Проблемы военной науки и военного прогнозирования в условиях интеллектуально-информационного противоборства

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/2008, стр. 67-76

Проблемы военной науки и военного прогнозирования в условиях интеллектуально-информационного противоборства

Генерал-майор в отставке В.Д. РЯБЧУК,

доктор военных наук, профессор

Проблемы военной науки и военного прогнозирования в условиях интеллектуально-информационного противоборстваРЯБЧУК Виктор Дмитриевич - действительный член Российской академии безопасности, обороны и пра-вопорядка и Академии военных наук - родился 21 мар-та 1924 года в селе Станишевка Таращанского района Киевской области. С первых дней Великой Отечествен-ной войны и до ее окончания прошел боевой путь от бой-ца курсантского истребительного батальона до капитана - начальника разведки бригады. Участвовал в боях под Ленинградом и Воронежем, в Курской битве, в форси-ровании Днепра, освобождении Киева и всей Украины, в Карпатско-Дуклинской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской и Пражской операциях. Был ранен и контужен. Дважды полный кавалер ордена «Отечест-венная война».

После войны окончил Военную артиллерийскую академию имени Ф.Э. Дзержинского и проходил службу в Туркестанском военном округе в должностях офицера штаба округа, начальника штаба артиллерии армей-ского корпуса, командира полка и командующего ар-тиллерией дивизии. С 1961 года - в Военной академии имени М.В. Фрунзе. Прошел должности от старшего преподавателя кафедры оперативного искусства до начальника кафедры управления войсками и службы штабов. После уволь-нения в запас продолжает работать в научно-исследовательском центре академии. Автор более 200 научных трудов, в том числе книг «Управление, эффективность, интеллект», «Теория управления боем», «Военная доктрина - путь к победе», удостоенных премий имени А.В. Суворова и А.А. Свечина Академии военных наук.

ЖУРНАЛ «Военная Мысль» все 90 лет со дня основания успешно оправды-вает свое название, уделяя огромное внимание выявлению и решению актуаль-нейших проблем военной науки, опираясь как на богатый исторический опыт, так и на военно-научное прогнозирование, проникая на базе его методологии военной мыслью в близкое и отдаленное будущее на всех уровнях - от военной политики и стратегии до оперативного искусства и тактики.

Однако, как показали проведенные исследования, опыт последних войн в Югославии, Ираке, Афганистане, тенденции расширения НАТО на Восток, события вокруг Косово и на Ближнем Востоке, объективно требуется вновь вернуться к анализу и решению все разрастающихся былых и новых проблем военной науки, ее методологии и путей ее дальнейшего развития. Это в первую очередь определяется резким повышением роли и значения интеллекта, информа-ции, прогнозирования в любых формах противоборства - военного и невоенного - и их сочетании. Попробуем разобраться в этом хитросплетении.

Широко известно, что первой в бой вступает мысль. Именно она является оружием, причем самым мощным оружием в условиях использования современ-ных мощнейших средств вооруженной борьбы и новых информационных тех-нологий. Но мысль в то же время является фундаментом научного потенциала и прогнозирования его совершенствования.

На наш взгляд, в основу определения научного потенциала Вооруженных Сил правомерно положить его возможности по развитию определенных от-раслей военной науки исходя из его кадровой, методологической, материаль-но-технической, информационной обеспеченности, готовности к решению научных задач. Основу научного потенциала составляют высококвалифици-рованные научно-педагогические кадры - доктора и кандидаты наук, профес-сора и доценты, старшие научные сотрудники, их мысль, их интеллект.

В современных условиях наряду с необходимостью прикладных, «сиюми-нутных» исследований, практических рекомендаций командирам, штабам и войскам на ближайшую перспективу особенно остро ощущается недостаток именно фундаментальных исследований долговременных проблем военной науки. Это обусловлено как стремительным развитием науки, техники, технологий, а следовательно, и средств вооруженной борьбы, так и кардинальным измене-нием военно-политической обстановки в мире. Надо решительно отказаться от метода проб и ошибок, который раньше был распространен, но сейчас от-вергнут всем цивилизованным миром из-за масштабности проб и катастрофи-ческих последствий ошибок в условиях наличия высоких технологий и мощ-ных разрушительных средств. Однако у нас в последние годы данный метод не только стал основополагающим в практике проведения политических, эконо-мических, социальных и других реформ, но и овладел умами большого числа руководителей и ученых. В его основе лежат «глубокие убеждения» и «гениаль-ные идеи» того или иного власть имущего лица (коллектива), а также стремле-ние немедленно воплотить их в жизнь, не задумываясь о последствиях.

По нашему глубокому убеждению, это недопустимо. Надо опираться на на-учные методы математического, эвристического, социального моделирования и прогнозирования, оценивая возможные результаты действий в разнообраз-ных условиях. Весьма важно четко определять соотношение положительных и отрицательных результатов каждого альтернативного варианта решения, чтобы в практической деятельности усиливать влияние положительных факторов и нейтрализовать отрицательные. А для этого нужны научные кадры: современ-ные Энгельсы, клаузевицы, жомини, верховские, иссерсоны, триандофиловы и блиохи.

Наука - система знаний о закономерностях в развитии природы, общества и мышления, а также отдельная отрасль этих знаний. С информационной точ-ки зрения наука может рассматриваться как сложная динамическая система, созданная человеком для сбора, анализа и переработки информации в целях полу-чения новых знаний (истин) и их практического приложения. Чем сложнее науч-ная структура и разнообразнее способы ее функционирования, тем все более необходимым становится науковедение, открывающее механизмы управления ею. Стратегическая задача здесь заключается в переходе от эпизодических воз-действий на научные системы с помощью частных рекомендаций и меропри-ятий к систематическому диагнозу состояния, анализу тенденций и прогнозу будущего развития науки, а также в создании и использовании для этих целей новых информационных технологий и автоматизированных систем управления. Особое место в системе наук занимают военные науки, поскольку они непосредственно связаны с решением проблем обеспечения безопасности государства, исследуют конкретные вопросы военного противоборства систем, преследующих противоположные (антагонистические) цели, т. е. процессы, но-сящие двусторонний характер.

Мысль - не только мощнейшее оружие, первая вступающая в бой, но и пер-вооснова генерации научных знаний. Следует заметить, что нельзя, особенно в практической деятельности, сужать понятие интеллектуального потенциала. Оно шире понятия «ум». Еще Наполеон считал, что военный человек должен иметь столько же характера, сколько и ума. Дарование настоящего полководца он сравнивал с квадратом, основание которого - воля, высота - ум. Если воля превышает ум, полководец будет действовать решительно и мужественно, но малоразумно; если наоборот - у него будут хорошие идеи, но не хватит му-жества и решительности осуществить их. В наше время к «квадрату Наполео-на» прибавляется третье измерение - информатика (с опорой на системы и средства автоматизации управления войсками и оружием), резко повыша-ющая возможности интеллектуальной и волевой деятельности. Квадрат пре-вращается в куб, становится объемным, а его формирование и использование многократно усложняется.

В современных условиях, а тем более в обозримой перспективе, роль уп-равления, опирающегося на достижение интеллектуального превосходства над противником, не просто возрастает, но становится решающим фактором. В ус-ловиях научно-технического прогресса, в век информатики, автоматизации и сложных динамичных систем войска с меньшими поражающими возможностя-ми, но с высокоэффективной системой управления и разведки способны одер-жать победу над более мощным противником, уступающим в противоборстве систем управления и информационно-электронных структур. Начальник Гене-рального штаба ВС РФ генерал армии Ю.Н. Балуевский, выступая назаседании Совета Федерации 16 ноября 2007 года, сообщил, что определены программы развития Вооруженных Сил до 2016 и до 2020 года. При этом он уточнил, что та-кое развитие пойдет по пути качественного совершенствования, а не простого наращивания сил, так как сегодня воюют информационным оружием.

В свою очередь в США руководством Пентагона было принято решение об ор-ганизации и основании новых структур, которые будут отвечать за противоборство в сфере информации. Так, в конце 2006 года министерство обороны США создало информационно-пропагандистскую группу «быстрого реагирования». Ее зада-ча заключается в том, чтобы в случае необходимости за максимально короткий срок доставить группу специалистов по PR в распоряжение командования любой операции американских вооруженных сил. Группа сформирована в качестве отде-льного управления в составе объединенного командования ВС США.

Выдающийся китайский государственный деятель, полководец и военный ученый Сунь-Цзы еще в XVI веке до н. э. писал в своем «Трактате о военном искусстве»: «Лучшее из лучшего - покорить чужую армию, не сражаясь... По-этому самая лучшая война - разбить замыслы противника, на следующем месте - разбить его союзы, на следующем - разбить его войска. Самое худшее - осаждать крепости». При этом он особо подчеркивал, что «хорошо воюет тот, кто управляет противником и не дает ему возможности управлять собой». Карл Клаузевиц кроме широко известного доктринального изречения «война есть продолжение политики только иными средствами» сформулировал и еще одну важную, особенно для нашего времени, подмеченную ранее Суворовым, зако-номерность: «В основе военных действий лежит разум». Клаузевиц утверждал, что «для достижения своей цели мы должны сделать своего противника бес-сильным, теоретически это и есть истинная цель войны». Наиболее парадок-сально сформулировал в XI веке военную доктрину Средневековья Никколо Макиавелли: «Люди, оружие, деньги и хлеб - вот живая сила войны. Но пер-вые два важнее всего, ибо имея людей и оружие всегда можно добыть деньги и хлеб». Как ни странно, но эта примитивная идея вполне реально и успешно реанимируется спустя полтысячелетия в современных вооруженных конфлик-тах, что игнорировать при решении задач государства и общества нельзя.

Итоги Второй мировой войны, в которой США оказались в числе победи-телей, при этом не только не познав разрушительных последствий военных действий на своей территории, но и значительно обогатившись, предоставили реальную возможность реализации этой доктрины. Единственной военной и политической силой, которая в то время могла противостоять этому, был Со-ветский Союз. Для США необходимо было устранить это весьма серьезное препятствие. На это были направлены и создание ядерного оружия, и разра-боткадоктрины угрозы его применения, и речь Черчиля в Фултоне, и рождение «Атлантического союза» - НАТО, и долгосрочные программы идеологическо-го, психологического и информационного воздействия, которые со временем все совершенствовались и в конечном итоге привели к успеху. СССР и Орга-низация Варшавского Договора были побеждены информационным оружием, как бы ни утверждали некоторые современные военные ученые, что это до-мыслы, а не реальность.

В официальных документах США и НАТО заложено основополагающее требование: иметь такой военный потенциал, который должен убедить вероят-ного противника, что риск последствия его агрессии будет для него значитель-но превышать ожидаемый выигрыш. На наш взгляд, в самом концентрирован-ном, хотя и популистском виде военная доктрина США была сформулирована Джоржем Бушем-старшим в его речи по случаю торжества, посвященного спус-ку на воду авианосца «Джордж Вашингтон», где он заявил, что, для того чтобы обеспечить поддержание мира, нужно иметь мощные вооруженные силы.

Однако военная наука и военная доктрина не ограничиваются сколь угодно хлесткими и убедительными формулировками. Они должны, опираясь на на-учное прогнозирование, выражать цели существования и функционирования того социального образования, государства или союза государств, которым они служат, а также определять пути и способы достижения этих целей насиль-ственными (в том числе военными) или ненасильственными средствами.

Как показал исторический опыт, важнейшей причиной возникновения идей мирового господства является ограниченность ресурсов. В свое время мы успешно разгромили идеи Мальтуса, который на рубеже XVIII и XIX веков предсказывал (и даже облекал это в форму «вечного закона природы») отста-вание роста средств существования от роста народонаселения. Однако спустя два века мы сами приходим к убеждению в ограниченности природных ресур-сов. Для того чтобы остаться в составе «золотого миллиарда», обеспеченного благоприятными условиями существования, необходимо не просто овладеть таковыми ресурсами, но уметь управлять ростом их добывания в своих интере-сах и ограничением их использования остальной частью человечества. Одним из путей решения этой задачи было развязывание «холодной войны», мягко перетекающей в «информационные», «информационно-психологические», «интеллектуально-информационные» войны, опирающиеся на тот факт, что к концу второго тысячелетия, «на первое место среди ресурсов общества вышел разум человека».

Особое внимание этому обстоятельству уделяют США при прогнозирова-нии характера, содержания способов подготовки и ведения войн будущего, в том числе при разработке вариантов информационно-психологической со-ставляющей военной доктрины или собственно информационно-психологичес-кой доктрины. Об этом можно спорить, но нельзя не обратить внимания на четкую целеустремленность доктринальной направленности и глубокую дета-лизацию определения способов достижения цели в этих условиях.

15 августа 2001 года президент США Д. Буш предложил министру обороны Д. Рамсфельду подготовить стратегическое представление о том, как амери-канская армия «должна выглядеть сегодня и как она должна выглядеть завтра». Но тут грянули события 11 сентября, и в одном из выступлений, прозвучав-шем сразу после терактов, Д. Рамсфельд отметил, что в связи с совершенными в Нью-Йорке и Вашингтоне нападениями «мы наблюдаем появление нового поля боя... конфликтов иного типа». Он заявил, что в ближайшем будущем Америке предстоит решить две важные задачи: одержать победу в борьбе с терроризмом путем ликвидации сети террористических организаций, а также осуществить подготовку к совершенно другой войне - войне, разительно от-личающейся не только от войн прошлого столетия, но и от той новой войны с терроризмом, которую США ведут в настоящее время.

А в октябре 2001 года в статье «За рамками войны с террором» Д. Рамсфель-дом были обозначены контуры новой стратегии. Он подчеркивает, что в свете последних событий в США подготовка к внезапному нападению - подготовка быстрая и решительная - должна стать одним из слагаемых военного планиро-вания в XXI веке. Для того чтобы отражать внезапные удары, военные стратеги США должны перенести центр тяжести в системе оборонного планирования с модели, в которой отправным моментом является угроза и которая до сих пор доминировала в теории обороны, на модель, опирающуюся на силы и средс-тва, необходимые в будущем.

Вместо того, считает Д. Рамсфельд, чтобы искать очередного противни-ка и планировать крупномасштабные войны на точно определенных театрах военных действий, необходимо предвидеть проявление новых и разнообраз-ных врагов, которые будут полагаться на фактор внезапности, обмана и на применение асимметричного оружия для достижения своих целей. Согласно определению Института национальных стратегических исследований Нацио-нального университета обороны Соединенных Штатов, под «асимметричны-ми» угрозами понимаются «использование фактора неожиданности во всех его оперативных и стратегических измерениях, а также использование оружия та-кими способами, которые не планируется США».

Как заявил Д. Рамсфельд, подготовка к такому развитию событий стала це-лью проводящегося раз в четыре года анализа состояния и перспектив разви-тия обороны, результаты которого были представлены конгрессу США. В этом анализе изложена новая стратегия обороны Америки в XXI веке, призванная реализовать четыре ключевые задачи: заверить союзников в незыблемости пос-тавленных целей и способности выполнять обязательства в сфере безопаснос-ти; разубедить потенциальных противников в целесообразности проведения программ или мероприятий, которые могут создавать угрозу интересам США или интересам их союзников; обеспечить сдерживание агрессии и силового давления за счет передового развертывания сил и средств, способных быстро остановить разрастание кризиса, а также предпринимать решительные дейс-твия по нейтрализации любого противника в том случае, если методы убежде-ния и сдерживания окажутся неэффективными.

Вскоре после теракта 11 сентября США поменяли концепцию «реалисти-ческого устрашения» на доктрину «упреждающих действий». Зародилась она еще в период войны против Югославии и выкристаллизовывалась в афганской войне и в период подготовки к вторжению в Ирак. Соединенным Штатам в соответствии с этой доктриной не требуется решений ООН и других междуна-родных организаций и даже согласия союзников по НАТО для силового дости-жения своих военно-политических целей.

«Единая перспектива - 2020» - новый программный документ по строи-тельству вооруженных сил, принятый в США в 2002 году. На его основе разра-ботаны концепции: оперативно-стратегическая «Всеохватывающее господс-тво»; оперативные - «Господствующий маневр», «Высокоточное сражение (бой)» и «Всеобъемлющая защита войск (сил)». В этих документах проявляется приоритетность активизации космического пространства при ведении боевых действий не только в стратегическом и оперативном звеньях, но и на тактичес-ком уровне, а также возрастание роли «информационной войны».

Вопрос, «кому, какая и зачем нужна военная наука, военная доктрина, ме-тодология военного прогнозирования» далеко не однозначен и совсем не так прост, как может показаться на первый взгляд. И прежде чем непосредственно подойти к попытке ответить на него, надо вернуться к некоторым основопо-лагающим понятиям, таким как «война», «государство», - как они связаны с содержанием и предназначением военной науки и военной доктрины.

Сравним для примера два определения, зафиксированные в двух офици-альных документах с разницей менее чем в 20 лет. Прежде всего обратимся к «Советской Военной Энциклопедии». Здесь «война» определяется как «об-щественно-политическое явление, продолжение политики насильственными средствами... Для достижения политических целей в войне используются вооруженные силы как главное и решающее средство, а также экономические, дипломатические, идеологические и другие средства борьбы».

Напротив, в новой «Военной Энциклопедии» определяется, что «война - это социально-политическое явление, представляющее собой одну из форм разрешения социально-политических, экономических, идеологических, а также национальных, религиозных, территориальных и других противоречий между государствами, народами, нациями, классами и социальными группами, средствами насилия военного... Война появилась вследствие социальной диф-ференциации общества и образования государств как один из насильственных способов разрешения возникающих между ними противоречий». Сущность войны рассматривается с двух сторон. Первая - политическое намерение яв-ляется целью, война же - только средством, другая - это вооруженная борьба, которая обладает свойством обратного воздействия на политику.

А что же такое государство? Вот точка зрения «Советской Военной Энцик-лопедии» «Государство - это организация господствующего класса, главное орудие его политической власти. В эксплуататорском обществе предназначе-но для обеспечения господства собственников основных средств производства над массой трудящегося населения».

В «Военной Энциклопедии» «государство» определяется как «ядро поли-тической организации общества, которое наряду с функциями управления и руководства жизнью общества, вырабатывает и осуществляет политику в об-ласти обеспечения военной безопасности страны или военную политику. Ее направленность определяется военно-политической концепцией государства, которая концентрируется в его доктрине военной и базируется на идеологии во-енной». Таким образом, первичным является государство, одной из функций которого является разработка и проведение в жизнь военной политики. А во-енная политика концентрируется в военной доктрине. Вот какова связь между этими понятиями.

Итак, государство, военная политика как составная часть общей политики государства, военная доктрина как концентрированная форма военной науки и военной политики составляют единую, динамичную, сложную, целенаправ-ленную систему. Система эта направлена на обеспечение национальной безо-пасности государства, предотвращение войн и военных конфликтов, упроче-ние стратегической стабильности, т. е. на обеспечение благоприятных условий для надежной защищенности государства, общества, личности. При этом даже мирные средства обеспечения военной безопасности эффективны, только если они опираются на достаточную военную мощь. Мы должны признать, что к настоя-щему времени военная наука не выявила четкого обобщенного типа современ-ной войны и вооруженного конфликта. Поэтому Вооруженные Силы Россий-ской Федерации и высшие органы военного управления должны быть готовы к участию в военном конфликте любого типа.

Военная наука и военная доктрина должны учитывать степень развития те-ории и практики информационного противоборства сторон. Сегодня это, на-верно, важнейшая из проблем. По нашему глубокому убеждению, информаци-онное противоборство - это одна из форм управления, в том числе противником и защиты от его аналогичного воздействия на деятельность соответствующих органов наших войск. Поэтому такая форма управления должна найти отраже-ние в военной доктрине. Кроме того, информационное противоборство, ко-нечно же, связано с вопросами внезапности и неожиданности, направленны-ми, с одной стороны, на предотвращение таковой деятельности противника, а с другой - на стремление свои действия сделать неожиданными и внезапными для противостоящей стороны.

В связи с необходимостью дальнейшего совершенствования теории и прак-тики информационного противоборства и повышения его эффективности, видимо, следует разработать общее методологическое толкование понятий «информационное противоборство», «внезапность» и «неожиданность» в диа-лектической взаимосвязи, обосновать неординарные пути решения проблем, требующих специального исследования, переосмысления и поиска новых под-ходов их разрешения. Взгляд на военную доктрину как на один из инструмен-тов управления государства в области обеспечения его военной безопасности связан с появлением целого ряда новых факторов, условий, обстоятельств, ко-торые характеризуют XXI век. К ним в первую очередь относится всевозраста-ющая роль взаимодействия, взаимозависимости, взаимовлияния сложных ди-намичных систем социально-политического, организационно-технического, интеллектуально-информационного характера.

Военная безопасность превращается в интеллектуальную разведывательно-информационно-навигационно-ударную систему, которая требует особого отно-шения к управлению ее деятельностью. Именно системный, синергетический подход к оптимизации функционирования всех общественно-политических, научно-образовательных и других органов вызывает необходимость целенап-равленного управления ими в интересах достижения целей государства, в ин-тересах обеспечения его безопасности.

Сегодня необходимы единые системы идей, взглядов по обеспечению безо-пасности государства. Нужна четко и понятно сформулированная концепция национальной безопасности, доктрина военной безопасности. В первую оче-редь это необходимо для тех органов, сил и средств, которые непосредственно выполняют задачи по обеспечению военной безопасности государства.

В свете этого ясно, почему сегодня оказалось так сложно кратко и точно выразить четкую и понятную военную доктрину, обосновать ее цели, задачи, структуру, сцементировать ее интеллектуальный, информационный, экономи-ческий фундамент. Новая военная доктрина должна стать действенным инс-трументом управления и всем государством в целом, и его структурами, непос-редственно связанными с обеспечением военной безопасности.

Вот почему сегодня необходим специальный штатный орган при Прези-денте Российской Федерации, состоящий из профессиональных специалистов в области научного управления и оценки его эффективности. Данный орган должен непрерывно заниматься разработкой и совершенствованием военной доктрины. Это обусловлено слишком быстро меняющейся обстановкой в мире, появляющимися новыми формами насильственных действий, связанных и с террористической и с разной другой деятельностью. Приходится учитывать эти изменения, которые происходят гораздо быстрее, чем во все прошлые века. Непрерывная работа над доктриной такого высоко представительного органа должна быть поставлена на службу государству.

Следует заметить, что нельзя считать, что достижение цели военной безо-пасности возможно при использовании только малых возможностей нашего государства. Это большая ошибка. Обеспечение военной безопасности Рос-сийской Федерации является важнейшим направлением деятельности госу-дарства. Из этого надо исходить и для этого изыскивать и создавать соответс-твующие возможности.

В современных условиях в связи с бурным ростом возможностей техничес-ких средств, а также математических и программных способов добывания, сбо-ра, обработки, хранения и передачи информации повышается эффективность информационного воздействия на функционирование боевых систем, вплоть до возможностей бескровной победы в вооруженном конфликте практически лю-бого масштаба. Происходит процесс перехода общества к качественно новому состоянию, основанному на использовании информации (знаний) как матери-альной силы. Это явление и составляет главное содержание понятия «информа-тизация». А нарастающая информатизация всех социальных сфер, в том числе и военной, приводит к усилению значимости и информационного обеспечения их деятельности. Применительно к боевым системам это вызвало появление ново-го термина - «информационная борьба» и его системного наполнения.

Информационная борьба как система включает три составляющих элемента: информационное обеспечение функционирования своих боевых систем, ин-формационное противодействие функционированию боевых систем против-ника и информационную защиту своих боевых систем от информационного противодействия возможного противника. На протяжении длительного пе-риода велась разработка теории информации, методов оценки ее количества, передаваемое по средствам связи, а также степени ее важности для решения управленческих задач. В настоящее же время наиболее остро стоит проблема разработки методических, математических и технических приемов оценки эффективности информации в обеспечении функционирования своих систем управления и создания помех системам управления противника.

В решении этой задачи важную роль могут сыграть методы военной сис-темологии, такие, например, как экспертные системы, искусственный интел-лект, а также все виды моделирования - от игрового и ситуационного до эв-ристико-математического.

Можно спорить о том, являются ли информационное оружие и информа-ционное противоборство реальностью или домыслом, но игнорировать объек-тивный опыт их использования в современных конфликтах и прогнозируемом будущем уже нельзя. Надо просто оторваться от пристрастия к формально ут-вержденной терминологии, вникнуть в их новое содержание и найти способы реализации в будущем.

Информационная безопасность как составная часть информационной борьбы включает информационную защиту своих боевых систем от неблаго-приятных социально-экономических и экологических условий, от противо-действия противника или стихийных сил природы; она должна обеспечить эффективное функционирование своих боевых систем.

Поскольку военная системология выделяет в качестве специфических объектов исследования науку, образование и концептуальную основу практи-ческой деятельности управленческих кадров (включающую и теоретико-сис-темную концепцию военного искусства), то пути решения проблем информа-ционной безопасности как сложной системы проходят через системологию их научного исследования, системологию создания и поддержания на должном уровне интеллектуального потенциала теоретиков и практиков в этой сфере деятельности, системологию организации и практического обеспечения ин-формационной безопасности. Системология научного исследования проблем информационной безопасности опирается на целеполагание (построение «де-рева целей»), определение и описание системы критериев (построение «дерева критериев»), а также разработку моделей функционирования системы инфор-мационной безопасности.

Системология создания и функционирования интеллектуального потенциала опирается на систему интеграционного (гражданского и военного) образования.

Весьма значимую роль в выявлении и решении актуальных современных и перспективных проблем военной науки, научного обоснования путей и спосо-бов ее дальнейшего развития играет не так давно созданная в Российской Феде-рации на общественных началах, но уже заслужившая всемирную известность Академия военных наук (АВН). Наиболее существенным в ее деятельности оказалось военное прогнозирование и определение на его основе приорите-тов в анализе и системной оценке специфики будущих войн, операций, боев и любых других военных и невоенных форм вооруженного и невооруженного противоборства в интересах обеспечения надежной безопасности России.

Последовательность, содержание, системность и комплексность решаемых при этом проблем военной науки будущего легко просматривается на примере тематики ежегодных научных конференций АВН. Вот некоторые из них.

Самая первая научно-теоретическая конференция АВН была проведена в 1995 году по корневой проблеме военной науки: «Методологические проблемы военной науки на современном этапе». Материалы конференции, включаю-щие доклад Президента АВН генерала армии М.А. Гареева, выступления учас-тников, были изданы отдельной книгой и послужили основой для дальнейше-го формирования системы научных знаний о войне и армии.

В них нашли свое обоснование понятия о предмете и структуре военной на-уки, военной проблематике других наук, о научных критериях классификации военных знаний, о науковедческих и системологических основах методологии военной науки. Президент АВН, подчеркнув, в частности, что «необходимость обсуждения методологических проблем военных наук вызвана тем, что в связи с крупными изменениями в мире, образованием нового российского государс-тва перед нами в ином свете встают многие мировоззренческие, методологические и собственно научные проблемы», обратил внимание, что «в ряде об-ластей знаний военная проблематика настолько усложняется и разрастается, что, сохраняя свои связи с базовыми науками, постепенно превращается в спе-циальные отрасли военных знаний, тесно примыкая к военной науке», которая «в совокупности с сопредельными с ней военными отраслями общественных, естественных и технических наук, в собирательном смысле может рассматри-ваться как система военных наук, которая составляет научные основы военной доктрины».

В ряду ежегодных конференций Академии не менее судьбоносными были из числа последних. Так, в 2004 году была проведена военно-научная конфе-ренция по самой злободневной для военной практики теме: «Проблемы совре-менной системы военного управления и пути ее совершенствования с учетом изменения характера будущих войн», в 2007 году - конференция «Структура и основное содержание новой военной доктрины России», основы которой (смотри выше) и составляет система военных наук.

И наконец, в январе 2008 года состоялась научная конференция «Нацио-нальная безопасность России на современном этапе», которая вышла на вы-сший общегосударственный, военно-политический и военно-научный уро-вень, обеспечивающий национальные интересы нашей Родины.

Доклад Президента АВН М.А. Гареева и выступления участников конфе-ренции заслуживают самого внимательного изучения в военно-учебных за-ведениях, научно-исследовательских учреждениях и в войсках, ибо в них ак-кумулированы самые новые научные взгляды на цели, задачи, содержание, перспективы и приоритеты развития системы военных наук, методологии военного прогнозирования, управления процессами предотвращения войн и обеспечения безопасности и защиты национальных интересов государства путем достижения интеллектуально-информационно-разведывательно-элек-тронно-навигационно-ударного превосходства в противоборстве с любым эвентуальным противником.

Важнейшим результатом конференции можно считать выдвинутый началь-ником Генерального Штаба ВС РФ и Президентом АВН тезис о необходимос-ти «ввести практику долгосрочного стратегического планирования, которое предусматривало бы оценку перспектив развития геополитической обстанов-ки в мире, роли и места России в международном сообществе, ее союзников и партнеров при решении как долгосрочных, так и промежуточных задач, при-оритетные национальные интересы и основные направления деятельности государства и общества по их реализации и обеспечению национальной безо-пасности», что фактически соответствует постановке новой задачи как перед военной наукой и военным прогнозированием, так и в сфере практической деятельности всей военной организации государства.

Новые задачи, тем более в современных условиях, естественно, должны ре-шаться и новыми силами, средствами и методами. Из их числа конференция наибольшее внимание уделила роли сбалансированного сочетания невоен-ных и военных средств, особо выделив интеллект и информацию. Президент АВН генерал армии М.А. Гареев, подчеркивая роль интеллекта в современном противоборстве, отмечает, что до сих пор нами «при научном анализе военно-политической обстановки и в практической разведывательной деятельности недостаточно уделяется внимания проникновению и выявлению замыслов и практических действий многочисленных международных и транснациональ-ных сил, особенно их сугубо скрытых мозговых политических и экономичес-ких центров, соответствующих филиалов в различных странах».

Далее Президент АВН, подчеркивая системный характер противодействия угрозам национальной безопасности России, в число которых входят «враж-дебные информационные и иформационно-психологические действия», от-мечает, что «национальная безопасность - весьма сложная, многоуровневая функциональная система, в которой непрерывно происходят процессы взаи-модействия и противоборства жизненно важных интересов личности, обще-ства, государства в противоборстве с различными внутренними и внешними угрозами». И указывает, что требуется «системная научная разработка проблем противоборства невоенными средствами, подготовка соответствующих кадров широкого профиля и практическое овладение всеми формами борьбы».

На этой основе делается вывод: «Главная задача государства, общества, лич-ности состоит в том, чтобы на основе научного обоснованного прогнозиро-вания, предвидения, разведки, досконального знания положения дел во всех отраслях деятельности прежде всего стремиться предотвратить и нейтрализо-вать назревающие угрозы, а когда это не удается, то оперативно реагировать и эффективно противодействовать им, обеспечивая надежную безопасность во всех сферах жизнедеятельности страны».

При этом, подчеркивает Президент АВН, «Наиболее острый характер при-обретает информационное противоборство, которое пронизывает изнутри все формы борьбы - начиная от дипломатической, экономической и кончая во-оруженной - и вместе с тем имеет относительно самостоятельный характер. Информация и информационные технологии становятся все более действен-ным оружием, и овладение ими - важнейшая задача не только духовной, но и всей системы национальной безопасности».

На конференции эти мысли нашли поддержку и развитие в выступлениях ее участников.

Например, Главнокомандующий Военно-воздушными силами генерал-полковник А.Н. Зелин отметил: «анализ развития средств воздушно-косми-ческого нападения иностранных государств показывает, что уже в период до 2020 года произойдут коренные изменения, связанные с освоением воздуш-но-космического пространства как единой сферы вооруженной борьбы... Про-изойдет интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единую информационно-разведывательную управляющую систему».

В связи с этим, А.Н. Зелин, обосновав целесообразность создания в Рос-сийской Федерации объединенной под единым командованием системы военно-космической обороны (ВКО), подчеркнул что «безусловным приоритетом в создании ВКО должно являться развитие системы разведки и предупреж-дения о воздушно-космическом нападении и системы управления. Решение этих проблем должно осуществляться на основе интеграции существующих и перспективных информационных средств различного базирования вне зави-симости от видовой принадлежности, на создании разведывательно-инфор-мационного поля, а также соответствующей системы управления, способной обрабатывать эту информацию для принятия своевременного решения на при-менение войск и сил ВКО».

Таким образом, вооруженная борьба на современном этапе превращается в процесс взаимного противодействия боевых систем как сложных интеллектуаль-но-информационных и организационно-технических функциональных организ-мов, который обусловливает принципиальные изменения самого характера вооруженной борьбы. При этом появляются новые формы и способы приме-нения войск, сил и средств в бою и операции. На основе теоретико-системного подхода своя и противостоящая группировки войск (сил) должны рассматри-ваться как сложные антагонистические динамические системы организацион-но-информационного характера (боевые системы).

На этой основе и должны, на наш взгляд, развиваться система военных наук и методология военно-научного прогнозирования без оглядки на шаблонную терминологию и «устоявшиеся положения».

Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: Оникс 21 век, 2004. С. 504.

Военно-промышленный курьер. 2007. 21 ноября.

Военно-промышленный курьер. 2008. 30 января.

Военная Мысль. 2001. № 1. С. 56.

Советская Военная Энциклопедия. Т. 2. М.: Воениздат, 1976. С. 305.

Военная Энциклопедия. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 233.

Советская Военная Энциклопедия. Т. 2. М: Воениздат, 1976. С. 622.

Военная Энциклопедия. Т. 2. М: Воениздат, 1994. С. 468.

Военная Мысль. 1994. № 2. С. 33.

Методологические проблемы военной науки на современном этапе. М.: Издание АВН и ВАД, 1996. С. 5.

Там же. 1996. С. 18.

Независимое военное обозрение. 2008. 25 января; Военно-промышленный курьер. 2008. 16 января.

Военно-промышленный курьер. 2008. 16 января.

Военно-промышленный курьер. 2008. 16 января.

Там же.

Военно-промышленный курьер. 2008. 16 января.

Независимое военное обозрение. 2008. 25 января.

Там же.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации