Как не дать командиру заблудиться в едином информационном пространстве тактического звена

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 12/2011, стр. 58-71

Как не дать командиру заблудиться в едином информационном пространстве тактического звена

Полковник в отставке В. В. БАБИЧ

Как не дать командиру заблудиться в едином информационном пространстве тактического звена

БАБИЧ Владимир Викторович родился 9 декабря 1946 года в городе Самарканде Узбекской ССР. Окончил Киевское суворовское военное училище (1965), Рязанское воздушно-десантное командное училище (1968), Военную академию имени М.В. Фрунзе (1979). Службу проходил в Воздушно-десантных войсках, последовательно занимая должности от командира взвода до начальника штаба полка. С 1982 года - на преподавательской работе в Рязанском воздушно-десантном командном училище. Службу закончил в должности заместителя начальника кафедры. В настоящее время - преподаватель Учебного военного центра при Рязанском государственном радиотехническом университете.

АННОТАЦИЯ. Заостряется внимание на необходимости совершенствования понятийного аппарата в интересах поднятия качества единой системы управления в тактическом звене; предлагаются новые подходы к более полному раскрытию содержания управления войсками, некоторых оперативно-тактических категорий.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: единое информационное пространство в тактическом звене, информационный ресурс, формализация, унификация, боевая обстановка, тактическая обстановка, непосредственное руководство подчиненными в ходе боя, алгоритм работы командира на поле боя.

SUMMARY. The author highlights the need to improve the conceptual apparatus for raising the quality of netcentric warfare of tactical level, offers the new approaches to a more complete disclosure of the contents of command and control over troops, and some tactical categories.

KEYWORDS: netcentric warfare of tactical level, information resource, formalization, unification, combat situation, tactical situation, direct control of subordinates during the battle, algorithm of the commander's activities on the battlefield.

УПРАВЛЕНИЕ войсками (УВ), этот становой хребет вооруженной борьбы, в настоящее время превращается в решающий фактор успешного ведения боевых действий, решающий по сравнению даже с таким, как количество войск, вооружения и военной техники. И к этому следует относиться как к неоспоримой истине. Правда, при одном важном условии: при должном качестве средств УВ, которое в передовых армиях нашло воплощение в автоматизированной системе управления (АСУВ). Можно было бы в порядке подтверждения этой истины в очередной раз вспомнить о положении дел в области АСУВ в армиях США и некоторых других стран НАТО. Однако с удовлетворением отметим, что и в наших ВС наблюдаются существенные сдвиги. Мы имеем в виду появление в Сухопутных войсках единой системы управления войсками в тактическом звене (ЕСУ ТЗ), прошедшей испытания в ходе исследовательского КШУ в мотострелковой Таманской бригаде в октябре 2010 года.

Подчеркнем сразу: сделан хоть и основательный, но всего лишь первый шаг на пути сетевого компьютерно-коммуникационного объединения всех «участников» боя: ПУ, средств разведки, поражения, защиты, всестороннего обеспечения, - объединения в высокоинтегрированную систему от командира бригады до отдельного военнослужащего (единицы ВВТ). Да, конечно, на сегодня эта система еще далека от идеала, предстоит ее серьезная доработка. Но в любом случае следует делать следующий шаг, а именно: параллельно с совершенствованием «железа» формировать единое информационное пространство в тактическом звене (ЕИП ТЗ). Без этого говорить о полноценном сетевом интегрировании на поле боя всех боевых сил и средств просто не приходится. Кстати, понятию «ЕИП ТЗ» некоторые наши ученые предпочитают другое: единое боевое информационное поле. По сути, речь идет об одном и том же. Какое из этих двух понятий утвердится - время покажет.

Таким образом, перед нами встала задача заполнения готовой боевой сетевой инфраструктуры научно выверенным содержанием. Искомое же содержание представляет собой базу данных, или по-другому - информационный ресурс ЕСУ ТЗ. Наши ведущие ученые и специалисты в области АСУВ выражают озабоченность нынешним уровнем научного обоснования и реального создания таких систем. В частности, они (ученые) прямо говорят, что «...разночтения в понятиях и определениях при разработке систем, средств и способов управления боем могут губительно повлиять не только на их эффективность, но и на практическую возможность успешного использования непосредственными потребителями...». Вот как раз о некоторых понятиях и определениях, актуальности задачи по их научной проработке мы и хотели бы высказать свое мнение в данной статье.

Переходя к теме разговора, считаем принципиально важным заострить внимание заинтересованного читателя на том очевидном факте, что в основе всего информационного ресурса как существенного элемента ЕИП ТЗ лежат сведения (информация) о боевой обстановке и всех ее изменениях в ходе боя. Все сведения самого разного характера, разного вида (графические, текстовые, голосовые, звуковые и т. д.), поступающие из различных источников, по различным каналам и различными способами, так или иначе имеют отношение к главному - к боевой обстановке, реально складывающейся и прогнозируемой.

Нельзя не вспомнить и о той главной цели, ради которой создавалась ЕСУ ТЗ. А этой целью, как известно, является подготовка до начала боя и удержание в ходе него информационного превосходства над противником. Именно оно, информационное превосходство становится важнейшей предпосылкой и непременным условием достижения в бою активности, внезапности, эффективности действий, а в конечном счете успешного выполнения боевых задач. Исходя из данной позиции трудно переоценить значение такой части информационного ресурса, как сведения (информация) о боевой обстановке.

Будет вполне логичным для начала четко определиться с самим понятием «боевая обстановка», а уже затем выработанное толкование «заложить» в лаконичном и унифицированном «на все случаи» виде в АСУВ. Анализ военно-научной литературы и официальных установочных документов подводит нас к выводу: и с первым, а потому и со вторым все далеко не так благополучно и просто, как хотелось бы. Обнаруживается настоятельная необходимость не только в какой-то систематизации имеющегося материала, а в определенном переосмыслении содержания данного понятия.

Обратим внимание на парадоксальную ситуацию с применением на практике понятия «боевая обстановка». Оно широко используется нашими учеными, причем к месту и по делу. Сошлемся для примера на материалы в журнале «Военная Мысль». Однако такое понятие начисто отсутствует в главном установочном документе Сухопутных войск - в Боевом уставе (БУСВ), в частности в его 2-й части. Впрочем, в данном уставе, определяющем тактику действий подразделений на поле современного боя, не нашлось места и понятию «тактическая обстановка» (о котором мы также поговорим). Используется лишь термин «обстановка». Это не может не вызывать недоумения у тех, кто имеет за плечами многие годы командования мотострелковыми, танковыми и другими боевыми подразделениями. Ведь нам представлен как будто обновленный вариант Боевого устава.

Казалось бы, терминология - это формальная сторона дела. Однако же за ней стоит содержание, в том числе (как производное) содержание работы командира по организации боя и по управлению подчиненными в ходе него. Коль в уставе не ведется речи о боевой, а также о тактической обстановке, то и содержание интеллектуально-организационной и командно-распорядительной работы командиров (и штабов, где они есть) дается по устоявшемуся «трафарету», т. е. в таком объеме и алгоритме, которые уже не в полной мере отвечают реалиям современного общевойскового боя.

Между тем труд военных ученых все-таки не оказывается напрасным, он находит свое отражение в наших военно-энциклопедических изданиях. И, как говорится, информация к размышлению и руководству к действиям имеется. Она не может нас удовлетворить в полной мере, но она имеется. Скажем прямо: эта «информация» носит очень противоречивый характер, что делает ее не совсем пригодной для практического использования в ЕИП ТЗ напрямую, без определенной «корректуры». Так, в Военной энциклопедии речь ведется о боевой обстановке лишь как о совокупности факторов и условий, в которых осуществляется подготовка и ведение войны (боевых действий). Структура же боевой обстановки, ее элементы (составные части) ясно и конкретно не даются. Причем, как ни странно, в данной новейшей редакции энциклопедии вовсе не упоминаются даже в качестве «факторов» воздушно-космическая (применительно к тактическому уровню - воздушная) обстановка, радиоэлектронная обстановка и некоторые другие.

Что интересно, среди этих «других» оказалась и тактическая обстановка. А ведь во всех военных командных училищах занятия с курсантами по тактической и огневой подготовкам, образно говоря, «крутятся» вокруг нее, ее оценки, доклада и т. д. Мы уж не говорим о занятиях со слушателями академий, а также о различного уровня КШУ.

Возвращаясь к нашему основному вопросу, заметим: в Военной энциклопедии указано, что одним из многих факторов боевой обстановки, в которых осуществляется подготовка и ведение боевых действий, является положение и характер действий войск своих и противника. Но ведь ведение боевых действий - это и есть в некотором роде положение и характер действий войск противоборствующих сторон. Хотелось бы увидеть более четкие формулировки. По нашему же разумению, положение, состав и характер действий войск представляют собой не один из «факторов», а просто-напросто краеугольную основу боевой обстановки. Ну и, кроме того, нельзя согласиться с тем, что в нее включаются элементы оценки, например, местности (в частности, ее возможные изменения после нанесения ядерных ударов). Боевая обстановка - это то, что мы уже «имеем» на поле боя на данный момент. А как она, возможно, сложится с учетом в том числе «подготовки» - это уже прогнозирование другой, будущей обстановки.

Наш материал имеет отношение к ЕСУ ТЗ именно Сухопутных войск. Поэтому при «выведении» элементов (составных частей) боевой обстановки мы, безусловно, должны учитывать те боевые силы и средства, которые применяются в современном общевойсковом бою, и те условия, в которых это применение происходит. Исходя из такого подхода в боевой обстановке выделяется целый ряд элементов (составных частей) структуры боевой обстановки (рис.).

Как не дать командиру заблудиться в едином информационном пространстве тактического звена

Рис. Структура боевой обстановки

Полагаем, нет необходимости лишний раз и детально говорить о взглядах командования Bt США и ОВС НАТО на применение средств воздушного нападения (особенно крылатых ракет), средств радиоэлектронного поражения систем управления, а также на использования высокомобильных формирований сухопутных сил в сетецентрической войне (операции). Именно эта «триада», по взглядам в первую очередь американских военных специалистов, призвана в короткие сроки предрешить исход такой войны (операции). Поэтому в разрезе темы нашего разговора воздушная, радиоэлектронная и тактическая обстановки на сегодняшний день являются главными, определяющими элементами (составными частями) боевой обстановки в безъядерной войне. Понятное дело, при безусловной важности и остальных. Итак, боевая обстановка, по нашему мнению, представляет собой совокупность хода боевых действий и результатов выполнения боевых задач войсками на определенное время, а также условий, в которых боевые действия ведутся.

Ну и некоторые соображения по понятию «тактическая обстановка». Напомним, что о тактической обстановке мы говорим в данном материале применительно к действиям общевойсковых частей и подразделений: мотострелковых (мотопехотных), танковых, артиллерийских, ракетных и т. д. Очевидно, что своя тактическая обстановка складывается и в ходе боя воздушного, морского. Но это уже другая тема.

Так что же это такое - тактическая обстановка? Что она в себя включает? Отметим снова: ни в Боевом уставе и Военной энциклопедии, ни в Военном энциклопедическом словаре, ни даже в учебнике «Тактика» этот вопрос, к сожалению, не рассматривается. А сделать это необходимо хотя бы в интересах более системного и единообразного обучения курсантов и слушателей, не говоря уже о формировании систематизированных данных для применения их в ЕИП ТЗ. Нас не может удовлетворить использующийся в Боевом уставе довольно отвлеченный термин «обстановка», а также полное отсутствие материала по содержанию этого термина (не говоря уже о понятии «тактическая обстановка») в учебнике.

В нашем понимании тактическая обстановка- это есть тот ход боя и те результаты выполнения войсками своих боевых задач, которые сложились на конкретное время и в известных условиях.

Соответственно тактическая обстановка в себя включает:

общий результат и характер действий войск противоборствующих сторон по основным направлениям, рубежам, районам на определенное время;

положение, боевой состав и характер действий своих войск (конечно, в том числе и соседей), их обеспеченность и состояние;

положение, боевой состав и характер действий войск противника, их обеспеченность и состояние;

вскрытый замысел действий противника.

В свою очередь, в докладе (при отображении) командиром (офицером штаба) тактической обстановки дополнительно указываются:

решение (замысел) командира по сложившейся обстановке;

просьбы к старшему командиру в интересах выполнения принятого (уточненного) решения на бой.

Важно обратить внимание на то, что тактическая обстановка сама по себе является наиболее динамичным в своем непрерывном изменении элементом (составной частью) боевой обстановки. Ну и, кроме того, на ход и динамику тактической обстановки самым непосредственным образом будут влиять масштаб и характер действий авиации и применения крылатых ракет (т. е. воздушная обстановка), масштаб и характер применения противником сил и средств РЭБ, в частности систем радиоэлектронного поражения (т. е. радиоэлектронная обстановка), опять же масштаб и характер применения аэромобильных десантов (хоть это и составляет часть той же тактической обстановки) и многое другое. Поэтому в ходе боя командиру придется держать на контроле складывающуюся тактическую обстановку, но при этом обязательно учитывать и влияние на нее элементов (условий) боевой обстановки. Ведь резкое изменение какого-либо из них неизбежно влечет за собой и изменение тактической обстановки. И на это командир должен оперативно реагировать, что найдет свое выражение, во-первых, в уточнении (а то и в изменении) решения на бой и, во-вторых (и что главное), в оказании необходимого командно-распорядительного воздействия на своих подчиненных.

В этом материале мы лишь обозначили самый общий подход к раскрытию понятий «боевая обстановка» и «тактическая обстановка». Необходима их углубленная научная проработка. Отсутствие таковой, как нам кажется, затруднит формирование систематизированного информационного ресурса в ЕИП ТЗ.

Теперь, в продолжение разговора о формировании ЕИП ТЗ мы хотели бы остановить внимание читателя на еще одной военно-научной проблеме, которая напрямую выводит на практику (т. е. на эффективность «эксплуатации» ЕСУ ТЗ). Мы имеем в виду очень важную составляющую УВ под названием «Непосредственное руководство подчиненными в ходе боя» (НРПБ). Обсуждение данной проблемы предварим некоторыми необходимыми рассуждениями.

Дело в том, что упоминавшееся ранее информационное превосходство заключается, как мы полагаем, не только в наличии исчерпывающей и достоверной информации о боевой обстановке. Что крайне важно, такое превосходство предполагает опережение противника в скорости работы с имеющейся и непрерывно нарастающей по объему информацией, т. е. в скорости ее сбора, обработки, а также и обмена ею между всеми «участками» боя, в первую очередь между ПУ и командирами. Но и это еще не все. Искомое информационное превосходство важно не само по себе, а как абсолютно обязательный инструмент опережения противника в быстроте нашего реагирования на складывающуюся в условиях боя (операции) боевую обстановку. А временной «норматив» на такое реагирование «выделяется» вероятным противником весьма жесткий - буквально минуты. О чем еще говорить, если при проведении американцами операции по разгрому ВС Ирака («Шок и трепет» - 2003 год) и по уничтожению баз движения «Талибан» в ДРА («Анаконда» - 2001 год) цикл «разведка-поражение» целей в масштабе ТВД (т. е. на площадях в сотни тысяч км2) составлял не более 30 минут. Но ведь это показатель почти десятилетней давности, причем показатель применительно к оперативному и стратегическому уровням. А мы-то ведем речь о тактическом...

Указанным инструментом (т. е. информационным превосходством) должны уметь эффективно пользоваться все те, кто и должен реагировать на поле боя на действия и замыслы противника, а именно подразделения (части) в соответствии с их боевым предназначением и боевыми задачами, а также командиры и штабы (где они имеются).

Если говорить конкретно о командирах и штабах, то их реагирование на ставшие известными в ходе боя замыслы противника и на все изменения боевой обстановки, по нашему мнению, как раз и заключается в первую очередь в НРПБ.

И здесь нам надо понять, что при всей ожидаемой в идеале самосинхронизации сетецентрических действий подразделений и частей на поле боя с командиров (и штабов) всех уровней вовсе не снимается обязанность согласовывать и направлять усилия подчиненных сил и средств, а также (что крайне важно) добиваться вопреки всем трудностями выполнения ими полученных боевых задач. Значение этой обязанности в условиях высокодинамичного «сетевого» боя (операции) существенно возрастает.

«Согласовывая, направляя и добиваясь», командир как раз и выполняет работу по НРПБ, чем и влияет на тактическую и боевую обстановку (для их развития в нужном русле). Наверно, в чем-то мы повторимся, но вышесказанное совершенно очевидно для тех, кому пришлось покомандовать подразделениями, частями и т. д. (и не только в мирное время). А кроме того, мы не имеем права закрывать глаза на истинное состояние дел с «самосинхронизацией», проявившееся в ходе исследовательского КШУ на Алабинском полигоне: войска в их быстроте реагирования на изменения тактической и боевой обстановки продолжают в решающей мере зависеть от быстроты реагирования командиров и штабов.

А теперь обратимся в очередной раз к официальным, в том числе установочным документам. Так вот, во всех редакциях Боевого устава Сухопутных войск, начиная с 1982 и кончая 2006 годом, какое-либо упоминание о НРПБ отсутствует, как, впрочем, отсутствует и перечень всего того, что составляет содержание УВ. В лучшем случае (БУСВ-1982) говорится о такой составной части УВ, как организация выполнения поставленных задач в ходе боя. А работа командира по управлению подчиненными в бою заканчивается (в соответствии с этими документами) контролем и помощью. В принципе, то же самое мы обнаруживаем и в ранее упоминавшемся учебнике «Тактика». Мы не говорим уже о БУСВ-2006, где указанная работа в ходе боя излагается, позволим заметить, в крайне скудном и размытом виде.

Такому положению дел с НРПБ есть объяснение и даже как будто бы научное обоснование. Они обнаруживаются в труде «Основы управления войсками в бою». В нем, в подразделе «Управление войсками в ходе боевых действий», сказано коротко и ясно: «...Управление войсками в ходе боевых действий принципиально не отличается от управления при их подготовке». Становится понятным, почему, во-первых, этому важнейшему, можно сказать - краеугольному подразделу в труде выделено всего две страницы весьма общих рассуждений, и, во-вторых, почему (как мы смеем предположить) на долгие десятилетия проблема работы командиров различных уровней непосредственно на поле боя по управлению подчиненными практически снята с рассмотрения и научной разработки, а НРПБ исключено из состава УВ. Перефразтфуя «легендарную» сентенцию, можно сказать: «Нет явления - нет проблемы». Но на практике от НРПБ «избавиться» просто невозможно.

Кстати, сказанное вовсе не перечеркивает ту важную роль, которую в свое время сыграл названный труд в деле подготовки командных кадров высочайшей квалификации. И еще одно примечание: вопреки всем теоретическим и «волевым» установкам Боевой устав Воздушно-десантных войск различных редакций и годов выпуска, в том числе последний - 2006 года, всегда определял и определяет, что НРПБ - неотъемлемая часть содержания УВ, хоть и названо оно несколько по-иному: непосредственное руководство действиями подразделений при выполнении ими поставленных боевых задач.

Справедливости ради нужно сказать, что наши авторитетные военные ученые с объективной неизбежностью вынуждены в своих научных изысканиях использовать хоть и другие, но подобного рода дефиниции. Так, например, авторский коллектив во главе с доктором военных наук Ю.Е. Донсковым в статье «Интеллектуализация процессов управления РЭБ как один из основных путей повышения ее эффективности» использует понятие «Непосредственное управление ходом боевых действий». Ну а в Сухопутных войсках такую проблему, как мы отметили ранее, порешили «радикальным» способом... Мы же все-таки продолжаем утверждать: такое явление есть. Его и предлагается называть непосредственным руководством подчиненными в ходе боя. Причем указанная часть процесса УВ имеет место быть на всех уровнях вооруженной борьбы: стратегическом, оперативном, тактическом, - но особенно актуальна именно для тактического.

Считаем необходимым и принципиально важным подчеркнуть: работа командира по НРПБ существенно отличается от его работы по «классической» организации боя до его начала. Отличается по алгоритму (порядку) и по содержанию. Организация боя до его начала проводится по известному алгоритму: уяснение полученной боевой задачи - оценка сведений боевой обстановки - принятие решения - доведение до подчиненных боевых задач и порядка их выполнения - контроль за ходом подготовки подчиненных к предстоящему бою - оказание им помощи. Мы не отвлекаемся здесь на известные истины и детали по «классическому» порядку работы командира после получения боевой задачи, тем более что ныне этот порядок включает в себя аж 20 пунктов.

Построение же командиром, командиром подразделения в особенности, своей работы по такой «схеме» в ходе боя просто губительно. Определяющим фактором здесь служит время и соответственно риск поражения противником нашего подразделения, промедлившего, не действовавшего на опережение. А такое опережение в решающей мере зависит от оперативности работы командира по управлению, в частности по скорости и своевременности именно НРПБ.

Применительно к условиям современного, «сетецентрического» боя (который уже опробован на боевой практике нашим вероятным противником) алгоритм работы командира по НРПБ будет (должен быть) значительно короче «классического», а именно: контроль за действиями подчиненных - оценка складывающейся тактической обстановки с учетом новых сведений (информации) по боевой обстановке - определение замысла (порядка) дальнейших действий - уточнение боевых задач подчиненным. И все это - в течение минут, а иногда и секунд, для командиров подразделений (от командиров отделений (расчетов) до командира роты включительно). В наиболее напряженные моменты боя в таком режиме придется работать и командиру батальона.

Смеем утверждать: такой алгоритм работы командира на поле боя полностью вписывается в процесс управления подчиненными с точки зрения теории. Впрочем, он «вписывается» и с точки зрения практики. Конечно, в случае получения в ходе боя новой (либо существенно измененной) боевой задачи командиру придется организовать ее выполнение, выстраивая свою интеллектуально-организационную работу по известной схеме: уяснить, оценить, принять решение... и т. д. Но исполнить ее он сможет в относительно менее напряженный лично для него момент (этап) боя. А этот момент (этап) наступит лишь после того, как командир уяснит полученную боевую задачу, определит мероприятия (порядок действий), которые необходимо провести (осуществить) немедленно в интересах полного или частичного выхода подчиненных из сложившейся на данное время тактической обстановки, затем подаст (отдаст) необходимые для этого команды, сигналы, боевые и другие распоряжения, т. е. осуществит... НРПБ. Только после того, как подчиненные начнут выполнять полученные команды, сигналы, распоряжения, командир получит минимально необходимые условия для продолжения своей работы по организации «нового» боя. И как же здесь будет кстати тот высокий уровень «самосинхронизации», который должен быть по идее присущ ведению боевых действий с использованием ЕСУТЗ.

Обратим внимание на то, что этим рассуждениям (как, наверно, уже определил читатель, рассуждениям общевойскового командира) мы находим полную поддержку в лице авторского коллектива, который полагает, что «...нанесению сторонами ударов... в ходе боя предшествуют соответствующие (выделено нами. - Примеч. авт.) контуры (циклы) непосредственного управления. Именно они имеют ярко выраженную конфликтность и динамичность, обеспечивают упреждение противника в действиях...».

Эту часть разговора хотелось бы завершить очень важной, по нашему разумению, мыслью: НРПБ не есть нечто абсолютно самостоятельное, возникающее «вдруг» в бою, а представляет собой логическое продолжение всей проделанной до этого работы по организации боя. Одновременно оно служит и своеобразным завершением полного цикла такой работы. Причем чем качественнее и тщательнее организован бой до его начала, тем будет более эффективной и менее объемной работа командира по НРПБ. Однако эта работа, если хотите - командирская «функция», будет иметь место обязательно. С началом боя (и в ходе него) неизбежно возникают и обнаруживаются такие изменения боевой обстановки, складывается такая конкретная тактическая обстановка, все детали которых предусмотреть заранее невозможно. Поэтому командир подразделения - организатор боя с объективной неизбежностью «вмешивается» в ход боя, т. е. приступает к выполнению своих наиболее напряженных обязанностей по УВ - к НРПБ.

Даже очень высокий уровень прогнозирования командирами и штабами хода предстоящего боя, программирования его и моделирования не может «отменить» работу по согласованию и направлению усилий подчиненных в интересах наиболее эффективного использования имеющихся боевых возможностей в конкретной боевой обстановке. Заметим, именно через это непосредственное руководство и проявляется в полной мере профессионализм командира.

Теперь, полагаем, пришла пора попробовать хотя бы в самых общих чертах раскрыть содержание работы командира по НРПБ. Для чего сначала по «устоявшемуся алгоритму» обратимся к официальным, установочным документам, в частности к последней редакции Боевого устава, нами уже упоминавшегося. И что же мы там обнаруживаем? На 17 страницах, в 10 довольно объемных статьях детально раскрывается порядок и содержание работы командира по организации боя (выполнения полученной задачи). И в этом необходимость есть. Ведь ее (эту работу) командир просто обязан выполнить до начала боя, подходя к исполнению всего предписанного исключительно рационально и даже творчески, потому как идеальных условий никогда не будет.

Но это - до начала боя (выполнения боевой задачи). А как командир должен действовать в ходе боя, какими при этом руководствоваться принципиальными «установками»? К нашему огорчению, столь же детальный и удобный для практического применения материал по той части УВ, которую мы называем НРПБ, в уставе практически отсутствует. То, что обозначено как «...личное влияние на ход выполнения поставленной задачи имеющимися в его распоряжении силами и средствами» и что нашло свое отображение в половинках двух статей (40-й и 66-й), позволим себе в расчет не брать. Справедливости ради отметим, что в приложении 15-м даются варианты команд на развертывание батальона (роты) в различные порядки. Это - и уместно, и полезно, но не раскрывает принципы, правила и порядок работы командира по НРПБ.

Говоря о содержании работы командира по НРПБ, отметим вполне очевидную истину: в условиях «ярко выраженной конфликтности» тактической обстановки и ее динамичности у командира подразделения нет возможности отдавать развернутые приказы и указания. Его работа (и воля) по направлению и согласованию усилий подчиненных в ходе боя найдет (и находит) свое выражение в форме сравнительно коротких распоряжений, команд, сигналов, а иногда и личного примера. Их командир доводит лично, либо через своих заместителей и офицеров штаба.

Коль мы вышли на формы НРПБ, то необходимо выявить систему в их градации. В основу подобной градации, как нам кажется, должно быть положено содержание (структура) общевойскового боя. Его структурными элементами являются поражение, защита, маневр, управление. В этом вопросе, кроме того, мы не имеем права упустить такой «фактор», который имеет место быть на поле боя обязательно и который называется всесторонним обеспечением боевых действий войск (о чем подробнее можно узнать из нашего более раннего дискуссионного материала). А это значит, что командир через применяемые им формы НРПБ с объективной необходимостью в ходе боя согласовывает и направляет усилия подчиненных по нанесению противнику поражения (в первую очередь огневого) и по защите от его поражающего воздействия, по совершению маневра, по осуществлению всестороннего обеспечения и управления.

Чем командир должен при этом руководствоваться? Отвечаем: принципами. По нашему мнению, таковыми в работе командира по НРБП являются: обоснованность, приоритетность, оптимальность, своевременность, гарантированность, мобилизующий эффект. В самом кратком виде под этими принципами мы понимаем следующее:

обоснованность - соответствие реально складывающейся обстановке, в том числе боевым возможностям подчиненных;

приоритетность - оказание командно-управленческого воздействия на подчиненных в очередности, учитывающей их роль и степень важности в данном боевом эпизоде;

оптимальность - доведение до подчиненных только тех необходимых сведений, которые им неизвестны;

своевременность - выделение подчиненным времени, которое необходимо для выполнения указанных действий;

гарантированность - безусловное доведение до подчиненных своей воли, командно-распорядительного воздействия;

мобилизующий эффект - внушение подчиненным уверенности в обязательности предписанных действий.

Нам следует стремиться к системности в раскрытии структуры (иначе говоря, порядка подачи и отдачи) каждой из форм НРПБ. Она, эта структура, должна быть единой, можно сказать - унифицированной, потому как едина структура тактической обстановки. В принципе, любая из форм НРПБ должна содержать в себе (в том или ином виде) следующие основные части: необходимые сведения о противнике; задачи подчиненного подразделения; время выполнения поставленных задач; обязательные сведения о порядке огневого поражения противника; нужные сведения о соседях.

Понятно, что в соответствии с принципом оптимальности степень отражения всех указанных частей (сведений) в той или иной форме НРПБ будет различной. Например, в боевом распоряжении они отражаются наиболее полно, а в сигнале их попросту нет, хотя в нем эти самые сведения подразумеваются «по умолчанию» (ведь случаи применения определенного сигнала и порядок действий по нему определяются, а в идеале - оттренировываются заранее, до начала боя).

В данной работе мы остановим свое внимание на командах и распоряжениях, которые командиру приходится подавать и отдавать в интересах совершения подчиненными на поле боя маневра, а также в интересах огневого поражения противника. А посему предлагаем понимать так, что команды, подаваемые для совершения маневра подразделением (личным составом) называются тактическими, а для огневого поражения - огневыми; в свою очередь, распоряжения, отдаваемые для совершения маневра подразделением на поле боя, называются боевыми, а для огневого поражения - огневыми задачами. Конечно же, командиром применяются также сигналы, команды и распоряжения по защите, по управлению, по тому или иному виду обеспечения. Но это тема другого разговора.

Если говорить о структуре (порядке подачи, отдачи) боевого распоряжения, огневой задачи, тактической и огневой команд, то нам необходимо брать в расчет тот факт, что тактическое содержание действий любого из «участников» боя, в принципе, одинаковое. Они выполняют каждый свою боевую задачу, действуя в определенном (боевом) составе, в указанном направлении, для выхода (овладения) на определенный рубеж, позицию, в определенный район, применяя для этого определенный способ и порядок действий. И все это - строго по определенному времени. Следовательно, и мы должны строить, составлять распоряжение, команду по соответствующей единой структуре (пунктам). Отталкиваясь от таких общих подходов, мы можем сформулировать более конкретно порядок отдачи (подачи) распоряжений и команд (таблица).

Вероятно, читатель заметил, что в таблице (а точнее, в формах НРБП предлагаемой структуры) просматривается достаточно явно наше стремление к унификации. Для компьютерной обработки такого рода информации это крайне важно. Конечно, наш вариант отличается от «устоявшихся» положений в Боевом уставе. И мы не можем не увидеть в нем совершенно не согласующиеся структуры (пункты) боевого распоряжения и огневой задачи (которая, как мы уже определились, по сути, представляет собой также своего рода боевое распоряжение). Мало того, в двух статьях устава (69-й и 70-й) даются две совершенно разные структуры огневой задачи. Для руководства к действиям на поле боя такое положение просто недопустимо.

Далее, помимо всего прочего, следует обратить внимание на еще одну существенную сторону НРБП - очередность подачи команд (сигналов) и распоряжений. Под ней мы понимаем, во-первых, очередность командно-распорядительного воздействия на то или иное подчиненное подразделение (личный состав) и, во-вторых, очередность подачи команд и распоряжений на совершение маневра подразделением (личным составом) и на огневое поражение противника. В первом случае в крайне напряженные моменты боя командир должен четко определиться, какому подчиненному подразделению (личному составу) необходимо подать команду, отдать боевое распоряжение в первую очередь, а каким - во вторую и последующую очереди. Ну а, кроме того, командир должен не менее четко определиться, подать ли в первую очередь команду на открытие огня (поставить огневую задачу), а затем - на совершение маневра подразделением (личным составом), либо наоборот.

Многое здесь зависит от цели боя, факторов скрытности, внезапности, а также местности, времени и др.

Как не дать командиру заблудиться в едином информационном пространстве тактического звена

Именно через все вышесказанное и проявляется в полной мере уровень подготовленности командира, как, впрочем, и его талант... Этому и надо учить курсантов и слушателей, а точнее, тренировать и тренировать их на практических занятиях по НРПБ. И как тут не прислушаться к мнению генерала армии М.А. Гареева, который буквально с болью говорит о выхолащивании процесса УВ через бесконечные и затеоретизированные доклады, заслушивания и указания, причем чуть ли не на виду у «противника». Мало того, при понимании педагогами, что в реальном бою так не будет. Но... так предписывает Боевой устав, так прописано в базовых учебниках и фундаментальных трудах...

Теперь в качестве итога этих рассуждений попробуем дать определение НРПБ. Непосредственное руководство подчиненными на поле боя - это такое командно-волевое воздействие в складывающейся тактической и боевой обстановке, которое командир оказывает на подчиненные подразделения (личный состав) с целью согласовать усилия и направить их на наиболее целесообразное применение имеющихся боевых возможностей и успешное выполнение боевой задачи.

Считаем нужным заметить, что при существующих «подходах» к НРПБ наличие даже «продвинутого» информационного ресурса в ЕСУ ТЗ вовсе не гарантирует желанное опережающее реагирование на быстро меняющуюся тактическую (и боевую) обстановку. Ведь первоисточник такого реагирования - командир с его умением (и возможностью) не только оперативно работать со сведениями (информацией), но и не менее оперативно предпринимать совершенно определенные командно-распорядительные действия.

Полагаем, научно проработанные положения по НРПБ должны в кратком виде найти свое достойное место в Боевом уставе. Есть острая необходимость в разработке для начала учебного пособия, а затем, возможно, и наставления по НРПБ. На сегодняшний день имеющийся небогатый материал распылен по боевым уставам, наставлениям и руководствам по применению тех или иных боевых систем. Это актуально еще и потому, что, насколько нам известно, руководством ранее упоминавшегося КШУ отмечена необходимость пересмотра уставов и наставлений. Для нас совершенно очевидна и задача внесения соответствующих изменений в учебные программы училищ и академий. Ведь войскам, в том числе Сухопутным, нужны не просто эрудированные офицеры, способные принять действительно обоснованное решение на бой, но и способные провести это решение в жизнь в самых сложных, непредвиденных и даже критических условиях.

Осмелимся утверждать, что выполнение такой частной научной задачи, как выработка более системного и глубокого толкования понятий «боевая обстановка», «тактическая обстановка», «НРПБ», вполне отвечает интересам выхода на оптимальный путь по созданию качественного, отвечающего требованием времени информационного ресурса в ЕИП ТЗ. В ином случае придется снова полагаться на печально известный (а применительно к АСУВ - колоссально затратный) метод проб и ошибок. Но ведь под качественным информационным ресурсом наши ученые понимают не просто необходимый объем «отфильтрованной» информации. Она должна быть «заложена» в ЕИП ТЗ и по содержанию, и по форме в таком виде, чтобы, попросту говоря, ею было удобно без кардинальной переработки оперировать в электронно-компьютерной сети для всех потребителей по вертикальным и горизонтальным связям. Магистральный курс в этом деле - унификация информационных материалов, глубокая научная проработка понятийного аппарата, в том числе и в смысле его лингвистической точности, семантической определенности. Тогда будет проще решать вопросы компьютерных технологий, программного обеспечения и т. п. А там, смотришь, станет вполне посильной и проблема электронно-компьютерной интеллектуализации процесса УВ, в частности принятия (уточнения) решения на бой.

В завершение разговора приходится констатировать, что в сложном процессе создания и «отладки» ЕСУ ТЗ не удалось получить опору в виде опережающих, подчеркиваем - опережающих исследований в области накопления, обработки и обмена через компьютерную сеть необходимой и, что главное, глубоко системной информации (сведений) о боевой и тактической обстановках. Но коль ЕСУ ТЗ уже имеется, то и дело наполнения ее качественным информационным ресурсом должно быть максимально активизировано. И здесь, как мы считаем, без переосмысленного и «осовремененного» понимания содержания процессов УВ, боевых действий и других никак не обойтись.

Промедления допустить нельзя, ибо от решения как будто бы сугубо теоретических вопросов будет в немалой степени зависеть эффективность функционирования ЕСУ ТЗ. Надеемся, что в осмыслении этой актуальной проблемы определенную позитивную роль сыграет и предлагаемый материал.

Рябчук В.Д., Ничипор В.И. Проблемы теории и практики создания автоматизированной системы управления тактического звена // Военная Мысль. 2010. № 5. С. 56.

Наверное, это слишком «сильная» формулировка главной цели создания ЕСУ ТЗ. Во-первых, информационное превосходство - это пусть и очень важное, но все же только средство решения боевых задач. Его можно поставить в один ряд с такими понятиями, как огневое превосходство или господство в воздухе. Во-вторых, информационное превосходство достигается в результате информационного противоборства, которое «осуществляется с использованием специальных информационных и коммуникационных технологий (называемых информационным оружием), предназначенных для нарушения устойчивости и безопасности объектов информационной инфраструктуры противостоящей стороны». (Военная Мысль. 2011. № 5. С. 22).

Военная Мысль. 2008. № 2. С. 54; 2009. № 9. С. 47; 2010. № 6. С. 14.

Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя. Часть 2 (батальон, рота). М.: Воениздат, 2006. С. 43-47, 59, 60.

Военная энциклопедия. М.: Воениздат, 2001. Т. 5. С. 551.

Военный энциклопедический словарь. М.: Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2002; Ризниченко В.Г. и др. Тактика. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Воениздат, 1987.

Появление этого термина наряду с термином боевая обстановка представляется недостаточно обоснованным. Во-первых, в трактовке самого автора сложно найти различия в содержании боевой и тактической обстановки. Во-вторых, формальная логика (а только ее мы можем «заложить» в компьютер) определяет боевую обстановку «как положение на том или ином участке фронта, складывающееся в зоне действия противоборствующих тактических единиц» (Военная Мысль. 2011. № 4. С. 9).

Военная Мысль. 2009. № 11. С. 62; № 12. С. 27.

Иванов ДА., Савельев В.П., Шеманский П.В. Основы управления войсками в бою. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Воениздат, 1977. С. 49, 50.

Боевой устав Воздушно-десантных войск. Часть 2 (батальон, рота). М.: Воениздат, 2006. С. 23.

Военная Мысль. 2008. № 2. С. 51.

Сухоруков Ю.С., Донсков Ю.Е., Фомин В.В. Проблемы автоматизации интеллектуальной поддержки принятия решений общевойсковыми командирами в тактическом звене // Военная Мысль. 2009. № 9. С. 46.

Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя. Часть 2 (батальон, рота). М.: Воениздат, 2006. С. 42-59.

Там же. С. 31,59, 657.

Военная Мысль. 2010. № 11. С. 17-24.

Боевой устав по подготовке и ведению общевойскового боя. Часть 2 (батальон, рота). М.: Воениздат, 2006. С. 60, 62, 63.

Гареев М.А. Уроки и выводы из опыта Великой Отечественной войны для строительства и подготовки Вооруженных Сил // Военная Мысль. 2010. № 5. С. 22.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации