Предпосылки и условия развития органов военно-морской разведки России в XIX - начале XX века

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 9/2008, стр. 67-72

Предпосылки и условия развития органов военно-морской разведки России в XIX - начале XX века

Капитан 1 ранга В.Н. БЕЛОЗЕР

Предпосылки и условия развития органов военно-морской разведки России в XIX - начале XX века

БЕЛОЗЕР Виталий Николаевич родился в 1969 году в городе Харькове. Окончил Нахимовское военно-морское училище (1986), Калининградское высшее военно-морское училище (1991), Военно-морскую академию имени Н.Г.Кузнецова (2000), курсы при Военной академии Генерального штаба (2006).

Службу проходил на различных командно-инженерных должностях в частях центрального подчинения Главного штаба ВМФ. В настоящее время - заместитель командира части.

МИРОВОЙ океан всегда был специфической ареной военного соперничества между государствами. И сейчас, в XXI веке, снова становится актуальным вопрос о «переделе поделенного мира», но теперь уже речь идет о его морских границах.

Главной составной частью морской мощи государства является его военно-морской флот. Действия сил флота зависят от ряда мероприятий по его оперативному и боевому обеспечению. Важнейшее из них - разведка, структура которой формировалась столетиями. Военно-морская разведка испытывала периоды и подъема, и упадка. Спад, как правило, был связан с недостаточным вниманием руководства к основным вопросам организации разведки (структура, кадры, финансирование). Другой опасностью являлось сокращение действующих структур или их непродуманная реорганизация (сейчас такие действия часто маскируются под термином «оптимизация»). Постоянные изменения в деятельности разведки обычно приводили к поражению в ближайшей войне.

Развитие российской военно-морской разведки как структуры флота и особого вида государственной деятельности идет на протяжении уже трех столетий одновременно с созданием и становлением отечественного флота, развитием органов военно-морского управления, изменением масштабов, форм и способов применения флота и Вооруженных Сил в целом на фоне различных общественно-экономических формаций.

1696 год - официальная дата рождения российского регулярного флота. В это время вопросы тайной военной и политической разведки являлись функциями дипломатического корпуса. На Руси этим занимались Посольский приказ и Приказ тайных дел. В 1698 году был учрежден Приказ Воинского морского флота - центральный орган военно-морского управления. Руководство всей военно-политической разведывательной деятельностью осуществлял лично Петр I через боярина Ф.А. Головина, который возглавлял Посольский и Воинского морского флота приказы.

В 1717 году создается Адмиралтейств-коллегия - орган, ответственный в том числе за сбор и хранение данных, полученных от всех источников информации. Фактически военно-морской разведкой в петровские времена была деятельность судов (одиночных или в составе эскадр) по обнаружению сил противника и доставлению этих данных командованию. Обобщенный опыт морской разведки вошел в первый Морской устав 1720 года. Вопросами дипломатической, агентурной разведки, дешифрования переписки в интересах флота занимались другие государственные структуры.

В 1798 году при Адмиралтейств-коллегий был образован Особенный комитет, который впервые в русском флоте стал целенаправленно заниматься изучением иностранных флотов по материалам, поступающим из различных источников. В 1802 году в рамках образования в России системы министерств было создано и Министерство морских сил, в которое вошла Адмиралтейств-коллегия. В 1815 году его переименовали в Морское министерство, а чуть позже, в 1831-м, появился Главный морской штаб (ГМШ). В 1836 году ГМШ и Морское министерство были объединены под общим названием Морское министерство с подчинением начальнику ГМШ.

Поражение России в Крымской войне (1853-1856) наряду с прочим продемонстрировало: первое - у флота нет разведывательной организации и надежных источников информации; второе - в государстве отсутствует эффективное взаимодействие между разведывательными структурами различных ведомств; третье - существующая схема обработки и представления разведывательных материалов не соответствует духу времени. Таким образом, русский флот оказался во многом неподготовленным к противоборству с новыми паровыми кораблями и эффективным нарезным оружием своих противников.

22 (10) июня 1856 года флотская разведка пополнилась новым видом - агентурной разведкой. В этот день Александром II был утвержден «Проект общих статей инструкции агентам, посылаемым за границу» и таким образом создан институт военно-морских агентов (атташе). До 1885 года руководство военно-морскими агентами осуществлял от имени царя морской министр через канцелярию Морского министерства. В 1885 году был воссоздан ГМШ, где военно-морской отдел вместе с решением других задач стал ведать сбором и обработкой сведений по иностранным флотам и заведовать перепиской с военно-морскими агентами. В 1891 году в связи с упразднением Военно-морского ученого комитета военно-морской отдел преобразовали в военно-морской ученый отдел. Реформирование центральных органов управления флотом шло в направлении создания структур для планирования, подготовки и решения оперативно-стратегических задач. В результате в 1903 году было создано оперативное отделение стратегической части ГМШ, но к началу Русско-японской войны реформирование старой структуры еще не было завершено, а вновь созданные на бумаге структуры остались без руководителей и не успели получить опыт практической работы.

В Русско-японскую войну именно на флоте родилась отечественная радиоразведка, ставшая третьей составной частью военно-морской разведки в дополнение к корабельной и агентурной. В интересах разведки работала и система берегового наблюдения. Во время войны получила боевое крещение и зарождающаяся на флоте воздушная разведка с использованием аэростатов различных моделей, совершенствовалась тактика корабельной (судовой) разведки, как одиночной, так и в составе эскадр. Особого внимания заслуживает опыт ведения разведки, полученный Владивостокским отрядом крейсеров в период борьбы на коммуникациях противника, действия вспомогательных крейсеров в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах, первые опыты несения разведывательной и дозорной службы подводными лодками, а также организация разведки на эскадрах под командованием вице-адмирала З.П. Рожественского на переходе в Тихий океан. Кроме того, в рамках разведывательного и контрразведывательного обеспечения действий вспомогательных крейсеров и перехода 2-й и 3-й Тихоокеанских эскадр морское ведомство заблаговременно отправило в ключевые пункты своих тайных агентов и совместно с МИД и МВД организовало распределенную по маршруту перехода охранную службу, которая одновременно решала вопросы разведки и контрразведки в интересах командующего эскадрой З.П. Рожественского.

Таким образом, этот период характеризуется наращиванием разведывательных возможностей, теоретической проработкой вопросов комплексной разведки на флоте, попыткой выделить разведывательную работу в самостоятельное направление в оперативном отделении стратегической части ГМШ, наладить взаимодействие с родственными структурами империи. Но реформы не были доведены до конца, и военно-морская разведка к Русско-японской войне оказалась не готова.

Реформы органов управления флотом, начавшиеся еще перед Русско-японской войной, были продолжены после ее окончания. Высочайшим Указом от 5 июня (24 мая) 1906 года из ГМШ была выделена стратегическая часть «в самостоятельное в составе Морского министерства учреждение, именуемое управлением Морского генерального штаба». В 1907 году на Морской генеральный штаб (МГШ) была возложена организация тайной (агентурной) морской разведки за рубежом. Начальнику МГШ были по-прежнему подчинены военно-морские агенты за границей «для поставления Морскому генеральному штабу возможно полных и точных сведений о вооруженных морских силах и средствах иностранных государств» и оперативные отделения в портах. Являясь местными органами МГШ, они предназначались в том числе и для сбора и обработки разведывательной информации.

Согласно Временному положению от 1 июля (18 июня) 1908 года МГШ получил новую организационную структуру и включал в себя организационно-мобилизационную, оперативную, иностранную, военно-историческую части и строевую канцелярию. Отделение иностранной статистики было переформировано в иностранную часть МГШ, которая отвечала за организацию и ведение агентурной разведывательной деятельности. С 1908 по 1909 год начальником иностранной части МГШ являлся капитан 2 ранга Б.И. Доливо-Добровольский. Позже были образованы оперативные части штабов командующих морскими силами (флотами). В этих частях сосредотачивалось все делопроизводство штабов по оперативным, организационным, мобилизационным, учебным и статистическо-разведывательным вопросам. В соответствии с очередным Временным положением об управлении Морским ведомством от 24 (11) октября 1911 года МГШ делился на семь частей: первая оперативная (Балтийское и Северное моря), вторая оперативная (Черное море), третья оперативная (Тихий океан и восточные моря), организационная, статистическая (в составе двух отделов), военно-морская историческая и канцелярия. На иностранный отдел статистической части МГШ возлагалось «собирание и обработка сведений об общем политическом положении и о силах и средствах иностранных государств к войне». Внутри отдела работа организовывалась по так называемым нумерным столам. К ведению каждого «стола» относилась переписка с морским агентом, анализ их отчетов и донесений секретной агентуры, чтение соответствующих книг, газет и журналов, изучение содержания «ящика-регистра» по своим государствам и взаимодействие с офицерами и чиновниками других частей МГШ, Генерального штаба, МИД и т. д. С 1912 года иностранная часть МГШ была переименована в статистическую. В мае 1914 года приказом по Генмору статистическая часть была вновь реорганизована. Из ее состава был выделен специальный отдел (по аналогии с Главным управлением ГШ), получивший название особое делопроизводство (ОД МГШ), на которое было возложено руководство морской разведкой и контрразведкой (контрразведкой - с 1916 года) на всех театрах военных действий. Во главе ОД МГШ стал капитан 2 ранга М.И. Дунин-Борковский. За каждым театром закреплялось два офицера - штаб-офицер и его помощник, кроме того, в штате ОД числились три вольнонаемных чиновника. Поступавшие в МГШ разведывательные сведения и материалы по-прежнему обрабатывались в статистической части (с 20 октября 1914 года - статистическое отделение). В таком виде система просуществует до конца 1917 года.

Продолжалось развитие военно-морской радиоразведки в структуре созданной в 1907 году Службы берегового наблюдения (с 1909 года - Служба связи). Крометого, Службе связи была подчинена морская авиация и береговые посты наблюдения. В июле 1914 года указом императора Николая II были введены в действие «Положение о Службе связи» и «Положение о Службе авиации в Службе связи», объявленные приказом по морскому ведомству за № 269 от 29 (16) августа 1914 года. В «Положении о Службе связи», в частности, указывалось: «Служба связи имеет целью доставление флоту необходимых сведений о происходящем на море и побережье, а равно облегчение сношений между судами. Для наблюдения за происходящим на море и для сношений судов с берегом, а также для облегчения сношений между судами на побережье морей устанавливаются наблюдательные и передаточные посты». Во главе Службы связи флота Балтийского моря в 1911 году был поставлен энергичный организатор капитан 2 ранга А. И. Непенин.

18 (5) июня 1908 года, спустя почти год после начала развертывания береговых наблюдательных постов и береговых радиостанций на Балтийском море, аналогичная работа на Черноморском флоте была поручена капитану 2 ранга В. Н. Кедрину.

Система береговых наблюдательных постов на Дальнем Востоке находилась в заведовании начальника оперативного отделения штаба начальника Морских сил Тихого океана капитана 2 ранга В.Ф. Григорьева.

Дешифровальная разведка. В начале Первой мировой войны впервые на флоте создается дешифровальное направление в рамках Службы связи Балтийского моря. Первая радиодешифровальная станция появилась в 1915 году на мысе Шпитгамн (Эстляндская губерния), которая в течение всей войны обеспечивала командование флота ценнейшей информацией. Первоначально обработка перехваченных немецких радиограмм была сосредоточена в руках начальника разведывательного отделения штаба флота И.И. Ренгартена. Позже в Службе связи Балтийского флота выделилось специальное отделение - дешифровальное бюро во главе с капитаном 1 ранга М.П. Давыдовым. Затем, как уже было указано, в 1915 году быта создана радиодешифровальная станция Службы связи на мысе Шпитгамн. Подобная станция была создана и на Черноморском флоте в Ак-Мечети. Дешифровальные отделения и станции Балтийского и Черного морей при поддержке радиоразведки в составе Службы связи флотов стали основными источниками в системе военно-морской разведки для ежедневного оперативного обеспечения командования флота разведывательной информацией, помогавшей при организации и планировании операций и боевой деятельности воюющих флотов.

Воздушная разведка. К началу Первой мировой войны морская авиация в основном решала задачи разведки в составе Служб связи Балтийского и Черноморского флотов. Но в марте 1915 года Черноморская авиация была выделена из Службы связи и подчинена напрямую штабу флота, превратившись из средства разведки в реальную боевую силу.

15 февраля 1918 года старая структура тайной разведки была распущена. «Я получил приказание, - телеграфировал морскому агенту в Лондон Е.А. Беренс (начальник МГШ. - Прим. автора),- ликвидировать все заграничные организации морской разведки. Кроме того, по создавшейся обстановке никакие сведения использованы быть нами не могут, а потому и продолжение агентурной работы для России является бесцельным». Ошибочность такого вывода будет в скором времени очевидна, но разведывательная сеть будет уничтожена, агентура частично передана англичанам, а в июле 1918 года разведка Генмора была полностью упразднена.

Таким образом, на заключительном этапе своего развития органы военно-морской разведки Российской империи представляли двухуровневую децентрализованную структуру. На уровне Морского генерального штаба разведка была представлена особым делопроизводством и иностранным отделом статистической части.

Особое делопроизводство МГШ, в свою очередь, объединяло и управляло следующим комплектом сил: военно-морские агенты (атташе); тайная военно-морская агентурная разведка (агентурные сети на территории иностранных государств); система зарубежного берегового наблюдения (посты наблюдения на побережье иностранных государств); морская регистрационная (контрразведывательная служба) служба (с 1916-го до лета 1918 года).

На флотском уровне разведка была представлена разведывательными отделениями и частично статистическими отделениями штабов соответствующих флотов и многочисленными структурами Службы связи (информационное, оперативное, дешифровальное отделения штаба Службы связи и др.). Такая структура была не оптимальна, но работоспособна и сохранилась в целом до момента упразднения военно-морской разведки в 1918 году.

Разведывательные отделения штабов Балтийского и Черноморского флотов: агентурная разведка; корабельная (судовая) разведка; воздушная разведка (на Черноморском флоте с марта 1915 года); радиоразведка на боевых кораблях; контрразведывательные отделения.

Штабы Службы связи Балтийского и Черноморского флотов: судовая разведка (дозорная служба); береговая система наблюдения; береговая радиоразведка (радиопеленгаторные станции и станции радиоперехвата); дешифровальная разведка (в составе специальных бюро и радиодешифровальных станции (Шпитгамн, Ак-Мечеть); воздушная разведка (на Черноморском флоте до марта 1915 года).

В годы Первой мировой войны военно-морская разведка дополнительно объединила под своим руководством еще и контрразведывательное направление, что было продиктовано требованием военного времени и в целом положительно сказалось на решении как разведывательных, так и контрразведывательных вопросов.

К 1917 году структура военно-морской разведки была достаточна эффективна и в основном отвечала поставленным перед ней задачам, однако следует подчеркнуть, что эта эффективность была достигнута лишькначалу 1915года. В качестве недостатка необходимо отметить то, что до конца войны не закончился процесс централизации управления всеми силами военно-морской разведки и не была выстроена вертикаль управления от МГШ до штабов флотов в вопросах сбора, обработки и управления силами и средствами военно-морской разведки.

С момента образования регулярного флота России в 1696 году и до 1905 года включительно формировались предпосылки для создания из разрозненных сил и средств, осуществлявших децентрализованную разведывательную деятельность, системы военно-морской разведки Российской империи. В первую очередь это диктовалось необходимостью получения военно-политическим руководством государства своевременных, точных, исчерпывающих и непротиворечивых данных по военно-морским силам вероятных противников России.

Многочисленные войны XVIII - начала XX века создали условия, в которых параллельно с совершенствованием способов и методов ведения войны происходило совершенствование разведывательных структур, способов и методов разведывательной деятельности, а иногда рождался и новый вид разведки. Но ведомственные противоречия и непонимание руководством государства и его вооруженных сил специфики флотских вопросов в области разведки привели к тому, что окончательное выделение военно-морской разведки как особого вида деятельности с образованием самостоятельной структуры произошло лишь во второй половине XIX века после Крымской войны.

Для управления разведывательной деятельностью потребовалось первоначально создание органов управления флотом (Главного морского штаба и Морского генерального штаба), а затем создание внутри МГШ оперативной и иностранной частей, которые стали решать разведывательные задачи, после чего был создан и самостоятельный орган, управляющий сбором разведывательной информации, ее обработкой и участвующий в оперативно-стратегическом планировании - особое делопроизводство МГШ, а в штабах флотов появились первые разведывательные отделения.

В интересах флота работали морские атташе за границей, велась агентурная разведка и была организована система наблюдения за флотом противника за границей России. В структурах Службы связи флотов помимо вопросов наблюдения и связи решались задачи воздушной разведки, радиоразведки и дешифровальной разведки. Совершенствовались способы и приемы решения разведывательных задач маневренными силами в море. Созданная перед Первой мировой войной и самосовершенствовавшаяся в ходе всей войны система военно-морской разведки по своей эффективности была на то время одной из самых передовых в мире.

События 1917-1918 годов вместе со старым государством уничтожили и многое из того важного и полезного, что было создано и накоплено за более чем двести лет в военно-морской разведке. Лишь к концу 30-х годов вновь воссозданная советская военно-морская разведка приблизилась к уровню 1914-1917 годов!

Попытки объединить и перевести флотские разведывательные и контрразведывательные структуры под прямое управление Генерального штаба всегда приводили к снижению результатов специальной деятельности из-за непонимания (или нежелания понимать) армейскими начальниками задач и проблем флота, а зачастую и их игнорирования, что в конечном счете приводило к тому, что флоту в очередной раз приходилось восстанавливать систему разведки заново из своих собственных резервов.

История учит, что события не повторяются, но существует циклическая повторяемость ситуаций. Умение распознать и проанализировать эти ситуации, сделать правильные выводы с учетом накопленного опыта в исторической перспективе - вот что должно отличать военных руководителей государственного уровня.

В настоящее время - мыс Пыасаспеа на полуострове Ристи, в 100 км от Таллина.

РГА ВМФ. Ф. 418. Оп. 2. Д. 102. Л. 14.

РГА ВМФ. Ф. 418. Оп. 2с. Д. 101. Л. 40.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации