О развитии системы человек - военная техника

Военная мысль 03/2007, стр. 61-65

О развитии системы «человек - военная техника»

Полковник в отставке В.А. РОДИН,

доктор философских наук

Полковник О.Ю. ЕФРЕМОВ,

доктор педагогических наук

В НАСТОЯЩЕЕ время в связи с внедрением в войска (силы) нового, все более совершенного и наукоемкого вооружения, необходимостью предупреждения отказов и аварий при его применении, с усложнением самого процесса вооружений борьбы все более актуальной становится проблема исследования и развития системы «человек - военная техника».

В минувшие десятилетия, особенно в 60-70-е годы XX века, по названной проблематике было опубликовано достаточно много трудов. Хотя в силу условий того времени сами исследования характеризовались чрезмерной идеологизацией и политизацией проблемы, что подчас затеняло подлинную сложность механизма взаимоотношений человека и военной техники, в этих работах сделано немало ценных выводов.

Существенно то, что в них отражен первый этап военно-технической революции (ВТР), связанный с реалиями применения ядерного оружия. На современном этапе ВТР оружие массового поражения стало прежде всего средством сдерживания. Вооруженная борьба характеризуется широким использованием высокоточного оружия, высокоэффективных информационных технологий, телекоммуникационных систем. Произошедшие кардинальные изменения в военном деле, как представляется, требуют переосмысления проблемы, поиска новых подходов к анализу взаимоотношений человека и военной техники, углубления теоретико-методологического уровня разработки этой проблемы. В условиях усиления тенденции совместного вовлечения в процесс военных действий различных видов вооруженных сил и родов войск становится все более очевидной неприемлемость сугубо узкой специализации (в плане военно-научных знаний) военнослужащего в его системном соотношении с техникой.

Все это предъявляет новые требования в первую очередь к системе военно-научных знаний, к преодолению их структурной замкнутости, развитию междисциплинарных связей и взаимозависимостей. Дело осложняется самим состоянием военной науки. Как отметил министр обороны СБ. Иванов, «в военной науке, к сожалению, присутствует как общая ведомственная замкнутость, так и наличие жестких внутренних границ между разными направлениями военной науки, отдельными военно-научными учреждениями, в том числе и по признаку принадлежности к разным видам и родам войск».

В настоящее время в военной прессе можно встретить достаточно много разнообразных и весьма добротных материалов по вопросам военной техники, развития вооружений. Есть работы, посвященные чисто техническому аспекту рассмотрения системы «человек - военная техника». В практическом плане ставятся и изучаются вопросы технологического свойства об ответственности человека, управляющего машинами, о подготовке личного состава к использованию военной техники. Имеется литература, посвященная вопросам воспитания моральных и психологических качеств военнослужащих. Публикуются материалы об идеале воина в идеологическом, социально-политическом и морально-этическом отношениях. Но, как нам представляется, несоразмерно мало публикаций по вопросам системного соотношения человека и техники, анализа многосложных связей и зависимостей личного состава и технических средств в ходе современного боя (операции). В условиях столь мощного, активного внедрения в войска (силы) сложной военной техники возникает немало вопросов о том, как такая нагрузка сообразуется с физическими и интеллектуальными свойствами и возможностями военнослужащих, воинских коллективов, где пролегает грань между чисто технологическими параметрами эксплуатации и применения вооружения и теми функциями, навыками и умениями, которые тесно связаны с соответствующим комплексом военных знаний.

Взаимоотношения человека и военной техники можно рассматривать под разными углами зрения, например, в психологическом аспекте во всех его проявлениях, в том числе социально-психологическом. Можно рассматривать человека и технику как компоненты одной системы также в экономическом, военно-правовом, эргономическом (с точки зрения выявления эффективности этой системы) и таксономическом аспектах, сосредотачивая внимание на типах системы «человек - военная техника».

Вместе с тем современные военные человеко-машинные системы и комплексы в результате довольно быстрой смены поколений вооружения все более органично интегрируются с военной наукой. Техническое оснащение вооруженных сил развитых стран предъявляет жесткие требования к военнослужащим как с точки зрения владения этой техникой, так и в плане знания основ военной науки. Система «человек - военная техника» обрастает все новыми, ранее неизвестными взаимосвязями с военной наукой, все более вписывается в систему военно-научных знаний. Процесс совершенствования военно-научного знания, военного дела в целом неизбежно сопровождается поиском наилучшего системного сочетания человека и техники в целях обеспечения наиболее эффективных действий войск (сил) в различных условиях боевой обстановки.

Учитывая состояние разработки и характер проблемы, целесообразно рассмотреть систему «человек - военная техника» в свете военной науки, в совокупности прежде всего специальных военно-научных знаний. С этой точки зрения данная проблема до сих пор остается недостаточно исследованной. В предлагаемой статье хотелось бы наметить некоторые узловые пункты анализа взаимосвязи (симбиоза) человека и военной техники в ракурсе военно-научных знаний.

Система «человек - военная техника» так или иначе связана со всеми дисциплинами военной науки, но с некоторыми она состыкована в наибольшей мере. В первую очередь, по нашему мнению, это касается теории воинского обучения и воспитания.

Сегодня становится все более очевидным, что безотносительно к тому, какие войны могут произойти, какие способы военных действий будут применяться, центр тяжести противоборства будет перемещаться в информационно-интеллектуальную область, что не только усилит, но и принципиально изменит роль человека (подлинного военного профессионала) в достижении победы в войне. Человек, как никогда ранее, соединяется с судьбоносными аспектами военно-научных знаний через посредство вхождения в самую суть и содержание новых информационных технологий, телекоммуникационных систем, пронизывающих современные военные действия.

Не случайно США сместили акцент с погони за достижением всеобъемлющего превосходства сил к выгодному для них соревнованию в области высоких технологий. С каждым новым военным конфликтом американские вооруженные силы все шире используют достижения в информационной сфере. Военнослужащий современных вооруженных сил США по своей экипировке и вооружению кардинально превосходит бойца периода Второй мировой войны. Не менее существенно будет и отличие солдата будущего в интеллектуальном отношении. Из обычного «винтика» в единой военной машине подразделения, части, соединения солдат превратится в своеобразный «интеллектуальный, разведывательно-ударный комплекс», включенный в единую информационную сеть. Это будет «универсальный солдат», задачей которого станет не просто стрельба по живой силе противника, а координация маневра и огня самых разнообразных сил и средств, вплоть до авиационных и ракетно-артиллерийских. Можно только вообразить, каким универсалом станет такой воин с точки зрения овладения военно-научными знаниями.

Конечно, все это впечатляет, но существуют и серьезные проблемы. Следует заметить, что войну ведут все-таки люди, а не техника, да и слишком полагаться на технологию небезопасно. Однако надо понимать, что при всех негативных аспектах активная технологизация военных действий - процесс неизбежный. Поэтому нам надо ориентироваться не на тех, кто скептически относится к технологизации (кстати, такие специалисты есть и в Соединенных Штатах Америки), а на объективные процессы развития человеко-машинных систем. Основная цель состоит в том, чтобы достигнуть гармоничного сочетания информационной техноструктуры и соответствующей подготовки кадров с развитой системой военно-научных знаний. Это есть непреложная закономерность развития военного дела.

Военно-научные знания вводят в процесс всей подготовки и воспитания военнослужащих своего рода стержень, определяющий смысл и предназначение всего многообразия типов системы «человек - военная техника». Под воздействием внедрения все более сложных технологий подготовка военнослужащего становится, с одной стороны, все более дифференцированной, а с другой - разнообразной и многогранной. Одним из центральных вопросов является достижение оптимального соотношения теоретических и прикладных военно-научных знаний в процессе воинского обучения и воспитания. Скрепляющим, интегральным фактором в этом процессе для военнослужащего служат соответствующие комплексы военно-научных знаний. При этом необходима разработка рекомендаций по оптимальному сочетанию индивидуальной подготовки военнослужащих различных специальностей с общими задачами изучения и использования военной техники, находящейся на вооружении частей, подразделений в интересах решения определенных тактических задач.

Актуальным становится достижение гибкости мышления военнослужащего, умения переучиваться по мере совершенствования техники, усложнения характера вооруженной борьбы. Ключевую роль в этом играет широта военно-научного кругозора военнослужащего, его профессионализм.

В соответствии с этим меняется представление о профессиональной культуре военнослужащих как высшем показателе их зрелости, в которой все возрастающее значение приобретает военно-научный компонент. Естественно, общей основой военно-технической и собственно военно-профессиональной культуры воина является его общеобразовательный уровень, способность творчески мыслить и максимально адекватно оценивать явления действительности.

В вооруженной борьбе, особенно в сфере управления войсками (силами) и оружием, происходит закономерный процесс компьютеризации в интересах повышения эффективности боевых действий. К настоящему времени человек в значительной степени передал техническим устройствам функции непосредственного управления многими видами боевого оружия, военной техники. Такой же процесс наблюдается и в управлении войсками (силами). Процесс передачи машине человеческих функций продолжается, но, как представляется, он никогда не выйдет за рамки целостного единства человека и техники. Ведь формализуются лишь информационно-вычислительные функции, а собственно смысловые, мыслительные функции человека (особенно интуиция, столь необходимая в военном искусстве) формализовать невозможно. Перефразируя известное изречение, можно сказать: «Машине - машинное, человеку - человеческое». Только симбиоз человека и технических устройств, вбирающий в себя все лучшие свойства этих компонентов, имеет основание для развития и совершенствования.

Еще один аспект анализа рассматриваемой проблемы заключается в формировании высокой духовности у личности воина, соединения ее с целенаправленным применением им конкретного вооружения. Чем выше идеологическая и морально-психологическая подготовка воина, тем эффективнее процесс приобретения и использования им специфических военно-научных знаний в своей военной профессии, в системе «человек - военная техника». Воин, обладающий высоким моральным духом, как правило, является и превосходным военным профессионалом. Можно признать закономерной зависимость степени владения воином оружием от его духовной зрелости, патриотизма.

Следует указать на недопустимость обособления морального и материального. Как отмечал К. Клаузевиц, «военная деятельность никогда не бывает направлена против одной лишь материи, а всегда в то же время и против моральных сил, одухотворяющих эту материю; отделить их друг от друга невозможно». Однако встречаются утверждения, дающие повод понимать духовное и материальное в функционировании системы «человек - военная техника» в некоем разрыве. Так, полковник А.Ю. Голубев пишет, что никакое оружие не может заменить воинский дух. Можно привести другие подобные высказывания. Известный русский военный теоретик генерал М.И. Драгоми-ров полагал, что «имеет больше шансов на успех не тот, у кого оружие лучше, а тот у кого энергия человека (умственная и нравственная) не притуплена». Данный подход в те времена еще можно как-то объяснить тогдашним уровнем развития технической основы боя (операции). Сегодня это представляется анахронизмом.

Признавая великую роль воинского духа, нельзя доходить до абсурда, принижая значение оружия. Духовное начало в человеке при всей его исключительности само по себе ничего не может осуществить. Для реализации духовно-нравственного потенциала люди должны употребить практическую силу, в военных действиях - силу оружия, причем соответствующего требованиям современной войны. Иначе говоря, духовное материализуется, объективируется в применении как физической силы оружия, так и (в особенности) интеллектуально-информационного фактора в ходе боевой деятельности.

В человеко-машинных системах техника «оживает», одухотворяется, очеловечивается, превращается в «материализованный дух». Фигурально говоря, техника превращается в «новое духо-тело человека». Так что не следует проводить резкую грань между техникой и духом человека. Техника является искусственно созданным материальным звеном между человеком (личным составом) и процессом вооруженной борьбы.

Резюмируя изложенное, необходимо подчеркнуть, что внедрение в вооруженные силы новейшего, все более совершенного вооружения, изменение характера войн в XXI веке предопределяют необычайное возрастание роли и значения передовых военно-научных знаний в системном взаимодействии человека и техники. Военный профессионализм, имевший во все времена большую значимость, в современных условиях приобрел качественно новые черты, связанные с развитием информационных технологий. Подготовка военных профессионалов на современном уровне - самый жгучий вопрос, неотложная задача военного строительства.

См.: Абрамов В.К. Человек и техника в современной войне. М.: Воениздат, 1960; Баранов А.О. Человек и техника в военной организации. Л., 1971; Пуп ко А.Б. Система: человек и военная техника (философско-социологический очерк). М.: Воениздат, 1976.

Военная Мысль. 2004. № 5. С. 53.

Попов И.М. Война будущего: Взгляд из-за океана. Военные теории и концепции современных США. М.: Транзиткнига ACT. Астрель, 2004. С. 136.

Клаузевиц К. О войне. Т. 1. М.: Воениздат, 1936. С. 125.

Военная Мысль. 2004. № 4. С. 72.

Драгомиров М. Избр. труды. М.: Воениздат, 1956. С. 49.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации