Зенитная ракетная оборона прошлое, настоящее, будущее

«ВОЕННАЯ МЫСЛЬ» №7.2005г. (стр. 15-21)

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА

Зенитная ракетная оборона: прошлое, настоящее, будущее

Полковник A.M. КОРАБЕЛЬНИКОВ, доктор военных наук

КОРАБЕЛЬНИКОВ Анатолий Петрович родился 5 сентября 1949 года. Окончил Минское ВИЗРУ (1971), проходил службу на командных должностях в частях ЗРВ. Окончил Военную академию ПВО (1980), адъюнктуру (1982) и докторантуру (1992) при ней, Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба ВС РФ (1995). Успешно защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Прошел путь от преподавателя до заместителя начальника кафедры, профессора.

Автор более 170 научно-методических трудов.

ПРАКТИЧЕСКИ столетнее противостояние сил воздушного нападения и противовоздушной обороны в настоящее время вышло на качественно новый этап. Одним из определяющих элементов данного противостояния являлись сначала войска и силы зенитной артиллерии (ЗА), а в настоящее время зенитные ракетные войска (ЗРВ) и создаваемая ими зенитная ракетная оборона (ЗРО).

Практика применения как войск и сил ЗА, так и ЗРВ очень богата и не раз детально изучалась. Вместе с тем в этой области не всегда применялся сравнительный подход, так как не было достаточно объективного «инструмента измерения» прошлых, настоящих и прогнозируемых будущих явлений в области ЗРО. Таким «инструментом» в области ЗРО, по мнению автора, может стать эквивалентная глубина зенитной ракетной обороны, приведенная к определенному временному этапу.

Суть предлагаемого подхода состоит в следующем. Пусть для определенного исторического периода, например для Москвы 1941-1945 годов, зенитная оборона имела следующие параметры: глубину - d1, плотность огня в единицу времени - П1, вероятность уничтожения воздушной цели за стрельбу - Р1, скорость полета уничтожаемых воздушных целей - V1 Требуется сравнить с этой зенитной обороной другую, более современную ЗРО, например ЗРО Ханоя в 1972 году, имеющую другие значения параметров: d2; П2; Р2, V2.

При упрощенном и весьма распространенном подходе, основанном на переборе, сравнивать придется массу параметров, которые могут друг друга компенсировать, и в итоге интегральная оценка будет крайне неконкретной. Избежать этого можно, если, прежде чем оценивать, что больше и что меньше, сначала ответить на вопрос: в каких случаях эти две обороны будут «равны» друг другу? А затем из этого равенства получить аппарат пересчета новой ЗРО к более ранней.

Две ЗРО могут быть сравнимы лишь по такому интегральному показателю, которым является эффективность ЗРО (зенитной обороны), измеряемая математическим ожиданием поражающих воздействий (М). Здесь имеются в виду те воздействия, которые максимально может произвести ЗРО (зенитная оборона) за время пребывания воздушной цели в пределах этой обороны за счет ее глубины. Подчеркнем - не стрельбы, не пуски, не снаряды, а именно воздействия, которые реально будут поражающими для воздушной цели, т. е. приведут к ее уничтожению (сбитию, разрушению, нейтрализации).

Для рассматриваемых нами случаев М будут рассчитываться следующим образом:

Зенитная ракетная оборона прошлое, настоящее, будущее

Чтобы получить аппарат перерасчета, т. е. приведения одной обороны к другой в смысле какого-то выбранного параметра, допустим, что

Зенитная ракетная оборона прошлое, настоящее, будущее

Наиболее представительными параметрами в равенстве (3) являются плотность огня и глубина обороны, так как оба они вбирают в себя практически все свойства и ЗРО (зенитной обороны), и войск и вооружения, которыми они располагают. Вероятность уничтожения в рассматриваемом примере - менее представительный параметр, поскольку в большей степени определяется свойствами вооружения, а не ЗРО (зенитной обороны).

Из двух параметров - плотности огня и глубины ЗРО (зенитной обороны) - предпочтение следует отдать глубине, так как она является наиболее объективным «естественным» показателем. Плотность огня - это все-таки искусственно введенный самим человеком параметр.

Какой же должна быть по глубине старая (прежняя) зенитная оборона, чтобы иметь такую же эффективность, как и новая (другая) ЗРО? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо из равенства (3) определить d1, которую и следует считать эквивалентной глубиной (dэ) новой ЗРО (30):

Зенитная ракетная оборона прошлое, настоящее, будущее

Теперь, используя выражение (4), можно любую ЗРО (зенитную оборону) «пересчитать» к другой, эталонной. В качестве последней, по нашему мнению, следует взять, например, зенитную оборону Москвы в годы Великой Отечественной войны, имевшую несомненные успехи. Ее параметры известны, а главное - проверены на практике. Зная глубину зенитной обороны Москвы и пересчитав к ней любую другую ЗРО (зенитную оборону), можно по эквивалентной глубине сравнивать все эти имевшие место или созданные сегодня ЗРО.

Так, зенитная оборона Москвы в западном (основном) секторе характеризовалась следующими данными: d = 20-23 км (от центра города); количество снарядов на один километр полета воздушной цели - 120-200 в западном секторе, а в центре города - 240; средний расход снарядов на один сбитый самолет при стрельбе с прибором управления артиллерийским зенитным огнем (ПУАЗО) - 310-312, а плотность огня (П1) - 1080 выстрелов в минуту.

Рассчитаем теперь с помощью соответствующих статистических данных эквивалентную глубину обороны для других городов Советского Союза в годы войны. Так, для Ленинграда она составляла 19-23 км, для Воронежа - 4-6 км, для Сталинграда - 2-16 км, для Горького (ныне Нижний Новгород) - около 20 км.

Если теперь сравнить эти данные с эталонной глубиной зенитной обороны Москвы (20-23 км), то становится очевидным, что Москва не была единственным городом, куда «стянули все со всей страны», как это иногда утверждается в литературе. По возможностям зенитной артиллерии Ленинград и Горький оборонялись не хуже. А с учетом взаимодействующих соединений и частей усиления зенитная оборона Горького в два-три раза превосходила зенитную оборону Москвы.

Проведенные аналогичные расчеты для известных фактов применения ЗРО в локальных войнах второй половины XX века показывают, что эквивалентная глубина обороны составляла: во Вьетнаме - 5-20 км, в Египте (1969-1970) - 5-27 км, в Триполи (март 1986) -5-12 км, в Бенгази (март-апрель 1986) - около 9 км.

Из анализа этих данных следует, что ЗРО, построенная на основе качественно нового вооружения - зенитно-ракетных комплексов (ЗРК), по эквивалентной глубине не имеет существенного преимущества по сравнению с зенитной обороной Москвы в 1941 году, а на малых высотах вышеуказанные характеристики ЗРО можно сравнивать только лишь с зенитной обороной Воронежа и Сталинграда в годы Великой Отечественной войны.

В чем же дело? Почему применение нового вооружения ЗРВ не привело к увеличению глубины ЗРО?

Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать параметры ЗРО и зенитной обороны, учитываемые в формуле (4). Сравнительный анализ этих параметров показывает, что новое вооружение (ЗРК) позволило повысить более чем на порядок «качество огня» за счет увеличения поражения воздушной цели за стрельбу. При этом в десятки раз снизилось «количество огня», т. е. уменьшилась его плотность. Увеличение дальности единичных стрельб ЗРК не явилось эквивалентной заменой уменьшения количества зенитных подразделений в обороне, имевших малую дальность стрельбы зенитных орудий. Это первая и основная причина отсутствия преимущества «новой» зенитной ракетной обороны по отношению к «старой» зенитной обороне.

Вторая причина состоит в самом построении ЗРО. Несмотря на замену большого количества зенитной артиллерии в зенитной обороне на «штучное» количество низкоскорострельных ЗРК с большой дальностью стрельбы, в ЗРО остались прежними содержание и способы реализации принципов ее построения. В итоге зенитная оборона, ориентированная на отражение массовых налетов и массированных ударов, превратилась в зенитную ракетную оборону, способную отражать лишь одиночные (в лучшем случае групповые) удары воздушного противника, да и то за счет двух-трехкратного перекрытия зон огня ЗРК.

В принципе большая дальность стрельбы ЗРК позволяла очень плодотворно дополнить объектовые принципы организации обороны территориальными. Но этого не было сделано, зенитные ракетные дивизионы, вооруженные ЗРК с большой дальностью стрельбы, «прижали» к объектам обороны вместо того, чтобы создать территориальную оборону пусть и с низкой плотностью огня, зато с большой глубиной. Переход к обороне объектов на основе смешанного (территориального и объектового) принципа построения ЗРО начался лишь в 90-х годах XX века за счет применения ЗРК С-200. Но после того как их, ничем не заменив, сократили, зенитные ракетные средства (ЗРС) по-прежнему все плотнее стали «прижиматься» к объектам обороны. В итоге и нынешняя ЗРО, оснащенная ЗРС С-300, ничуть не ушла вперед по отношению к зенитной обороне Москвы в 1941 году.

Однако главная причина и одновременно парадокс всего описанного состоят в том, что все это делали люди (и конструкторы, и военные практики, и военные ученые), воспитанные в духе материалистической диалектики, более того, знавшие ее и вместе с тем игнорировавшие ее законы. Действительно, в соответствии с одним из них количество переходит в качество, а не наоборот, т. е. там, где необходимо «количество», «качеством» его невозможно заменить. Зная это, все равно пытались качеством одиночного зенитного ракетного огня одиночных ЗРК заменить необходимое для обороны количество огня сил зенитной артиллерии, измеряемое сотнями снарядов на один километр полета воздушной цели. Кстати, подобное и до сих пор практикуется, но теперь уже в масштабе всех ВС.

Кроме того, известно, что тактика всего лишь «заказывает» новое вооружение, тогда как последнее определяет содержание тактики. Новое оружие всегда влечет за собой изменение тактики и соответственно оперативного искусства. Конечно, данные изменения происходят не автоматически, а опять же через действия людей, которые знают о них. Однако и эти знания были проигнорированы и игнорируются до сих пор. Иначе чем можно объяснить, что и по сей день вроде бы современная ЗРО создается по устаревшему стационарно-объектовому принципу. При таком подходе стационарность объектов предопределяет стационарность построения зенитной ракетной обороны и ее позиционность, что при росте количества объектов обороны ведет к неоправданному распылению сил и средств.

В итоге высокоманевренному воздушному противнику, по сути дела, не противопоставляется, а «подставляется» неманевренная очаговая зенитная ракетная оборона.

Кстати, если оценивать возможности сил воздушного нападения армий развитых стран, то придется констатировать, что там также улучшали качество всего носимого на борту вооружения. Однако при этом росло как качество последнего, так и количество поражающих воздействий. Более того, количество войск и сил воздушного нападения всегда поддерживалось таким, каким оно требовалось для реализации внешней политики. Стабильность политики государства обусловливала стабильное, как минимум, несокращаемое количество войск и сил воздушного нападения. И уж никогда при совершении воздушных агрессий не пытались качеством вооружения заменить количество войск и сил воздушного нападения: их привлекали столько, сколько было необходимо для создания не менее чем пятикратного превосходства над силами и средствами ПВО.

Однако, характеризуя современную ЗРО таким показателем, как «эквивалентная глубина», необходимо учитывать, что он не может быть представительным, полным, так как позволяет оценивать по большей части лишь возможности по борьбе с воздушным противником, но не ее окончательные итоги. Это, в частности, подтверждает и исторический опыт. Так, ЗРВ, оказавшись в локальных войнах и вооруженных конфликтах один на один с воздушным противником, тем не менее, не проиграли ему борьбу за обороняемые объекты и воздушное пространство, поскольку оснащение ЗРВ зенитными ракетными комплексами изменило характер борьбы между ними и силами воздушного нападения. Воздушный противник вынужден был перейти от тактики «пролета», преодоления ЗРО к ее прорыву путем ведения прямой силовой борьбы с ЗРВ. Это потребовало разработки соответствующих специальных средств и тактики борьбы с ЗРВ, а самое главное - отвлечения существенных сил (от 30 до 70% в ударе) на эту борьбу.

Кроме того, с применением ЗРВ в ЗРО воздушный противник вынужденно «ушел» на малые и предельно малые высоты.

Первоначальные успехи воздушного противника в локальных войнах и вооруженных конфликтах, достигнутые на малых и предельно малых высотах, помешали взвешенно подойти к оценке самого факта его «ухода» на эти высоты. Эйфория от первых успехов приспособления (заметим, именно приспособления) воздушного противника к малым высотам была воспринята военными специалистами как победа воздушного противника и как поражение войск и сил ПВО. На самом деле воздушный противник не просто «ушел» на малые высоты, его туда «загнали» ЗРВ.

В результате воздушный противник лишился большей части (около 95 %) воздушного пространства в зонах и районах выполнения своих задач. Эта часть воздушного пространства стала совершенно свободной для действий истребительной авиации (ИА) ПВО.

Вместе с тем силы воздушного нападения (СВН) утратили былую свободу выбора направлений и маршрутов полета к объектам ударов, поскольку для полета на малых высотах необходимо считаться с местностью. Для войск и сил ПВО это крайне важный результат. Зная свою местность и ее ограничения для действий на малых и предельно малых высотах, а также ее возможности по скрытному выходу к объектам обороны, можно довольно надежно прогнозировать направления и маршруты действий сил и средств воздушного нападения. Также переход на предельно малые высоты, с одной стороны, сократил на треть возможности воздушного противника по дальности (глубине) нанесения ударов, а с другой стороны - существенно повысил вероятность его уничтожения средствами ЗРВ маловысотного диапазона.

Снизилась и эффективность применения высокоточного оружия (ВТО), поскольку на малых и предельно малых высотах оно (за исключением крылатых ракет) либо неприменимо, либо превращается в обычное неуправляемое оружие. Объясняется это следующим. В основе высокой точности данного оружия лежит либо наведение, либо самонаведение на видимый в определенном диапазоне волн объект удара. Дальность прямой видимости на малых и предельно малых высотах весьма ограничена и является недостаточной по времени не столько для применения, сколько для отработки ошибок системой наведения или самонаведения сброшенного (запущенного) ВТО. Таким образом, при действиях воздушного противника на малых высотах исключается применение целого класса наиболее современного и опасного бортового оружия.

Обобщение исторического опыта и анализ тенденций развития СВН позволяют выделить два основных направления дальнейшего совершенствования ЗРО.

Первое направление. Зенитную ракетную оборону следует развивать и дальше как основу, а ЗРВ как главную огневую силу в составе государственной противовоздушной обороны, включающей в себя помимо ЗРО истребительно-авиационное прикрытие и разведку воздушного противника. При этом и сама ПВО, и ЗРО в ее составе должны развиваться на основе перехода от позиционной к маневренной противовоздушной обороне и маневренной зенитной ракетной обороне.

Реализация данного направления предполагает кардинальное изменение основ тактики ведения зенитной ракетной обороны. Необходимо перейти от тактики «ожидания» воздушного противника у стационарных объектов в заключительной фазе его воздушной наступательной операции (или воздушной компании) к тактике поиска и уничтожения воздушного противника там, где он решает свои задачи в данный момент времени.

При таком подходе следует изменить и основы организации зенитной ракетной обороны. При этом наряду с возрождением территориальности на новой основе необходимо скорректировать принципы организации ЗРО, прежде всего, изменить способы их реализации.

Кроме вышеуказанного реализация первого направления требует смены всей идеологии применения ЗРВ, перехода от позиционных к маневренным действиям.

Второе направление предполагает коренной пересмотр технической политики в области заказа и разработки вооружения для ЗРВ.

Прежде всего, необходимо понять, что для ЗРВ немобильное вооружение не просто не нужно, оно является для них западней. Поэтому следует заказывать, разрабатывать и закупать только мобильное вооружение, ни в коем случае не допуская удешевления вооружения за счет снижения его мобильности.

Также для ЗРВ принципиально не нужно вооружение, которое ориентировано на уничтожение только одиночных, последовательно влетающих в зону огня воздушных целей. Необходимо закупать только многоканальное вооружение, которое бы позволяло отражать массированные удары воздушного противника. Ориентиром здесь должна являться достигнутая силами воздушного нападения предельная плотность удара (налета воздушных целей) в единицу времени.

Кроме того, на вооружении ЗРВ должны состоять системы оружия, которые бы позволяли уничтожать как носители, так и сброшенные (запущенные) средства поражения наземных объектов. Борьба с подобными средствами уже перестала быть эпизодической задачей, это актуальная и такая же основная задача для ЗРВ, как и уничтожение самих самолетов. Исходя из последнего, очевидно, надо будет по-другому решать вопрос о типах и универсальности вооружения для ЗРВ. «Сплошная» универсальность здесь неприемлема.

К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время обозначилась достаточно неприятная тенденция, связанная с усложнением применения систем оружия коллективного пользования. Это связано со сложностью его устройства, которая к тому же неминуемо ведет к снижению надежности оружия и требует принятия специальных технических мер. Сегодня, вместо того чтобы создаваемое новое вооружение сделать простым в применении, пытаются поднять уровень технической подготовки офицеров, которые его эксплуатируют, чуть ли не до уровня конструктора или, на крайний случай, испытателя. В итоге из стен военных вузов выходят офицеры, у которых техническая подготовка инженера вытеснила тактическую подготовку вооруженного защитника Родины. Но ведь на поле боя в первую очередь придется воевать, а не только обслуживать технику.

В заключение необходимо указать, что у ЗРВ было героическое прошлое, есть трудное настоящее, но, для того чтобы было полезное для Родины и не менее героическое будущее, необходимо сделать четкие выводы и бесповоротно, без «половинчатых» решений изменять как идеологию их применения, так и соответствующую техническую политику.

Войска противовоздушной обороны страны в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1954. Т. 1,2; Материалы научно-практической конференции «Роль войск ПВО в битве за Москву. Уроки и выводы». Тверь: ВУ ПВО, 2002; Противовоздушная оборона страны (1914-1995): Военно-исторический труд. М.: Воениздат, 1998.

Ерохин И.В. Воздушно-космическая угроза и Войска ПВО СССР - России (прошлое, настоящее, будущее). Тверь: ВА ПВО, 1997; Иванов В.Г. От подвига к подвигу: О развитии ПВО Петербурга - Петрограда - Ленинграда. Л.: Лениздат, 1985; Противовоздушная оборона страны (1914-1995): Военно-исторический труд. М.: Воениздат, 1998; Хюпенен А.И., Волков Ю.М., Герасимов В.А. и др. Формы и методы формирования высокого уровня военного искусства у командных кадров войск ПВО по опыту Великой Отечественной войны и локальных войн: Военно-исторический труд. М.: Воениздат, 1987.

Война в Персидском заливе. М.: Воениздат, 1993. Гриф «секретно» снят: Книга об участии советских военнослужащих в арабо-израильском конфликте/Сост. В.М. Виноградов, А.Г. Смирнов, В.И. Жайваронков и др. М., 1997; Ерохин И.В. Воздушно-космическая угроза и Войска ПВО СССР - России (прошлое, настоящее, будущее). Тверь: ВА ПВО, 1997; Криницкий Ю.В., Михалап В.В. «Эльдорадо Каньон» - операция агрессии// Армейский сборник. 1996. № 8; Применение средств воздушного нападения и ПВО в локальных войнах и конфликтах. Спецвыпуск. Тверь: ВА ПВО, 1992; Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века. М.: Полиграфресурсы, 2000; Современные средства нападения и противовоздушной обороны. Тверь: ВКА ПВО, 1993; Хюпенен А.И., Волков Ю.М., Герасимов В.А. и др. Формы и методы формирования высокого уровня военного искусства у командных кадров войск ПВО по опыту Великой Отечественной войны и локальных войн: Военно-исторический труд. М.: Воениздат, 1987.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации