ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/2011, стр. 54-58

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

Комментарии к статье «Войны настоящего и будущего»

Генерал-майор в отставке И.Н. ВОРОБЬЕВ,

доктор военных наук

Полковник В.А. КИСЕЛЕВ,

доктор военных наук

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНАВОРОБЬЕВ Иван Николаевич родился 22 июня 1922 года. В Вооруженных Силах СССР с 1940 года. Участник Великой Отечественной войны - с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года. В годы войны прошел боевой путь от курсанта до майора - командира стрелкового батальона. За отличия в боях награжден тремя орденами, в том числе орденом Красного Знамени.

В 1950 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе с отличием и золотой медалью; в 1955 году - адъюнктуру Академии. Проходил службу на преподавательской работе на кафедре тактики Военной академии имени М.В. Фрунзе и в научном подразделении Генерального штаба ВС СССР 16 лет. В войсках занимал должность заместителя командира дивизии.

В настоящее время - профессор Общевойсковой академии ВС РФ. Автор более двухсот научных работ по тактике и оперативному искусству. Ряд его статей удостоен первой премии министра обороны РФ. За цикл работ о тактике vl.H. Воробьеву в 2000 году присуждена премия Академии военных наук имени А.А. Свечина.

Заслуженный деятель наук РФ, доктор военных наук, профессор, почетный профессор Военной академии имени М.В. Фрунзе, действительный член Международной академии информатизации и Академии военных наук.

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНАКИСЕЛЕВ Валерий Александрович родился 22 апреля 1952 года в городе Рыбное Рязанской области. Окончил Калининское суворовское военное училище (1970), Московское высшее командное училище имени Верховного Совета РСФСР (1974), Военную академию имени М.В. Фрунзе (1985), адъюнктуру Военной академии имени Фрунзе (1992).

Службу проходил в войсках Киевского, Дальневосточного и Московского военных округов на должностях командира мотострелкового взвода, мотострелковой роты, заместителя начальника штаба мотострелкового полка, командира мотострелкового батальона, начальника штаба мотострелкового полка, командира мотострелкового полка.

С 1992 года - начальник курса, с 1994 года - старший помощник начальника учебного отдела, с 1998 года - заместитель начальника учебного отдела, с 2000 года - профессор кафедры тактики Военной академии имени М.В. Фрунзе. В 2003 году назначен начальником учебно-методического центра Общевойсковой академии ВС РФ.

АННОТАЦИЯ. Авторы высказывают свое несогласие со многими положениями статьи Е.О. Новожиловой, опубликованной в журнале «Военная Мысль» № 2 за 2011 год (стр. 3- 12).

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: межгосударственные отношения, демократические страны, оружие, миротворческие силы, поколения войн, военная наука, контрактная служба.

SUMMARY. The authors express their disagreement with many provisions of the article by Ye.O. Novozhilova, published in the journal "Military Thought" № 2, 2011 (p. 3-12).

KEYWORDS: international relations, democratic countries, weapons, peacekeeping forces, generations of war, military science, contract service.

ОПУБЛИКОВАННАЯ в журнале «Военная Мысль» № 2 за 2011 год статья кандидата биологических наук Е.О. Новожиловой привлекла внимание читателей глубиной и обширностью суждений гражданского ученого по военной тематике. Характерно, что автор, помимо высказывания своего мнения в отношении применения в боевых действиях биологического оружия, военных роботов, проблем экологической войны, освоения космоса в военных целях, использования квантовых компьютеров, а также своего отношения к терроризму, затрагивает немало других острых тем в военном строительстве. Это такие наболевшие в обществе проблемы, как призыв в армию, сокращение ее численности и др.

Далеко не со всеми позициями автора мы согласны, но особо принципиальное возражение вызывает у нас мнение, высказанное Е.О. Новожиловой о том, что «в демократических, технологически продвинутых странах вызрело неприятие войны. Сложилась психологическая ситуация, когда прибегать к оружию в межгосударственных отношениях стало неприлично, а пацифизм превратился почти в официальную идеологию». Высказывая свое несогласие с Е.О. Новожиловой, отметим, что после Второй мировой войны в мире произошло более 250 локальных войн и крупных вооруженных конфликтов, и практически все они проведены или спровоцированы такой, можно сказать, «образцово цивилизованной» страной, как США. В каждой локальной войне их армия считала для себя приемлемым («приличным») применять все имеющиеся в ее распоряжении виды оружия, в том числе такие, как напалм (в Корее и во Вьетнаме), геофизическое, биологическое оружие и другие самые варварские средства поражения. Нельзя не вспомнить в этой связи, что во время Второй мировой войны без какой-либо потребности американцы применили атомные бомбардировки японских городов.

Однако не только США, но и другие «демократические, технологически продвинутые страны» Западной Европы - члены НАТО продемонстрировали свою солидарность с Америкой в 1999 году во время агрессии против Югославии. Это действительно демократические страны. Назовем их: Германия, Франция, Великобритания, Италия, Турция, Испания, Португалия, Норвегия, Дания, Венгрия, Канада, Нидерланды. В течение 78 суток авиация этих стран подвергала ракетно-бомбовым ударам не только военные объекты, но и объекты жизнеобеспечения населения, в результате чего были убиты 1200 женщин, детей и стариков, 5 тысяч ранены, а число беженцев из страны составило 860 тысяч. При этом была выведена из строя транспортная сеть страны: 70 % автомобильных и 50 % железных дорог. В ходе боевых действий авиация НАТО совершила 35 тысяч боевых вылетов.

По окончании непосредственной агрессии США и других стран НАТО против Югославии бывший президент США Б. Клинтон сделал следующее заявление: «...То, что мы сделали в Югославии, мы в состоянии сделать где угодно...».

Напомним еще одно высказывание бывшего президента США Дж. Буша (младшего). 11 сентября 2001 года после теракта в Нью-Йорке при обращении к нации он заявил: «...Мы будем использовать в войне любое оружие, которое будет необходимым...».

В статье достаточно четко выражается мысль, что якобы природа современных войн меняется в «лучшую сторону», поскольку они завершаются установлением мира. Вот что пишет Е.О. Новожилова: «Современные войны обретают новые функции. Продолжая оставаться одним из способов решения территориальных споров или расширения ресурсной базы, они нередко становятся средством установления и поддержания мира. Миротворческие силы, принадлежащие надгосударственным структурам, привлекаются в качестве нейтральной стороны для наведения порядка в горячих точках планеты». Постараемся раскрыть, как удается американцам выдавать себя за миротворцев.

Общественное мнение о том, что все военные акции, предпринимаемые США, носят миротворческий характер, складывается потому, что они всякий раз тщательно и довольно искусно готовят их психологически. Вот, к примеру, как это происходило в Югославии. Информационное обеспечение операции «Союзническая сила» (так именовалась данная операция) было организовано в соответствии с давно отлаженным сценарием, который успешно применялся в ходе проведения военных операций ВС США в 90-е годы «Буря в пустыне», «Подцержкадемократии» на Гаити, «миротворческой» операции ИФОР/СФОР в Боснии и других. Основой такой акции являлось массированное задействование средств массовой информации и сил психологической войны ВС США и их союзников для оказания информационно-психологического воздействия на население и личный состав ВС Югославии. Для обеспечения благоприятного мирового общественного мнения о проведении операции «Союзническая сила» накануне агрессии длительное время велась пропагандистская компания, направленная на формирование образа врага в лице югославов, против которых не только можно, но и необходимо применять оружие. При этом использовались традиционные методы воздействия на общественное сознание: репортажи о событиях; описание фактов «геноцида» албанского населения Косово; показывались возможности натовского вооружения и результаты ракетно-бомбовых ударов по Югославии; комментировались результаты «социологических» опросов, связанных с событиями на Балканах; одновременно скрывались факты гибели населения. Для информационного обеспечения операции широко использовалась сеть Интернет. Все это возымело должный эффект.

Настораживает позиция некоторых российских политиков, которые уверовали в миротворческую военную миссию США в мире. Так, господин Б.Е. Немцов заявил о том, что «США никогда не воевали с демократическими государствами, и пока Россия остается демократической, они на нас не нападут». По Немцову получается, что решить проблему безопасности нашего государства очень просто - нужно только следовать в фарватере политики мирового лидера, т. е. США.

В статье Е.О. Новожиловой содержится ряд положений, с которыми также нельзя согласиться. Например, на странице 5 дважды употребляется термин «война обществ третьей волны» и ниже «войны третьей волны». Под «тремя волнами» Е.О. Новожилова понимает три конкурирующих цивилизации: аграрную, индустриальную и постиндустриальную (правда, непонятно, как «конкурируют» между собой эти цивилизации с промежутком в столетие).

Мы расцениваем попытку Е.О. Новожиловой ввести в оборот новую историографию отсчета войн как неудачную. Уже в советский период у нас четко определилась историческая хронология, согласно которой в доядерный период сменилось четыре поколения войн.

Войны первого поколения относятся к рабовладельческому и феодальному периодам обществ. Формы и способы ведения войн второго поколения обусловлены результатом развития материального производства, появлением пороха и гладкоствольного оружия. Нарезное стрелковое оружие и нарезная артиллерия привели к появлению войн третьего поколения. Принятие на вооружение автоматического оружия, танков, боевых самолетов, новых транспортных средств, средств связи повлияли на становление и дальнейшее развитие и ныне непрекращающихся войн четвертого поколения. Уже более 60 лет на нашей планете сохраняется опасность войны пятого поколения - «ядерной».

В последние десятилетия военная теория разрабатывает, а практика проверяет концепции войн нового, шестого поколения с применением высокоточного оружия и оружия, основанного на новых физических принципах. Эти виды оружия и военной техники и формируют в настоящее время «новый облик» Вооруженных Сил.

В статье, хотя и бегло, но затрагиваются основополагающие константы военной науки - принципиальные положения о взаимосвязи геополитики, пространства и времени, правда, (да извинит нас автор) в сумбурном виде. Вот что пишет госпожа Е.О. Новожилова: «Постепенный отход от геополитики смещает акцент войны с пространства на время». А теперь разберемся. «Геополитика», «пространство» и «время» совершенно различные философские категории, и потому постепенный отход от геополитики никак не может смещать акцент войны с пространства на время, как полагает автор. Геополитика, как и военная стратегия - это субъективные субстанции. Они формируются под влиянием ряда объективных факторов и не в последнюю очередь пространственно-временных.

Применительно к России особую роль в формировании геополитики играет объективная категория пространство. В этом отношении наше государство уникально. Напомним, что Россия занимает '/8 часть суши (17,1 млн кв. км), ее территория располагается в 11 часовых поясах и простирается с запада на восток на 9,5 тыс. км, а с севера на юг - на 4 тыс. км.

В период Второй мировой войны огромные просторы СССР играли важную роль в обороне страны. Территория от Урала и далее на восток была безопасным тылом и не подвергалась ударам немецкой авиации. Ныне положение изменилось - в случае военных действий территория страны становится уязвимой со всех стратегических направлений. Проблем для государства в связи с большой территорией возникает множество: прикрытие государственной границы протяженностью более 60 тыс. км, из которых 22 тыс. км составляет сухопутная часть; охрана, а при необходимости и оборона 45 тыс. объектов инфраструктуры оперативно-стратегической важности, рассредоточенных по всей территории страны и др.

Неизмеримо возросло значение объективной категории время в военном отношении. По своему влиянию на боевые действия она переросла тактические рамки и превратилась в важный оперативно-стратегический фактор. В статье справедливо отмечается, что «скорость, синхронность и одновременность становятся решающими факторами, определяющими успех военных операций» (с. 7).

В статье выдвигается важный тезис о том, что «продолжительная война уступает место короткой, даже молниеносной». Действительно, эта проблема становится предметом обсуждения на страницах мировой военной печати. Так, в некоторых армиях зарубежных государств стали реанимироваться взгляды на возможность ведения быстротечной войны. Конечно, она выступает в новом обличье и отличается от пресловутого гитлеровского «блицкрига». Например, в США подобная война именуется «трансконтинентальной войной» и математически выражается формулой «10-30-30». В упрощенном виде эту формулу можно расшифровать следующим образом: 10 дней отводится на переброску экспедиционных стратегических сил по воздуху и морем на любой континент земного шара; 30 дней - на разгром основных группировок противника; последующие 30 дней - на завершение военных действий.

Естественно, в статье не обойдена и такая животрепещущая для современности проблема, как численность армии. Позиция Е.О.Новожиловой по этому вопросу изложена так: «В мире знаний и информации, где успех определяется нематериальными факторами, численность армии не играет такой важной роли, как ранее. Современная армия перестает быть массовой и становится высокопрофессиональной» (с. 7). Действительно, тенденция сокращения численности армии в технологически развитых странах за последние десятилетия налицо. На Западе пришли к выводу о том, что если на рубеже XX и XXI веков соотношение численности военнослужащих по отношению к общей численности населения страны должно было находиться на уровне 1 %, то в последние годы этот показатель снизился и составляет в США 0,5 %, в Германии - 0,38 %, во Франции - 0,48 %, в Великобритании - 0,35 %.

Тем не менее миллионные армии в мире пока остаются (КНР, Индия). Да и на Западе при декларированном сокращении численности армии нет признаков того, что демонтируется далеко не миролюбивый блок НАТО, насчитывающий большое количество дивизий, танков, орудий, ракет, боевых самолетов. Не собираются сокращать свои многочисленные военные базы, разбросанные по всему миру, и США. Напротив, они планируют разместить свои системы ПРО в Европе поближе к нашим границам.

Россия за последние годы наделе больше сократила свои Вооруженные Силы, чем другие европейские страны. Но, к сожалению, «демас-сификация армии» у нас не сопровождается высоким уровнем профессиональной подготовки, как хотелось бы и как об этом пишет автор. Скорее, напротив, вследствие введения одногодичного срока службы по призыву уровень боеспособности войск не повысился.

Создание «малочисленной, маневренной и умной армии», о которой говорится в статье, - это из области виртуального мира.

Е.О. Новожилова затрагивает очень болезненную для нашего государства проблему - призыв юношей на действительную военную службу. Она пишет, что «всеобщий призыв, свойственный индустриальным обществам, уходит в прошлое». Как с абстракцией с этим можно согласиться, но в реальности дело обстоит гораздо сложнее.

Вот уже два десятилетия наша страна находится между контрактом и призывом. В 2003 году была заявлена федеральная целевая программа о переходе ВС на контрактную основу в 2004 - 2007 годах. Но в 2010 году начальник Генерального штаба ВС РФ Н.Е. Макаров сказал: «Мы не переходим на контрактную основу. Более того, призыв мы увеличиваем, а контрактную часть уменьшаем».

Полный переход на контрактную службу явился для нас едва ли наиболее сложной задачей в военном реформировании. Это объясняется тем, что переход от призывной к профессиональной (контрактной) армии ставит три фундаментальные проблемы. Во-первых, финансовую. В российских реалиях полный переход на контракт требует значительного увеличения оборонного бюджета, однако Россия в настоящее время такими возможностями не располагает. Во-вторых, профессиональная армия требует перестройки всей системы подготовки войск, на что нужно продолжительное время. В-третьих, проблема наличия подготовленных обученных резервов. Для Росси как для континентальной страны с огромной протяженностью границ, сильными соседями и необходимостью содержания крупной сухопутной армии остро стоит вопрос достаточного минимально обученного резерва для развертывания массовой армии в случае крупномасштабной войны. Поэтому надо искать оптимальные формы сочетания призывной и контрактной армии.

Сейчас же в России положение с призывом складывается весьма сложное. По последним данным СМИ, количество юношей, ежегодно вступающих в 18-летний возраст, стало менее 700 тыс., а здоровых, пригодных к службе - ориентировочно 400 тыс., из которых все более и более под покровительством Комитета солдатских матерей (кстати, такой организации нет ни в одной стране мира) увеличивается количество уклонистов.

В заключение хотелось бы сказать о том, чего нет в статье. Нет обращения ученой, интеллигентной женщины, представительницы российской элиты, к воинам, оберегающим наше Отечество, чтобы они были верны своей Присяге, Знамени части, своему воинскому долгу, приумножали славные боевые традиции Русской армии.

Независимое военное обозрение. 1999. № 25.

Военная Мысль. 2008. № 6. С. 63.

Военная Мысль. 2011. № 2. С. 44.

Независимое военное обозрение. 2010. № 27.

Независимое военное обозрение. 2011. № 8.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации