РОССИЯ И НАТО КОНФРОНТАЦИЯ ИЛИ КОМПРОМИСС

Воздушно-космическая оборона №1, 2002

РОССИЯ И НАТО: КОНФРОНТАЦИЯ ИЛИ КОМПРОМИСС?

В. Литовский, военный обозреватель

Редкий московский журналист, работающий на военную тему, не побывал уже в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО. Вот и в середине февраля очередная группа столичных газетчиков, "разбавленная" двумя представителями Владивостока и Санкт-Петербурга, была приглашена в столицу Бельгии для беседы "за круглым столом", а еще для того, чтобы познакомиться с тем, какую конкретную политику собирается проводить Альянс в нынешнем году, какие важнейшие события ждут вошедшие в него страны.

Для меня эта поездка оказалась третьей по счету. Я еще раз убедился в том, что в Североатлантическом альянсе внимательно изучают российскую, как, видимо, и другую, прессу и не жалеют денег на то, чтобы за свой счет организовать журналистам такую поездку, поселить их в лучших отелях, устроить встречи и беседы с ведущими сотрудниками НАТО, да и самим поближе познакомиться с пишущей, снимающей и передающей информацию журналистской братией.

И не просто познакомиться, но и рассказать, что называется, довести до ее сведения, что думают о современном мире в военно-политическом союзе девятнадцати западных стран, как собираются реагировать на острейшие вызовы времени, в том числе и на угрозы международного терроризма, неконтролируемого распространения оружия массового поражения и ракетных технологий. А также на какие правовые, гуманитарные и морально-этические аргументы будут опираться, планируя и совершая те или иные действия.

Причем, это не "односторонняя накачка", как бывает иногда у нас на брифингах в отдельных ведомствах, а живая беседа, с вопросами, возражениями, с острой дискуссией, где никто никого не принуждает становиться на ту или иную точку зрения. Слушай, сопоставляй приведенные факты и комментарии, выдвигай свои, спрашивай, опровергай - никто не против. Но и думай над тем, что услышал. Единственное требование - "not for rekords", что в буквальном переводе "не для записи", а в более широком толковании - без ссылки на официальных лиц или без их прямого цитирования. Что, конечно же, повышает степень откровенности разговора. А, с другой стороны, никого ни к чему не обязывает.

Это положение в равной степени относится как к журналистам, так и к их собеседникам. В НАТО тоже хотят знать, как воспринимается в мире, в том числе и в журналистском сообществе, их политика. Здесь пытаются адекватно реагировать на неясные для кого-то вопросы и даже упреждать их. Готовить для людей, неважно какой страны, хотя, видимо, и для каждой отдельно, весомые, очень убедительные ответы.

В политической науке это, кажется, называется информационным мониторингом. Может, поэтому столь убедительны "спецы" НАТО для многих стран и людей в своих заявлениях и предположениях, потому что не боятся острых, "провокационных" вопросов. Вот пример.

Мы задали несколько вопросов одному из высших официальных лиц Альянса.

Вы утверждаете, что после 11 сентября Россия и НАТО стали ближе друг к другу, их отношения стали более чем партнерскими, даже дружескими. Почему же тогда, несмотря на все возражения Кремля, собираетесь принять в Союз новые государства, в том числе и страны Балтии?

В НАТО никто не имеет права "вето". Россия тем более. К тому же, она не является членом Альянса. Двери у нас открыты для всех, кто этого хочет и отвечает нашим стандартам. Пока нет конкретного решения, какая из девяти стран-кандидатов (Албания, Македония, Словения, Словакия, Румыния, Болгария, Эстония, Латвия и Литва - В.Л.) будет в конце ноября на саммите в Праге приглашена вступить в НАТО. Но в любом случае, это никак не может угрожать вашему государству и интересам его безопасности.

Как НАТО собирается сотрудничать с Россией в формате "19+1"? Когда будет оформлен этот механизм? И что будет предпринимать Альянс, если наша страна не согласится с его решением?

Главное отличие нового механизма "Россия + НАТО" от старой схемы, заложенной в Основополагающий акт, в том, что министр иностранных дел вашей страны будет принимать участие в обсуждении и выработке решений по той или иной проблеме вместе с министрами других стран Альянса, а не после того, как НАТО уже приняло какое-то решение и известило о нем Россию. Этот механизм мы собираемся закрепить в мае на саммите в Рейкьявике (сегодня уже стало известно, что к этому сроку стороны не смогут договориться - В.Л.). А для того, чтобы между нами не было непреодолимых противоречий, мы не собираемся выносить на обсуждение с вашей страной вопросы, по которым заранее известно, что консенсуса достигнуть не удастся. В таком случае мы будем действовать по старой, "внутри-натовской" схеме.

Зачем тогда России нужен механизм "19 + 1", внятного ответа мы так и не получили. Как не получили прямого и откровенного ответа и на следующий вопрос.

Собирается или нет НАТО сотрудничать с Россией в создании европейской ПРО ТВД?

Мы регулярно на уровне экспертов проводим совещания с вашей страной по этому вопросу, уже состоялось четыре таких встречи. Одна из них - в Москве с участием руководителей российского Генерального штаба. Мы обмениваемся интересующей нас информацией. В том числе и о тактико-технических характеристиках оперативно-тактической ракеты СКАД, о возможности ее дальнейшей модернизации и доработке. На какую дальность и с какой точностью она сможет летать? Сможет ли преодолеть рубеж в полторы тысячи километров или это для ее конструкции недостижимо? Мы уже вплотную подошли к совместной оценке возможности создания европейской ПРО. Получили российские предложения. Сейчас их анализируем. Мы хотим понять, как этот комплекс впишется в европейскую систему воздушного движения, как смогут состыковаться столь разно-плановые системы, как "Пэтриот" и С-300, тактические комплексы ПВО. Это очень сложные исследования, так как ваши боевые параметры часто просто не стыкуются со стандартами НАТО. Я спросил руководителя департамента НАТО: а как же тогда опыт такого члена НАТО, как Греция? Известно, что практически вся система ПВО этого государства состоит из российских боевых комплексов, начиная от ПЗРК "Игла" и заканчивая системами ближнего, среднего и дальнего радиуса действия, такими, как "Ока-ЮМ", "Тор-1М" и даже комплекс С-300. Никаких непреодолимых проблем в стыковке с автоматическими системами боевого управления Афин и этих комплексов, как известно, не возникает. Нет серьезных проблем и в ФРГ с использованием российских истребителей МиГ-29, у ВВС натовских государств, где стоят на вооружении эти самолеты. Есть хорошие примеры сотрудничества в самолетостроении с российскими фирмами таких членов НАТО, как Италия и Франция. И примеры можно приводить еще. Разве это не свидетельствует о том, что наши боевые комплексы при обоюдном желании вполне совместимы?

Мой собеседник сказал, что слышал о таких фактах. Но частные примеры не могут служить основанием для принятия основополагающих, принципиальных решений для всего Альянса. Мы должны учитывать интересы всех участников нашего Союза, в том числе и тех, чья боевая техника и технологии надежно зарекомендовали себя на протяжении всей истории НАТО.

Вот так нам деликатно дают понять, что открывать настежь свои двери российскому ВПК не собираются. Особенно в ближайшей перспективе. Есть ведь еще интересы мультинациональных и заокеанских военно-промышленных групп. А через них, что называется, не перескочишь.

Ну, что ж. Отрицательный результат - тоже результат. Может быть, он поможет нам избавиться от каких-то безосновательных иллюзий. Может, заставит посмотреть на свою работу глазами западных партнеров. Сопоставить и сравнить наши взгляды и ожидания, наши аргументы. Что тоже очень полезно.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации