Еще раз о военной футурологии

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/2008, стр. 62-67

Еще раз о военной футурологии

Генерал-майор в отставке И.Н. ВОРОБЬЕВ,

доктор военных наук, профессор

Еще раз о военной футурологии

ВОРОБЬЕВ Иван Николаевич - Заслуженный деятель науки РФ, доктор военных наук, профес-сор, почетный профессор Военной академии имени М.В. Фрунзе, действительный член Международной академии информатизации и Академии военных наук - родился 22 июня 1922 года. Участник Великой Отечес-твенной войны - с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года. В годы войны прошел боевой путь от курсанта до майора - командира стрелкового батальона. За отличия в боях награжден тремя орденами, в том числе орденом Красно-го Знамени. В общей сложности имеет 25 правительс-твенных наград.

В Вооруженных Силах СССР с 1940 года. В 1950 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе с отличием и золотой медалью; в 1955 году - адъюнкту-ру академии. Проходил службу на преподавательской работе на кафедре тактики Военной академии имени М.В. Фрунзе в течение 17 лет и служил в научном подраз-делении Генерального штаба ВС СССР 16 лет. В войсках занимал должность заместителя командира дивизии.

В настоящее время - профессор Общевойсковой академии ВС РФ. Автор более двух-сот научных работ по тактике и оперативному искусству, среди них - капитальные воен-но-теоретические труды «Принципы общевойскового боя», «Военная футурология»; яв-ляется соавтором трудов «Тактика» из серии «Библиотека офицера», «Боевые действия в особых условиях», «Боевые действия ночью», «Методология военно-научного познания», «Культура военного мышления», «Боевые действия в вооруженном конфликте», «Тактика миротворческих сил», «Контртеррористическая операция», «Тактика общевойскового боя»; ежегодно выступает на страницах журнала «Военная Мысль». Ряд его статей удостоен Первой премии министра обороны РФ. За цикл работ о тактике И.Н. Воробьеву в 2000 году присуждена премия Академии военных наук имени А.А. Свечина.

ФУТУРОЛОГИЯ «как область научных знаний, ставящая целью предвиде-ние будущего развития человеческого общества и отдельных сфер жизни об-щества», в советский период получила, также как и наука кибернетика, резкое неприятие по идеологическим мотивам. В видных философских трудах отме-чалось: «Марксизм-ленинизм отвергает буржуазную футурологию, поскольку она не имеет предмета исследования».

Такое ортодоксальное отрицание нового научного направления надолго затормозило у нас его развитие и нанесло ощутимый ущерб, в частности, во-енной науке. Возможно, по этой причине военная футурология и сейчас нахо-дится как бы в «подвешенном состоянии». Наша попытка привлечь внимание к этой проблеме пока оказалась безрезультатной, видимо, недостаточно убеди-тельными были аргументы. Попытаемся дополнить и расшить их.

Поставим вопрос так: почему все же нужна некая «наука о будущем», или, как ее называли изначально, «прогностика», «футуристика», а позже - «фу-турология»? Определенным толчком к зарождению такой науки явились яв-ные провалы в области военных прогнозов, с особой яркостью проявившиеся в части определения продолжительности и характера Второй мировой войны. Это побудило ученых к поиску принципиально новых методов политического, военного и социологического прогнозирования. Положение еще более усугу-билось уже в наше время, когда кончилась эра «классических» войн и началась полоса войн новой технологической эпохи - эпохи информатики, космоса, электроники, робототехники, искусственного интеллекта.

Сравнительно небольшие по пространственному размаху локальные войны последних десятилетий (имеются в виду война в зоне Персидского залива 1991 года и война в Ираке в 2003 году) оказались непредсказуемыми для военной теории из-за нетрадиционного способа их ведения. Это еще раз подтверждает, что выработанные ранее методы прогнозирования военных событий далеки от совершенства. Стало очевидным, что необходимо не просто делать упор на интуитивное предвидение, а изыскать более эффективные методы прогно-зирования, которые отмечались бы высокой степенью обоснованности, на-учной аргументированностью, логичностью и объективностью. Все это семь десятилетий назад стало причиной формирования новой ветви в науке в виде футурологии.

Полагаем уместным привести примеры того, какой резонанс в зарубеж-ных странах имело развитие новой методологии прогнозирования не только для военных целей, но и целей экономики. Прагматичные американцы еще на стадии зарождения новой прогностичной науки сумели оценить, какую «выго-ду» можно получить, если оперативно использовать данные, содержащиеся в прогнозах. По их утверждениям, каждый доллар, вложенный в разработку про-гнозов, через короткое время оборачивается пятьюдесятью долларами чистой прибыли. Такая выгода, посчитали они, возможна не только в экономике. В послевоенное время Америку охватил настоящий футурологический бум, стал быстро увеличиваться поток прогностических исследований - издано немало трудов по этой проблематике, наибольшую популярность среди которых по-лучили: «Экономические прогнозы и принятие решений» Г. Тейла (1965), «12 способов предсказания» Д. Белла (1964), «Социальная технология» О. Гелмера (1966), «Прогностика» Ф. Полака (1968), О. Тоффлера «Футурошок», «Экос-пазм» (1975), «Третья волна» (1980).

В военной области настоящее потрясение имели работы Г. Канна «О термо-ядерной войне» (1960), «Размышления о немыслимом» (1965), «Об эскалации» (1966), «Год 2000» (1967).

Одновременно в США стали создаваться многие исследовательские про-гностические учреждения, в том числе крупнейшая корпорация «Рэнд кор-порейшн», а также специализированные фирмы, названные «торговцами прогнозов». К 1965 году число американских учреждений, занимающихся раз-работкой только научно-технических прогнозов, достигло трехсот, а к 1967-му году это число удвоилось.

Особое внимание уделялось развитию прогнозов в оборонной области. При командованиях видов вооруженных сил были созданы научно-исследователь-ские центры по прогнозированию. Так, при командовании ВВС в таком центре в 1960-х годах насчитывалось более 5000 экспертов-прогнозистов.

Футурология как новое направление в науке оказала свое влияние и в запад-ноевропейских странах. Так, в ФРГ в 1960-х годах только для экономического прогнозирования было создано 27 институтов. Нечто подобное имело место и в Великобритании, Франции, Италии и Японии.

В Советском Союзе, хотя футурология официально и не признавалась, прогнос-тические исследования в экономике, социологии, политологии, информатике про-водились довольно успешно. В 1960-70-х годах вышло в свет большое число трудов по этой проблематике, в числе которых получили известность работы Г.М. Доброва «Прогнозирование науки и техники» (1969), И.В. Бестужева-Лада «Окно в буду-щее» (1970), В. В. Косолапова «Информационное обеспечение и прогнозирование науки» (1970), В.А. Лисичкина «Отраслевое научно-техническое прогнозирование» (1971), С.А. Саркисяна «Теория прогнозирования и принятия решений» (1977).

Развитие теории прогнозирования в военной области происходило в русле других общественных наук по общим законам материалистической диалекти-ки, и здесь были достигнуты ощутимые научные результаты. Так, в 1950-60-х годах в связи с принятием на оснащение Вооруженных Сил ракетно-ядерного оружия были в кратчайшие сроки выработаны принципиально новые взгляды на характер вооруженной борьбы будущего, роль и место в них видов Воору-женных Сил и родов войск. Практически в это время была заново разработана стратегия ведения широкомасштабной войны в новых условиях.

В 1970-80-х годах, когда произошел резкий скачок в развитии информа-ционных и управляющих систем, появились военно-космические средства и наметился крупный прорыв в развитии обычных средств борьбы, когда проис-ходила форсированная разработка и массовое внедрение в войска систем уп-равляемого высокоточного оружия, советская военная наука в основном верно сумела определить новые ориентиры в военном строительстве, обеспечении боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил.

В 1970-80-х годах у нас было издано большое количество военно-теоре-тических трудов по прогнозированию, среди них: М.И. Чередниченко «Тео-рия и практика военного прогнозирования», Ю.В. Чуева, Ю.Б. Михайлова «Прогнозирование в военном деле», «Методология военно-научного исследо-вания», И.Г. Завьялова «Скорость, пространство, время». Обобщая, можно сказать, что к концу 80-х годов прошлого столетия военное прогнозирование превратилось в общепризнанную отрасль военной науки. Об этом свидетель-ствует тот факт, что было разработано свыше 150 различных методов военного прогнозирования. Среди них - методика расчета соотношения сил и средств по так называемым потенциалам. Но не все проходило гладко.

Наибольшие достижения в области прогнозирования были отмечены в тех областях, которые поддаются количественным исчислениям (например, разви-тие систем вооружения, определение боевого потенциала группировок войск, военно-экономических возможностей сторон, соотношения сил и средств и др.). Там же, где необходимо применять качественные показатели (а это сердце-вина оперативно-стратегических расчетов), прогнозирование не в полной мере отвечало потребностям военной практики. Наиболее ярко это проявилось, ког-да Вооруженные Силы столкнулись с необходимостью вести военные действия в нестереотипных ситуациях - в Афганистане и на Северном Кавказе.

Советская военная теория не сумела с упреждением разработать рекомен-дации войскам по противоборству с иррегулярными вооруженными форми-рованиями, применявшими партизанские, диверсионно-террористические методы действий. А если заглянуть в недалекое прошлое, то для нас оказались непредсказуемыми многие из тех новых форм и способов вооруженной борь-бы, которые зародились в войнах в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке.

Как видим, наряду с достижениями в отношении развития методологии прогнозирования были и очевидные провалы, и чтобы они не стали нега-тивной тенденцией, требуется сосредоточить усилия для очередного научно-го «рывка» в этой области, чтобы футурология, как и в ведущих зарубежных государствах, заняла свое место на иерархической лестнице военно-научного познания. Недопустимо, чтобы отечественная военная наука теряла свои пози-ции и утрачивала, пожалуй, самую важную свою функцию - прогностическую. Это означало бы кризис военно-теоретической мысли.

Становится очевидным, что зарождение и развитие военной футурологии - это объективный процесс. Его можно охарактеризовать как определенный качественный рубеж в развитии военно-теоретической мысли. В отличие от ин-туитивного предвидения футурология предполагает использование всего обширного арсенала разработанных методологических средств не только в военной области, но ив других науках. Она интегрирует, суммирует накопленный опыт в методах прогнозирования, вырабатывает стратегию научного поиска, выступает как на-учная система более высокого уровня, охватывающая все отрасли военно-науч-ных знаний, а поэтому имеет универсальный характер. Конечно, нельзя не учи-тывать, что военно-прогностические исследования имеют свою специфику: они далеко не всегда могут подтверждать свои выводы, гипотезы математическими расчетами - их инструментарий, в основном, логический.

Разработанные к настоящему времени методики поисковых и нормативных прогнозов открывают немалые перспективы для заглядывания вперед в облас-ти развития теории и практики военного искусства. Тем не менее, их возмож-ности в долгосрочном прогнозировании весьма ограничены. Требуется более совершенная методология прогностических поисков, которая обеспечила бы взаимоувязанность и соподчиненность прогнозов различных уровней иерар-хии объекта прогнозирования (войны, операции, сражения, боя), непрерыв-ность процесса исследования, согласованность различных выводов прогнозов, выявление возникающих противоречий и путей их разрешения, корректирова-ние полученных результатов прогноза.

Военная футурология пока что не вошла в обиход военной теории и практики во многом потому, что ее научный аппарат не полностью сформировался.

Нужно разработать своего рода «Рабочую книгу (учебник) по методологии про-гнозирования», где аргументировано обосновать, насколько важно на совре-менном этапе определять новые ориентиры в военной теории, когда устарева-ют выработанные в прошлом, казалось бы, незыблемые постулаты в стратегии, оперативном искусстве и тактике. Такой предмет, как «Военная футурология», должен органически войти в систему военного образования в высших воен-но-учебных заведениях России, поскольку овладение выработанной мировой и отечественной практикой методологией военно-научного познания важно не только для отдельных специалистов-прогнозистов, но и для практической деятельности командиров, офицеров штабов по управлению войсками.

В «Рабочей книге (учебнике)» по прогнозированию целесообразно изложить, как исторически формировалась методология военно-научного познания; как происходил процесс перехода от интуитивных поисков к созданию научного фундамента методологии военного познания и предвидения; какие имели место достижения и неудачи военно-научной мысли в XX веке; какие уроки и выводы вытекают из этого; каково современное состояние военного прогнозирования; изложить и обосновать методологические принципы военной футурологии, ме-тоды и модель прогнозирования вооруженной борьбы, необходимость систем-ного подхода к ее исследованию; какова концептуальная система законов воору-женной борьбы, математическое представление таких законов.

«Рабочая книга (учебник)» может стать настольной книгой для генерала, офи-цера, если в ней будут изложены практические рекомендации по методологии ис-следования и прогнозирования стратегии, оперативного искусства и тактики.

Задача не ставится так, чтобы найти некий «эликсир прогноза», чтобы преодолеть «таинственную завесу времени», но пробивать «окно в будущее», познавать такое архисложное явление, как вооруженная борьба, какое влияние на ее характер окажут самые последние открытия в науке, перспективных средс-твах борьбы - это непреходящая задача военной науки. Без этого невозмож-но целенаправленно разрабатывать военную доктрину, планировать на долгие годы вперед военное строительство, реформировать Вооруженные Силы.

Военная футурология призвана выполнять не только предсказательную функцию, некую роль пророчества, прорицания, предугадывания и пред-восхищения будущего, но и созидательную - «окрылять военную практику» новыми идеями. Ее методологический инструментарий - методы прогнози-рования, которые, однако, нуждаются в дальнейшем совершенствовании. Представляется, что в первую очередь требуется обратить внимание на такие методы поисковых прогнозов, как экстраполяция, корреляционные, системные и факторные анализы, теория математического моделирования, военные игры, метод аналогий.

Особое место в этом ряду занимает метод экстраполяции, дающий возмож-ность, опираясь на использование достижений в кибернетике, определять новые ориентиры движения вперед, в том числе на отдаленное будущее. Широко распространенные в настоящее время методы системного, факторного анализа нуждаются в совершенствовании, с тем чтобы они способствовали выработке рациональной военной политики, определению перспективных стратегических направлений оборонного строительства, выявляли тенденции и закономернос-ти развития военного дела с учетом возможных новых технических прорывов.

Здесь не обойтись без использования последних достижений точных наук, со-циологии, политологии, военной статистики, военно-инженерной психологии.

Несомненно, в выработке новой методологии военно-научного познания футурология должна опираться на прочный и испытанный фундамент-методы материалистической диалектики, способствующие более глубокому познанию законов и закономерностей происходящих военных процессов на переломном этапе их развития. Футурология по своей сути является философской прогнос-тической наукой, поскольку ее принципы, составляющие «опорную сеть» науч-ных исследований, всецело вытекают из принципов диалектики - это единство анализа и синтеза, индуктивных и дедуктивных методов; всесторонность иссле-дования; аргументированность и объективность выводов; активная поисковая направленность; использование военно-исторического опыта.

Образно говоря, футурологический прогноз - это «прыжок через разрыв информации», обнаружение сущности грядущих военных явлений при оче-видной неполноте исходных данных.

В этой связи позволительно сослаться на один из «законов» известного ан-глийского публициста и политолога С.Н. Паркинсона, отличающегося пара-доксальностью формулировок, их остроумным содержанием. Он пишет, что «хороший руководитель находит правильное решение при недостатке инфор-мации, выдающийся - при ее отсутствии».

С.Н. Паркинсон в данном случае имеет в виду интуитивный подход - предугадывание, предвосхищение будущего на основе подсознательного опы-та, дающего определенную возможность делать более или менее верные пред-положения. Но футурология не могла бы претендовать на статус науки, если бы основывалась только на интуиции и догадках.

Эвристическое предвидение по условной градации можно отнести только к первому уровню научной вероятности, второй уровень - расчетное прогнози-рование, использующее математическое моделирование, электронную вычис-лительную технику, автоматизированные системы, и третий уровень - футурологические исследования. Естественно, каждая из этих категорий имеет свою специфику, свою глубину исследования, свои методы. Их взаимосвязь основы-вается на принципе диалектики.

Приведем еще один «закон» С.Н. Паркинсона: «Умение рисковать - это уме-ние проводить границу между оправданным и неоправданным риском в каждом конкретном случае». Прогноз в какой-то мере сравним с риском, поскольку нет гарантии, что он безупречен. Назначение футурологии в том и состоит, чтобы уменьшить до минимума вероятность рискованных гипотез и рекомендаций, за которыми стоят в сражении, бою роковые ошибки. И здесь мы подходим к одной из главных констант футурологии - ее взаимосвязи с военной теорией. Назначение футурологии состоит в том, чтобы упрочить связь теории и практи-ки. Теория дает ориентиры мышлению, а мышление направляет прогноз. Без теоретических обоснований прогноз стал бы голым пророчеством. Конечно, футурология не может брать на себя решение прикладных задач военной прак-тики. Ее выводы нельзя рассматривать как доказательство. В отличие от точных наук в военном деле нет формальных теоретических структур, на которых мог бы базироваться прогноз. Строгая математическая выверенность аргументов, дока-зательств здесь далеко не всегда имеет место. Отсюда заключения футурологии носят гипотетический, рекомендательный, многовариантный характер с опре-деленной степенью обоснованности, где не исключается и риск.

Хотелось бы выразить свое согласие с авторами статьи «О необходимости новой парадигмы военно-научных исследований» Ю.Н. Голубевым и В.Н. Каргиным, которые пишут, что «...современная военная наука, и в первую очередь военное искусство, не могут эффективно влиять на практику военного дела государства без опережающего развития военной информации, включая ее в качестве равноправной концептуальной составляющей в триаду военного дела (теория, практика, информатизация)...Реальный эффект от внедрения новых и новейших информационных технология может быть получен только при усло-вии перехода к новой парадигме военно-научных исследований...».

Современная отечественная военная наука прошла большой, сложный и противоречивый путь в своем развитии, в свое время она завоевала передо-вые позиции в мире, показав свою действенность, особенно в период Великой Отечественной войны, и ныне не оскудела талантами военных ученых Вели-кая Россия.

Закончить статью хотелось бы словами знаменитого русского ученого К.А. Тимирязева: «Мочь и предвидеть - дар чудодействия и дар пророчества, вот о чем с самой своей колыбели мечтало человечество, наделяя ими своих сказочных героев. Эти два дара принесла ему наука... Оракулы древности, го-ворят, прорицали и впопад, но их прорицания бледнеют в сравнении с проро-чеством науки наших дней».

От редакции. По данной теме генерал И.Н. Воробьев уже выступал во втором но-мере журнала в 1996 году со статьей «Военная футурология как особая форма военно-го предвидения». Автор в последующем продолжил работать над этой темой. Его мо-нография «Военная футурология», изданная в 1997 году в Военной академии имени М.В. Фрунзе, затем была доработана и дополнена в соавторстве с доктором военных наук, профессором В.В. Кругловым и издана под названием «Основы военной футурологии» в 2000 году. В переработке третьего издания монографии принял участие еще один автор -доктор космологии, доктор военных и физико-математических наук А.И. Суптель. Моногра-фия с их соавторством под названием «Военная футурология» ограниченным тиражом издана в 2001 году в Общевойсковой академии ВС РФ и Военной академии им. Петра Великого.

Как истинный энтузиаст от науки И.Н. Воробьев неудовлетворен тем, что военная футу-рология до сих пор находится у нас «на обочине» военной науки, и просит дать ему возмож-ность еще раз выступить с аргументированной статьей по этому поводу.

См. Словарь русского языка. Изд. 2-е, М.: Изд. «Русский язык», 1984. Т. 4. С. 589.

Марксистско-ленинская философия и методогические проблемы военной теории и практики. М.: Воениздат, 1982. С. 147.

См. Фесенко Р. «Бум прогнозов» в США// Мировая экономика и международные отношения. 1968. № 3.

Бестужев-Лада И.В. Окно в будущее. М.: Изд. «Мысль», 1970. С. 253.

Вопросы внешнеполитического прогнозирования. М.: АА СССР, 19809. С. 372.

Бестужев-Лада И.В. Окно в будущее. С. 252-258.

Чередниченко М.И. Теория и практика военного прогнозирования. М.: ВАГШ, 1989.

Чуев Ю.В., Михайлов Ю.Б. Прогнозирование в военном деле. М.: Воениздат, 1975.

Методология военно-научного исследования. М.: Воениздат, 1977.

Завьялов И.Г. Скорость, пространство, время. М.: Воениздат, 1970.

Военная Мысль. 2008. № 1. С. 80.

Воробьев И.Н., Круглое В.В., Суптель А.И. «Военная футурология». Общевойско-вая академия ВС РФ, Военная академия им. Петра Великого, 2001. С. 6.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации