ПО МНЕНИЮ АВТОРА

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 2/2009, стр. 73-80

ПО МНЕНИЮ АВТОРА

Какими должны быть образование, подготовка и целенаправленность обучения в военно-морских институтах?

Капитан 1 ранга в отставке Н.М. ГРУЗДЕВ,

доктор военных наук

ОТ РЕДАКЦИИ. В статье поставлены весьма острые вопросы и проблемы по совершенствованию образования и подготовке курсантов военно-морских институтов. Видимо, эти проблемы злободневны и для вузов других видов ВС РФ. Предлагаем читателям журнала включиться в дискуссию по проблеме совершенствования военного образования.

В ТЕЧЕНИЕ последних 10 лет после введения государственных стандартов высшего профессионального образования существенно изменилась направленность обучения в вузах страны, и особенно в военных учебных заведениях. По нашему мнению, в результате внедрения этих стандартов в систему подготовки офицерских кадров направленность целевой установки обучения в военных и военно-морских институтах (ВМИ) оказалась размытой. Теперь главной целью обучения в ВМИ является не столько подготовка к службе на кораблях (в воинских частях), сколько выполнение требований гражданского образовательного стандарта.

На свой военный образовательный стандарт мы почему-то так и не перешли, несмотря на отмену абсурдной и откровенно вредной статьи Закона об образовании, обязывающей военные вузы готовить выпускников одновременно и по гражданской, и по военной специальностям. Мы до сих пор пытаемся выполнить объективно нерешаемую задачу - подготовить за один срок обучения специалистов двух принципиально различных профилей - военного и гражданского. В результате мы не можем достичь ни того, ни другого.

Для того чтобы уложиться в перечень обязательных учебных дисциплин, предусмотренных гражданским госстандартом и сохранить военно-профессиональные дисциплины, в военно-морских командно-инженерных институтах были вынуждены увеличить количество изучаемых учебных дисциплин с 32-35 до 50, что привело к более поверхностному изучению материала каждой дисциплины и одновременно существенно увеличило учебную нагрузку. К тому же, чтобы найти резерв учебного времени для такого количества дисциплин, была вдвое сокращена учебная практика. Так, например, у курсантов штурманского факультета ВМИ время нахождения на кораблях ВМФ почти в шесть раз меньше, чем у курсантов гражданских морских вузов. Резко сократилась плавательная практика курсантов.

Внедрение государственных стандартов в систему подготовки офицерского корпуса обусловило смещение центра тяжести обучения курсантов. Теперь «образовательный процесс» (во многом отвлеченный) занимает существенную часть учебного времени в ущерб целенаправленной подготовке курсантов к службе на флоте.

Военные и гражданские специалисты - это люди разных профессий и разного предназначения. Поэтому для подготовки тех и других всегда существовали принципиально разные высшие учебные заведения. Различия должны быть и в целевых установках обучения, и, конечно же, в направленности госстандартов гражданского и военного обучения.

Целевой установкой гражданского вуза теперь является общее высшее образование, просвещение студентов, усвоение ими комплекса знаний по гуманитарному или инженерно-техническому блоку высшего образования, предусмотренного стандартом, с тем чтобы выпускники могли вписаться в систему мировых образовательных ценностей. Задача, безусловно, необходимая, но ее выполнение не дает возможности в полном объеме подготовить выпускника к конкретному виду деятельности в конкретной отрасли производства. Гражданские вузы теперь не обязаны заботиться о том, где, в какой стране (Россия, Германия, США, Израиль и т. д.), в какой отрасли производства (энергетика, электрификация, строительство, вузы, коммерция и др.) и в какой должности (начальник цеха, менеджер, зав. производством, инженер, начальник лаборатории и т. п.) будет работать их выпускник. Интеграция высшего образования нашей страны в мировую образовательную систему выдается за одну из важнейших и приоритетных задач нашего образования (так ли это?). Вопросы подготовки высококвалифицированных специалистов по конкретным видам деятельности отошли на второй план.

Целевая установка военно-морского вуза совсем иная, а именно: на базе высшего образования подготовить выпускников к военной службе, к выполнению конкретных обязанностей на кораблях и в воинских частях ВМФ. Для ее достижения необходима научная основа - целенаправленное высшее образование. Подготовка военного специалиста - офицера-управленца, как и любого современного специалиста, невозможна без высшего образования. Современный научно-технический прогресс привел к оснащению кораблей ВМФ сложными техническими комплексами и вооружением, боевое использование которых невозможно без глубоких общенаучных знаний на базе высшего образования. Но высшее образование для курсантов ВМИ не самоцель, оно является научно-технической базой подготовки квалифицированного военного специалиста. Обучение в ВМИ проводится не ради диплома о высшем образовании и отнюдь не для того, чтобы «обвеховать» выпускников в случае их ухода из Вооруженных Сил или отъезда за рубеж. Армия и флот - не благотворительные структуры. И подготовка в военных вузах должна быть ориентирована только на повышения уровня боеготовности Вооруженных Сил.

Таким образом, то, что для гражданских вузов является целью (дать высшее образование), для военных вузов является лишь средством достижения цели, состоящей в подготовке к конкретному виду управления техникой, боевыми средствами и личным составом кораблей и воинских частей.

К сожалению, теперь из нашего официального и бытового лексикона изгоняется и сам термин «подготовка». С точки зрения задач сугубо образовательного процесса он, возможно, и не нужен. Но важно иметь в виду, что термин «подготовка» непременно предполагает вторую логическую его часть, отвечающую на вопрос «подготовка к чему?». Ответ на этот вопрос сразу же выявляет необходимость перевода существующего абстрактного «образовательного процесса» в учебно-воспитательный процесс подготовки выпускников вузов к конкретной служебной деятельности с определенными функциональными обязанностями и задачами. Если в процессе обучения нет термина «подготовка» и его соответствующего содержания, то нет и целенаправленности обучения. Следовательно, нельзя ожидать и нужных результатов от образовательного процесса.

Нельзя не заметить неуклонного снижения качества успеваемости курсантов после введения стандартов высшего образования, размывающих целенаправленность подготовки. Положение усугубляется отсутствием условий контрактной службы, разработанных специально для курсантов ВМИ. Условия контракта должны быть не общими для всех категорий военнослужащих, а конкретными, направленными на стимулирование повышения успеваемости курсантов-контрактников. Контракт необходимо увязать с условиями и задачами военной службы в ВМИ и с основной обязанностью курсантов - хорошо учиться.

В ВМИ растет число троечников. Снижается количество отличников. По результатам контроля успеваемости, в курсантских подразделениях стойко укореняется средний балл «три» (посредственно). Нужны ли нам троечники на флоте? Не по их ли вине снижается боеготовность кораблей и происходят различные происшествия? Уместно заметить, что теперь даже в гражданских вузах профессорско-преподавательский состав озабочен тем, что в погоне за дипломом о высшем образовании, не завершенным целенаправленной подготовкой к конкретной деятельности, вузы теряют качество подготовки. Вот, например, мнение доцента Политехнического университета Санкт-Петербурга А. Суханова: «Высшее образование вовсе не может ограничиваться неким развитием личности, но должно приводить к тому самому, что называется словом специалист... Мы выпускаем значительную массу псевдоспециалистов-троечников, каждый из которых, начав производственную деятельность, превращается в проблему для коллег и угрозу для всех тех, кто с результатами этой деятельности будет сталкиваться». Ему вторит профессор Санкт-Петербургского Государственного университета Г. Бискэ, справедливо считающий, что требование дать возможность студенту получить только диплом о высшем образовании (не квалификацию, а именно диплом) является бедой современной образовательной системы.

Итак, мы считаем, что военные вузы - это не обычные образовательные заведения. Они по своим задачам и целевым установкам не вписываются в общую систему обучения гражданских вузов. И, что самое важное, система подготовки офицерских кадров является важнейшим оборонным фактором и поэтому она должна быть особой системой, подчиненной не законам гражданского или военного образования (и уж тем более не межгосударственным соглашениям по организации образования в вузах, направленным на полное исключение целевой подготовки специалистов), а только требованиям обеспечения военной безопасности страны. Таким образом, военные учебные заведения должны решать именно те задачи, которые необходимы для обороны страны. И поскольку эти вопросы решает Минобороны, то все военные вузы пора вывести из законодательного пространства Минобразования и подчинить, в том числе и по вопросам образования и подготовки, только Минобороны. Военные лучше знают, какие кадры нам нужны и как их готовить. И никто не должен вмешиваться в нашу веками сложившуюся эффективную систему подготовки офицеров. Никто не может указывать военному руководству, как строить оборону. Абсурдно стремление интегрировать важные оборонные задачи в международные образовательные правила. Процесс военной подготовки должен стать приоритетной составляющей общего учебно-воспитательного процесса. Он должен быть главной целевой установкой обучения в ВМИ.

Для достижения этой цели необходимо решить две основные проблемы. Первая - разработать и внедрить (с участием и под контролем Учебно-методического объединения (УМО) ВМФ военные государственные стандарты по подготовке к службе на флоте на основе военно-профессионального высшего образования. При этом в такие стандарты целесообразно включить только те разделы высшего образования, которые необходимы для освоения оружия, техники и управленческих офицерских функций и которые обеспечат возможность самостоятельного совершенствования военно-специальной подготовки офицеров в процессе их дальнейшей службы. Следует полностью освободить ВМИ от выполнения благотворительных задач, связанных с подготовкой гражданской «крыши» для тех, кто впоследствии не захочет служить на флоте. Поскольку военный госстандарт будет утверждаться правительством страны (по представлению МО РФ), то не должно возникать никакого сомнения в правомерности выдачи выпускникам ВМИ дипломов общегосударственного образца с указанием наиболее близкого к специальности выпускника инженерного профиля.

Вторая проблема заключается в том, чтобы разработать конкретный документ, отражающий содержание и целенаправленность контрактов в процессе обучения курсантов в военных институтах. Это позволило бы, во-первых, организовать учет задач и особенностей службы в военных институтах и, во-вторых, стимулировать повышение качества учебы курсантов (в принципе, полагаю, было бы лучше вообще отменить все контракты на службу и курсантов, и офицеров, - для них единственным контрактом является присяга, подкрепленная соответствующими положениями о военно-морских вузах и службе офицерского корпуса). Для решения первой проблемы законодательных препятствий теперь не существует. Благодаря многочисленным обращениям к руководству Минобороны и страны Академии военных наук, видных военачальников и ученых, Государственная Дума три года назад внесла поправку в Закон об образовании, в соответствии с которой отменена обязанность военных вузов одновременно готовить военных и гражданских специалистов. В международных соглашениях (в частности, в Болонских соглашениях) по гражданскому образованию вопросы подготовки офицеров не рассматриваются. Поэтому нет необходимости руководствоваться этими документами и нашим военным. Подготовку военных кадров необходимо возложить только на Минобороны РФ, предоставив ему полную самостоятельность по решению всех задач, определению целевой установки, содержания и организации обучения в военных вузах. Что касается решения второй проблемы, то было бы целесообразно поручить военным вузам разработать проект условий контрактной службы для курсантов военных институтов и его согласованный вариант представить в установленном порядке в Минобороны РФ для дальнейшего утверждения.

Изложенное составляет лишь одну часть проблемы, от решения которой зависит целенаправленная, а следовательно, и более качественная подготовка офицеров к службе на флоте.

Существует еще одно направление повышения качества подготовки курсантов в ВМИ. Речь идет о раздельной подготовке курсантов ВМИ для службы на надводных кораблях и на подводных лодках. Для многих командных специальностей ВМФ эта проблема давно решена. Так, например, обучение курсантов по профилям корабельного оружия издавна осуществляется по раздельным учебным планам и программам для надводников и подводников. Начиная с 1970-х годов прошлого века эта проблема была решена и для штурманской специальности. Но теперь снова поднимается вопрос об объединении программ для курсантов надводного и подводного профилей, т. е. об объединении кафедр кораблевождения подводных лодок и надводных кораблей.

Что, кроме вреда, даст такое объединение? Любое расширение направленности подготовки снижает ее конкретику и ведет к необходимости увеличения количества учебного времени. Кроме того, широкая направленность обучения снижает эффективность подготовки (нельзя объять необъятное) и снижает психологическую целеустремленность курсантов. В современных условиях развития науки и техники нельзя рассчитывать, что в ВМИ можно подготовить широкопрофильного офицера, обладающего высокой квалификацией по всем направлениям. Тем более нельзя подготовить выпускников ВМИ к выполнению обязанностей по должностям выше тех, которые предусмотрены целевой установкой учебных планов ВМИ. Непрерывность подготовки как раз и заключается в том, что к каждой последующей, более высокой должности офицеры готовятся на ВСОК, на специальных курсах при ВСОК, в Военно-морской академии или непосредственно на флоте путем стажировок и сдачи соответствующих экзаменов на допуск к новой должности. Только при разделении специализаций на надводную и подводную может быть реализован важнейший принцип конкретизации и направленности подготовки «учить тому, что потребует служба, что будет нужно на войне».

Необходимость раздельной подготовки надводников и подводников была научно обоснована в многочисленных НИР, выполненных ранее в командных военно-морских училищах («Пеленг», «Обучение», «Штурман», «Подера» и др.). Ее эффективность доказана временем и высоким качеством подготовки офицеров в прежние годы. Свертывание существующей системы будет означать движение вспять.

Известно, что атомные ракетные подводные лодки стратегического назначения являются морской составляющей ядерных сил и нашей страны, и особенно США. В связи с этим особую важность приобретает укрепление и совершенствование единственной базы подготовки офицеров-подводников - бывшего училища подводного плавания, которое ныне потеряло свою самостоятельность и растворяется в составе общего Корпуса ВМИ им. Петра Великого. Ниже приводятся некоторые обоснования важности сохранения системы подготовки офицеров по двум профилям - надводному и подводному

Первое. Необходимость подготовки офицеров (в частности, офицеров штурманской специальности) в ВМИ по двум профилям обусловлено различием профессий подводника и надводника. Подводные лодки и надводные корабли относятся к разным родам сил ВМФ. На подводных лодках и кораблях разные условия и режим плавания, условия и организация службы, вооружение и навигационные комплексы, отличаются друг от друга и задачи, стоящие перед кораблями, и способы решения специальных и тактических задач. Поэтому должны быть разными содержание и структура подготовки офицеров для родов сил ВМФ. В авиации, например, никому не придет в голову готовить летчиков-истребителей по учебным программам для летчиков - бомбардировщиков.

Второе. Подводники и надводники в своей практической деятельности руководствуются различными основополагающими руководящими документами как общего, так и специального назначения (корабельный устав в части, касающейся обязанностей вахтенного офицера, наставления по боевой деятельности кораблей, правила штурманской подготовки, руководства по боевому использованию навигационных комплексов, курсы подготовки кораблей и пр.). Следовательно, для того чтобы процесс подготовки офицеров в ВМИ был целенаправленным, он должен опираться на вполне определенный и конкретный комплекс требований и правил, изложенных в документах, отражающих специфику того или другого рода сил ВМФ.

Третье. Выпускник ВМИ - это не просто специалист, это прежде всего офицер корабельной службы. Поэтому он должен готовиться не только как специалист, но и как корабельный офицер с учетом всех принципиальных особенностей службы на подводной лодке и на надводном корабле (особенности устройства корабля, правил борьбы за его живучесть, организации службы корабельных нарядов и вахты, специфики корабельных расписаний и боевой деятельности корабля и т. п.). Как нельзя подготовить офицера в гражданской среде, так нельзя и рассчитывать на высокое качество подготовки военного профессионала одновременно по двум разным профилям.

Четвертое. Опыт службы офицеров на первичных должностях свидетельствует о том, что все они, за исключением единичных случаев, весь свой срок корабельной службы проплавали или только на подводных лодках, или только на надводных кораблях. Следовательно, нет никакого смысла подводника учить службе на надводном корабле, а надводника учить выполнять свои обязанности на подводной лодке. Иногда ставится под сомнение возможность выпускника ВМИ - подводника, ставшего командиром разнородного соединения, управлять соединением, включающим в себя не только подводные лодки, но и надводные корабли. Такое сомнение не может считаться состоятельным, так как ВМИ не готовят выпускников сразу на должности командиров соединений и даже командиров кораблей. Существует непрерывная система подготовки на вышестоящие должности (см. выше). Это же относится и к офицерам-надводникам. При этом надо иметь в виду, что базовые знания о всех типах кораблей (надводных и подводных), о боевых средствах флота, об истории развития тактики, сил и средств флота даются в ВМИ и подводникам и надводникам, но с определенными акцентами на будущую профессию.

Пятое. При раздельной подготовке курсантов высвобождается значительный резерв учебного времени за счет исключения ряда разделов, не свойственных профилю подготовки. Так, например, штурманам-подводникам никогда не потребуются знания по навигационному обеспечению траления, десантных операций, артиллерийских стрельб по берегу и по морской цели, по маневрированию в ордерах, по противолодочным операциям, и наоборот, надводникам незачем изучать темы, связанные с выработкой навигационных данных для применения баллистических ракет, с боевым использованием навигационных комплексов для подводных лодок, особенностями борьбы за живучесть подводной лодки и пр. Если учесть, что при раздельной подготовке разными будут программы для надводников и подводников не только на специальных кафедрах, но и на всех других кафедрах ВМИ, нацеленных на определенный вид профиля подготовки, то высвободившийся резерв времени окажется приблизительно равным целому семестру обучения. Его можно будет использовать для усиления практической подготовки курсантов по профилю его будущей профессии.

Шестое. Целенаправленная подготовка по надводному или подводному профилю создает благоприятные условия для сокращения срока становления выпускника на первичной офицерской должности и способствует закладке фундамента для его обучения конкретным корабельным обязанностям.

Седьмое. Раздельная подготовка курсантов позволит более эффективно организовать учебную практику на кораблях. Кроме одной-двух групповых практик на учебных надводных кораблях все остальные учебные практики курсанты должны проходить или только на подводных лодках, или только на боевых надводных кораблях. При этом исключается ненужное чередование практик на подводных и надводных кораблях и за счет этого в два раза увеличивается срок практики на боевых кораблях своего профиля.

Восьмое. Исключается проблема с выбором объектов стажировки курсантов. Стажировка будет проводиться на кораблях тех классов и подклассов, на которые готовился служить данный выпускник. При этом становятся невозможными случаи, когда курсант стажируется на надводном корабле, а служить его направляют на подводную лодку (или наоборот). Существенно увеличивается и эффективность стажировки, так как курсанты приходят на объекты стажировки, уже имея теоретические знания и опыт предыдущих практик на подобных объектах, и, главное, они нацелены на совершенствование служебных навыков в условиях своей завтрашней службы.

Девятое. Подготовка курсантов по одному общему профилю не только снижает уровень специальной и командирской подготовки за счет ее размывания по двум направлениям, она в какой-то степени безнравственна по отношению к курсантам и профессорско-преподавательскому составу ВМИ. Курсанты остаются в неведении относительно своей будущей профессии до самого выпуска. И поэтому в процессе обучения не могут определить приоритеты в постижении знаний. Их усилия рассредоточиваются по двум военным профессиям, а в настоящее время еще и по стандартизированной третьей - гражданской профессии, две из которых (одна гражданская и неизвестно какая военная) окажутся нужными лишь для общего развития. Бессильны в этом вопросе и руководство ВМИ, и преподаватели, так как и они не знают заранее (вплоть до выпуска) квоты распределения выпускников по объектам службы и поэтому не могут организовать целенаправленную учебно-воспитательную работу с учетом специфики службы на кораблях того или другого рода сил ВМФ. Не могут быть эффективно применены и результаты научной работы по проблемам воспитания профессионально-важных качеств. Поскольку никто не знает будущего предназначения данного курсанта, то невозможно в процессе обучения выявить и степень его соответствия тем или иным профессиональным требованиям (по научно обоснованным критериям,/>«з/гачиьш для подводников и надводников).

Десятое. При раздельной, например штурманской, подготовке резко возрастает эффективность учебно-воспитательной и патриотической работы с курсантами за счет целенаправленного использования опыта войны, повседневной и боевой службы надводных кораблей или подводных лодок.

Решение вопроса о раздельной подготовке не должно зависеть от возможного уменьшения численного состава флота и, следовательно, от сокращения потребностей в офицерах для ВМФ, а также не должно влиять на штатный состав профессорско-преподавательского состава. При любом объеме кадрового заказа необходимо оставить на каждой кафедре (надводной и подводной) ВМИ свой минимум обучающихся групп по каждой специальности, пусть даже только по одному классу (10-20 человек) на каждом курсе, а также сохранять профессорско-преподавательский состав ВМИ (если у кого-то из них снизится преподавательская нагрузка на какой-то период, в будущем они будут востребованы). Это позволит сохранить школы подготовки в ВМИ, лабораторную базу кафедр, костяк профессорско-преподавательского состава, наработанные пособия и методики обучения, ведь создавать заново намного сложнее, чем разрушать (!).

Исторический опыт свидетельствует о возможности различных витков и зигзагов в развития отношений между государствами. Спокойная военно-политическая обстановка в мире остается стабильной лишь на тот или иной ограниченный срок. К тому же следует не забывать, что каждый послевоенный период является одновременно и предвоенным! Поскольку военный флот создается для войны, то и все расчеты по обороне страны и кадровые планы должны учитывать этот исходный тезис. В этом один из важных принципов обеспечения военной безопасности нашей страны. Нельзя забывать завет адмирала СО. Макарова: «Помни войну». К сожалению, невозможно в случае необходимости рассчитывать на быстрое восстановление эффективной системы подготовки офицерских кадров. Легче построить корабль, чем подготовить для него офицерский состав. Если мы сохраним основу подготовки курсантов ВМИ - будущих офицеров ВМФ, нам не придется возрождаться из руин.

Я не исключаю существования других мнений по этому вопросу. Но если исходить из задач обороны страны, а не из конъюнктурных задач или из мнимых забот об экономии средств за счет сокращения штатов, то моим оппонентам будет нелегко убедить общественность в бесполезности предложенных здесь мер.

На наш взгляд, существует необходимость подробного анализа результатов объединения разнопрофильных училищ им. М.В. Фрунзе и им. Ленинского комсомола в конце 90-х годов прошлого столетия. Чего мы достигли? Сократилась одна адмиральская должность и три-четыре должности гражданских заведующих кафедрами. Экономии практически никакой, но при этом существенно усложнились структуры управления разных уровней и снизилась эффективность деятельности объединенных кафедр института. Снизилась и успеваемость курсантов.

С нашей точки зрения, необходимость решения изложенных здесь вопросов очевидна. Объективным и убедительным подтверждением принятия срочных мер в системе подготовки офицеров могли бы стать результаты сравнения статистических данных, отражающих эффективность подготовки курсантов до 1997 года и в последующий период. При этом было бы полезно использовать не только цифровые статистические данные ВМИ, но и экспертные оценки уровня подготовленности наших выпускников, изложенные в отзывах с флотов.

Владимиров А.И. О совершенствовании прохождения службы офицерским составом // Военная Мысль. 2003. № 4. С. 63.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации