Геофизическая война

«ВОЕННАЯ МЫСЛЬ» №7.2005г. (стр. 48-56)

Геофизическая война

Полковник в отставке B.C. ФРОЛОВ, кандидат технических наук

ЛЕТОМ 2004 года на Кубу обрушилось небывалое стихийное бедствие - страшная засуха. Тучи пыли, стремительно разносимые горячим ветром, напоминали торнадо, характерные в основном для территории «неласкового северного соседа» - Соединенных Штатов Америки. Пыльные бури унесли не одну жизнь. Знойный ветер, дующий со скоростью до 50 км/ч с порывами, доходящими до 100-120 км/ч, забивал пылью ноздри людям и животным так, что дышать порой становилось невозможно. А над островом - ни одного спасительного дождевого облачка. И хотя временами на горизонте показывались сине-фиолетовые громады напоенных влагой облаков, они упорно, словно заколдованные, обходили Кубу стороной. Над страной нависла реальная угроза тотальной гибели урожая, опустынивания земель. Стали поговаривать о необъявленной Острову Свободы новой войне - теперь уже геофизической.

Геофизическая война (иногда именуемая также погодной или биофизической) - это условный термин, означающий преднамеренное воздействие на природную среду для достижения военных целей. Впервые последствия такого воздействия в значительной степени проявились после окончания Первой мировой войны. Только во Франции в результате боевых действий, артобстрелов, возведения оборонительных сооружений и коммуникаций опустошению подверглось 100 тыс. га сельскохозяйственных угодий и 600 тыс. га леса. В течение четырех лет войны можно было бы получить 100 млн. м3 древесины, но 18 млн. м3 леса было загублено в ходе военных операций, 12 млн м3 вырубили для гражданских нужд, еще 22 млн. м3 забрали немецкие оккупанты и 11 млн м3 пошло на военные нужды союзников.

Природа Франции еще не успела восстановиться, как разразилась Вторая мировая война, принесшая новые опустошения. В результате прямых военных действий в стране было уничтожено 400 тыс. га леса, еще 100 тыс. га сгорело во время проведения партизанских действий. Прошло уже почти шестьдесят лет, но до сих пор дают о себе знать раны, нанесенные природе. И сегодня еще в Польше ощущаются последствия противопартизанских мероприятий, предпринятых гитлеровцами в 40-е годы XX века, когда немецкие оккупанты вырубали целые леса, чтобы в их чаще не могли укрываться польские патриоты.

Во второй половине минувшего столетия был дан новый импульс враждебному наступлению на природу. Пентагон впервые в истории человечества развязал самую настоящую экоцидкампанию по планомерной деструкции среды обитания и провоцированию экологической катастрофы в странах Юго-Восточной Азии (Лаос, Камбоджа и Вьетнам). Президент США Р. Никсон в самый разгар вьетнамской войны заявил на пресс-конференции, состоявшейся в Белом доме в 1969 году, что американцы будут применять химическое оружие только в оборонительных целях, за исключением дефолиантов и слезоточивых газов. По мнению руководителей Пентагона, так называемая гуманная геофизическая война, «война без крови» давала больший эффект с точки зрения выведения из строя и уничтожения людей, отравления территорий, чем фронтальные наступления с применением напалма, тяжелых танков и артиллерии.

Особенно широко в ходе вьетнамской войны использовались гербициды и дефолианты. Первые представляют собой химические препараты (обычно включают хлорат натрия и паракват), уничтожающие определенные виды или поголовно все растения; воздействие вторых приводит к потере листьев, бесплодию, нарушению роста и в конечном счете также к их гибели. Наиболее тяжелые экологические последствия во Вьетнаме вызвало применение с самолетов и вертолетов ВВС США биосферного оружия «Agent Orange» («Эйджент ориндж») - чрезвычайно токсичного дефолианта, представляющего собой пятидесятипроцентную смесь гербицидов 2, 4-D (дихлорфеноксиуксусной кислоты) и 2, 4, 5-Т. На его долю приходилось около 83 % от общего количества химических веществ, применявшихся для уничтожения растений.

Дефолианты и гербициды использовались в двух основных целях: первая (до 85 %) - ликвидация лесов, с тем, чтобы партизаны не могли, укрываясь в них, свободно передвигаться; вторая (15%) - уничтожение сельскохозяйственных растительных культур, чтобы лишить противника необходимых запасов продовольствия. Кроме того, с их помощью предполагалось сделать непригодными для проживания людей сельские районы Южного Вьетнама и таким образом принудить местное население переместиться в контролируемые США городские районы или в специально созданные резервации («стратегические деревни»).

По приблизительным данным с 1961 по 1972 год во Вьетнаме с помощью американской авиации дефолианты были распылены на территории около 5 млн га. В ходе своего «натурного эксперимента» США применили 100 тыс. т высокотоксичных веществ, изготовленных по специальным рецептурам для уничтожения тропической растительности, и более 7 тыс. т отравляющих веществ раздражающего действия CS против вьетнамских партизан и мирных жителей (концентрации 40 г на 1 м3 воздуха достаточно, чтобы вызвать летальный исход). В результате были уничтожены тропические леса на площади 25 тыс. км2 (44 % территории Южного Вьетнама), заражено 12 тыс. км2 обрабатываемой земли (43 % всех сельскохозяйственных угодий). Обработанные дефолиантами и гербицидами лесные районы в ближайшие 100-150 лет восстановить не удастся. Кроме того, по свидетельству вьетнамских экологов, многие виды уникальных представителей тропической фауны погибли или навсегда покинули отравленные леса Вьетнама.

Из всех существующих ныне средств вооруженной борьбы самое пагубное воздействие на биосферу Земли способно оказать ядерное оружие. После атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки ученые многих стран изучали последствия этих взрывов не только для людей, но и для окружающей среды. В 60-е годы была обнаружена возможность разрушения озонового слоя в стратосфере Земли, который защищает все живое от губительных доз ультрафиолетового излучения Солнца. Чрезмерная интенсивность этого излучения может привести к увеличению количества заболеваний раком кожи, к солнечной слепоте, а также к уменьшению урожайности многих сельскохозяйственных культур. Если же будет разрушено около 90 % озонового слоя, чего нельзя исключить при крупномасштабном ядерном конфликте, то до поверхности Земли будут доходить значительные дозы излучения в более далеком ультрафиолетовом диапазоне 0,24-0,26 мкм, что может привести к сильным мутациям большинства видов живых организмов и даже к их гибели.

Наряду с разрушением озонового слоя массированное применение ракетно-ядерного оружия может вызвать небывалое антропогенное явление - ядерную ночь, переходящую в ядерную зиму. Механизм перехода от ядерной ночи к ядерной зиме довольно подробно изложен в научной литературе. Суть его заключается в том, что в результате сильного задымления атмосферы солнечное излучение практически не будет достигать поверхности Земли, полностью поглощаясь в атмосфере, и верхние слои земной коры остынут на десятки градусов. В итоге парниковый эффект перестанет работать и наступит ядерная зима. При этом изменение общей циркуляции атмосферы приведет к образованию районов особенно сильного холода. Так, по модели вычислительного центра Академии наук нашей страны через месяц после начала ядерного конфликта с использованием 1000-мегатонных ядерных зарядов температура в Европе и на Аравийском полуострове понизится на 50°, на Камчатке и северо-востоке США - на 40 , на Аляске и северо-западе США - на 30-35°, в Центральной Америке - на 20°.

Так как пожары будут длиться несколько недель, примерно за месяц плотное облако мельчайших частиц дыма и пыли покроет не только Северное, но и Южное полушарие Земли, суша даже в тропиках остынет ниже 0°С, в прибрежных районах пройдут снегопады, начнется повсеместная засуха, для человечества наступит долгая мрачная зимняя ночь.

Несмотря на то, что совместными усилиями ученых разных стран довольно точно установлена возможность глобальных климатических последствий ядерной войны, некоторые специалисты-разработчики баллистических ракет и создатели американского ядерного оружия пытаются поставить под сомнение сделанные выводы. Так, в августе 1984 года в журнале «Nature» была опубликована статья Эдварда Теллера под названием «Широко распространенные последствия ядерной войны», в которой красной нитью проходит мысль о том, что радиоактивные осадки (считавшиеся в 60-70-е годы катастрофическими) и истощение слоя озона окажутся несущественными по сравнению с чисто механическим ущербом в результате ядерных взрывов. По мнению Э. Теллера, неопределенные данные о количестве дыма, образующегося в результате ядерных пожаров, и о развитии метеорологических процессов дают основания не доверять выводам об апокалипсическом эффекте ядерной зимы. В статье обсуждаются результаты некоторых расчетов и указывается на возможные процессы в атмосфере, которые могли бы ускорить вымывание дыма из нее и тем самым уменьшить охлаждение суши.

Одновременно с выходом упомянутой статьи на DC Международной конференции по физике облаков были рассмотрены результаты исследований российских и американских ученых, напротив, указывающие на возможность быстрого заполнения атмосферы дымом. И хотя полного обоснования теории ядерной зимы пока еще не существует, даже противники этой теории вынуждены признать, что вероятность таких последствий ядерной войны нельзя исключать. Поэтому необходимо, чтобы проведение подобных исследований сопровождалось широким ознакомлением общественности с их результатами, а также, чтобы параллельно не велась фактическая гонка стратегических вооружений и разработка концепций различных «усовершенствованных» и «научно обоснованных» вариантов ведения ядерной войны.

Из других возможных способов ведения геофизической войны наибольшую опасность для человечества представляет искусственное инициирование землетрясений (наведенная сейсмичность). От подобного рода природных геофизических катастроф за последние 300 лет в мире погибло более 3 млн человек, а во второй половине XX века - более 1 млн. Материальный ущерб от землетрясений только за последние 50 лет составил примерно 300 млрд долл.

Для вызова землетрясений в военных целях может быть использован феномен «триггерного эффекта» (эффекта спускового крючка). Например, закачка в штольни под давлением даже небольшого количества воды в ряде регионов позволяет вызвать довольно крупное землетрясение в совсем ином географическом районе. Иными словами, малые причины обусловливают большие последствия. Роль спускового механизма может сыграть также целенаправленный подрыв в глубинах литосферы ядерного боеприпаса небольшой мощности или даже обычного фугаса.

Ситуация усугубляется созданием в последние годы во многих регионах мира большого числа потенциально опасных в экологическом отношении индустриальных производств и крупных техногенных объектов: АЭС, химических комбинатов, высотных плотин, крупных водохранилищ и др. Практика показала, что созданные человеком искусственные водоемы, плотины, да и вообще любые антропогенные поверхностные воды в состоянии оказать тектоническое воздействие, которое может не только спровоцировать небольшие подземные толчки, но и вызвать целую серию землетрясений даже в естественных (без антропогенных нагрузок) условиях. Эти явления обусловлены гидродинамическим давлением масс воды. Например, с 1900 года по нынешний день многочисленные землетрясения происходят в долине реки Миссисипи (США), в пределах 200 миль от Нового Мадрида (штат Миссури), с интенсивностью до 7 баллов (по шкале Меркалли).

И все же исследователи обращают внимание на гораздо больший риск инициирования подвижек верхней литосферы в результате создания антропогенных объектов, и, прежде всего, искусственных водохранилищ и плотин. Землетрясения возникают при быстрых изменениях уровня воды. В основном это происходит при заполнении водохранилищ. Но иногда подобные корреляции наблюдаются и при их опорожнении (например, при аварийном сбросе паводковых вод). Это может быть использовано при ведении геофизической войны путем, например, разрушения плотин. Правда, не всегда заполнение (опорожнение) водохранилищ вызывает землетрясение, для этого, очевидно, должны существовать и другие геотектонические условия. Эффект возбуждения высвобождает напряжение только в том случае, если оно уже накоплено, т. е. создано «месторождение» колоссальной потенциальной энергии.

Не менее опасным способом ведения геофизической войны может быть искусственное цунами (в переводе с японского - большая волна). Это стихийное бедствие, как правило, является следствием сильных неглубоких землетрясений (более 6,5 балла по шкале Рихтера на глубине менее 50 км) с эпицентром в Мировом океане. Подвижки земной коры приводят к возникновению высоких волн, которые проходят большие расстояния и, обрушиваясь на побережье, вызывают катастрофические разрушения. Печальным тому подтверждением являются последствия сильнейшего цунами в Юго-Восточной Азии (26 декабря 2004 года), когда погибли около 300 тыс. человек, миллионы пострадали и лишились крова.

Взаимодействие волн цунами с берегом подчиняется в основном тем же физическим процессам, что и взаимодействие других типов волн. Поскольку этот процесс описывается нелинейными уравнениями, возможно образование волн большой высоты в узких каналах, например в местах базирования подводных лодок. Резонансные колебания в заливах (пока малоизученные) могут вызвать большие повреждения базирующихся там надводных кораблей, особенно авианосцев, а также причинить ощутимый ущерб инфраструктуре военно-морских баз, в том числе системам их жизнеобеспечения.

В последние годы в связи с возведением во многих регионах мира большого количества потенциально опасных в экологическом отношении крупных промышленных объектов (атомных электростанций, химических предприятий, высотных плотин и т.п.) возникла необходимость создания специальных локальных сейсмических сетей для оперативного оповещения и предупреждения возможных катастрофических последствий наведенных локальных и удаленных землетрясений.

В настоящее время гидроакустические локаторы ВМС США функционируют в различных районах Атлантического и Тихого океанов, а также в районе Гибралтарского пролива и вблизи мыса Северный (у побережья Норвегии). В конце 60-х годов тогдашний министр обороны США Р. Макнамара впервые публично признал существование в Мировом океане глобальной системы гидроакустического слежения (СГС). Развитие компьютерных технологий привело к тому, что было решено отказаться от использования гидрофонов, а принимающие станции в США и Карибском регионе вошли в объединенную СГС. Все ее компоненты и надводные суда, оснащенные специальной системой слежения SUR-TASS, комплексированы в единую систему подводного слежения. Данные гидроакустики с принимающих станций и региональных центров оценки поступают на КП атлантического, тихоокеанского и европейского флотов, в информационный центр морского слежения ВМС в Сютленде (штат Мэриленд) и в центральные командные структуры вооруженных сил США.

По замыслу аналитиков из Пентагона с помощью комплексных сейсмогидроакустических сетей на дне Мирового океана могут быть выявлены участки, где сейсмоактивность приближается к критическому порогу. В этот район направляется специальная экспедиция, действующая «под прикрытием». Например, объявляется о создании в океане буровой платформы для добычи нефти и необходимости в связи с этим проведения комплекса глубоководных работ. Используя специальное судно, оборудованное прецизионной навигационной системой, экспедиция выходит точно в критическую точку разлома на дне океана и путем предварительного зондирования литосферы выявляет зону с «месторождением» накопленной суперэнергии. В дальнейшем останется только, используя методы нелинейной динамики, инициировать в ней лавинообразный процесс, причем в нужном направлении.

В принципе при современном уровне развития техники подобное вполне возможно. Исследования за рубежом показывают, что для этого могут быть использованы не только дистанционно управляемые направленные взрывы, но и запускающие виброполя, генерируемые прямо с борта судна. На практике проявляется феномен повышенной чувствительности геофизической среды, находящейся в неустойчивой предбифуркационной фазе. Для инициирования цунами можно использовать и энергию океанских приливов, поскольку амплитуда деформаций подводной литосферы от них больше техногенной почти на три порядка. Однако приливное влияние проявляется на сейсмике хуже, чем техногенное. Причина состоит в том, что частоты этих внешних воздействий различны: запускающий техногенный сигнал по своей эффективности на 10 порядков превосходит приливный. Правда, наведение подводного землетрясения за счет приливных деформаций может проявиться непосредственно в месте воздействия, а вот техногенный сигнал надо еще «переизлучить», причем с величайшей точностью. Но это уже, как говорится, дело техники - прежде всего лазерно-далъномерной, снабженной современным микропроцессорным обеспечением.

Схожие принципы нелинейной динамики могут быть использованы и для управления в военных целях таким не менее грозным природным явлением, как ураганы, что относится уже к области управления гидроклиматическим режимом. Возможность воздействовать на погоду привлекала людей с глубокой древности. Предлагались проекты самого различного масштаба - от коррекции общей циркуляции атмосферы до создания температурного режима в заданном регионе. В последние годы особое внимание аналитики Пентагона уделяют проблеме скрытного управления развитием облаков и осадкообразованием. Зарубежные СМИ уже рассказывали об экспериментах по «засеву» облаков гранулами сухого льда и йодистого серебра. При этом обычно ставилась цель лишь слегка увеличить количество осадков, чтобы повысить урожайность в засушливых или полузасушливых районах, увеличить водоснабжение, в том числе и для выработки большей энергии гидроэлектростанциями. Но совсем другое - превратить выпадение осадков в губительное катастрофическое бедствие.

Первоначально «дождевые» проекты в Пентагоне принимались с большим энтузиазмом. Но со временем оптимизма поубавилось. Ранее считалось, что «засев» облаков позволяет увеличить количество осадков, причем незначительно, всего на 10-12 %. Однако, как теперь выяснилось, существует ряд обстоятельств, при которых может произойти не увеличение, а, наоборот, уменьшение выпадаемых осадков. Так, добавление большого количества ядер льдообразования приводит к образованию очень маленьких кристалликов льда, не способных затем дорасти до размеров, необходимых для выпадения осадков. Проводились также эксперименты с целью стимулировать процесс осадкообразования в «теплых» облаках. Подобные эксперименты, выполненные с борта широкофюзеляжных военно-транспортных самолетов в небе Австралии и над Карибским морем, показали, что кучевые облака действительно могут дать сверхобильные осадки, но лишь при умелом распылении воды с реагентами у самого основания облаков. Однако, по сообщению зарубежных СМИ, стоимость транспортировки самолетом огромных масс реагентов делает проект весьма сомнительным с экономической точки зрения.

В США проводились обширные исследования и в области «засева» грозовых облаков для снижения вероятности образования опасных молниевых разрядов при проведении боевых операций ВВС. Здесь имело место явление spin off- «перелива» отработанных в военном деле технологий для нужд гражданских ведомств. Речь идет о подключении к исследованиям службы лесного хозяйства, поскольку для нее актуальна проблема возникновения массовых пожаров в зонах производства высококачественной древесины и в непосредственной близости от населенных пунктов (статистика подтверждает высокую вероятность попадания молний в деревья).

Отсюда недалеко и до управления природными гидроклиматическими процессами в большем масштабе. Этому помогает познание определенных закономерностей, свойственных биосфере. Компьютерная обработка многолетних геофизических наблюдений с «прогнозом назад» (в прошлое) позволила установить, что, например, климат Сахары был гораздо влажнее, а границы зоны Сахель проходили на сотни километров севернее. Обнаружена корреляция между жесточайшими засухами в тропиках и аномально теплым океаническим течением Эль-Ниньо, имеющим периодический характер. Не случайно в Библии упоминается о чередовании обильных и голодных лет. Такого рода периодичность проявляется далеко за пределами тропиков. Наличие относительно устойчивой цикличности природных процессов позволяет, с одной стороны, использовать это свойство для прогнозов гидроклиматических характеристик и критических экологических показателей (засухи, наводнения, ураганы), а с другой - маскировать искусственное воздействие на природную среду с целью добиться аномального гидроклиматического режима над заданной территорией потенциального противника.

Подобные эксперименты Пентагона уже реализовывались в странах Юго-Восточной Азии в 60-х годах прошлого столетия. Тогда в период муссонных дождей проводился массовый «засев» химическими реагентами облаков. Вызванные искусственным путем сверхобильные осадки, замаскированные под «капризы природы», по мысли американских аналитиков должны были вызвать катастрофическое затопление не только низинных, но и равнинных районов Южного Вьетнама и перерезать так называемую «тропу Хо Ши Мина», по которой шло снабжение партизан. Наблюдались случаи, когда обильные «внеплановые» дожди выводили из строя поставляемую из СССР электронную технику - в основном радиолокационные станции ПВО. Причина заключалась в большой концентрации использовавшихся реагентов. Выпадавшие осадки приобретали свойства выжигающих кислотных дождей (операции под кодовыми названиями «Голубой Нил» и «Поп-ай»). В ряде случаев искусственное наводнение вызывалось и боевыми средствами, например целенаправленными ударами управляемых авиационных бомб с лазерным наведением по дамбам и плотинам. Не исключено, что теперь в качестве объекта для экспериментов Пентагоном мог быть выбран остров Куба, представляющий с военной точки зрения идеальный полигон для испытания искусственного воздействия на природу путем «засева» облаков и вызова ураганов, а также, как свидетельствуют факты, стимулирования настоящих «рукотворных» эпидемий (а если называть вещи своими именами - необъявленной биологической войны) среди сельскохозяйственных животных.

В перспективе научно-технический прогресс, безусловно, приведет к открытию новых, гораздо более эффективных средств и способов искусственного воздействия на природную среду, которые могут быть использованы и в военных целях. Следует, однако, понимать, что неограниченное и бесконтрольное вмешательство в природные процессы может привести к нарушению устойчивости биосферы Земли. Понятие «устойчивость биосферы» ввел в научный оборот известный российский ученый А.М. Ляпунов. По его теории «траектория жизни» системы не покидает так называемый «коридор устойчивого развития», несмотря на действующие на систему возмущения. Говоря об устойчивости, мы должны четко определить для себя: устойчивость (или, иными словами, постоянство) каких именно черт системы для нас существенно и в какой мере? Кроме того, надо охарактеризовать те вредные, мешающие возмущения, относительно которых система будет устойчива. Очевидно, что чем больше возмущение, тем в меньшей степени мы сможем сохранить желаемые черты системы.

Все это имеет прямое отношение к глобальной динамике биосферы. Естественный коридор устойчивости - это такое состояние биосферы (да и общества), которое позволяет сохранить нашу цивилизацию. Сегодня мы не вполне представляем, насколько велик этот «коридор» и насколько существенны уже имеющиеся отклонения. Обычно в работах по экологии и глобальной динамике часто упоминают пророческие слова академика В.И. Вернадского о том, что человек стал силой геологического масштаба и с неизбежностью должен взять на себя ответственность за дальнейшее развитие биосферы.

В этой связи особого внимания требует выработка механизма определения допустимых воздействий на природу в ходе боевых действий при возникновении военных конфликтов. Тем более что в настоящее время мы вынуждены защищать техносферу и биосферу не только от «естественных» аварий, бедствий и катастроф, но и от терроризма. Наиболее опасный из них -ядерный терроризм. Это коренным образом меняет наш мир и «коридор устойчивости» человечества. В последние годы все чаще обсуждаются различные сценарии террористических актов с глобальными последствиями. При этом речь идет уже не только об уничтожении отдельных городов, но и о серьезных климатических изменениях. Технически это вполне осуществимо - взрыв нескольких водородных бомб, заложенных в океанические хребты, вполне может изменить конфигурацию океанских течений. В результате этого окажутся подмороженными (эффект ядерной зимы) огромные регионы. Другой вариант связан, например, с подводным ядерным взрывом в Черном море и выбросом больших масс сероводорода в атмосферу, что также приведет к большим жертвам. Миллионы жизней может унести разрушение некоторых плотин и других современных гидротехнических сооружений. Большие возможности для терроризма таятся и в «искусственной природе» - информационном пространстве.

Таким образом, и в настоящее время, и в обозримом будущем биосфера Земли, а значит, и все человечество будут уязвимы от действий небольших радикальных групп, готовых на все ради достижения своих целей. Если же эти действия выйдут на межнациональный или межгосударственный уровень, опасность многократно возрастет. Поэтому, опираясь на концепцию «устойчивого развития», необходимо четко определить, какие воздействия на природу можно считать приемлемыми, а с какими мировое сообщество должно вести непримиримую борьбу, используя все имеющиеся ресурсы. В этой связи важнейшее значение приобретает заключение и строгое соблюдение международных договоренностей по вопросам защиты природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба.

Благодаря инициативе нашей страны 18 мая 1977 года мировым сообществом была принята специальная Конвенция о запрещении военного или иного использования средств враждебного воздействия на природную среду. Участники Конвенции взяли на себя обязательство- не прибегать к использованию средств воздействия на природную среду, которые могут вызвать широкие, долгосрочные или серьезные последствия: разрушения, нанесение экологического ущерба или причинение вреда природной среде любого государства - участника Конвенции, а также не применять в военных целях искусственное инициирование опасных природных явлений: землетрясений, цунами, нарушений экологического баланса какого-либо района, изменений в элементах погоды (облака, осадки, циклоны, штормы), в климате, в океанических течениях, в состоянии озонового слоя и ионосферы.

При этом очень важным является единое толкование понятия «средства воздействия на природную среду», которое отражено во второй статье Конвенции. Под этим понимаются любые средства, предназначенные для изменения (путем преднамеренного управления природными процессами) динамики, состава или структуры Земли, включая ее биосферу, литосферу, гидросферу и атмосферу, или космического пространства. Не менее важным является положение пятой статьи Конвенции, касающееся сотрудничества государств по защите окружающей среды. Каждое государство - участник Конвенции обязуется предоставлять или оказывать помощь в соответствии с положениями Устава ООН любому другому государству-участнику, которое обратится с такой просьбой, если Совет Безопасности примет решение о том, что такой участник потерпел или, вероятно, потерпит ущерб в результате нарушения Конвенции.

Наша делегация, стремясь конкретизировать положения этого чрезвычайно важного для всего мирового сообщества документа, внесла свои предложения по единообразному толкованию определения «широкий, долговременный и серьезный ущерб». «Широкий» означает ущерб, нанесенный в районе площадью несколько сот квадратных километров, «долговременный» - продолжительностью в несколько месяцев, «серьезный» - приводящий к существенному или значительному нарушению или причинению вреда человеческой жизни, природным и экономическим ресурсам или иным материальным ценностям.

Конвенция предусматривает предотвращение угрозы геофизической войны любого вида, в том числе нарушение озонового слоя атмосферы с помощью химических соединений, распыляемых со спутников. Для реализации положений Конвенции создан соответствующий механизм международных процедур контроля в рамках ООН - Консультативный комитет экспертов.

Однако и по сей день не прекращаются дискуссии по поводу различного толкования понятия «широкий, долгосрочный и серьезный ущерб». Не может не настораживать и тот факт, что к Конвенции присоединилось лишь чуть более 25 % государств, входящих в ООН. Серьезные опасения вызывает также и то, что продолжает усиливаться вероятность проведения непредсказуемых бесчеловечных акций международными террористическими организациями, неподконтрольными каким-либо государственным структурам. Поэтому, чтобы полностью исключить возможность ведения геофизической войны в той или иной форме, необходима дальнейшая консолидация усилий всего мирового сообщества как в области совершенствования международных правовых механизмов по ее предотвращению, так и в сфере практической деятельности по защите окружающей среды.

Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 1984. С. 187.

Зарубежное военное обозрение. 2000. № 1. С. 17.

Там же.

Осипов Г.А. Запретить и уничтожить химическое оружие. М., 1987. С. 33.

Кондратьев К.Я., Байбаков С.Н., Никольский ГА. Ядерная война и климат// Наука в СССР. 1985. № 3. С. 101.

Теllеr Е. Widespread Aftereffects of a Nuclear War// Nature. 23.8.1984. P. 621-624.

Емельянов В.М., Коханов В.Н., Некрасов П.А. Защита населения и территорий в чрезвычайных ситуациях/ Под ред. академика В.В. Тарасова. М., 2003. С. 263.

Малинецкий Г.Г. Синергетика, предсказуемость и детерминированный хаос. Пределы предсказуемости. М., 1997. С. 104.

Курдгомов СП., Малинецкий ГГ. Синергетика и системный анализ. Новое в синергетике. Взгляд в третье тысячелетие. М., 2002. С. 6.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации