счет абсолютной (естественной) защиты. Необходимо также совершенствовать систему боевого управления СЯС, обеспечивающую наказание агрессора при любом варианте построения ракетно-ядерного удара.

Дальнейшее совершенствование стратегической системы ПРО г. Москвы от разоружающего удара БР США и других стран НАТО в этой связи вряд ли целесообразно.

Угрозу стратегическим силам России (системам оружия) могут представлять СНС США (в том числе при совместном использовании таких же средств других стран НАТО), которая может быть усилена применением большого числа комплексов средств преодоления ПРО и ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ РОССИИдругих СКВН для прорыва обороны и поражения объектов.

Учитывая, что теорема существования эффективной системы противоракетной обороны от массированного удара всех СВКН в условиях широкого использования комплексов средств прорыва ПРО не доказана, сохранить необходимый потенциал сдерживания позволят только стратегия ответно-встречного удара и меры по повышению живучести СЯС за счет ввода в их состав мобильных ракетных комплексов, а также совершенствования систем их информационного обеспечения (в первую очередь СПРН) и боевого управления.

НАИБОЛЕЕ ЦЕЛЕСООБРАЗНЫЕ МЕРЫ

С учетом отмеченных ранее высоких боевых возможностей ракетных систем США и других стран НАТО, способности их быстрого оснащения высокотехнологичными КСП ПРО и усиления другими высокоэффективными средствами воздушно-космического нападения, невозможности создания эффективной территориальной системы ПВО-ПРО для защиты СВКН этих стран по техническим и экономическим причинам делает в настоящее время работу по широкомасштабному строительству системы ПВО-ПРО от данных противников бесперспективной (нецелесообразной).

Вместе с тем существующий в РФ технический и технологический уровень развития позволяет создать территориальную систему ПРО для защиты населения и экономического потенциала от значительно более слабого, чем США и другие страны НАТО, противника (при максимальном масштабе удара по территории РФ - несколько десятков БР, отсутствии разделяющихся головных частей и большого числа высокотехнологичных комплексов средств преодоления ПРО, слабом потенциале других средств воздушно-космического нападения). Однако, учитывая особенности России (ее огромные размеры, большое число городов и экономических центров, требующих защиты), такая система будет для нашего государства финансово неподъемной.

В то же время следует иметь в виду, что в России создана система ПРО Москвы (в ее рамках развернуты информационная, управленческая и прочие инфраструктуры), и она принципиально может быть развита для существенного расширения зоны обороны против "слабых" противников. Дополнительным аргументом является то, что мы прикрываем столицу - наиболее привлекательный при любом конфликте объект ракетного удара в целях провокаций и политического шантажа.

И, наконец, необходимо остановиться на проблеме защиты от несанкционированных и случайных пусков БР, которую поднимают многие аналитики. Во-первых, надо отметить, что такая защита требует построения постоянно развернутой и постоянно боеготовой территориальной системы обороны с характеристиками, не худшими, чем для системы ПРО, решающей задачи предыдущего пункта.

Во-вторых, каждое из государств заинтересовано в снижении вероятности несанкционированного применения своего ракетного оружия. И такие решения, как отказ от постоянного хранения полетных заданий на ракетах, и другие столь же простые в техническом отношении шаги, являются много более эффективными и дешевыми средствами борьбы с этим явлением, чем создание территориальной ПРО.

Теперь о системе ПРО для защиты группировок войск и отдельных АПЦ на ТВД.

Как уже отмечалось, мы должны различать два важных случая: локальный конфликт на ТВД, при котором объекты удара находятся на территории России; локальный конфликт на ТВД по проведению миротворческих операций, в которых участвуют войска РФ.

Для решения задач ПРО в локальном конфликте первого типа в России созданы, модернизируются и разрабатываются комплексы и средства информационного обеспечения и управления, способные решать многие задачи по перехвату большинства типов БР, которые могут быть применены в этом случае. Большой модернизационный потенциал имеющихся у нас комплексов позволит обеспечить необходимые боевые характеристики, в том числе при применении противником комплексов средств преодоления ПРО. С учетом высокой стоимости работ по производству, модернизации существующих и разработке новых комплексов основной проблемой является определение на основе анализа потенциальных угроз и возможностей государства минимально необходимого и экономически оправданного количественного и качественного состава мобильной группировки средств, решающей задачи ПРО в этих конфликтах и, как следствие, определение порога (масштаба) удара, при превышении которого Россия будет вынуждена переходить к стратегии ядерного сдерживания, как способа ограничения масштаба потерь и прекращения эскалации конфликта.

Очевидно, что эти типы комплексов могут быть применены Россией и при проведении миротворческих операций с ее участием. Вдобавок, при все большей и непрерывно возрастающей вероятности региональных конфликтов с использованием ракетного оружия эти комплексы обладают значительным экспортным потенциалом, что может дать нам дополнительные средства на развитие технологий и систем ПРО. Естественно, если наше оружие не будет уступать зарубежным аналогам.

И, наконец, важнейший вопрос о разработке новых технологий ПРО. Очевидно, что перспективы и возможности создания эффективной системы ПРО, а также результаты постоянного соревнования между системами нападения и обороны определят облик образцов вооружения XXI века. Поэтому для сохранения своего военного потенциала мы не должны терять возможность оценивать эффективность имеющихся и только разрабатываемых технологий, которые могут быть использованы для усиления ПРО или ее преодоления.

Чтобы успешно решить эту задачу, необходимо: сохранить как коллективы специалистов, способных осмысливать и получать новые результаты и технологии, создавать перспективные системы, так и накопленные экспериментальные материалы по проблеме ПРО; беречь и развивать полигонную и мишенную базу для отработки и выбора перспективных технологий и технических решений; постоянно заниматься разработкой новых перспективных технологий и комплексов в области ПРО; осуществлять постоянный мониторинг боевых возможностей создаваемых разными странами систем ПРО с точки зрения их влияния на сохранение эффективности потенциала ядерного сдерживания России. И, наконец, нужно от слов переходить к делу - требуется долгосрочная, конструктивная и реально финансируемая программа работ по ПРО.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации