О реформе вооруженных сил Китая и развитии российско-китайских отношений

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 10/2008, стр. 52-59

О реформе вооруженных сил Китая и развитии российско-китайских отношений

Полковник А.Л. МИГУНОВ

О реформе вооруженных сил Китая и развитии российско-китайских отношенийМИГУНОВ Александр Альбертович родился в 1958 году в селе Никольское Московской области. Окончил Львовское высшее военно-политическое училище (1979).

Службу проходил в Туркестанском, Московском, Ленинградском военных округах и в Группе советских войск в Германии. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане (1980-1981). С 1993 по 1998 год - старший офицер Центра по обеспечению реализации договоров (ВВС), с 1998 года по настоящее время - старший офицер, начальник группы, начальник группы - заместитель начальника отдела Национального центра по уменьшению ядерной опасности. В течение пяти лет работал по реализации соглашений между Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Китайской Народной

Республикой «Об укреплении доверия в военной области в районе границы» от 26 апреля 1996 года и «О взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы» от 24 апреля 1997 года. Член правительственной делегации в совместной контрольной группе по данным соглашениям.

В ПОСЛЕДНИЕ десятилетия Китай осуществляет последовательную масштабную модернизацию вооруженных сил в целях создания современной, хорошо оснащенной и мобильной армии, способной отражать агрессию со стороны различных государств. Еще в 1985 году Дэн Сяопин так высказался о предпосылках развития армии: «Подлинная модернизация оснащения войск становится возможной лишь в том случае, если народное хозяйство становится на прочный фундамент». По данным Всемирного банка, Китай в настоящее время имеет вторую в мире по размерам после США экономическую систему. Рост экономики позволяет Китаю последовательно наращивать свой военный потенциал и политическое влияние в мире.

В отличие от частичной модернизации вооруженных сил Китая в конце 1990-х годов в настоящее время реализация пятилетних планов их строительства осуществляется более целенаправленно и энергично. Как сообщает еженедельник «Джейнс дифенс уикли», проводимые преобразования значительно повысили боеготовность и возможности армии, особенно ракетных войск, десантных частей и подразделений, ориентированных на боевые действия в различных условиях. По оценкам зарубежных военных экспертов, Китай в последнее десятилетие добился больших качественных успехов в повышении боевых возможностей вооруженных сил и может представлять серьезную военную силу.

Руководство Китая оказывает всестороннюю поддержку реформам вооруженных сил путем значительного увеличения расходов на оборону. Согласно официальным данным, военный бюджет страны вырос со 121 млрд юаней (15 млрд долларов) в 2001 году до 220 млрд юаней в 2004 году и 244,7 млрд юаней (около 30 млрд долларов) в 2005 году, что почти в 18 раз меньше военного бюджета США. Бюджет в 2006 году составил уже 283,8 млрд юаней. Однако, по оценкам специалистов Пентагона, официально объявленные данные - это только 30-50 % реальных военных расходов Китая, которые оцениваются суммами порядка 50-70 млрд долларов. По этому показателю Китай занимает третье место в мире после США и России.

Согласно данным СИПРИ, Китай только в 2000 году закупил вооружений почти на 3 млрд долларов. Как считают западные эксперты, основная доля пришлась на поставки военных кораблей и авиатехники из России. По оценкам министерства обороны США, ежегодные расходы Китая на приобретение российской военной техники увеличились с 1,2 млрд долларов в 1990-х годах до 2,3 млрд долларов в период 1999-2003 годов. В настоящее время около 45 % экспорта российского вооружения приходится на Китай.

Вместе с тем активность сделок между двумя странами по закупкам вооружений и военной техники в 2004 году несколько снизилась из-за нежелания России продавать Китаю современные военные технологии. В 2005 году заключен контракт на поставку для авиации ВВС Китая 24 истребителей Су-30, 34 тяжелых транспортных самолетов Ил-76 и самолетов-заправщиков Ил-78. Постепенно расширяется сотрудничество двух стран в области совместной разработки военной техники нового поколения.

Привлекающим внимание событием в развитии российско-китайского военного сотрудничества явились проведенные в августе 2005 года совместные военные учения «Мирная миссия - 2005». Они стали основой для дальнейшего развития российско-китайских военно-политических отношений в настоящее время, что было наглядно продемонстрировано в ходе совместных военных учений «Мирная миссия-2007» государств - членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедших на территории России в августе 2007 года.

Военно-политическое руководство России подходит к вопросу об установлении тесных военных связей с Китаем более осмотрительно, чем российский военно-промышленный комплекс, учитывая прошлое противостояние и конфликты между нашими странами. Проведение совместных учений явилось последовательным шагом в развитии более тесных союзнических отношений.

Зарубежные эксперты полагают, что Китай стремится к укреплению военных отношений с Россией для противодействия усилиям США и Японии по сдерживанию роста китайского военного потенциала. Однако Россия - не единственный поставщик вооружений и военных технологий в Китай. По части технологий и оборудования «двойного назначения» первенство скорее всего принадлежит США и Израилю. По расчетам американской организации Wisconsin Project on Nuclear Arms Control, объемы «стратегически чувствительного» экспорта в Китай, одобренные в течение 1990-х годов Вашингтоном, составили 15 млрд долларов.

В результате «объединенных усилий» крупнейших мировых производителей оружия Китай обладает теперь значительным военным потенциалом. В случае какого-либо конфликта могут быть применены китайские аналоги истребителей F-16, производимые совместно с Израилем. Самолеты китайского производства других моделей будут оснащены не только российскими, но и израильскими ракетами, а наводить эти ракеты на цели помогут британские и израильские радары. К российским эсминцам подключатся и корабли китайского производства, оснащенные американскими и украинскими двигателями и вооруженные итальянскими торпедами. Французы поставили в Китай ракеты класса «воздух - воздух» и вертолеты. При ведении боевых действий на суше реальную силу могут представлять китайские танки, оснащенные израильскими пушками и системами самонаведения, российские артиллерийские установки и БМП (последние покрыты броневыми пластинами израильского производства).

В секретном докладе руководителя разведывательного сообщества США Джона Негропонте утверждается, что разведывательные ведомства страны «прозевали» резкий рывок Китая в области вооружений, существенно увеличивший мощь китайской армии. Доклад написан несколькими действующими и бывшими высокопоставленными сотрудниками разведки. В числе успехов китайской оборонной отрасли названы разработка новой крылатой ракеты большой дальности, ввод в строй новых боевых кораблей, снабженных китайским аналогом украденной у США системы управления огнем IGIS, и появление новой атакующей подлодки класса Yuan, о которой американская разведка ничего не знала, пока ее снимки не появились в Интернете. Говорится также о разработке высокоточного оружия, в том числе новой ракеты класса «воздух - поверхность» и ракет класса «поверхность - поверхность», которые могут использоваться для нанесения ударов по боевым авианосным группам США, и на другие промахи американской разведки, недооценившей успехи Китая в военной сфере.

Авторы доклада объясняют провалы разведки закрытостью Китая, но в то же время возлагают вину на сотрудников разведслужб, причем как на аналитиков, недооценивших свидетельства растущего военного потенциала Китая, так и на оперативных сотрудников за их неспособность «внедрить агентов в коммунистическое правительство».

В докладе основное внимание уделено ракетной программе КНР. По расчетам авторов, через 13 лет эта страна существенно усилит свой ядерный арсенал. Так, если в настоящее время КНР имеет 20 межконтинентальных ракет «Дунфэн-5А» (CSS-4), то к 2015 году их будет от 75 до 100, причем размещенных не в стартовых шахтах, а на мобильных платформах (что многократно усложнит их обнаружение). С тем количеством ракет, которые имеет сейчас Китай, американская система противовоздушной обороны может спокойно справиться. Если же их станет в четыре раза больше, возникнут серьезные трудности. Это будет иметь далеко идущие последствия.

В целом же аналитики США поделили военно-стратегическую обстановку в Юго-Восточной Азии на две наиболее опасные зоны: Корейский полуостров и Тайвань, плюс территориальные споры из-за Сэнкаку или Дяоюйдао (Япония - КНР), а также вокруг островов в Южно-Китайском море (КНР, Вьетнам, Филиппины, Малайзия). Однако главная опасность в стратегической перспективе - это усиление Китая до такого уровня, когда он сможет бросить вызов США, по крайней мере в рамках Азиатско-тихоокеанского региона. Прослеживаются также попытки США добиться от КНР приостановки ее военного сотрудничества с Пакистаном и Ираном в вопросе поставок им оружия массового поражения.

Для укрепления своих позиций в условиях американского давления Китай старается реанимировать политику, которую диктуют правила в «большом треугольнике» Вашингтон - Пекин - Москва. Китайская логика в соответствии с конфуцианским учением состоит в нахождении и привлечении «третьей силы» при явном противоборстве двух сторон. Существование и функционирование структуры «треугольника» определяются прежде всего степенью конфронтационности сторон и их силовым потенциалом. Логика «треугольных отношений» подразумевает, что две более слабые и (или) пассивные стороны объединяются для «обороны» от более сильной и (или) агрессивной стороны. Если в 1970-х годах «наступающей» стороной была Москва, то с начала 1980-х годов эта роль все больше стала переходить к США. В изменяющихся условиях китайская сторона обратила особое внимание на укрепление отношений с более «слабым» из двух партнеров, т. е. с Россией. Укрепление сотрудничества с Москвой могло бы способствовать усилению международных позиций Пекина. Таким образом, возникла основа для сближения двух сторон на базе неантагонистического противостояния доминированию США в регионе и в мире в целом.

В декабре 1991 года Китай заявил о признании России, а в 1992 году китайским руководством было принято решение о стимулировании отношений между Россией и Китаем. Незадолго до этого Дэн Сяопин сделал следующее заявление: «Несмотря на переживаемые Москвой трудности, она по-прежнему владеет мощной экономической базой и внушительной военной силой... Москва отнюдь не мертвый тигр, она играет одну из первых ролей в международной политике». В этой связи он призвал руководство КНР форсировать отношения с Россией.

Таким образом, до восстановления экономической и военной мощи России и превращения Китая в могущественную державу мира, способную противостоять США, наши страны будут заинтересованы в поддержании двусторонних партнерских или, как минимум, «неконфронтационных отношений». Несмотря на это, трудно рассчитывать, что прагматически мыслящее руководство КНР, стремящееся сохранить высокий уровень торгово-экономических, финансовых, технологических связей с США, Японией и Европой, пойдет на обострение отношений с США и странами НАТО из-за продвижения альянса на Восток, в частности его закрепления в Центральной Азии и на Среднем Востоке. Китай заинтересован в дальнейшем увеличении торгового оборота с ведущими государствами мира.

Укрепление стратегического партнерства между нашими странами будет происходить, на наш взгляд, следующим образом: недостаточно развитый в военном отношении Китай, как и неокрепшая в настоящее время в финансово-экономическом и научно-техническом отношении Россия вынуждены будут проводить политику поиска компромиссов со странами Запада и США, снижения напряженности в отношениях с ними и получения финансовой, экономической и технологической помощи у США, Японии и ведущих европейских государств. В связи с этим КНР и Россия будут продолжать углублять взаимовыгодное сотрудничество друг с другом с учетом реакции Запада. При этом обе стороны не исключают, что при определенных обстоятельствах и российское, и китайское руководство могут пойти на заметное сближение с США.

Отношения с Россией являются одним из важнейших направлений внешней политики Китая. Китайско-российское стратегическое партнерство оценивается как крупное достижение и ценное достояние, отвечающее коренным интересам КНР. Китайские аналитики полагают, что сотрудничество с Китаем становится для Москвы едва ли не единственной надеждой и опорой в условиях, когда НАТО грозит перейти границы СНГ, усугубляются противоречия с США, а страны «большой семерки» все еще не до конца доверяют России.

После распада СССР НАТО стремительно расширяет свое присутствие на Востоке. Кроме того, США уже «осели» в Центральной Азии и усиливают свое влияние в Закавказье. В Азиатско-тихоокеанском регионе крепнет военный альянс Вашингтона и Токио. Москва и Пекин испытывают огромное давление и чувствуют потенциальную угрозу, исходящую из разных регионов, в которых они имеют свои стратегические интересы. В этой связи специалисты подчеркивают, что китайско-российская граница остается единственной линией обороны, которую Соединенным Штатам Америки невозможно прорвать.

В целях создания противовеса США по инициативе России и КНР в 2001 году была создана Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) для решения пограничных вопросов, борьбы с терроризмом и распространением наркотиков в Центральной Азии и обеспечения региональной безопасности. В данный момент в ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан и в качестве наблюдателей - Монголия, Иран, Пакистан, Индия. Возможность принятия в ШОС новых членов вызывает серьезное беспокойство на Западе. Как отмечает американская газета «Крисчен сайенс монитор», «Россия и Китай могут предпринять еще один шаг в направлении образования евразийской военной конфедерации, которая будет соперничать с НАТО».

Американские аналитики пришли к выводу: ШОС может сформировать опасную для гегемонии США ось «Пекин - Москва - Тегеран». В перспективе возможно появление крупного военно-политического альянса, под знаменем которого соберутся государства, недовольные своим положением в современном мире. Так как в «недовольных» странах сосредоточено четыре пятых населения Земли и 75 % мировых ресурсов сырья, а четыре потенциальных члена этого альянса (Россия, КНР, Индия, Пакистан) обладают ядерным оружием, возникновение такого блока приведет к обрушению сложившегося миропорядка. И тогда станет явью то, что американский футуролог Хантингтон назвал «конфликтом цивилизаций»: противостояние процветающего Запада и бедного, но многолюдного и недовольного своим положением исламского и конфуцианского Востока. Причем это противостояние окажется острее «холодной войны», которая была, скорее, конфликтом идей, чем реальных жизненных интересов.

На лидерство во всемирном «союзе униженных и оскорбленных» явно претендует Китай. Россия в этой конфигурации занимает уникальное положение. С одной стороны, она - член «большой восьмерки» и ей не пристало «светиться» в альтернативной компании, с другой - экономически недостаточно сильная сырьевая страна, на чьи геополитические претензии «друзья» по «большой восьмерке» отвечают продвижением натовских баз и «цветных революций». Москва заинтересована в создании противовеса США и НАТО хотя бы для того, чтобы сохранить контроль над постсоветским пространством. Однако не стоит забывать и о том, что, порвав с Западом, легко можно стать заложником Китая - энергично развивающейся страны, которой уже давно не хватает жизненного пространства. В итоге китайская экспансия может оказаться более серьезной опасностью, чем политический гегемонизм США.

Нельзя также забывать, что одним из первых пунктов декларации о создании ШОС является положение о том, что целями организации являются «укрепление взаимного доверия, дружбы и добрососедства между государствами-участниками, обеспечение и поддержание мира, безопасности и стабильности в регионе, построение нового, демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка». На всех без исключения саммитах ШОС постоянно подчеркивается, что данная организация не ставит перед собой цель создания каких-либо военных блоков.

В постоянно возникающих в последнее время конфликтных ситуациях наиболее выгодна роль посредника. И Россия в ее нынешнем состоянии могла бы предложить себя в послы стран «третьего мира» на Западе и в послы Запада на Востоке.

Китайское руководство, придерживаясь принципа равного удаления от России и США, объективно заинтересовано в сохранении единой, достаточно сильной России, способной отвлекать внимание Запада от КНР и сдерживать экспансионистские устремления США, других ведущих стран НАТО и Японии. В Китае понимают, что по мере роста китайского военного и экономического потенциала, влияния в Восточной и Южной Азии, а также и в Азиатско-тихоокеанском регионе и усиления стремления занять достойное великой державы место в мире США будут пытаться проводить политику силового давления в отношении не только России, но и КНР. В этом случае в перспективе Китай объективно будет заинтересован в сохранении стабильности на российско-китайской границе и поддержании определенного уровня отношений с Россией, в том числе в рамках ШОС. С учетом геополитических интересов России нам необходимо продолжать усилия по укреплению взаимовыгодных политических, торгово-экономических, военно-технических и научных связей с Китаем, принимать все приемлемые для нас предложения по развитию всестороннего сотрудничества и укреплению партнерских отношений. Одновременно надо внимательно следить за возможными неблагоприятными для РФ изменениями в отношениях между КНР и США, другими ведущими странами НАТО и Японией, с тем чтобы не дать Западу возможности ослабить российско-китайские связи и направить мощный военный и человеческий потенциал Китая против еще экономически не окрепшей Российской Федерации.

Укрепляя связи с Россией, КНР одновременно поддерживает и активно развивает взаимоотношения со странами ЕС. С 1993 года Китай является третьим по значению торговым партнером ЕС после США и Японии, хотя значительно отстает от них. Торговля с ЕС является важным источником индустриализации КНР, поскольку доля машин и оборудования в импорте Китая традиционно составляет более 50 %. Встречные поставки готовой продукции увеличиваются опережающими темпами. По мере роста внедрения достижений научно-технической революции в производство существенно повысилось, качество и технологический уровень этой продукции. Позитивным структурным сдвигом является постоянное снижение доли сырья и полуфабрикатов в экспорте при абсолютном увеличении их объемов.

В начале 2005 года, после отмены действовавших в течение 30 лет квот на текстильную продукцию, китайские текстильные товары захлестнули Европу. Обеспокоенные наплывом дешевой продукции европейские производители, прежде всего во Франции, Италии, Испании и Португалии, забили тревогу. В результате Евросоюз в ходе переговоров с Пекином в июне 2005 года добился установления новых квот на импорт 10 категорий одежды.

Китайцы активно развивают политические, торгово-экономические, культурные связи со странами Европы, в частности с Великобританией, Германией, Францией, Испанией, Швейцарией, Италией и особенно с Венгрией. В апреле 2004 года министры иностранных дел стран Евросоюза намеревались обсудить вопрос об отмене эмбарго на поставки оружия в Китай, которое было введено в 1989 году после жесткого подавления демонстрации китайских студентов на площади Тяньаньмэнь в Пекине. В конце 2003 года президент Франции Жак Ширак заявил, что спустя 15 лет после этого инцидента «эмбарго уже не имеет смысла», и в марте того же года комиссар ЕС по международной политике Хавьер Солана, находясь в Китае, также высказался за отмену эмбарго. Инициативу Ширака поддержали Германия и Великобритания, однако планы европейцев вызвали недовольство администрации США, которая считает, что в Китае по-прежнему не соблюдаются права человека, и свободно поставлять туда оружие нельзя. И учитывая, что в июле 2005 года председательство в ЕС перешло к Великобритании, отсрочка отмены эмбарго явилась более чем предсказуемой. В проведении более сдержанной политики в отношении к КНР Лондон поддерживали Италия и Скандинавские страны.

Необходимо отметить также, что Китай досконально изучил технологию Запада по выходу из системных кризисов с помощью создания управляемых военных конфликтов и больших войн и претворяет в жизнь свой собственный сценарий по борьбе с гегемонизмом США, который предполагает следующие шаги: оставаясь неактивным и незаметным, не только сохранять все свои ресурсы, но и значительно их приумножать; поддерживать действия Запада, направленные на максимальное взаимоуничтожение стран мусульманского мира; поддерживать двусторонние конфликты по сценарию Запада; резко активизировать идеологические и военные действия при наступлении благоприятного момента; занимать свободные территории после затухания конфликтов.

Исходя из этого, следует подчеркнуть, что роль Китая как азиатской страны в исламском мире за последнее десятилетие существенно возросла, и это обстоятельство необходимо иметь в виду при решении исламских проблем. Что касается России, то предотвратить данную «китайскую экспансию» можно, заняв определенную позицию в исламском мире. Конфликт сегодняшнего дня - это противоречие между США и Китаем, которое будет усугубляться в дальнейшем, а мусульманский фактор лишь карта, которую все пытаются разыгрывать. Так как Россия является частично мусульманской страной, то, приняв чью-либо сторону, она окажется неизбежно втянутой в конфликт США с Китаем.

Очевидно, что связями с Россией Китай лишь дополняет, но отнюдь не заменяет свои контакты с США, Японией и Западной Европой. Развитие экономических отношений с Россией - лишь «часть большой стратегии» Китая, направленной на возрождение страны как мировой державы. Растущие валютные запасы Китая, огромный торговый дефицит США и Японии в торговле с КНР (по официальным американским данным, дефицит США в торговле с Китаем составил в 2005 году 201,6 млрд долларов), привязанность немалой части экономики этих стран к Китаю дают последнему все больше рычагов влияния. Китайский интерес к России хорошо известен - военно-технические, энергетические, минеральные и другие сырьевые ресурсы. В геополитическом плане значимость России для Пекина гораздо выше. Россия остается важным союзником по блоку глобальных и региональных вопросов - от взаимодействия в Совете Безопасности ООН до согласования и координации позиций на Ближнем Востоке, в Центральной Азии (включая совместный проект Шанхайской организации сотрудничества), на Среднем Востоке и др.

С учетом вышеизложенного необходимо учитывать, что в недалеком будущем экономические возможности и интересы у КНР станут гораздо более значительными, чем у бывшего СССР, а военные возможности будут наращиваться для подкрепления нового экономического статуса. Возможности Китая определяются совокупными размерами экономики, географических и демографически ресурсов, а не ВВП на душу населения, показателем все еще достаточно низким для этой страны. «Расширяющийся» Китай из-за своей величины (географической, демографической и экономической) сам по себе представляет «мировой вызов». Но проблема «мирового китайского вызова» не тождественна проблеме возможности осуществлять «мировое лидерство». Для Китая удачная трансформация региональной системы и приобретение «полного» мирового статуса будут означать такое приращение могущества, которое может сделать его просто невосприимчивым к сомнениям и страхам других стран.

Дэн Сяопин. Строительство социализма с китайской спецификой. М.: МП Палея. 1997. С. 255.

Глобус. 2005. № 25. С. 45.

Коммерсант. 2005. 10 июня. С. 10.

Саут Чайна морнинг пост. 1992. 19 августа

Красная звезда. 2005. 27 окт.

МИД РФ, http://www/Tn.mid.ru


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации