О моделировании мероприятий военно-социальной политики

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ №12/2009, стр. 41-45

О моделировании мероприятий военно-социальной политики

Полковник А.Л. ВЕНЕДИКТОВ,

кандидат экономических наук

АННОТАЦИЯ. Рассматривается существующие проблемы в системе социального обеспечения военнослужащих ВС РФ и членов их семей и предлагаются некоторые варианты по совершенствованию государственной военно-социальной политики.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: социальное обеспечение, военнослужащие и члены их семей, льготы и гарантии, правовые нормы, военно-социальная политика.

SUMMARY. The article considers the existing problems in the social security system of military men of the Armed Forces and their families, and suggests some options for improving the state of military-social policy.

KEYWORDS (TAGS): social security, the military and their families, incentives and guarantees, the rule of law, military-social policy.

О моделировании мероприятий военно-социальной политики

Венедиктов Андрей Альбертович родился 3 января 1967 года в городе Орле. В1988 году окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М.В. Ломоносова, в 1996 году - Военную академию бронетанковых войск, в 2005 году - Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Проходил службу в высших военных учебных заведениях (последняя должность - начальник учебного отдела Военного финансово-экономического университета), Главном управлении военного бюджета и финансирования Минобороны России, Счетной палате Российской Федерации (последняя должность - заместитель начальника отдела информационного обеспечения).

В настоящее время является докторантом Общевойсковой академии Вооруженных Сил Российской Федерации. Кандидат экономических наук, доцент.

СОДЕРЖАНИЕ принятых в последнее время программных документов в сфере военно-социальной политики, заявления высшего политического руководства страны свидетельствуют о том, что в данной области государство отходит от практики введения многочисленных льгот, не обеспеченных реальным финансированием, сокращая избыточные социальные обязательства. Аморфные «улучшения» и «совершенствования» все чаще заменяются в документах конкретными задачами.

Нет сомнений, что система социального обеспечения военнослужащих нуждается в оптимизации, для чего необходимо, прежде всего, всесторонне проанализировать существующие обязательства государства в этой сфере, их фактическую исполняемость, целесообразность сохранения либо модификации. Комплексный учёт всех форм социального обеспечения военнослужащих необходим для формирования у государства и общества объективного представления об уровне жизни людей в погонах и оптимизации перечня и содержания соответствующих мероприятий. Вместе с тем такие всесторонние исследования пока не проводились.

Отсутствует даже общепринятая классификация форм социального обеспечения. Отчасти это обусловлено тем, что в настоящее время система социального обеспечения военнослужащих и членов их семей имеет сложную структуру, которая с трудом укладывается в рамки традиционных ее классификаций (например, по видам обеспечения: денежное довольствие, продовольственное, вещевое обеспечение и др.)- Многочисленные льготы и гарантии некодифицированы. Правовые нормы, регулирующие общественные отношения в сфере военно-социальной политики, распылены по многим нормативным правовым актам. Последние нередко характеризуются противоречивостью, неполнотой, отсутствием единого терминологического аппарата, значительным удельным весом отсылочных норм.

Отсутствие общепризнанной классификации некой предметной области нередко свидетельствует о том, что комплексный анализ последней, а тем более оптимизация, основанная на программно-целевых принципах, не производились. Очевидно, что прежде чем совершенствовать систему социального обеспечения военнослужащих, следует скрупулезно разобраться в том, какие мероприятия она включает в себя в настоящее время. Их объективная, научно обоснованная классификация должна стать первым и необходимым шагом в создании модели мероприятий военно-социальной политики и ее последующей оптимизации.

Ряд авторов предлагают собственные подходы к группировке видов деятельности в сфере военно-социальной политики, например, по функциональному признаку либо отталкиваясь от социально-защитной функции социального обеспечения. Однако недостатком многих из них является неполное соответствие, по крайней мере, двум основополагающим требованиям, предъявляемым к любой научной классификации. Во-первых, множества объектов, соответствующих каждому из выделяемых классов, не должны пересекаться (условно назовем его принципом непротиворечивости). Во-вторых, объединение упомянутых множеств должно быть тождественно всему классифицируемому множеству объектов (назовем это условие принципом полноты).

Ряд имеющихся классификаций грешат против обоих названных принципов, что мешает использованию их при моделировании военно-социальной политики. Например, в состав мероприятий социального обеспечения военнослужащих не включаются отдельные виды социальной поддержки членов их семей, которые обусловлены нахождением в родственных либо супружеских отношениях с лицами, состоящими на военной службе. Не всегда в полной мере учитываются такие формы социального обеспечения как удовлетворение потребности человека в получении образования, служебном и профессиональном росте, обеспечении государственной защиты прав и свобод и ряд других. Отступление от принципа непротиворечивости иногда проявляется в том, что отдельные классы выделяются по различным основаниям, что зачастую влечет их пересечение (одно и то же мероприятие социального обеспечения относится сразу к нескольким классам).

Автором был предложен подход к классификации мероприятий социального обеспечения военнослужащих и членов их семей, основанный на традиционном для юридической науки отраслевом делении права. Меры социальной поддержки были сгруппированы по категориям прав в социальной сфере. Общепринятая группировка соответствующих мероприятий отражена, в частности, во Всеобщей декларации прав человека, в Конституции РФ. К таковым относятся права на охрану здоровья, на жилище, на образование, на труд, на социальное обеспечение в старости и в случае утраты трудоспособности и др.

Вместе с тем некоторые особенности военной службы обусловливают ряд специфических групп мероприятий социального обеспечения. К таким особенностям для военнослужащих и членов их семей можно отнести, например, повышенный риск гибели (потери кормильца), возможность многократных вынужденных перемен места жительства, невозможность получать содержание от своего мужа (отца) при прохождении последним военной службы по призыву.

Представляется, что наряду с указанным подходом имеет право на существование и обратный вариант, когда классификация производится не на основе выделения групп общественных отношений в той или иной сфере, а путем группировки жизненных обстоятельств, которые являются основанием для предоставления конкретных форм социального обеспечения. Ведь при рассмотрении последних нет смысла говорить об абстрактном «среднем» военнослужащем (как не имеет смысла говорить о «средней температуре по больнице»). Каждая мера социального обеспечения ориентирована на конкретную группу лиц и имеет собственное целевое предназначение: оказание поддержки определенным категориям лиц; компенсация ограничений, тягот и лишений, связанных с военной службой; стимулирование военнослужащего к тому типу поведения, который выгоден государству и его Вооруженным Силам, и т. д. Человека интересуют в первую очередь те формы социального обеспечения, на которые именно он имеет право в данный момент либо будет иметь в перспективе.

Доступность каждому той или иной формы социального обеспечения определяется статусом (правовым положением) данного лица. Любой гражданин относится к целому ряду категорий, которые определены законодательством как адресаты мер социального обеспечения и поддержки. Например, он одновременно может являться военнослужащим, лицом с семейными обязанностями, жителем конкретного муниципального образования, налоговым резидентом государства и т. п. Каждая из перечисленных категорий и многие другие характеристики того или иного лица влекут появление ряда прав и обязанностей социального характера.

Жизненные обстоятельства, с которыми законодательство связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений, называются юридическими фактами. Таким образом, каждая составляющая социального обеспечения военнослужащих представляет собой функцию от одного или, чаще, нескольких юридических фактов pi, рассматриваемых как формализованные параметры, могущие принимать одно из строго определенного числа возможных значений, то есть имеющие числовую природу в соответствующей модели.

Не все юридические факты, определяющие статус военнослужащего с точки зрения объема положенных ему мер социального обеспечения, имеют значение для каждой из составляющих последнего. Удобно произвести классификацию жизненных обстоятельств по данному признаку. Юридический факт pi назовем незначащим для (не оказывающим влияния) конкретной меры социальной поддержки, характеризуемой функцией О моделировании мероприятий военно-социальной политики, если существует функция О моделировании мероприятий военно-социальной политики такая, что

О моделировании мероприятий военно-социальной политики

Здесь t - обязательный временной параметр, поскольку право на меры социального обеспечения и их конкретное содержание могут меняться со временем.

Иными словами, юридический факт pi является незначащим для анализируемой меры социального обеспечения, если право на нее, а также конкретное содержание этого права, не зависит от наличия или отсутствия соответствующего обстоятельства. Например, размер процентной надбавки к окладу по воинской должности за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, не зависит от воинского звания военнослужащего. Следовательно, юридический факт, отражающий воинское звание, присвоенное военнослужащему, является незначащим для установления процентной надбавки к окладу по воинской должности за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.

Остальные юридические факты будем называть значащими для данной меры социального обеспечения.

Детальную классификацию последних предлагается проводить на основе значащих юридических фактов, определяющих право на соответствующие меры и их конкретное содержание. При таком подходе появляется возможность моделировать мероприятия военно-социальной политики индикативным путем, то есть рассматривая субъектов социального обеспечения как обладателей тех или иных признаков, определяющих их статус. Значения данных индикаторов будут определять объем и содержание мер социального обеспечения.

Может создаться впечатление, что подобный «юридический» подход к моделированию социального обеспечения военнослужащих концептуально неверен, поскольку в неразрывной связке между экономикой и правом последнему отводится обеспечивающая роль. Именно экономика определяет конкретное содержание правовых норм, а не наоборот.

Действительно, даже самые прогрессивные правовые нормы не могут отменить или изменить экономические законы. Однако при моделировании военносоциальной политики задача экономической науки состоит не только и не столько в описании соответствующих объектов и процессов, сколько в их оптимизации, т.е. достижении рационального (в идеале - оптимального) соотношения между затратами на реализацию социальных мероприятий и их результатами. Причем обоснованные в ходе моделирования предложения должны быть реализуемы на практике, т. е. в качестве обязательного условия предполагается возможность их воплощения в виде соответствующих правовых норм.

Необходимость изменения механизмов стратегического планирования в социальной сфере осознана на самом высоком политическом уровне. В частности, Военная доктрина России ставит задачу программно-целевого планирования военного строительства. В целом ряде бюджетных посланий Президента РФ Федеральному Собранию (2007, 2006, 2005, 2004 годов) государственные органы ориентируются на применение программно-целевых методов при планировании и осуществлении бюджетных расходов, предполагающих их тесную увязку с планируемыми результатами. Несколько лет назад из научных статей экономистов в лексикон высших политических деятелей и государственных органов перекочевал такой термин как БОР (бюджетирование, ориентированное на результат).

Это, безусловно, правильно. Вместе с тем не в меньшей степени, чем ориентация на результат, представляет интерес степень рациональности тех или иных решений. Ведь путей достижения заданного результата может быть множество. Они могут отличаться по величине затрат, объему и направленности «побочных эффектов». Последние могут быть как негативными, так и позитивными. Иными словами, использование программноцелевых методов, инструментария БОР, необходимо, но не достаточно. Достаточным на современном этапе представляется активное внедрение при разработке государственных программ военно-социальной направленности методологии военно-экономического анализа. Это позволит не только сопоставить те или иные варианты предлагаемых путей совершенствования военно-социальной политики, но и выработать новые, основанные на рациональной комбинации мероприятий из различных программ. При этом серьезную научную проблему представляет выработка критерия эффективности соответствующих решений.

Конечный результат военно-социальной политики выражается в уровне военного (боевого) потенциала как компоненты военной силы государства, боевой готовности войск. Соответственно, результирующим показателем тех или иных мероприятий в военно-социальной сфере должно стать не популистское и неконкретное «повышение уровня социального обеспечения военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных Сил РФ и других войск», а степень повышения боевого (военного) потенциала Российского государства, их вклад в общее социальное развитие общества.

Последнее представляется особенно важным отметить, поскольку целый ряд ученых считают, что военное потребление представляет собой безвозвратное изъятие из народного хозяйства материальных ценностей, поддерживая К.Маркса, который отмечал, что расходы на войну «в непосредственно экономическом отношении это то же самое, как если бы нация кинула в воду часть своего капитала». Даже в Программе КПСС, принятой в 1961 году, на XXII съезде партии, было записано: «Обогащая отдельные группы монополистической буржуазии, милитаризм ведет к истощению наций, разорению народов, изнывающих под бременем налогов, растущей инфляции и дороговизны».

В настоящее время подобный подход представляется односторонним и устаревшим. Очевидно, что бюджетные средства, затраченные на приобретение вооружения, военной и специальной техники для вооруженных сил, не только способствуют развитию новейших и перспективных технологий, но и обеспечивают занятость для большой части населения страны, достаточный жизненный уровень для работников оборонно-промышленного комплекса и членов их семей, стимулируют рост их образования, поддержание физического и психического здоровья. В конечном итоге все это способствует решению немалого числа задач социальной политики государства, в том числе, воспроизводства трудового потенциала страны.

Объем статьи не позволяет подробно рассмотреть здесь программно-целевые методы моделирования военно-социальной политики. Поэтому хотелось бы привести концептуальные соображения, которые предлагается положить в ее основу:

Первое. Эффективность мероприятий военно-социальной сферы должна оцениваться на основе критерия, отражающего их вклад в обеспечение военного (боевого) потенциала Российского государства, в обеспечение национальной безопасности.

Второе. Военно-социальная политика должна моделироваться как широкий комплекс мероприятий в социальной сфере, включающий в себя деятельность государства, отдельных его органов и учреждений на протяжении всей жизни каждого гражданина: начиная от охраны здоровья новорожденного и его матери (что в будущем отразится в том числе и на годности к военной службе), прохождения начальной военной подготовки в общеобразовательных школах и кончая обеспечением погребения умершего военнослужащего, военного пенсионера, пенсионным обеспечением лиц, находившихся на его иждивении.

Третье. При рассмотрении затрат на достижение целей военно-социальной политики необходимо учитывать использование не только финансовых, но и кадровых, информационных, материально-технических и иных ресурсов.

Четвертое. Обоснованность и эффективность затрат на реализацию военно-социальной политики должна оцениваться на основе системного анализа результатов проведения соответствующих мероприятий с учетом их положительного либо отрицательного влияния на экономику и социальную организацию страны в целом.

Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ от 8 июля 2000 г. «Какую Россию мы строим» // Российская газета, 2000. 11 июля.

Корякин В.М. Военно-социальная политика Российской Федерации: проблемы правового регулирования. М. 2003.

Венедиктов А.А. О классификации мероприятий социального обеспечения военнослужащих и членов их семей // Вооружение и экономика. № 1. 2008.

Там же.

Военная доктрина Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 21 апреля 2000 г. № 706) // Собрание законодательства Российской Федерации от 24 апреля 2000 г., № 17, С. 1852.

Шигалин Г. И. Военная экономика в первую мировую войну. М.: Воениздат, 1956.

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 46. С. 67.

Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1976. С. 29.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации