ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ №12/2009, стр. 3-13

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

К вопросу о соответствии облика Вооруженных Сил Российской Федерации статусу страны и их предназначению

Полковник в отставке В. Г. НАРЫШКИН,

кандидат военных наук

АННОТАЦИЯ. Рассматриваются проблемы реформирования ВС РФ на период до 2020 года. Показана взаимосвязь численности ВС с их реальными боевыми возможностями, отпущенными ресурсами на содержание ВС и их техническим оснащением, освещены роль мобилизационных потребностей и значение стратегических резервов.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: облик ВС РФ, боевой потенциал ВС, военные угрозы и опасности, боевые возможности, мобилизационные потребности, вооружение и военная техника, реформа, коэффициент мобилизационного развертывания.

SUMMARY. The article considers the problems of reforming the Armed Forces for the period until 2020. The correlation between the number of the AF with their actual combat capability, allotted resources for maintenance of the AF and their technical equipment is shown, the role of mobilisation requirements and the importance of strategic reserves are covered.

KEYWORDS (TAGS): the make-up of the Armed Forces, the combat potential of the Armed Forces, military threats and dangers, combat capabilities, mobilisation requirements, weapons and military equipment, reform, the rate of mobilisation deployment.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

НАРЫШКИН Владимир Геннадьевич родился 1 мая 1941 года в селе Реболы Карельской АССР. Окончил Ленинградское высшее общевойсковое командное училище (1964), Военную академию имени М.В. Фрунзе (1974), Военную академию Генерального штаба (1984).

Службу проходил в должностях командира мотострелкового взвода, мотострелковой роты Прикарпатского военного округа, начальника штаба мотострелкового полка, офицера, старшего офицера оперативного управления штаба Дальневосточного военного округа, старшего офицера и начальника группы 9-го отдельного направления Главного оперативного управления Генерального штаба, начальника оперативного отдела - заместителя начальника оперативного управления штаба Южной группы войск.

После увольнения из рядов ВС - старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории Военной академии Генерального штаба. С 1997 по 2003 год - главный специалист, советник департамента войск гражданской обороны МЧС России. С мая 2003 года - преподаватель, старший преподаватель факультета гражданской обороны Военно-инженерной академии. С 2006 года - старший преподаватель кафедры управления войсками и службы штабов Общевойсковой академии ВС РФ.

ОБЛИК ВС, сложившийся к 2008 году в результате преобразований, проводимых в стране в течение двух последних десятилетий, явно не отличался своей завершенностью. Основу армии составляли части сокращенного состава и кадра, очевидно не обладающие достаточной боеспособностью. Кроме того, ВС «полностью выработали запас вооружения и военной техники, оставшийся от СССР». В результате страна оказалась в опасном состоянии очередной неготовности к войне.

Пятидневная война августа 2008 года по обузданию агрессии Грузии, несмотря на ее успешное завершение, проявила такие недостатки в состоянии ВС РФ, которые еще более убедили руководство страны, что в мирное время нам нужна более боеспособная армия и медлить с этим нельзя. Это подстегнуло власти к принятию срочных организационных мер и выделению, несмотря на кризис, дополнительных финансовых средств на коренное изменение облика ВС РФ.

Состояние стратегических сил России - основного фактора сдерживания сейчас таково, что его запаса еще хватит примерно на 10 лет, в связи с этим пока не исчерпан еще лимит времени для проведения серьезных, радикальных преобразований в масштабе ВС РФ.

Лично Президентом Российской Федерации ДА Медведевым было принято решение на незамедлительный «перевод всех частей и кораблей ВС РФ в категорию постоянной готовности». По его заявлению: «безопасность была и остается одним из ключевых факторов развития государства», поэтому нет сомнения в намерении властей довести военную реформу до конца.

На заседании военной коллегии Минобороны 14 октября 2008 года было объявлено о проведении комплекса мероприятий по изменению структуры, состава, состояния, численности и переоснащения ВС РФ.

Из официальных сообщений по военной реформе следует, что она проводится по плану и предусматривает глубокие преобразования армии, а также ускоренное развитие военно-промышленного комплекса.

К 2012 году все соединения и части будут переведены в категорию постоянной боевой готовности, а численность армии и флота составит 1 миллион человек, из которых офицеры составят только 150 тыс. человек (15 % от общей численности).

При многократном сокращении количества воинских частей весьма целесообразным является переход к трехуровневой системе управления: военный округ - оперативное командование - бригада.

Все виды ВС и рода войск нуждаются в обновлении ВВСТ. Поэтому затраты на НИОКР и закупки вооружения должны составить большую часть расходов на национальную оборону. И такие меры спланированы. 19 ноября 2008 года начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Николай Макаров заявил журналистам, что в российской армии в ближайшие 3-5 лет будут на треть обновлены вооружение и техника.

17 марта 2009 года Президент Российской Федерации ДА. Медведев на расширенном заседании Коллегии Минобороны России официально заверил военных, что к 2020 году это будет сделано на 80 %.

Таким образом, впервые с момента распада СССР, в РФ принято решение о проведении полноценной военной реформы, которая призвана коренным образом преобразовать облик ВС РФ и довести их структуру, состояние и боевые возможности воинских формирований постоянной готовности до уровня армий наиболее развитых стран мира.

Меры, принимаемые руководством РФ, свидетельствуют о намерении отказаться от стратегии развертывания массовой армии, стратегии, на которой на протяжении целого столетия основывалась оборона страны.

Содержать многомиллионную армию в мирное время действительно накладно любому государству, поэтому в начале XX века расчет на быстрое развертывание массовой армии был вполне оправданным.

Во-первых, возможности государств по скрытой подготовке к войне и внезапному нападению на противника тогда были ограничены. И все-таки стране-агрессору, готовящейся к внезапному нападению, в определенной мере удавалось заблаговременно и скрытно проводить развертывание мобилизационных резервов.

Во-вторых, проведение всеобщей мобилизации позволяло в короткие сроки в разы нарастить боевой потенциал страны. Это достигалось при отсутствии в армии сложного вооружения и военной техники. При этом потребность в качественных ресурсах была меньшей.

В-третьих, ввиду оснащения армий относительно простыми видами вооружения, не требовалось проведения длительного боевого слаживания отмобилизованных и вновь сформированных воинских частей.

Однако уже во второй половине XX века (в результате анализа хода и исхода Второй мировой войны) от этой стратегии отказались многие из наиболее развитых государств в мире.

Использовать возможности развертывания массовой армии удавалось только странам-агрессорам. Обороняющаяся сторона всегда объявляла мобилизацию с опозданием.

История пока не знает примеров упреждающего развертывания массовой армии для отражения агрессии даже при наличии так называемого «угрожаемого периода». Сейчас этот период характерен только для локальных войн, когда агрессор намеренно демонстрирует многократное превосходство в боевой мощи. В войне против сильного противника агрессор всегда будет стремиться к скрытности подготовки. Государства блока НАТО (в первую очередь США) и другие фактически давно имеют возможности осуществлять нападение внезапно.

Внезапность, как показал опыт, позволяет создавать подавляющее превосходство над противником по действительным значениям боевого потенциала (потенциалам готовности) группировок войск (сил).

В современных условиях большими возможностями достижения внезапного нападения располагают США и НАТО в целом. Война с их стороны может начаться с нанесения ударов с воздуха еще до проведения (или завершения) оперативного развертывания группировок войск (сил). В этом случае мобилизационное развертывание обороняющейся стороны до начала войны практически неосуществимо. Причем соединения и части сокращенного состава, в мирное время располагающие реальным боевым потенциалом, вместо участия в отражении агрессии должны будут проводить отмобилизование, а затем и боевое слаживание в штатной организации военного времени. То есть реальный боевой потенциал войск (сил), развертываемых по мобилизации, примерно в течение месяца не может быть применен, а при низком качестве мобилизационных ресурсов его приращение будет незначительным.

Так, накануне Великой Отечественной воины превосходство Красной Армии многим казалось очевидным. Примерно в полтора раза обеспечивалось численное превосходство ВС СССР над ВС Германии по дивизиям (303 против 210 дивизии). Соответствующее превосходство было создано по самолетам, артиллерии и танкам. Численность Красной Армии была также более чем достаточной. По состоянию на 22 июня 1941 года она составляла 5,4 млн человек. А в составе направлен-. ной против России группировки ВС Германии численностью 7,3 млн человек содержалось только 210 дивизий, полностью укомплектованных боеспособных, обладающих опытом ведения боевых действий.

Из приведенных данных очевидно, что почти все наши дивизии были укомплектованы не более чем наполовину и с началом войны нуждались в отмобилизовании и боевом слаживании, на которое не было времени. Красная Армия, наспех отмобилизованная до 11 млн человек, вступала в бой с противником, значительно превосходящим в боеспособности войск. Поэтому уже при превосходстве в боевом и численном составе наша армия отступала до самой Москвы. Только за первые 6 месяцев войны армия потеряла 4,5 миллиона человек, главным образом, военнообязанных граждан от станков и пашен, вступивших в бой с матерым врагом, уже захватившим половину Европы.

Нет никакого сомнения в том, что обстановка на советско-германском фронте была бы кардинально иной, если бы за счет той же численности (5,4 млн человек) в рядах Красной Армии к началу войны содержалось не 303, а всего 150 дивизий постоянной готовности. То есть дивизий боеспособных, не требующих доукомплектования и готовых вступить в бой в первый же день войны.

В современных условиях приверженность страны к концепции массовой мобилизационной армии становится куда более опасной.

Военнообязанных граждан, призванных по мобилизации, неразумно вооружать технически сложными видами современного оружия и техники. Из-за недостаточной подготовленности военнообязаных граждан они могут быть выведены из строя, а эффективность их применения будет низкой. Оснащение военнообязанных простейшими видами ВВСТ также незначительно увеличивает боевой потенциал ВС.

Сейчас, спустя более шестидесяти лет после той войны, российские армия и флот оснащены несравнимо более высокотехнологичным и эффективным оружием. Поэтому путем мобилизации невозможно в короткие сроки существенно нарастить реальный боевой потенциал ВС. Эта задача тем более невыполнима при запущенном состоянии мобилизационных ресурсов (запасов ВВСТ, материальных средств и низком качестве приписного состава).

Этим обусловлена важность и острая необходимость свершившегося изменения политики нашего государства в подходах к строительству ВС.

На наш взгляд, намеченные пути и планы коренного преобразования облика ВС РФ достаточно продуманы и научно обоснованы. Однако, при проведении любой крупной реформы неизбежны определенные просчеты, а также сопутствующая им конструктивная и неконструктивная критика.

Только вопрос определения численности ВС РФ практически не подвергается критике. 1 миллион человек, из которых офицеры составят только 150 тыс. человек (15 % от общей численности) - это та численность, которая на данный период является единственно возможной, несмотря на то, что это самая низкая численность ВС нашего государства за последнюю сотню лет. Поэтому данный параметр нуждается в научном обосновании.

«Рациональная численность ВС должна рассматриваться как результат компромисса между требуемой и возможной численностью». Целиком и полностью соглашаясь с этим выводом, можно подвергнуть сомнению объективность последующих обоснований авторов этой статьи, в том числе ссылку на мировую практику.

Действительно различные государства в условиях мирного времени выделяют для обеспечения национальной обороны от 2 до 5 % внутреннего валового продукта, а численность их ВС при этом редко превышает один процент от общей численности населения страны.

России, в решении такой жизненно важной проблемы, недостаточно исходить из анализа мировой практики. При этом степень «военно-экономического напряжения» в обеспечении обороноспособности страны также может существенно отличаться от «стандартов» мировой практики.

Более разумный подход изложен в статье генерал-полковника А. Рукшина, бывшего начальника ГОУ ГШ ВС РФ (2001-2008 гг.).

Целиком и полностью соглашаюсь с его утверждением о том, что численность ВС РФ должна определяться, исходя из «объективных условий существования государства, его места и роли в мировом сообществе, системе международных отношений».

Как известно, Россию «аршином общим не измеришь». Как самой крупной стране в мире, ей есть что защищать. Никакая другая страна не охватывает 10 часовых поясов и не располагает такими колоссальными природными богатствами. Ее протяженность с запада на восток более 9 тыс. км, а с севера на юг 2,5 - 4 тыс. км. Она омывается 12 морями, принадлежащими к бассейнам 3 океанов. Кроме того, Россия занимает 6-е место в мире по численности населения (более 140 млн человек).

Поэтому Россия не может ориентироваться на другие государства, особенно на государства НАТО (кроме США), которые, находясь в самом крупном в мире военном блоке, могут позволить себе содержать ВС, относительно небольшие по численности (от 200 до 300 тыс. человек).

Однако заметим, что многие из этих армий (ВС Великобритании, ФРГ, Франции и др.) обладают солидным потенциалом вооружения, а уровень боеспособности их войск (сил) сопоставим с ВС США.

По мнению автора, при определении потребности страны в ВС должны приниматься во внимание: геостратегическое положение России, ее место и роль в мировом сообществе, сложившаяся система международных отношений и расстановка военно-политических сил на мировой арене. Однако главным, безусловно, является то, что потребность в численности ВС должна устанавливаться с учетом реалий и перспектив изменения в ходе реформы их качественного состояния и боевых возможностей.

Не численность, а реальный боевой потенциал ВС должен быть достаточным для решения задач по отражению агрессии в любых самых сложных условиях развязывания и ведения войны противником против России и ее союзников.

Нельзя утверждать, что сложившаяся за последние годы система международных отношений и расстановка военно-политических сил на мировой арене для нашей страны является самой благоприятной, исключающей военные угрозы и опасности.

За последние два десятилетия в результате распада организации государств Варшавского Договора, развала СССР и значительного расширения НАТО на восток расстановка военно-политических сил на мировой арене и соотношение сил сторон по линии Запад - Восток резко изменились не в пользу нашей страны. Позиция Запада (особенно США) по отношению к России практически не улучшилась. Политикам Запада удалось привлечь в состав НАТО страны Восточной Европы, в том числе прибалтийские республики бывшего СССР, а также внести раскол во взаимоотношения России с Грузией и Украиной.

Поэтому численность ВС РФ в 1 млн человек, утвержденная Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым, отнюдь не является пределом достаточности. Это самый низкий показатель снижения их состава за всю новейшую историю государства. Однако, исходя из реальных экономических возможностей, Россия пока не в состоянии привести свою армию в соответствие «мировым стандартам» большего состава. Нам предстоит в короткие сроки коренным образом изменить структуру ВС, привести все воинские части в боеспособное состояние и почти полностью перевооружить их.

Такие преобразования стоят на грани экономических возможностей России по обеспечению строительства и содержания ВС на современном этапе. Однако мы должны понимать, насколько данная численность ВС РФ, особенно при их нынешнем состоянии, не соответствует реальной потребности.

Потребность страны в численности ВС обратно пропорциональна их реальным боевым возможностям.

При отсутствии в составе ВС в мирное время необходимого количества боеспособных воинских формирований их реальный боевой потенциал не может быть достаточным. Компенсировать его придется за счет всеобщей мобилизации (многомиллионного мобилизационного резерва).

Автором давно доказано, что лучше иметь десять боеспособных дивизий, чем сто «бумажных». Однако потенциал боеспособности частей не может быть достаточным без оснащения их современными высоко эффективными видами ВВСТ.

При содержании соединений и частей (кораблей) в категории постоянной готовности потребность в численности ВС снижается, а их реальный боевой потенциал, наоборот, возрастает. Таких воинских формирований потребуется меньше, поэтому расходы на их оснащение наиболее современными видами ВВСТ будут давать большую отдачу. Полностью укомплектованные и обеспеченные всем необходимым, при достаточном качестве (сбалансированности) организационно-штатной структуры, они смогут обладать несравнимо более высокими уровнями боеспособности, что способствует максимальному использованию потенциала современного вооружения.

В повышении боеспособности ВС особую роль играют и качество их структуры, в том числе сбалансированность боевых элементов и систем управления, разведки, всех видов оперативного (боевого), специального, технического обеспечения и тыла. Мы понимаем важность установленной сбалансированности структуры видов ВС и родов войск по их боевому и численному составу. Исходя из этого, особенно туго придется Сухопутным войскам, как одному из основных видов ВС, более всего подвергающемуся сокращению как по численности, так и по кардинальным структурным изменениям.

До тех пор, пока реальный боевой потенциал ВС РФ численностью в 1 млн человек будет очевидно недостаточным, Россия будет вынуждена содержать многомиллионный мобилизационный резерв в готовности к его развертыванию в случае войны. Только этим возможно компенсировать недостающие боевые возможности кадровой армии.

Ожидаемое существенное улучшение качественного состояния ВС и оснащение их современным ВВСТ будет сопровождаться значительным ростом их боевых возможностей. Увеличение реального боевого потенциала (потенциала боеспособности) ВС в свою очередь создаст условия для сокращения мобилизационной потребности.

При достижении условий, когда потребность в мобилизационном резерве будет сведена к минимуму (это, по нашему мнению, 2-3 млн человек), установленная численность ВС РФ может считаться оптимальной.

Поэтому при оценке разумности пределов численности ВС РФ, создаваемых в соответствии с планами их реформирования, следует понимать, что миллионная армия и флот, состоящие из частей (кораблей) постоянной готовности, после соответствующей боевой подготовки и полного обновления ВВСТ смогут в 5-10 раз увеличить свою боевую мощь. Такого приращения боевых возможностей невозможно добиться даже при развертывании десяти миллионной армий.

России, не имеющей пока достаточно боеспособной армии, необходимо осторожно подходить к сокращению масштабов мобилизации.

Однако, взвешенно оценив состояние мобилизационных резервов, уже сейчас можно частично сократить мобилизационную потребность.

Сокращать мобилизационный резерв следует постепенно (поэтапно), параллельно с улучшением качества мобилизационных ресурсов и ростом боевых возможностей ВС, с учетом состояния и сбалансированности видов ВС и родов войск. Это позволит улучшить качество мобилизационных ресурсов и состояние мобилизационной готовности. В том числе появятся возможности для использования военнообязанных запаса только по прямому предназначению и родственным ВУС; для отбора более пригодных и эффективных ВВСТ, находящихся на хранении и поставляемых при мобилизации, а также для улучшения качества запасов МС, поставляемых при мобилизации.

Кроме того, важно полнее использовать в мобилизационном резерве сводные формирования, имеющие на вооружении так называемую «гражданскую» технику: автомобильные колонны, сводные формирования гражданской авиации, РХБЗ, связи и т. д. А поставку автомобилей, самолетов, вертолетов, бульдозеров, кранов, передвижных электростанций, техники РХБЗ, связи и др. осуществлять вместе с закрепленным за ними обслуживающим персоналом. Они потребуются также в органы управления и части постоянной готовности для создания, дублирующих расчетов (экипажей), дежурных смен и т. д.

Таким образом, прежде чем установить реальную потребность в численности ВС и соответствующую потребность в мобилизационном резерве, надо оперативно оценить существующие и ожидаемые в результате реформы показатели боевого потенциала ВС. Затем по оценке состояния и реальных боевых возможностей ВС оценивается их достаточность для решения возложенных на них задач исходя из реальных военных опасностей и угроз, с учетом возможности их боевого применения в самых сложных условиях обстановки развязывания войны против России и ее союзников.

Планирование нового облика ВС и установление их оптимальной численности осуществляются с учетом предвидения возможностей по финансированию их содержания и развития; перспективы обновления ВВСТ; сбалансированности структуры ВС в целом, видов ВС и родов войск; совершенствования организационно-штатной структуры частей (кораблей), а в конечном итоге, на основе оценки и расчетов ожидаемого повышения уровней боеспособности воинских формирований и увеличения потенциала вооружения.

Недостающие боевые возможности ВС, связанные с их численностью и состоянием боеспособности войск (сил), вынужденно компенсируются за счет их мобилизационного резерва.

В 2008 году ВС насчитывали 1,2 млн человек. При известном состоянии боеспособности их частей (кораблей) потребность страны в боевой мощи ВС может компенсироваться за счет развертывания в случае войны массовой армии путем проведения всеобщей мобилизации.

По мере наращивания в ходе реформы боевого потенциала ВС появится возможность поэтапного снижения мобилизационной потребности. Это позволит одновременно повышать качество мобилизационных ресурсов и их возможности, совершенствовать мобилизационную подготовку и мобилизационную готовность, определять пути и способы рационального использования мобилизационного резерва в случае войны.

К 2012 году, за счет реформирования структуры ВС, существенного повышения уровня боеспособности воинских частей постоянной готовности, а также обновления на 30 % устаревшего ВВСТ, совокупный потенциал боеспособности ВС, даже при их численности в 1 млн человек, может увеличиться по сравнению с 2008 годом более чем вдвое.

В 2020 году при дальнейшем обновлении ВВСТ и повышении уровней боеспособности воинских формирований, потенциал боеспособности ВС может увеличиться еще в два раза, а численность ВС РФ будет близка к пределу достаточности.

Однако главная проблема военной реформы заключается в том, что на реализацию планов по приданию ВС РФ нового облика потребуются колоссальные финансовые затраты и рациональное их использование.

Успех реформы целиком и полностью зависит не столько от перспективности идеи, целесообразности решений и продуманности планов и программ широкомасштабного реформирования ВС, сколько от твердости в реализации российским руководством взвешенной политики финансирования содержания и развития ВС на период 2009-2020 годы.

При этом научный подход состоит не в том, чтобы «соответствовать мировой практике» в установлении доли, выделяемой на национальную оборону от внутреннего валового продукта (ВВП) страны (например, в размере 3,5-4 %). Он заключается только в том, чтобы в результате реформы создать такие ВС, которые бы в полной мере соответствовали статусу России как Великой Державы, надежно обеспечивали военную безопасность страны и ее союзников, были бы твердой опорой при защите национальных интересов страны и проведении внешнеполитического курса государства.

Важно установить не доли от ВВП РФ, а заблаговременно рассчитать и определить действительно достаточные для проведения реформы размеры ежегодного финансирования содержания, перевооружения и развития ВС на период до 2020 года.

Достаточно напомнить, что с конца 80-х годов в течении около пятнадцати лет ВС РФ финансировались на грани выживания. От 70 % до 90 % средств по оборонному бюджету тратилось на содержание личного состава ВС. В эти годы боевая подготовка войск была ограничена. Запасы материальных средств истощились. Закупки ВВСТ почти не проводились, ВВСТ, оставшиеся в наследство от СССР, в значительной мере приведены в непригодное состояние.

Поэтому сейчас огромное значение имеет взвешенный подход в определении структуры военного бюджета. Важно принципиально решить проблемы по установлению баланса в структуре расходов на текущее содержание ВС и их техническое оснащение.

При этом надо учесть необходимые расходы на проведение в ВС РФ оргштатных мероприятий; финансирование обустройства войск (сил), расквартирования в новых местах дислокации, создание условий для их качественной боевой подготовки; на обеспечение военнослужащих и увольняемых офицеров жильем и последовательный переход армии на контрактную основу. Согласно решению Совета безопасности РФ от 28 июня 2005 года «К 2011 году планируется выйти на 50:50 и к 2015 году на 30:70 в пользу технического оснащения армии. Однако анализ структуры внесенного федерального бюджета показывает, что соотношение между расходами на текущее содержание и техническое оснащение ВС в 2009 году - 54,7:45,3, в 2010 году - 52,8:47,2, в 2011 году - 54,7:45,3 в пользу текущего содержания». Но с 2011 года, после завершения структурных преобразований и достижения уровня достойного содержания армии потребуются из года в год резко увеличивать расходы на перевооружение армии современным, технологически сложным и дорогим вооружением.

Для этого российскому руководству надо быть готовым и к преодолению объективно возникающих трудностей, а также различных критических нападок и бюрократических преград государственного аппарата, чтобы по ходу реформы ни при каких условиях не корректировать программы финансирования ВС в сторону уменьшения.

Глава государства Д.А. Медведев пообещал, что даже мировой финансовый кризис никак не отразится на расходах государства на армию. «Есть важнейшие позиции, по которым мы никаких решений по уменьшению финансирования принимать не можем и не будем» - заявил Президент.

Бывшая в то время заместитель министра обороны по финансово-экономической работе Любовь Куделина объявила масштабы ассигнований по военному бюджету РФ на текущий и очередной годы. Так «в 2009-м они составят 1 триллион439миллиардоврублей,товследующемгодуувеличатсядо 1 триллиона 509 миллиардов».

По оценке автора, примерные потребности в военном бюджете и распределении расходов на текущее содержание ВС РФ и их развитие в период с 2009 по 2020 годы могут быть следующими (рис. 2).

На рис. 2 видно, что в первый период (2009-2010) осуществляется формирование структуры нового облика ВС. Для этого необходимы дополнительные финансовые средства на проведение организационно-штатных мероприятий и слаживания бригад в новой организационно-штатной структуре. Дополнительные средства также потребуются на строительство и ремонт военных городков, с учетом расширения казарменного и жилого фонда для вновь сформированных бригад в военных городках, прежде приспособленных для размещения частей сокращенного состава и кадра меньшей численности и решения жилищных проблем военнослужащих. Кроме того, важно увеличить средства на расширение учебно-материальной базы и создание условий для обеспечения и качественной боевой подготовки.

В эти годы, ввиду общей недостаточности выделенных средств и потребности в первоочередном проведении структурных преобразований в СВ, ВВС и ВМФ, основная доля средств должна быть потрачена на содержание ВС, тем более, что в период структурных преобразований ВС РФ обеспечение их новыми видами вооружений не принесет должного эффекта. В этот период резонно увеличивать финансирование НИОКР, а закупки вооружений оставить на прежнем уровне. Например, в 2009 году соотношение между расходами на содержание ВС и их развитие можно было бы принять как 75 % к 25 %.

Структура военного бюджета РФ, принятого на 2009 год, показывает, что «соотношение между расходами на текущее содержание и техническое оснащение ВС (54,7 : 45,3)», по нашему мнению, не вполне соответствует задачам формирования нового облика ВС. К примеру, пока ребенок не научился ходить, ему не нужен велосипед.

Второй период (2011-2014) - после завершения структурных преобразований, целесообразно использовать для наращивания уровней боеспособности частей (кораблей) за счет материально-технического обеспечения (обеспечения вещевым имуществом, продовольствием, топливом и боеприпасами), совершенствования боевой подготовки. В этот период огромные средства решено пустить на перевооружение частей и финансирование НИОКР.

Повышение потенциала вооружения ожидается за счет обновления ВВСТ примерно на 30%. Кроме того, потребуются средства на обеспечение постепенного перехода ВС на контрактную основу.

Третий период (2014-2020) - это период полного обновления ВВСТ, доставшихся от СССР, перехода ВС РФ на контрактную основу и выведения основных показателей боевого потенциала частей (кораблей): потенциалов их вооружения, боеспособности и готовности к применению по предназначению на уровень передовых армий мира.

Боеспособные ВС, которые страна может создать к 2020 году, должны стать основным сдерживающим фактором возникновения военных конфликтов и войн. Однако, до поры до времени, опрометчиво отказываться от приращения боевой мощи за счет мобилизации. Потребность армии и флота в мобилизационном резерве будет существенной до тех пор, пока не будут достигнуты обоснованные пределы достаточности в численности ВС РФ и их реальных боевых возможностях (потенциале боеспособности) для сдерживания, отражения любой возможной агрессии и решения других возложенных на них задач.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Нашей стране, исходя из реальных экономических возможностей и внешнеполитического курса, неприемлема позиция США, которые остаются безоговорочным мировым лидером в области военных затрат. Стремясь удержать курс на мировое господство, США намеренно содержат такие ВС, которые являются одними из первых в мире по численности, а главное - многократно превосходят армии любого государства по боевому потенциалу. Американский военный бюджет на 2009 год превышает 600 миллиардов долларов и сопоставим с аналогичными затратами всех остальных развитых государств в мире.

Вне всякого сомнения, облик ВС РФ, как один из основных элементов государственной структуры, должен соответствовать статусу страны. Для этого реальный боевой потенциал ВС должен быть доведен до предела разумной достаточности, то есть предела, позволяющего надежно обеспечивать обороноспособность и защиту национальных интересов страны и ее союзников.

При этом мы осознаем сложность решительного шага, принятого по решению Президента Российской Федерации, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами РФ Д.А. Медведева, по переводу всех воинских формирований ВС в категорию постоянной готовности. Но обновленная миллионная армия многократно увеличит свою боевую мощь за счет существенного повышения уровня боеспособности воинских формирований и обновления ВВСТ.

Этот процесс будет особенно трудным и болезненным для сотен тысяч военнослужащих, прежде всего офицеров, как вынужденно уволенных из ВС, так и остающихся в них. Но главная трудность заключается в установлении достаточного и бесперебойного исполнения программы финансирования строительства ВС. Без надежных гарантий государства и проводимых им практических мер по финансированию национальной обороны в строгом соответствии с рассчитанными потребностями на преобразование, содержание и развитие (перевооружение) ВС РФ достижение ими современного облика и необходимой боевой мощи невозможно даже при предельно ограниченной и очевидно недостаточной для России их численности - 1 млн человек.

Несмотря на все трудности, руководство страны заверило нас в том, что отказываться от реформирования армии оно не намерено.

Поповкин В. Красная звезда 2008 г. 2 октября.

Российская газета. № 4854 2009 г. 20 февраля.

1941 год - уроки и выводы. М.: Воениздат, 1992. С.178,179.

Лапунов П.Н., Шапошников И.А. Рациональная численность ВС РФ. Взгляд через призму ресурсно-экономических ограничений//Военная Мысль. 2009. С. 3.

Рукшин А.С. К новому облику Вооруженных Сил Российской Федерации//Военная Мысль. 2003. № 3. С 2-5.

В. Мухин Независимая газета 2008. 10 августа.

Российская газета. Федеральный выпуск. № 4854 2009 г. 20 февраля.

Российская газета. Центральный выпуск. № 4861 2009 г. 5 марта.

В. Мухин. Независимая газета. 2008 10 августа.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации