О тактике авиации

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/2008, стр. 25-30

О тактике авиации

М.Н. ТУХАЧЕВСКИЙ

(Статья перепечатана в оригинальном варианте из журнала «Военная наука и революция». Июль-август 1921 г.)

О тактике авиации

ТУХАЧЕВСКИЙ Михаил Николаевич родился в 1893 году. По окончании Александровского военного училища (1914) вступил в престижный Семеновский гвардейский полк и дослужился до звания поручика. Во время Первой мировой войны оказался в немецком плену, бежал, вернулся в Россию. После революции вступил в Красную Армию (1918). В годы Гражданс-кой войны командовал рядом армий в боях на Повол-жье, Юге, Урале, в Сибири, войсками Кавказского и Западного фронтов. В 1925 - 1928 гг. - начальник штаба РККА. С 1931 года - заместитель наркома по военным и морским делам и председатель РВС СССР. С 1934 года - заместитель, с 1936 года - первый за-меститель наркома обороны СССР. Перу М.Н. Туха-чевского принадлежит более 120 работ по вопросам стратегии, оперативного искусства, тактики, воспи-тания и обучения войск. Тухачевский разрабатывал теорию глубокого боя, теорию непрерывных опера-ций на одном стратегическом направлении. Уже в 1931 году он говорит о действиях механизированных

соединений. Неоднократно публиковался на страницах журналов «Военная мысль и революция», «Война и революция». Награжден орденом Красного Знамени, почетным революционным оружием. Репрессирован, казнен в июне 1937 года. Посмертно реаби-литирован (1957).

КАК НЕЛЬЗЯ более своевременно изучение тактических свойств авиации и условий боевого ее использования.

Необходимо отметить, что вопрос этот мало затрагивается, а главное при его решении мало думают о будущем, а между тем думать об этом необходимо, так как авиационное дело стремительно растет и грозит внести массу новых элементов в способы ведения войны, операции и боя.

В настоящее время авиация уже настолько сильна, настолько самостоятель-на, что должна исследоваться как особый род войск.

Свойства авиации. Авиация, как род войск, может служить следующим це-лям: разведке, атаке и преследованию.

Авиация сильна только в воздухе. В воздухе она не может стоять на месте, а потому может служить только активным целям. Как род войск, авиация может только атаковать и не может обороняться.

Авиация вооружена пулеметами и бомбами.

Двигаясь с большой скоростью, представляя из себя самую незначительную цель, самолеты очень малоуязвимы для огня с земли.

Наоборот, части, действующие на земле, ничем не могут укрыться сверху от огня воздушных эскадрилий, а потому земные цели, кроме материальных потерь, несут и еще большие моральные потрясения.

Итак, основные свойства авиации: быстрота, способность только атако-вать и неспособность обороняться, сильное моральное воздействие на войска, действующие на поверхности земли.

Огонь. Надо заметить, что огонь авиации мало действителен (пока что) в смысле процента пораженных фигур. Зато от этого огня войска, действующие на земле, не имеют возможности укрыться, а это делает огонь авиации колос-сальной мощностью в смысле деморализации противника. В этом отношении его эффект можно сравнить только с тяжелой артиллерией.

Использование авиации. Тактические свойства авиации определяют спосо-бы ее использования.

Малая уязвимость, быстрота полета и легкость наблюдения делают авиа-цию незаменимым средством разведки.

Стремительность, удобство поражения противника сверху и сильное мораль-ное воздействие, оказываемые на войска противника, привлекают авиацию на поле боя как нападательный мощный род войск, наравне с пехотой и кавалерией.

Быстрота полета без всяких дорог и по любому направлению, способность поражать противника сверху и деморализовать его, делают авиацию главным средством преследования отступающего или разбитого противника. В этом от-ношении кавалерия почти всецело уступает свое место авиации.

Наконец колоссальные успехи авиационной техники в ближайшее время позволят осуществить переброску пехоты на поле боя на самолетах.

Кубическая тактика. Итак, мы видим, что выход на боевую сцену авиации дает совершенно новые перспективы боя. Тактика постепенно развивается. Из линейной она превратилась в глубокую, а теперь от глубокой мы переходим к тактике в трех измерениях.

Если предполагать, что во все времена земля останется основой, на которой будут разыгрываться главные действия, то тогда, конечно, кубическая тактика будет представляться сомнительной. Но это тяготение мысли к земле не слиш-ком правильно. Авиация уже доказала свое значение, а ее нарастающее разви-тие дает все более и более чувствовать, что в воздух переносится значительная часть боевых решений, совершавшихся до сих пор на земле.

Это надо учитывать, учитывать и предугадывать те формы тактики, которые неминуемо должны будут народиться и готовиться к такому новому бою. К это-му вопросу не следует относиться как к фантазерству или «кубизму». Такое отно-шение неминуемо послужит причиной многочисленных неудач и катастроф.

Боевые и походные порядки. Боевые и походные порядки авиации, по край-ней мере в нашей военной литературе, не исследованы и не выработаны.

Лишь только из самой боевой практики можно вывести правильные данные от-носительно этих форм построения, но тем не менее, с точки зрения тактики, мож-но сделать теоретически кое-какие выводы и предпосылки.

При этих выводах необходимо различать боевые порядки специально авиации и ави-ации совместно с войсками, действующими на земле. Последний вопрос более сложен.

Походные порядки авиации должны позволять легко развертываться в боевой порядок, встречать минимальное сопротивление воздуха, производить наимень-шее его сотрясение и позволять старшему начальнику сохранять непрерывное уп-равление авиасилами во время полета в своих руках.

Специально авиационные боевые порядки должны удовлетворять следую-щим условиям:

1) возможности всем самолетам использовать свой пулеметный и бомбоме-тательный огонь,

2) возможности использовать в атаке силы всех самолетов одновременно,

3) безопасности от неожиданных воздушных атак противника, для чего должны выделяться особые охраняющие истребительные части,

4) затруднительности пристрелки по самолетам для артиллерии с земли,

5) возможности перемены направления,

6) легкости управления.

Вообще говоря, одновременное использование авиасил для атаки облегчается вместе с увеличением объекта атаки. Зато она затрудняется вместе с уменьшени-ем его, что влечет за собою, в конце концов, эшелонированное, последователь-ное использование эскадрилий. Конечно, эти соображения вовсе не означают желательности разброски авиасил и назначения им обширных целей для атаки.

Пункт третий настоящих соображений указывает, что боевые авиапорядки не могут быть плоскими. Они должны иметь маневренную гибкость, для чего необходимо некоторое распространение сил и вверх и в глубину. При комбина-ции боевых порядков земных и воздушных, необходимо учитывать авиацию не только как род войск, но и как полевое транспортное средство. Если только в ближайшее время эта последняя задача будет разрешена, то она резко повлияет как на использование резервов, так и на их расположение. В частности сильно возрастет значение обхода с флангов и сверху.

Управление и связь. Управление и связь авиации в воздухе чрезвычайно затруднены.

Средствами связи могут служить: радиотелеграф, радиотелефон и сигнали-зация. Все эти средства не могут при нынешнем состоянии техники вполне удовлетворить всем требованиям управления. Поэтому отдельные аэропланы очень часто будут следовать заранее данным указаниям и инструкциям, а ма-неврирование будет совершаться далеко не так гладко.

Технике необходимо приналечь на этот вопрос и во что бы то ни стало его вырешить. Иначе боевые результаты массовых эскадрилий будут невелики.

Не меньшие трудности встречаются и в деле связи начальников земных с воздушными. А связь эта необходима для полного координирования действий воздушных и земных сил.

Бой. Бой самолета заключается в его пулеметном огне и бомбометании. Учитывая малую вероятность поражения из самолетного пулемета, мы уви-дим, что только на близких дистанциях, стрельбой в упор самолет может нанести поражение противнику. Это положение требует от самолета обяза-тельного налета на объект атаки, так как иначе поражения нанести нельзя. В смысле бомбометания это положение остается еще более верным, так как надо не только поравняться с атакуемым предметом, но и подняться выше его. Словом, авиация, как род войск, имеет смысл только в атаке и обороны в воз-духе осуществить не может, и задачей боя для авиации является сближение с атакуемым противником.

Поэтому необходимо совершенно изъять из жизни то, что мы наблюдаем сейчас, т. е. если самолет видит для себя опасность, то он поднимается выше облака ходячего. Подобных привилегий для авиации быть не может. Точно так же, как и пехота, авиация должна своим духом преодолеть опасный, обстрели-ваемый путь до предмета атаки и должна нанести противнику тот свой «шты-ковой удар» который ей присущ. В этом духе авиация должна воспитываться и летчики должны научиться умирать не только при подъемах и спусках, но и в воздухе от снарядов противника. Словом, авиация должна уверовать, что она является одним из решающих в бою родов войск и ничуть не должна ограни-чиваться вспомогательными задачами.

Она особенно должна сознавать то моральное потрясение, которое она про-изводит на войска противника.

В этом отношении авиация неизмеримо превосходит кавалерию.

Если авиация, снижаясь, атакует пехоту с высоты лишь нескольких десят-ков метров, то пехота, кроме страхов обстрела сверху, должна еще перенести страх, что вот-вот самолет наедет на нее, а эти переживания очень гнетущи.

Авиасилы могут вести бой или с авиасилами противника, или с его войска-ми, действующим на земле, или с теми и другими одновременно.

Отвлеченно, казалось бы, что последовательность комбинированного боя авиации и сухопутных войск должна быть следующая. Прежде всего будет иметь место сражение авиасил, как обладающих наибольшей скоростью. По-беда той или иной стороны в воздухе в значительной степени предрешит исход общего сражения. Это будет бой истребителей. После этого начнется комби-нированная атака ослабленного противника сверху и по земле. В этом бою примут участие и истребители, и бомбометатели.

Искусство авиации действовать согласованно с пехотой в бою имеет совер-шенно исключительно важное значение. В этом надобно упражнять войска практически в поле.

Необходимо добиться, чтобы летчики твердо держали в глазах характер бо-евых порядков частей и умели бы различать с воздуха величину части, а также направление ее наступления. Это направление в общем всегда можно будет учесть, если хорошо наметать себе глаз на боевых порядках пехоты.

Для этой цели необходимо составление самых подробных альбомов боевых порядков, сфотографированных с воздуха.

Если летчик будет хорошо разбираться в направлении движений боевых по-рядков, то он и не спутает никогда пехоты своей с пехотой противника.

При оборонительном бое задача авиации останется все-таки активной. Она будет заключаться в атаке маневрирующих, обходящих или прорывающих войск противника. В таком бою эта задача ляжет почти исключительно на авиацию, так как, во-первых, только авиасилы сумеют вовремя обнаружить маневр про-тивника, а во-вторых, только они сумеют атаковать эти маневрирующие части противника еще до выхода последних в район непосредственного столкновения двух сторон.

При атаке задача авиации будет заключаться:

1) в атаке совместно с пехотой окопов противника и

2) в атаке резервов старших начальников противника. Столкновение авиамасс друг с другом в воздухе требует от них:

1) абсолютной неустрашимости и непреклонной воли к атаке. Это свойство авиации неизмеримо резче, чем в кавалерии;

2) большого искусства маневрирования, построений, перестроений и проч.;

3) атаки боевого воздушного порядка противника с такой стороны, чтобы аппараты противника не могли полностью использовать своего огня,

Наконец, сухопутные войска во время ведения воздушного боя должны безусловно принять в нем участие артиллерией. Поэтому воздушный бой вы-годнее давать над расположением своих войск или же искать его подальше в тылу противника, вне сферы его артиллерийского огня.

Вообще по мере развития авиации, по мере совершенствования форм воздуш-ного боя, комбинирование сухопутного и воздушного боя будет непрерывно расти.

Организация самого боя и распределение сил авиации по участкам более всего зависит от сложившейся обстановки. Благодаря тому, что наша авиация до сего времени мало принимала участие в крупных боевых действиях, она мало подготовлена к решению этих задач. Поэтому необходимо самое усилен-ное тренирование нашей авиации на практическом решении задач по распре-делению авиасил в бою и по организации самого боя.

Значение авиации в операциях по переправе через реки исключительно важ-но. Атакой больших авиационных масс берега противника можно легко вос-препятствовать борьбе последнего с форсирующими реку войсками. Эта атака должна вестись большими массами авиаций на самых небольших высотах. При этом требуется большая согласованность действий авиации и артиллерии.

Кроме действий авиации непосредственно в районе совершения переправы ей необходимо еще вовремя обнаружить подтягивание противником его резер-вов к месту переправы, а также атаковать их и рассеять.

Само собой разумеется, для стороны обороняющегося значение авиации не меньше, чем для форсирующего реку.

Авиация обороняющегося должна вовремя заметить переправу атаковать и разбить авиасилы форсирующего и тем сделать почти невыполнимым дело пе-реправы. Под огнем авиасил такая переправа вряд ли удастся.

Преследование. После выигранного боя авиапреследование может иметь две задачи: во-первых, преследование авиасил и, во-вторых, преследование сухопут-ных сил.

Преследуя авиасилы, надо стремиться сбить их еще на полете или же заставить спус-титься вне аэродрома на лес, кустарники, болота и проч., особенно же на нашей стороне.

Преследуя сухопутные войска, необходимо найти пункты свертывания разби-тых колонн противника. К этому месту авиасилы должны прилипнуть и добить-ся полного рассеяния дрогнувших и отступающих масс противника. Авиасилы должны продолжать это преследование вдоль всех пригодных для отступления дорог и не позволять собираться рассеянным колоннам. Если авиация выполнит эту задачу, то наступающие пехота и кавалерия подберут в плен без исключения все войска противника, не могущего отступить в должном порядке.

Выход из боя. Выход из боя, после его проигрыша, для воздушных сил со-пряжен с большими затруднениями.

Прежде всего победитель будет смело наседать и принуждать снижаться,

Наконец, еще более будет затруднен спуск на свои аэродромы. Противник преследующий безусловно будет иметь возможность; перемешать карты поби-того и не дать ему возможности спуститься так где это будет выгодно для по-бежденного.

Наши ошибки в использовании авиации. Все изложенные выше тактические положения являются по большей части выводами из тех ошибок в использова-нии авиации в нашей только что закончившейся гражданской войне, которые мне непрерывно приходилось наблюдать.

Боевое значение авиации в условиях этой войны могло быть очень велико. Од-нако, как общее правило, на нее у нас смотрели, как на род войск вспомогательный, в лучшем случае как на разведывательную силу, а то и как на средство связи.

На Западном фронте делались настойчивые попытки к массовому исполь-зованию авиации с решительными боевыми целями. Такие попытки удава-лись, если авиация действовала самостоятельно. Так, например, эскадрилия Корфа блестяще решила задачу, выиграв совершенно самостоятельно целую операцию на подступах к Минску во время нашего отступления в первых чис-лах октября 1920 года.

Зато каждый раз, когда требовались комбинированные, совместные дейс-твия сухопутных и воздушных сил, дело не клеилось и решительных результа-тов не получалось.

Основная вина в этом деле, ложится на пехотных, начальников, у которых не было определенного взгляда на использование авиационных масс и которые очень часто за-дачи боевые заменяли самыми ненужными вспомогательными. Особенно бросалось в глаза то, что несмотря на сравнительно небольшое число имевшихся у нас авиасил, им все-таки ставилось неизмеримое число задач и поручений. Конечно, при таком пони-мании значения авиации нечего и рассчитывать на серьезный воздушный успех.

В свою очередь и авиация наша далеко не стоит на высоте.

Самолеты ее в качественном отношении не высоки.

Строевая подготовка авиасил, отчасти вследствие низкого качества самоле-тов, а отчасти и вследствие недостаточной в этом отношении подготовки лет-чиков, также не высока. Например, чрезвычайно трудно у нас добиться одно-временного массового подъема самолетов. Обыкновенно из целой эскадрилий поднимется более или менее одновременно два, три самолета, а остальные все еще вертят свои пропеллеры. Бывает, что массовые полеты так-таки вовсе и не удаются. Соблюдение же известных порядков в воздухе и вовсе незаметно.

Наконец, в наших летчиках очень сильно чувствуется слабая тактическая авиационная подготовка. Да иначе, при условии, что у нас еще не существует тактики авиации, и быть не может.

Вопросом изучения этой тактики надо заняться вовсю и надо, наконец, воспи-тать нашу армию на правильных началах понимания и использования авиации.

Классовое значение авиации. В гражданской войне авиация, как род войск, имеет значение не только по своим чисто боевым свойствам, но также и по признакам классового своего состава.

Требуя для пополнения своего состава работников и офицеров высшей ква-лификации, авиация тем самым дает широкий доступ в свою среду предста-вителям мелкой буржуазии. Можно смело сказать, что в капиталистической стране авиация будет обыкновенно наиболее контрреволюционным родом войск в случае социалистической революции.

Эти же самые данные позволят буржуазии обеспечивать свое классовое гос-подство в воздухе дольше, чем где-либо.

Авиация и промышленность. Эта легкость обеспечения классового господс-тва в воздушных войсках и то исключительно важное значение, которое они приобретают в современном сражении, делают вполне понятным, как непри-ятен может быть нам авиационный вопрос в нашем будущем столкновении с мировым капиталом.

Наша слабая и сверх того разрушенная промышленность, конечно, никог-да не сравняется с западно-европейской в деле постройки воздушного флота. В воздухе мы всегда будем слабее численно.

Будучи же слабее численно, мы должны брать качественно, особенно в так-тическом отношении.

Маскировка. Уступая в силе авиации западно-европейским государствам, мы должны будем использовать ее по принципу частной победы.

Следовательно, сосредоточивая на главных участках главные массы авиа-ции, мы невольно будем на других участках как бы демонстрировать в воздухе. Превосходство в этих районах авиации противника будет приводить к тому, что нашим сухопутным войскам придется усиленно применяться к местности. Поэтому ясно, что вопросы маскировки должны у нас тщательно изучаться и практиковаться. Наши тылы должны принимать ту же неуловимую форму, что имеют и боевые наши порядки в поле.

Заключение. На этом я и закончу свои заметки. Само собою разумеется, за-тронутые мною тактические вопросы страдают неполным освещением и лишь бегло набросаны. Над тактикой авиации надо еще поработать и посвятить ей не мало трудов и времени, которого сейчас у меня, к сожалению, нет.

Наша сравнительная авиационная слабость заставляет нас быть чрезвычай-но сильными и смелыми в области авиационной тактики. Мы должны полю-бить это дело и должны предупредить наших врагов в искусстве боевого ис-пользования авиации. Этот род войск требует наибольшей смелости и потому в революционных войнах он должен найти себе подобающее место.

Надо надеяться, что наши летчики сумеют создать науку побеждать в воздухе.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации