Об эволюции современной американской доктрины информационных операций

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 6/2008, стр. 54-61

Об эволюции современной американской доктрины «информационных операций»

Полковник С.Л. КОМОВ, доктор военных наук

Генерал-майор С.В. КОРОТКОВ,

кандидат военных наук

Полковник И.Н. ДЫЛЕВСКИЙ, кандидат военных наук

ОСНОВЫВАЯСЬ на богатом опыте участия вооруженных сил США в локальных конфликтах последнего десятилетия, Пентагон предпринял ряд мер по корректировке доктрины так называемых информационных операций. По сведениям из официальных источников, ее совершенствование осуществляется по пяти основным направлениям: развитие теории, усиление оперативных возможностей, улучшение разведывательно-аналитического обеспечения, повышение эффективности управления силами и средствами, а также обучение и подготовка специалистов.

Что касается самой теории «информационных операций», то в настоящее время она включена в основы современного американского военного искусства. В перспективе предполагается, что данная теория разовьется в самостоятельную отрасль военного искусства, базирующуюся на специальных органах, силах, средствах и обученных специалистах.

Вместе с тем руководство министерства обороны США признало, что действовавшая до сих пор теоретическая парадигма «информационных операций» оказалась эклектичной и практически плохо реализуемой, так как базировалась на идее объединения в содержании «информационных операций» 13 различных и слабо взаимосвязанных между собой областей деятельности. Отмечается, что эти области сближает между собой лишь то, что все они каким-либо образом связаны с военной информацией. Исключены из обращения оказавшиеся сугубо теоретическими термины «наступательная информационная операция» и «оборонительная информационная операция». При этом сохранены как наступательная, так и оборонительная цели «информационной операции». Кроме того, Пентагон отказался от использования категории «информационная война», под которой ранее понимались «информационные операции», проводимые во время конфликта или кризиса для достижения или продвижения специальных целей в отношении определенного противника или противников». Скорее всего, этот шаг обусловлен не столько научными, сколько политическими соображениями. Предпринимая его, американский истеблишмент, видимо, стремится ликвидировать повод к обвинению Вашингтона в разжигании вооруженных конфликтов путем проведения подрывных или иных эскалационных и агрессивных действий в мировом информационном пространстве, ассоциируемых в общественном сознании с понятием «война».

В частности, под информационными операциями понимается воздействие на информацию противника, информационные системы и процедуру принятия им решения, а также действия при защите собственной информации, информационных систем и процедур принятия решения.

Главной целью проведения «информационных операций» ставится завоевание информационного превосходства американскими вооруженными силами над противником, которое имеет не обеспечивающее, а оперативное значение. Предполагается, что информационное превосходство будет достигнуто за счет способности собирать, обрабатывать и распространять непрерывный поток информации, одновременно лишая противника возможности делать то же самое или используя его информацию в своих интересах. В ходе «информационных операций» планируется активно влиять в нужном направлении на принятие и реализацию решений противником, а также защищать процесс принятия и реализации решений американским военным руководством в различных условиях обстановки. Подчеркивается, что при наличии информационного превосходства объем и содержание информации, которой располагают органы управления, позволит им правильно оценивать обстановку, предвидеть развитие событий и своевременно принимать и реализовывать более эффективные решения, чем противник.

Считается, что органы управления могут достичь информационного превосходства только в том случае, если они тщательно оценивают обстановку, постоянно контролируют реакцию противостоящей стороны на информационные и физические воздействия и активно влияют на нее. Чем больший диспаритет будет создан в информационной сфере, тем большим оперативным преимуществом будет обладать превосходящая сторона. Причем информационное превосходство позволяет обеспечивать реализацию оперативных преимуществ различного уровня. На низшем уровне это может быть задержка принятия противником решения, достигаемая методом дезорганизации управления его войсками (силами), на высшем уровне - формирование выгодной общей оперативной обстановки с последующим осуществлением рефлексивного управления органами военного управления, войсками и силами противника. При этом признается, что сторона, лишившаяся преимущества, будет стремиться восстановить его, что закономерно приведет к непрерывной борьбе сторон за захват и удержание информационного превосходства.

Большое внимание в новой доктрине уделяется понятию «информационное пространство», под которым понимается совокупность объектов (систем), осуществляющих разведку, наблюдение, сбор данных и обмен ими, принятие и реализацию решений. Считается что, будучи достаточно обособленным, оно одновременно является частью наземного, морского, воздушного и космического пространства.

Американские специалисты условно делят информационное пространство на три взаимосвязанных сегмента. В состав первого - физического - включены информационные системы, обеспечивающие проведение военных операции на суше, на море, в воздухе и в космосе. К ним относятся системы управления, вооружение и военная техника, объекты инфраструктуры, а также население, находящееся в зоне военных действий. Во второй - информационный - входит различная информация, как зафиксированная в форме боевых документов, так и циркулирующая в системах управления в форме сигналов. Третий - когнитивный - это органы управления (должностные лица), вырабатывающие и принимающие решения, а также личный состав, выполняющий их. Отмечается, что современные информационные операции проводятся в основном в отношении именно этих объектов. Причем на процесс выработки и принятия решения определяющее влияние оказывают такие информационно-психологические факторы, как моральный дух войск, их сплоченность, уровень подготовки, опыт, личностные мотивации, осведомленность об обстановке органов управления и исполнителей, а также состояние общественного мнения и то, какая информация может его изменять в нужном направлении.

По мнению американских военных специалистов, информационное пространство динамично изменяется во времени под влиянием взаимосвязанных долгосрочных, среднесрочных и краткосрочных факторов.

К долгосрочным факторам относятся: особенности общественно-экономического строя государств, входящих в ареал информационного пространства; система их государственного и военного управления; культурные, общественные, этнические, религиозные устои, а также социально-политическое, экономическое состояние стран и уровень их технологического развития.

Среднесрочные факторы могут включать возможности правящих кругов и конкурирующих политико-формирующих групп по использованию информационной инфраструктуры и информационных ресурсов противоборствующих сторон.

Краткосрочные факторы, оказывающие влияние на формирование информационного пространства, - это возможности сторон по использованию информационных технологий и информационной инфраструктуры непосредственно в зоне проведения информационной операции.

По мнению экспертов Пентагона, общим результатом успешного проведения любой «информационной операции» является повышение качества своей информации, используемой для управления войсками (силами) и снижение качества аналогичной информации противника, так как тем самым для своих органов управления создается возможность быстро принять более верное решение. При этом качество информации оценивается по семи основным критериям: точность, адекватность, своевременность, возможность использования, полнота, краткость и защищенность. Основные механизмы, используемые для воздействий на противника в рамках информационных операций, включают: оказание влияния, разрушение (дезорганизация), искажение (разложение) или захват (использование в своих целях).

Считается, что способность оказать влияние на принятие решений, так же как и защитить этот процесс, основывается на пяти фундаментальных предпосылках:

качество информации, на основе которой принимается решение, является величиной относительной и зависит как от общей оперативной обстановки, так и от опыта и иных характеристик органа управления и личности, принимающей данное решение;

все решения принимаются исходя из имеющейся на данный момент информации;

в ходе выработки и принятия решения оцениваются не все, а только основные факторы обстановки;

все элементы информационного пространства уязвимы от каких-либо воздействий (психологических, радиоэлектронных, кибернетических, физических);

можно определить эффективность информационной операции по отношению к решаемым оперативным задачам.

При этом в рамках «информационных операций» может выполняться в большем или меньшем объеме следующий комплекс задач:

уничтожить - причинить такой ущерб объекту воздействия, в результате которого он не сможет выполнить ни одну из своих функций и не будет подлежать восстановлению;

нарушить - прервать обмен информацией между соответствующими объектами воздействия;

подавить - снизить эффективность или работоспособность объекта воздействия;

воспретить - лишить противника возможности доступа к элементам информационного пространства;

обмануть - ввести в заблуждение должностных лиц противника, принимающих решения, путем манипулирования их восприятием реальной обстановки;

использовать (в своих целях) - обеспечить доступ к объектам противника в целях добывания информации или внедрения ложной или дезориентирующей информации;

повлиять - принудить противника к определенным действиям;

защитить - принять меры по противодействию разведке противника или захвату им важного объекта;

обнаружить - установить факт вторжения в информационные системы;

восстановить - возвратить элементы информационного пространства в их первоначальное состояние;

реагировать - ответить на информационную или физическую атаку противника или других субъектов.

В новой доктрине содержание «информационных операций» сужено до пяти основных составных элементов: радиоэлектронная борьба, психологические операции, безопасность операций, военный обман и компьютерные сетевые операции. Остальные элементы, ранее входившие в содержание «информационных операций», отнесены к обеспечивающим и сопутствующим действиям.

Наибольшей новизной обладают положения доктрины о компьютерных сетевых операциях. Возможность их проведения является следствием широкого использования государствами и их вооруженными силами компьютерных сетей общего пользования военного и гражданского назначения. Наряду с радиоэлектронной борьбой компьютерные сетевые операции применяются для уничтожения, нарушения, подавления, обмана, воспрещения, использования и защиты информации и информационной инфраструктуры. Компьютерные сетевые операции включают: компьютерные сетевые атаки, защиту компьютерных сетей и компьютерную разведку.

Под компьютерной сетевой атакой понимаются действия с использованием компьютерных сетей, предпринимаемые для нарушения, воспрещения, подавления и уничтожения компьютерной информации или самих компьютеров или компьютерных сетей.

Защита компьютерных сетей включает обнаружение несанкционированных действий противника в сетях, их анализ и реагирование на эти действия. Так как защита компьютерных систем обеспечивает безопасность не только от воздействия внешнего противника, но и от внутреннего несанкционированного использования, она является необходимым атрибутом проведения всех видов военных операций.

Компьютерная разведка позволяет добывать интересующие сведения из автоматизированных информационных систем или сетей противника. Отмечается, что благодаря продолжающемуся расширению беспроводных сетей связи и внедрению в системы радиосвязи компьютерных технологий создаются предпосылки для последующей интеграции компьютерных сетевых операций и осуществления мероприятий радиоэлектронной борьбы.

В структуру обеспечивающих действий входят: защита от физического воздействия, контрразведка, физическое воздействие, информационная гарантия и «боевая камера».

Физическое воздействие включает огневое поражение информационных объектов или их захват и применяется в качестве средства поддержки «информационных операций». Под информационной гарантией понимаются меры защиты информационных систем, обеспечивающие их боеготовность и отказоустойчивость, а также целостность, подлинность и конфиденциальность информации. Понятие «боевая камера» обозначает относительно новый элемент обеспечения «информационных операций» видеоматериалами для их последующего распространения или иного использования при решении задач психологического воздействия. Обеспечивающие действия прямо или косвенно влияют на эффективность задач, решаемых в ходе проведения информационных операций. Поэтому, по мнению американского военного руководства, они должны осуществляться комплексно и быть взаимосогласованы с основными составными элементами информационных операций.

К сопутствующим действиям отнесены: связь с общественностью и гражданско-военные операции (совместные действия гражданских и военных органов), а также военная поддержка общественной дипломатии. Считается, что они также вносят существенный вклад в «информационные операции» и должны интегрироваться и согласовываться с основными и обеспечивающими действиями. Вместе с тем в качестве важного требования выдвигается недопущение компрометации их главного назначения и правил проведения со стороны «информационных операций», что требует особой осторожности при планировании и проведении последних. Для этого специалисты по связям с общественностью и по совместным действиям гражданских и военных органов должны особенно тесно сотрудничать с органами планирования «информационных операций».

Особая роль в обеспечении «информационных операций» отводится деятельности органов разведки, основными задачами которых определено добывание разведывательной информации о состоянии и характеристиках элементов информационного пространства, а также оценка хода информационных операций. Появление этих относительно новых задач вкупе с ограниченностью имеющихся сил и средств вынуждает командующего, оперативные и разведывательные органы штаба работать совместно для того, чтобы четко определить разведывательные потребности подготовки и проведения «информационных операций» и обеспечить приоритетность их удовлетворения. В интересах добывания необходимой информации предусматривается тесное взаимодействие с правоохранительными и другими органами государственной власти.

Предложен комплекс мер по усилению оперативных возможностей сил и средств информационных операций. В частности, «информационные операции» информационно-технической направленности США планируют вести путем организации и проведения атак в компьютерных сетях и применения оружия «направленной энергии» (directedenergy weapons). Но так как компьютерные сети становятся все более важным элементом в инфраструктуре государств, то они нуждаются в организации глубокой эшелонированной обороны, основанной на постоянной глобальной и региональной оценке обстановки с централизованной возможностью оперативного выявления и идентификации угроз и проведения ответных действий. Такая стратегия основана на «борьбе с сетью», которая рассматривается как система оружия или как система, интегрирующая боевые возможности, приоритетные для выполнения адекватных задач объединенными силами.

«Информационным операциям» с психологическими целями придается особое значение. В первую очередь это связано с неудачами в иракской кампании, которые Белый дом связывает «с эффективным ведением повстанцами террористической пропаганды». По мнению американских экспертов, именно благодаря пропаганде в массовом сознании сформировалось устойчивое неблагоприятное мнение о действиях вооруженных сил США. Вследствие этого Соединенные Штаты Америки проиграли информационно-психологическую войну на «идеологическом фронте» (battle of ideas). Извлекая уроки из иракской кампании, Вашингтон планирует в перспективе использовать следующие мероприятия в ходе ведения информационных операций:

официальные выступления в средствах массовой информации (СМИ) и международных организациях представителей американского истеблишмента с осуждением «нарушений прав человека» (abuses of human rights) за рубежом;

публичная поддержка оппозиции «репрессивных наций» (repressive nations), включая встречи с представителями оппозиции на высшем уровне в Белом доме, госдепартаменте и американских посольствах;

информационная поддержка «свободных и справедливых выборов» (free and fair elections), становления «гражданского общества» (civil society), а также свободы СМИ и свободы вероисповедания;

дискредитация представителей власти «репрессивных режимов» (oppressive regimes) путем публичного предъявления к ним претензий и объявления персональных санкций;

призывы в СМИ к членам международного сообщества не поддерживать «репрессивные режимы»;

объявление о создании коалиций с другими «демократическими нациями» (democratic nations) в целях «продвижения свободы, демократии и прав человека» (to promote freedom, democracy, and human rights) в определенных странах и регионах;

создание и укрепление неправительственных и других организаций, воздействующих на существующие международные организации, с тем чтобы использовать их потенциал для установления «демократии в регионах, которые испытывают в ней недостаток» (democracy charters in regions that lack them).

активная пропаганда американских ценностей через СМИ, расширение образовательных программ для иностранных студентов и ученых, поддержка частного сектора, увеличение каналов диалога и контрпропаганды, «чтобы пустить корни в сердцах и умах людей во всем мире» (to take root in the hearts and minds of people across the world).

Приведенный перечень мероприятий детализирует новое положение о ведении «информационных операций» в любых регионах мира в поддержку «общественной дипломатии» для продвижения американских внешнеполитических инициатив путем оказания влияния на иностранную аудиторию и систему формирования общественного мнения.

Отсюда со всей очевидностью следует, что в ходе проведения стратегического курса Вашингтона на дальнейшую «демократизацию» России (democratic progress in Russia) можно ожидать от него активизации применения всего рассмотренного выше арсенала средств современных «информационных операций» уже в мирное время. Тем более что проведение подобных «информационных операций» никак не регулируется действующими нормами международного права.

В целях повышения эффективности управления силами и средствами информационного противоборства начальник американского стратегического командования (STRATCOM) назначен ответственным за согласование и координацию информационных операций министерством обороны США на всех театрах военных действий.

Для выполнения этих функций в командовании созданы штаб информационных операций объединенных сил (Joint Force Headquarters for Information Operations) и центр объединенных информационных операций (Joint Information Operations Genter). В целях практической полномасштабной реализации новой доктрины информационных операций на базе 8-й воздушной армии ВВС США образована первое так называемое киберкомандование, которое в перспективе планируется передать в подчинение STRATCOM.

Вместе с тем особые права и обязанности стратегического командования по координации «информационных операций» не снижают роль аналогичных формирований в других звеньях управления по их проведению. При этом «информационные операции» командований на ТВД в мирное время могут быть направлены на обеспечение национальных интересов США в регионе, в период повышенной напряженности - на формирование выгодной оперативной обстановки, в военное время - на решение задач конкретных военных и иных операций. При этом на каждом ТВД, с одной стороны, усилия боевого командования по проведению «информационной операции» будут поддерживаться силами и средствами STRATCOM, с другой стороны, эта операция будет являться частью «информационной операции» стратегического командования, проводимой в границах нескольких ТВД.

Определенный интерес представляют вопросы организации «информационных операций», подробно изложенные в доктрине. В частности, по мнению американских военных специалистов, «информационная операция», проводимая без должной координации, может скомпрометировать, помешать или даже сорвать иные действия вооруженных сил, а также другие «информационные операции» межведомственного уровня. И наоборот, несогласованные действия правительства США в информационной области могут усложнить, сорвать или сделать неэффективной «информационную операцию», проводимую вооруженными силами. Поэтому задача координации возложена на штабы стратегического и оперативного звеньев управления вооруженных сил США, которые обязаны синхронизировать организацию и проведение всех основных, обеспечивающих и сопутствующих элементов «информационных операций». При этом оперативное управление штаба служит в качестве основного органа организации «информационных операций», направляя и согласуя деятельность всех структур штаба в данной сфере. Для решения этих задач в оперативных управлениях штабов созданы штатные отделы (отделения) «информационных операций», которые помимо внутренней координации осуществляют организацию взаимодействия, как с вышестоящими органами управления министерства обороны, так и с иными привлекаемыми к проведению «информационных операций» структурами и органами других министерств и ведомств США. Кроме того, для организации каждой конкретной «информационной операции» на базе этих отделов (отделений) предусмотрено формирование временных групп «информационных операций», включающих в свой состав представителей всех структур министерства обороны и иных ведомств, чьи силы и средства задействованы в ее проведении.

В этом же контексте следует рассматривать включение процесса планирования «информационных операций» в систему общего стратегического и оперативного планирования. Особо отмечается, что планирование «информационных операций» должно быть неотъемлемой частью общего планирования, а не довеском к нему. Это позволяет, во-первых, гарантировать его полную интеграцию со всеми другими разрабатываемыми планами по применению вооруженных сил, а во-вторых, обеспечить межведомственное согласование с иными планируемыми действиями правительства США.

Интерес представляет также и то, что в доктрине отдельно акцентировано внимание на этапе формулировки замысла «информационной операции» в общем алгоритме организации военной кампании (операции). Считается, что точка зрения командующего на «информационную операцию» должна быть включена в его предварительные указания, а также в общий замысел кампании (операции) или сформулирована отдельно.

Отмечается, что необходимость согласованной реализации новой доктрины предъявляет повышенные требования к профессионалам, решающим вопросы организации и ведения «информационных операций». Они в совершенстве должны владеть теорией и практикой подготовки и ведения «информационных операций», обеспечивающих и взаимосвязанных действий, уметь их грамотно объединять в едином плане для получения максимального боевого эффекта. Штабной колледж объединенных сил (Joint Forces Staff College) университета национальной обороны (Норфолк, штат Виржиния) определен головным учебным заведением по подготовке таких специалистов для органов военного управления различного уровня.

По мнению американского военного специалиста, характер «информационных операций» к 2020 году будет определять их органическое объединение с военными и иными действиями вооруженных сил и специальных служб. «Информационные операции» планируется проводить в мирное и военное время как при разрешении конфликтов, так и в гуманитарных и иных операциях. Причем эти действия будут коалиционными или согласованными с аналогичными действиями многонациональных партнеров, а захват и удержание информационного превосходства над противником окончательно приобретет приоритетное значение по отношению к превосходству на море, на суше, в воздухе и в космосе.

Таким образом, принятие новой американской доктрины «информационных операций» свидетельствует о том, что Пентагон завершил этап апробации теоретических положений и перешел к практическим шагам по их реализации. Учитывая высокую значимость «информационных операций» в ходе вооруженных конфликтов в Югославии, Ираке и Афганистане, следует ожидать дальнейшего повышения их роли во всех видах деятельности вооруженных сил США как в мирное, так и в военное время.

DOD Directive № 3600.1, Information Operations, October 2001; JP 3-13, Information Operations. 13 February 2006.

Information Operations Roadmap, Department of Defense USA. 30 October 2003.

Joint Vision 2020. America's Military: Preparing for Tomorrow.

Joint Publication 3-13, Joint Doctrine for Information Operations, Department of Defense USA. 1998.

Joint Publication 3-13, Joint Doctrine for Information Operations, Department of Defense USA. 1998.

The National Security Strategy of the United States of America. March 2006.

Joint Publication 3-13, Information Operations, Department of Defense USA. 13 February 2006.

The National Security Strategy of the United States of America. March 2006.

By Henry S. Kenyon. Cyberspace Command Logs In, August 2007: http://www.afcea.org/ signal/articles/templates/Signal_Article_Template.asp?articleid==1362&zoneid=212.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации