Информационный потенциал зарубежных стран как источник угроз военной безопасности РФ

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 10/2008, стр. 2-9

Информационный потенциал зарубежных стран как источник угроз военной безопасности РФ

Генерал-лейтенант Н.А. МОЛЧАНОВ,

доктор военных наук, профессор

РАЗВИТИЕ мирового сообщества наглядно демонстрирует, что в настоящее время критически важным государственным ресурсом, обеспечивающим национальную безопасность стран, становится информация. При этом системы, обеспечивающие управление информационными потоками, являются неотъемлемым компонентом структуры управления государством, экономикой и обороной. Возможность воздействия на них противостоящей стороны как в явном, так и в неявном виде рассматривается любым государством в качестве прямой угрозы его национальным интересам. Например, военно-политическое руководство США считает мировое информационное пространство сферой своих жизненно важных интересов, контроль над которой позволяет им осуществлять стратегические цели глобального доминирования. Используя свое преимущество в области разработки, производства и применения вычислительной техники и программного обеспечения, средств телекоммуникации и связи, США стремятся установить контроль над международной информационной инфраструктурой, распространить на нее свою юрисдикцию.

Осознавая, что информация и процессы, связанные с ее сбором, обработкой, хранением и распределением, являются основой современных военных действий, а господство в информационном пространстве - залог успеха в реализации перспективных задач вооруженных сил, военно-политическое руководство США поставило перед ними задачу достижения информационного превосходства над противником как приоритетную на ближайшие 20 лет.

Растущая зависимость развитых стран от эффективности систем и средств обработки, передачи и использования всех видов информации (политической, экономической, научно-технической, военной и др.) привела к появлению нового понятия - «информационный потенциал государств». Этот термин определяется как возможность государства обеспечить информатизацию общества, под которой понимается организационный социально- экономический и научно-технический процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений на основе формирования и использования информационных ресурсов. Формирование информационного потенциала государства осуществляется за счет развития научно-технического и экономического потенциалов в ходе информатизации страны. При этом взаимное влияние потенциалов приводит к повышению эффективности влияния каждого из них на процесс наращивания военной мощи государства.

В информационном потенциале государства можно выделить три основных компонента: инфраструктурный, управленческий и собственно информационный.

Инфраструктурный компонент объединяет научно-исследовательские организации и центры анализа информации, вырабатывающие аналитико-прогностическую информацию и подготавливающие сведения для системы подготовки и принятия решений; органы научно-технической, экономической, политической и другой информации, обеспечивающие или непосредственно осуществляющие информационное оповещение специалистов; базы данных, осуществляющие сбор, обработку, индексацию, каталогизацию и хранение информации в различных областях знаний; информационные и телекоммуникационные системы, осуществляющие сбор, каталогизацию, хранение и циркуляцию всех видов информации собственно в информационной инфраструктуре государства.

Управленческий компонент включает специалистов, обладающих специальными знаниями и навыками в области сбора, переработки, хранения, поиска и распространения информации. К нему же относятся и органы управления, принимающие решения по вопросам информационного обеспечения, а также информационно-поисковые системы и системы управления базами данных, обеспечивающие их эффективное использование.

Информационный компонент представляет собой наличные и доступные знания, зафиксированные на материальных носителях и передаваемые по системе телекоммуникаций с целью их восприятия и использования в системах подготовки и принятия решений. Эти знания образуют информационный ресурс, под которым понимаются отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, базах данных, других информационных системах). Наиболее значимыми составляющими информационного ресурса государства являются информационные ресурсы государственных органов, коммерческих организаций, неправительственных общественных организаций, а также частных лиц.

В качестве тенденции развития информационных ресурсов зарубежных государств необходимо отметить ужесточающийся государственный контроль за потоками информации, в том числе и в сети Интернет. Это обусловлено выдвижением в число приоритетных задачи обеспечения информационной безопасности государства, и в первую очередь объектов критически важных национальных информационных инфраструктур. К ним относятся инфраструктуры основополагающих отраслей национальной экономики и объекты жизнеобеспечения, нарушение функционирования которых может причинить серьезный ущерб экономике или снизить военную мощь страны.

Значение обеспечения безопасности критически важных национальных информационных инфраструктур было подчеркнуто президентом Бушем, который отметил, что революция информационных технологий изменила способы ведения бизнеса, государственного управления и обеспечения национальной обороны, а все три эти функции сейчас зависят от взаимозависимой сети критически важных информационных инфраструктур.

Военно-политическое руководство США выделяет четыре типа угроз, характерных для информационной инфраструктуры.

Первый - умышленное нарушение нормального функционирования информационных процессов и вывод из строя объектов информационной инфраструктуры. К примерам такой деятельности американские специалисты относят разного рода нарушения сеансов информационного обмена или проведения каких либо электронных финансовых операций, срыв проведения электронных конференций и переговоров, провоцирование сбоев в работе различных объектов национальной информационной инфраструктуры, в том числе обеспечивающих управление сложными техническими системами, отнесенными к категории критически важных.

Второй - незаконное получение и использование информации и данных. К этой группе угроз относят разноплановую криминальную деятельность, начиная от незаконного получения паролей доступа до проникновения в федеральные информационные сети и системы. При этом основная сложность в расследовании преступлений такого рода связана с идентификацией источника враждебного информационного воздействия, в качестве которого может выступать как отдельный хак-кер, так и хорошо организованная команда профессионалов, работающая в интересах государства - вероятного противника.

Третий - манипуляция информацией с целью достижения политических, экономических, военных преимуществ или удовлетворения собственных амбиций правонарушителей. Такого рода информационные атаки могут проводиться комбинированно, совместно с атаками, отнесенными к первой и (или) второй группе. Особенность угроз данного типа заключается в том, что нельзя однозначно оценить ущерб от их реализации. Если в некоторых случаях это может быть основанием для какого-либо официального заявления и негативные последствия оперативно устраняются, то иногда ущерб бывает гораздо более значительным, особенно когда такого рода атаки остаются не обнаруженными и связаны с манипулированием финансовой, экономической или военной информацией. Примером реализации такого вида угроз является действия военно-политического руководства западных стран в ходе конфликта в Южной Осетии в августе 2008 года, когда, используя свое влияние на глобальные СМИ, была предпринята попытка навязать мировому общественному мнению необъективную информацию о событиях в данном регионе.

Четвертый -- разрушение или уничтожение объектов критически важной инфраструктуры государства и его ВС путем воздействия на них через информационно-управляющие сети. Реализация угроз этой группы может иметь значительные негативные последствия как для экономики страны, так и для ее безопасности. Это подтверждается результатами информационных атак на объекты жизненно важной инфраструктуры в Сербии (1999), целями которых были отдельные системы энергоснабжения и переработки топлива. Более свежим примером являются действия ВС Израиля в ходе проведения в сентябре 2007 года операции «Вишневый сад» по уничтожению крупного сирийского строительного объекта. Подавление радиолокационных станций средств ПВО также было осуществлено путем проведения компьютерной сетевой атаки.

Формирование информационных ресурсов военной составляющей государства происходит путем внедрения в практику военного дела передовых достижений в области информационных технологий, которые позволяют в значительной степени повысить оперативность подготовки и принятия решений на всех уровнях управления войсками. Процесс информатизации ВС осуществляется как за счет привлечения национальных информационных ресурсов, обеспечивающих рост потенциала государства, так и за счет информационных ресурсов собственно военного ведомства.

Сложившаяся в настоящее время теория военного потенциала государства объединяет все аспекты деятельности его институтов, направленные на накопление и использование военной мощи страны, призванной обеспечить ее национальные интересы. Изменение уровня военного потенциала происходит в результате изменения его взаимосвязанных и взаимозависимых элементов: собственно военного, военного научно-технического, военно-экономического и военного информационного потенциалов.

Военный информационный потенциал является частью информационного потенциала государства, обеспечивающей повышение качественного уровня элементов военного потенциала. Как и в информационном потенциале государства, в военном информационном потенциале можно выделить те же три компонента: инфраструктурный, управленческий и информационный. По составу они в целом повторяют аналогичные компоненты информационного потенциала государства, которые однако более специализированы на решение задач обеспечения военных операций.

Военный информационный потенциал, например, в США реализуется через информационные ресурсы военного ведомства, функционирующие в рамках создаваемой информационной инфраструктуры, информационные ресурсы министерства энергетики, НАСА, разведывательного сообщества и других органов, обеспечивающих обороноспособность страны, а также через организационные структуры, отвечающие за процесс информатизации в этих учреждениях.

Необходимо отметить важную роль, которую американское военно-политическое руководство отводит разведывательному управлению министерства обороны (РУМО). В настоящее время эта организация предназначена не только обеспечивать военное командование соответствующей информацией, но и должна стать полноправным участником коалиции организаций, занимающихся обеспечением национальной безопасности. Ее деятельность будет направлена на предотвращение нежелательных для США конфликтов за счет сбора информации, в том числе и с использованием правительственных, частных и публичных информационных ресурсов, и принятия соответствующих упреждающих мер. По взглядам американского военного руководства, военная разведка должна уделить особое внимание организации взаимодействия с такими структурами, как интернет-издания, глобальные радио- и телесети, которые, с одной стороны, обладают значительными возможностями по сбору информации, а с другой - возможностями по формированию необходимого общественного мнения в нужном месте и в нужное время. Данное положение изложено в «Единой оперативной концепции», «Операции по сдерживанию», версия 2, 2006 года издания.

Роль информационной составляющей в военном потенциале ведущих зарубежных стран неуклонно возрастает. На современном этапе высшее военное руководство США, других стран НАТО и Китая, реализуя достижения в области информационных технологий, уделяют особое внимание повышению эффективности ведения боевых и других действий в операциях будущего, в первую очередь за счет качественного повышения возможностей в сфере управления войсками. Надежное функционирование системы управления становится возможным при наличии тесных и взаимопроникающих связей внутри сложной системы боевого пространства, включающей информационную, разведывательную и боевую подсистемы. В США задачи сопряжения подсистем возлагаются на единую глобальную систему связи и информационного обеспечения, объединяющую в единое целое инфраструктуру МО США и организационные структуры системы государственного управления.

Реализация преимуществ в сфере управления войсками нацелена на построение единого информационно-коммуникационного пространства. В его рамках любые источники информации, системы оружия всех видов вооруженных сил и системы управления будут объединены посредством локальных, территориальных и глобальных систем связи наземного, морского, воздушного и космического базирования, обладающих высокой мобильностью, скоростью развертывания и пропускной способностью. С построением единого информационно-коммуникационного пространства ВС США, как ожидается, получат преимущество в возможности нанесения упреждающего глобального информационно-огневого удара, лишающего противника шанса организовать хоть какое-нибудь активное сопротивление.

Одной из основных в строительстве единого информационно-коммуникационного пространства является стратегическая программа министерства обороны США создания глобальной информационно-управленческой сети, предназначенной для информационного обеспечения всех элементов системы национальной безопасности страны, в том числе и вооруженных сил. Она объединяет взаимосвязанные распределенные вычислительные системы коллективного пользования, локальные вычислительные сети, системы связи, базы данных, системы компьютерной и сетевой безопасности, средства обучения пользователей, а также другие элементы, предназначенные для централизованного удовлетворения всех информационно-технических потребностей системы управления войсками и органов административного управления. Работы по созданию сети предусматривают реализацию ряда взаимосвязанных программ различных министерств и ведомств США. На эти цели в ближайшие 10 лет планируется израсходовать порядка 200 млрд долларов.

Таким образом, военный информационный потенциал на современном этапе является важнейшим неотъемлемым компонентом военного потенциала государства и его роль и место с течением времени будут только возрастать. Новизна, значимость и высокая динамика развития этого потенциала ставят перед исследователями определенные проблемы, требующие порой нетривиальных методов решения. Прежде всего требуется разработать концептуальные основы, терминологию, понятийный аппарат, критерии и показатели оценки военного информационного потенциала, вскрыть основные направления научно-технической и экономической политики в этой области, тенденции и перспективы развития процесса информатизации, выявить организационные, технические и технологические компоненты информационных инфраструктур военных ведомств основных зарубежных стран, а также усовершенствовать методический аппарат исследований, разработать программно-аппаратные комплексы доступа к национальным и ведомственным информационным ресурсам.

Военный информационный потенциал является важнейшим объектом воздействия и защиты в ходе информационного противоборства, которое ведется как в целях обеспечения задач, решаемых на государственном уровне, так и в целях обеспечения операций вооруженных сил.

В целях обеспечения задач, решаемых на государственном уровне, предполагается оказывать целенаправленное, главным образом информационно-психологическое воздействие как на военно-политическое руководство потенциального противника, так и на руководство союзных стран. При этом применяются следующие способы: политические, дипломатические и экономические акции; психологические операции (в том числе подрывные); политическая и экономическая поддержка оппозиционных групп и движений; проникновение в системы государственного и военного управления; мероприятия по разрушению и искажению информационных ресурсов, а также по введению в заблуждение противника и защите собственных информационных ресурсов.

В США совокупность используемых способов, сил и средств оказания информационно-психологического воздействия при решении задач информационного противоборства на государственном уровне составляет содержание такого нового понятия как «стратегическая коммуникация». Стратегическая коммуникация США использует следующие основные инструменты:

публичная дипломатия - целенаправленное информирование международной общественности, а также установление и поддержание контактов в сфере образования и культуры, нацеленное на формирование привлекательного образа страны;

связь с общественностью - деятельность, осуществляемая службами по связям с общественностью, входящими в организационную структуру Белого дома, Совета национальной безопасности, а также министерств, ведомств и военных командований ВС США с целью информирования и оказания воздействия на население и средства массовой информации США;

международное вещание - деятельность служб, финансируемых правительством США, направленная на распространение новостных сообщений, информации, программ публичной дипломатии, а также развлекательных программ посредством радиовещания, спутникового телевидения и глобальной сети Интернет;

психологические операции, проводимые с использованием средств массовой информации - осуществление заранее спланированных мероприятий, предусматривающих доведение специально подготовленной информации и психологических установок объекту воздействия с целью принятия им благоприятных для США решений.

В полной мере все инструменты стратегической коммуникации США проявились в ходе обеспечения американцами поддержки действий Грузии в ходе конфликта в Южной Осетии (август 2008). В частности были осуществлены следующие мероприятия:

дезинформация относительно того, кто является агрессором в данном конфликте;

фальсификация хронологии событий, искажение информации с мест боевых действий, завышение потерь российских ВС;

использование трибуны Совета Безопасности ООН для формирования благоприятного для грузинской стороны мирового общественного мнения;

активное сотрудничество высших должностных лиц Грузии с глобальными СМИ путем дачи интервью на английском языке;

вброс информации о якобы имеющей место «гуманитарной катастрофе» в Грузии;

прекращение вещания российских телевизионных каналов на территории Грузии;

активное использование возможностей глобальной сети Интернет для распространения специально подготовленной дезинформации, сообщения о «победах» грузинской армии в начале конфликта;

попытки блокирования российских англоязычных Интернет-изданий;

изоляция населения Грузии от информации о реальном состоянии и действиях сторон, участвующих в конфликте;

подготовка и проведение диверсионных акций, провокаций и их тенденциозное освещение в средствах массовой информации с целью дискредитации РФ и ее ВС;

демонстрация по телевидению сфальсифицированных фактов жестокого отношения российских солдат к мирному населению;

дезинформация об уничтожении городов Грузии ВВС России.

В целях обеспечения операций вооруженных сил при ведении информационного противоборства предусматривается комплексное использование различных сил и средств, а также проведение необходимых мероприятий с применением вооруженных сил во всех звеньях управления вероятного противника в интересах достижения над ним информационного превосходства и обеспечения защиты своих систем управления войсками, боевой техникой и оружием от аналогичных действий противника.

Основной формой ведения информационного противоборства при обеспечении операций вооруженных сил (любого масштаба, вне зависимости от преследуемых целей) является информационная операция, которая определяется как совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени информационных воздействий на объект или группу объектов государственного или военного уровня противника, проводимых по единому замыслу и плану в мирное и военное время. Информационные операции подразделяются на наступательные, оборонительные и специальные, проводимые как последовательно, так и одновременно.

Зарубежными экспертами выделяются следующие виды информационных операций: радиоэлектронная борьба; операции в компьютерных сетях, к которым относятся, во-первых, операции по воздействию на компьютерные сети противника с целью дезорганизации, снижения эффективности их работы и невозможности использования или полного уничтожения, во-вторых, операции по защите компьютерных сетей своих ВС от воздействия на них противника, от взаимных помех работающих радиоэлектронных систем своих ВС и обеспечению безопасности и устойчивости работы сетей, и, в-третьих, операции по использованию компьютерных сетей противника с целью несанкционированного доступа к информационным ресурсам, извлечения из них и использования в своих интересах секретной информации, преднамеренного искажения и подмены контента для дезинформации, операции по оказанию информационного воздействия, которые включают психологические операции, военную дезинформацию, обеспечение безопасности действий войск (сил), контрразведывательные операции, операции по противодействию пропаганде противника, связь с общественностью.

Разработка и реализация эффективных способов и приемов информационного противоборства с использованием передовых компьютерных технологий окажут огромное воздействие на характер проведения операций в ближайшем будущем и могут превратить военную кампанию в одну большую «информационную войну». Это обусловлено тем, что, во-первых, новые информационные технологии значительно повысят объем, точность и скорость передачи, обработки и анализа данных, в результате чего командные и управленческие структуры всех степеней поднимутся на принципиально новый уровень планирования операций и управления войсками. Во-вторых, будущие технологии повлекут за собой изменение структуры управления войсками с учетом того, что передача данных будет осуществляться как традиционно по иерархической вертикали, так и по горизонтали - циркулярно по всем вышестоящим и подчиненным звеньям.

На сегодняшний день основным документом, где изложен порядок ведения информационного противоборства в целях обеспечения операций ВС США является концепция «Борьба с системами управления». В ней определен порядок комплексного использования средств и методов обеспечения безопасности операций, военной дезинформации, психологических операций, радиоэлектронной борьбы и физического уничтожения, их обеспечения данными разведки для негативного влияния на качество информации противника, вплоть до ее разрушения, уничтожения или воспрепятствования прохождения до органов и систем управления, одновременно с эффективным применением средств и методов защиты собственных органов и систем управления от аналогичных действий противника. Борьбу против систем управления противника предполагается вести во всем оперативном пространстве и на всех уровнях конфликта.

Отличительной чертой данной концепции является комплексное (интегрированное), скоординированное использование всех этих элементов с целью уже в мирное время на этапе подготовки операций (компаний) оказывать влияние на процесс принятия решений командованием противостоящей группировки в выгодном для американских войск направлении, а с началом военных действий - снизить эффективность или разрушить систему управления противника, завладеть и удерживать информационное господство.

Военно-политическое руководство США считает, что реализация новых информационных технологий при проведении информационных операций будет способствовать подходу вплотную к новой революции в военном деле, которая позволит США после 2010 года не только кардинально изменить характер военных действий, но и оказывать влияние на военно-политические решения, принимаемые на государственном уровне, обеспечивая гарантированную безопасность и устойчивость национальной информационной инфраструктуры и ее составных элементов, а также достижение и удержание информационного превосходства над противником.

По оценкам военных специалистов США, значение информационной войны в современных условиях возрастает по экспоненте в связи с широким внедрением компьютеров и значительным ростом их возможностей, использованием высокоскоростных средств связи и новейших систем сбора информации.

Военными аналитиками США подчеркивается, что ущерб экономике страны от нарушения функционирования вычислительных систем в структурах государственного управления и финансовых организациях можно сравнить по последствиям только с применением против США ядерного оружия. И хотя, на первый взгляд, такое нападение не сопровождается катастрофическими разрушениями физических объектов и человеческими жертвами, поражение в информационной войне навсегда отбрасывает проигравшие страны на обочину мировой истории. Как только США, Япония или другие высокоразвитые страны добьются подавляющего преимущества в информационной области, они смогут с достаточно высокой степенью вероятности моделировать поведение остальных стран, «заставлять» их делать определенные ходы, т. е. они получат почти неограниченные возможности управления побежденными странами. В информационной войне победитель уже никогда не потеряет своего преимущества, так как он может предсказывать и контролировать все действия побежденной стороны. Чтобы не оказаться в обидном положении проигравшей стороны, государство и общество должны признать наличие угрозы боевых информационных действий.

Таким образом, информационное противоборство становится одной из форм борьбы между государствами, системой мер, проводимых органами государственного и военного управления по единому замыслу и плану с целью достижения информационного превосходства в сфере управления государством и вооруженными силами путем воздействия на военно-политическое руководство и информационный (в том числе и военный) потенциал иностранных государств и защиты от аналогичных действий с их стороны.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации