ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 66-75)

«ВОЕННАЯ МЫСЛЬ» №10.2005 г. (стр. 66-75)

ИНЖЕНЕРНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОБОРОНИТЕЛЬНОГО СРАЖЕНИЯ СОВЕТСКИХ ВОЙСК В БИТВЕ ПОД КУРСКОМ

Генерал-майор Б.Г. ЗАЙЦЕВ

Полковник в отставке В.Н. ДЕРКАЧ, кандидат военных наук

БИТВА под Курском - главное событие летне-осенней кампании 1943 года. В результате исторических побед Советских Вооруженных Сил в битве под Сталинградом и в зимнем наступлении 1942/43 года стратегическая инициатива перешла к советскому командованию. С конца марта 1943 года фронт стабилизировался на линии Мга, Великие Луки, Ржев, Киров, Сумы, Белгород, Таганрог. Против Курска линия фронта выступала дугой на запад с радиусом примерно 100-120 км. Стратегическую паузу каждая из сторон стремилась использовать для подготовки новых операций с решительными целями.

К лету 1943 года в Советском Союзе значительно возросли возможности военного производства. Военная промышленность стала поставлять в войска в массовом количестве новые образцы военной техники. На вооружение артиллерии были приняты: 152-мм корпусная гаубица, 160-мм миномет, 57-мм противотанковая пушка, подкалиберные и кумулятивные снаряды. Этот год явился годом создания советской самоходной артиллерии, новых тяжелых первоклассных танков ИС-2. В авиацию начали поступать модернизированные истребители Ла-5, Як-3, Як-9, новый пикирующий бомбардировщик Ту-2.

Возросшие военно-экономические возможности страны позволили удовлетворить потребности в совершенствовании организации советских войск. В общевойсковых армиях в основном завершили переход к корпусной организации. Были сформированы новые танковые армии, созданы крупные артиллерийские соединения РВГК. Таким образом, Красная Армия к началу Курской битвы была оснащена современными образцами вооружений и имела новую организационную структуру, отвечающую требованиям современной борьбы, и превосходила по всем показателям немецко-фашистскую армию, несмотря на то, что на вооружение вермахта поступили тяжелые танки «тигр», средние - «пантера», самоходные орудия «фердинанд», модернизированные истребители «Фокке-Вульф-190Д», штурмовики «Хеншель-129». Однако немецко-фашистская армия была еще сильна и могла оказать значительное сопротивление нашим войскам (на советско-германском фронте в ее составе находилось 227 дивизий и 10 отдельных бригад). Группировка войск противника на курском направлении имела в своем распоряжении до 65 дивизий, в том числе 48 пехотных, 14 танковых и 3 моторизованных. Пехотные дивизии были укомплектованы до штатной численности (12 500 человек), а танковые дивизии имели 14-16 тыс. человек и по 150-170 танков.

Общая военно-политическая обстановка была благоприятна для Красной Армии. Фашистская Германия, проиграв зимой 1942/43 года ряд сражений, понесла огромные потери. Чтобы восстановить свой престиж и предотвратить распад фашистского блока, Германия развернула подготовку к новому летнему наступлению, планируя нанести главный удар на курском направлении с целью окружения и разгрома советских войск в районе Курского выступа, а затем в тыл Югo-Западного фронта и в Донбасс. Планом предусматривалось применение сил и средств (новых танков и самоходных орудий) на узких участках фронта и молниеносность действий. Войскам северной и южной группировок ставилась задача «единым броском» выйти в намеченные пункты и соединиться восточнее Курска уже на второй день наступления. В течение последующих четырех дней планировалось закончить операцию «Цитадель» и незамедлительно наступать на север и на юго-восток (операция «Пантера»).

Ставка Верховного Главнокомандования (Ставка ВГК), разгадав этот замысел врага, решила использовать выгодные стороны обороны, чтобы, опираясь на хорошо оборудованные в инженерном отношении позиции, измотать, обескровить противника, а затем перейти в контрнаступление и разгромить его в районе Курского выступа. После чего развернуть общее наступление на западном и юго-западном направлениях.

Особое значение придавалось «инженерному обеспечению как виду оперативного (боевого) обеспечения боевых действий войск (сил), включающему комплекс инженерных мероприятий и задач, выполняемых в целях создания войскам благоприятных условий для своевременного и скрытного их выдвижения, развертывания, проведения или маневра и выполнения поставленных боевых задач...».

Красная Армия к весне 1943 года накопила богатый опыт ведения оборонительных операций в боях под Москвой, Ленинградом и Сталинградом, при обороне Одессы и Севастополя. Опыт по инженерному оборудованию местности был обобщен и доведен до войск 21 марта в виде «Кратких указаний по устройству полевых оборонительных рубежей», а 27 апреля - в виде «Инструкции по рекогносцировке и строительству полевых оборонительных рубежей», утвержденной начальником Генерального штаба. Основным требованием к инженерному оборудованию полосы обороны являлось применение системы траншей и ходов сообщений, оборудованных площадками для ведения огня из станковых пулеметов, противотанковых ружей и минометов, а также укрытиями для личного состава и материальной части. Особое внимание в инструкции обращалось на организацию противотанковой обороны и системы огня в сочетании с заграждениями.

2 июля 1943 года был издан приказ Ставки ВГК № 0396 «О применении и преодолении минных заграждений». В этом приказе указывалось на огромное значение умелого использования противотанковых и противопехотных заграждений, и в первую очередь минно-взрывных. В обороне минно-взрывные заграждения способны превращать доступные для танков и пехоты противника участки местности в труднопреодолимые. В наступлении они помогают нашим частям быстро закреплять за собой захваченные у противника рубежи и обеспечивать от контратак противника фланги продвинувшейся вперед нашей пехоты и танков. Одновременно в приказе указывалось, что правильно организованная и своевременно выполненная инженерными войсками работа по очистке местности от мин противника обеспечивает успех нашим войскам в наступлении и способствует их маневру.

Ставка ВГК приказала устраивать минные поля против танков глубиной не менее 100 м, располагая мины неправильными рядами на расстоянии 6-10 м одна от другой по фронту, при расстоянии между рядами от 15 до 40 м; в составе боевых порядков войск иметь моторизованные саперные подразделения, необходимые для устройства заграждений на путях продвижения прорвавшихся танковых и моторизованных частей противника, а в наступлении - для закрепления занятых нами рубежей путем быстрого создания минных полей. Этот приказ требовал также с началом наступления в боевых порядках пехоты и танков иметь саперов для разведки минных полей и устройства в них проходов. Приказ требовал создания высоких плотностей минно-взрывных заграждений в обороне, организации подвижных отрядов (групп) заграждений как в обороне, так и в наступлении, а также создания групп разграждения и сопровождения войск в наступлении.

Решением Ставки ВГК оборона курского выступа возлагалась на войска Центрального (ЦФ), Воронежского (ВФ) фронтов и Степного военного округа (в дальнейшем - Степного фронта (СтФ), соответственно командующие фронтами и начальники инженерных войск фронтов: генерал армии К.К. Рокоссовский и генерал-майор инженерных войск А.И. Прошляков, генерал армии Н.Ф. Ватутин и генерал-майор инженерных войск Ю.В. Бордзиловский, генерал-полковник И.С. Конев и полковник-инженер А.Д. Цирлин.

Подготовка обороны началась 15 апреля и продолжалась до 5 июля 1943 года. Инженерные работы в первые недели обороны сильно усложняла начавшаяся распутица. Траншеи, ходы сообщения часто заливались водой, и их приходилось отрывать заново; противотанковые минные поля под влиянием весенних вод часто теряли свои боевые качества. Отсутствие в районе боевых действий дорог с твердым покрытием, массовое разрушение противником мостов и непролазная грязь на грунтовых дорогах создавали необычайные трудности для передвижения войск и доставки грузов.

В этот период перед инженерными войсками стояли следующие основные задачи: вскрыть инженерные мероприятия противника по подготовке наступления; обеспечить фортификационное оборудование армейских полос и фронтовых оборонительных рубежей; создать и содержать перед передним краем и в глубине главной полосы обороны сплошные противотанковые, противопехотные заграждения и подготовить заграждения на всю глубину армейской полосы обороны; оборудовать дорожную сеть для свободы маневра войск; возвести сооружения на командных и наблюдательных пунктах; организовать и подготовить подвижные отряды заграждений; обеспечить скрытность сосредоточения войск, выполнить мероприятия оперативной маскировки; снабдить войска средствами инженерного вооружения и материалами и др.

Для выполнения этих задач каждый фронт имел 230-240 инженерных рот, что обеспечивало среднюю оперативную плотность инженерных войск 0,8-1,0 роты на 1 км фронта. В результате огромного труда всех войск при техническом руководстве и непосредственном участии инженерных частей оборудование рубежей на Курском выступе получило наибольшее развитие за весь период войны. Каждая общевойсковая армия оборудовала главную, вторую и тыловую армейские полосы обороны. На отдельных участках эти полосы дополнялись отсечными и промежуточными позициями. Каждый фронт оборудовал два-три фронтовых рубежа с узлами обороны в крупных населенных пунктах (Курск, Старый Оскол, Новый Оскол). Войска Степного военного округа в тылу за Центральным и Воронежским фронтами подготовили оборонительный рубеж на восточном берегу реки Кшень. По Дону органами оборонительного строительства был возведен государственный рубеж обороны. Всего к началу Курской битвы было подготовлено восемь оборонительных полос и рубежей на общую глубину до 300 км.

Главная полоса обороны состояла из батальонных районов обороны, противотанковых районов, опорных пунктов и системы инженерных заграждений. Всего в полосе обороны обоих фронтов насчитывалось 350 батальонных районов обороны. Широко развитая по фронту и на большую глубину система траншей и ходов сообщения обеспечивала обороняющимся войскам удобство ведения огня, возможность широкого маневра живой силой и сравнительно надежную защиту от ружейно-пулеметного, артиллерийско-минометного огня и от поражения осколками авиационных бомб. Например, в 13-й армии ЦФ, находившейся на угрожаемом направлении, было отрыто до 8 км траншей и ходов сообщения на 1 км фронта главной полосы обороны. Кроме того, для обеспечения маневра войск создавалась широкая сеть дорог и колонных путей. В полосах ЦФ и ВФ было оборудовано, восстановлено и отремонтировано 3000 км дорог и 250 мостов (общей протяженностью 6500 пог. м).

В. своих воспоминаниях «Солдатский долг» Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский писал: «Учитывая, что противник будет наносить удар, безусловно, крупными силами, командование фронта уже в конце марта в своих приказах и директивах дало войскам конкретные указания об оборудовании оборонительных рубежей. Начальник инженерных войск фронта генерал-майор A.M. Прошляков наметил детальный график и приложил много усилий, чтобы работы выполнялись в установленные сроки. Планомерная подготовка обороны Курского выступа началась с апреля и продолжалась до самого вражеского наступления. Строительство укреплений главной полосы велось войсковыми частями. В сооружении второй и третьей полос обороны, а также тыловых армейских и фронтовой полос наряду с войсками активно участвовало местное население».

Начальник инженерных войск 7-й гвардейской армии, оборонявшейся на участке Белгород - Волчанск, полковник В.Я. Пляскин пишет: «Не раз приходилось докладывать инженерную обстановку командующему войсками ВФ генералу армии Н.Ф. Ватутину и члену Военного Совета генерал-лейтенанту Н.С. Хрущеву, которые интересовались буквально всеми «мелочами», касающимися инженерного оборудования полос и позиций, уделяя особое внимание созданию системы инженерных заграждений. Можно без преувеличения сказать, что в марте-апреле 1943 года на Курской дуге едва ли не самыми популярными были такие военные термины, как инженерные работы, заграждения, мины, окопы и т. д.».

Инженерная подготовка оборонительных полос проводилась в полном соответствии с замыслом операции и оперативным построением войск, с учетом и использованием выгодных условий местности, проведением инженерных мероприятий по маскировке войск и объектов.

Каждая полоса обороны состояла из нескольких позиций с широко развитой системой траншей и ходов сообщения. Одновременно были оборудованы основные, запасные и временные позиции для артиллерии и минометов, а также блиндажи для всего личного состава и укрытия для боевой техники и автотранспорта. Особое внимание уделялось оборудованию командных пунктов, где возводились наиболее прочные сооружения, обеспечивающие защиту от прямых попаданий 105- 150-мм артиллерийских снарядов и 50- 100-кг авиационных бомб.

Широко развитая по фронту и на большую глубину система траншей и ходов сообщения обеспечивала обороняющимся войскам удобство ведения огня, возможность широкого маневра живой силой. Она давала обороняющимся ряд преимуществ. Во-первых, обеспечивала скрытое расположение войск, а также хорошую связь между подразделениями по фронту и в глубину; затрудняла вражеской разведке вскрытие построения нашей обороны, боевых порядков войск, расположения огневых средств пехоты. Во-вторых, резко уменьшалась возможность противника по ведению прицельного огня; сокращались потери обороняющихся как при площадном огневом воздействии авиации, артиллерии и минометов, так и при настильном огне танков и пулеметов, огне снайперов и других средств ближнего боя; эта система также обеспечивала скрытый маневр подразделениями.

В целях обеспечения надежной противотанковой обороны в невиданных до этого масштабах были использованы и применены различные виды и средства заграждений: противотанковые (ПТМ) и противопехотные мины (ППМ), управляемые и неуправляемые фугасы, заграждения из колючей проволоки, противотанковые рвы и т. п. Наибольшее развитие получили минно-взрывные заграждения, а максимальные плотности их были созданы на вероятных направлениях наступления противника: орловско-курском в полосе ЦФ - 1600 ПТМ и 1000 ППМ на 1 км и белгород-обояньском в полосе ВФ - 1400 ПТМ и 1200 ППМ. Всего за время подготовки обороны на Курской дуге инженерными войсками было установлено около 1 млн ПТМ, ППМ и фугасов, подготовлено к взрыву большое количество мостов и важных объектов.

Данные о потерях противника дают ясное представление о том, какое огромное значение для устойчивости обороны имела система заграждений, созданная в полосах соединений первого эшелона. Противник потерял в сражении под Курском на минах 1055 танков, из них 84 % при прорыве тактической зоны обороны, что свидетельствует об огромной работе саперов по созданию устойчивости обороны. Ярким примером продуманного и удачного применения минно-взрывных средств может служить система заграждений, созданная в полосе обороны 13-й армии ЦФ, где до 5 июля 1943 года нашими саперами было установлено свыше 50 000, а в период с 5 по 12 июля, т. е. в ходе оборонительного сражения, еще 23 000 ПТМ и ППМ.

При организации обороны особое внимание было уделено маскировке. Наряду с тщательной маскировкой позиций и районов расположения войск, особенно вторых эшелонов и резервов, было построено большое количество ложных сооружений и различных искусственных масок. Оборудованные макетами танков, артиллерийских орудий, автомобилей ложные районы сосредоточения нередко подвергались бомбардировке вражеской авиации, тогда как действительные объекты оставались незамеченными.

Так, инженерные войска ВФ замаскировали четыре склада горючего и четыре объекта специального назначения; изготовили сборно-разборные макеты 883 танков и 220 самолетов; оборудовали три ложных района сосредоточения танков и построили 13 ложных аэродромов. В армиях этого фронта было изготовлено больше 1000 макетов орудий и 120 макетов танков. Инженерные мероприятия по оперативной маскировке достигли цели: на 90 % ложных объектов были произведены налеты авиации противника, а действительные объекты, которые были умело скрыты, разведка противника не обнаружила. Только на ложные аэродромы противник сбросил 140 авиабомб общим весом 10 250 кг и производил неоднократно обстрел их с воздуха.

Перед инженерной разведкой в период подготовки обороны была поставлена задача - вскрыть мероприятия противника по подготовке к наступлению. Разведка установила: сосредоточение переправочных парков противника, места строительства мостов, а в конце июня и в начале июля обнаружила проделанные противником проходы в своих заграждениях. Кроме того, инженерной разведке в полосе 13-й армии ЦФ в ночь с 4 на 5 июля удалось вскрыть устройство противником проходов в наших заграждениях и захватить в плен немецкого сапера, который показал, что противник на 4.30 5 июля назначил начало артиллерийской подготовки. Это в значительной степени ослабило элемент внезапности наступления противника и позволило успешно провести артиллерийскую контрподготовку.

В 7.30 5 июля противник перешел в наступление в полосах обороны 13-й и частично 70-й армий, нанося главный удар на участке Архангельское - Верхнее Тагино в направлении на Ольховатку силами 41-го и 47-го танковых корпусов. Впереди двигались средние и легкие танки, которые на большой скорости группами по 50-100 машин быстро приближались к переднему краю нашей обороны. За танками следовала пехота. Тяжелые танки «тигр» и самоходные орудия «фердинанд» огнем прикрывали действия своих средних танков и пехоты. Массирование танков на узких участках, по мнению гитлеровских генералов, должно было обеспечить полный прорыв тактической зоны обороны и развитие успеха. Но они просчитались. Бои за главную полосу показали устойчивость наших войск в обороне.

Наряду с противотанковой артиллерией большую роль в отражении атак противника играли инженерные войска. В боевых порядках стрелковых дивизий первого эшелона ЦФ находилось около 100 саперных рот, что составляло 40 % от всего их количества во фронте. В составе дивизий второго эшелона и армейских частей усиления в пределах второй полосы обороны действовало около 70 саперных рот (30 % от общего состава). Остальные находились на выполнении фронтовых и армейских задач.

Основной задачей инженерных войск в ходе оборонительного сражения был маневр средствами заграждений. В соответствии с заранее намеченными планами дивизионные подвижные отряды заграждений (ПОЗы) были выдвинуты по подготовленным маршрутам на передовые рубежи развертывания. Саперы немедленно приступили к минированию на угрожаемых направлениях. Армейские ПОЗы часть сил направили вперед для маневра средствами заграждений на боевых курсах танков противника в главной полосе обороны, а остальными силами приводили в боевую готовность заграждения во второй полосе. Всего за первый день боя ПОЗами было установлено около 6000 мин и взорвано 14 мостов на путях продвижения противника. В этот день в полосе ЦФ противник потерял на минных полях 98 танков и САУ и свыше 2000 солдат и офицеров. Большая часть танков (около 75 %) подорвалась на минных полях, установленных заблаговременно перед передним краем и в глубине главной полосы обороны.

Минно-взрывные заграждения сковывали маневренность танков противника, что давало возможность нашей артиллерии вести по ним прицельный огонь и уничтожать их. Уже во второй день боевых действий инженерные части ЦФ установили свыше 9000 мин, взорвали 16 мостов и привели в боевую готовность № 1 все минные заграждения, установленные во второй полосе обороны. В этот день на наших минах подорвалось 88 танков и САУ противника, из них 65 - на минах, установленных в ходе боя.

Ценой огромных потерь противнику удалось в первый день наступления преодолеть главную полосу обороны, вклиниться в нашу оборону на 6-8 км и выйти на участке в 25 км ко второй полосе в районе севернее Ольховатки. В течение 6, 7 и 8 июля шли ожесточенные бои за вторую полосу обороны. В эти дни боев особое внимание было уделено маневру средствами заграждений в районе Поныри и на стыке 13-й и 70-й армий. Руководил боевыми действиями инженерных частей и соединений на этом направлении начальник инженерных войск фронта генерал-майор инженерных войск А.И. Прошляков. 7 июля на наших минных полях подорвалось 108 танков и САУ противника, из них 76 - на минах, установленных ПОЗами. 8 июля саперы установили 8000 мин. За этот день на наших минах подорвалось 98 танков и САУ противника, из них 68 - на минах, установленных в ходе боев.

Для прорыва обороны в районе Поныри противник сосредоточил до 200 танков и две пехотные дивизии. Действиями 307-й стрелковой дивизии и ПОЗами 13-й и 70-й армий они были остановлены, прорвать вторую полосу обороны и выйти в район Поныри не смогли. При обеспечении контратак и контрударов, наносимых нашими войсками для восстановления положения, инженерным войскам предстояло устраивать заграждения во второй полосе обороны. В ходе сражения в глубине обороны минные поля обычно устанавливались силами ПОЗов на боевых курсах танков. Особенно умело действовали подразделения и части 1-й гвардейской инженерной бригады минеров под командованием генерал-майора инженерных войск М.Ф. Иоффе. Действуя в основном в полосе обороны 13-й армии, минеры этой бригады в период с 5 по 9 июля 1943 года подорвали и уничтожили 140 танков и САУ противника. Героическими подвигами прославили свои имена минеры - истребители танков старший лейтенант Тушев, старшие сержанты Подопригора, Щипцов и рядовой минер Джим. Особенно отличились два батальона этой бригады: батальон под командованием майора А.В. Ванякина, действовавший в районе Поныри, и батальон под командованием майора Фролова, действовавший на левом фланге 13-й армии.

Отвагу и мужество проявили многие полковые и дивизионные саперы. В качестве примера можно привести подвиг саперов 280-й стрелковой дивизии, установивших в ходе боя 1785 ПТМ, на которых подорвалось 15 танков противника. Отлично действовали и саперы 81-й стрелковой дивизии 7 июля 1943 года танки противника ворвались на северо-западную окраину Понырей и пытались с ходу захватить мосты через реку Снов. Однако саперы дивизии взорвали мосты буквально на виду у противника, в результате танковая волна была остановлена и попала под губительный огонь артиллерии.

В боях 6-8 июля саперы ЦФ показали образцы героизма и мужества в борьбе с танками противника. Взаимодействуя с противотанковой артиллерией, саперы умело маневрировали заграждениями. Несмотря на отчаянные усилия, противнику на орловско-курском направлении удалось продвинуться всего на 10-12 км. Этот небольшой тактический успех стоил врагу таких потерь, что он вынужден был отказаться от продолжения наступления и с 10 июля перейти к обороне.

За период с 5 по 12 июля инженерные войска в полосе 13-й и 70-й армий установили 34 890 ПТМ и 3 780 ППМ и подорвали на путях движения противника 40 мостов. Противник на минных полях под огнем нашей артиллерии потерял 420 танков и САУ, 7 БТРов и свыше 4000 солдат и офицеров.

Не менее ожесточенное сражение происходило в это же время и на южном участке Курского выступа, где противник наносил главный удар в полосе 6-й гвардейской армии. А ВФ из района Томаровка в общем направлении на Обоянь. Ценой огромных потерь вражеским войскам к исходу 9 июля на этом направлении удалось вклиниться на глубину 30-35 км, но и здесь развить наступление противнику не удалось. Благодаря мужеству и упорству наших бойцов и умелому использованию всех родов войск ни на одном из участков врагу не удалось добиться оперативного успеха. В дело разгрома этой группировки врага внесли свою долю и саперы. Только на минных полях, установленных ПОЗами, подорвалось 113 танков, 30 штурмовых орудий и 73 автомашины. Всего на минных полях, установленных инженерными частями 6-й гвардейской армии за период с 5 по 11 июля, подорвалось 365 танков и САУ противника.

Характерным примером удачного применения заграждений и маневра ими в ходе оборонительного боя являются боевые действия, развернувшиеся в полосе обороны 81-й гвардейской стрелковой дивизии 7-й гвардейской армии ВФ, занимавшей оборону против так называемого Михайловского плацдарма, захваченного противником на восточном берегу реки Северский Донец у деревни Михайловка. Неоднократные попытки, предпринимавшиеся нашими частями для ликвидации этого плацдарма врага, успеха не имели и приводили только к лишним потерям. Командующий войсками фронта генерал армии Н.Ф. Ватутин, ознакомившись с обстановкой на месте, приказал прекратить дальнейшие попытки по ликвидации Михайловского плацдарма, а чтобы лишить противника возможности воспользоваться им, решить ряд сложных и ответственных задач. Он потребовал организовать на этом участке прочную оборону с максимальным насыщением ее минно-взрывными заграждениями. На 1 км фронта было установлено 2133 ПТМ, 2626 ППМ и 3,4 км проволочных заграждений.

19-я танковая дивизия немцев, начавшая 6 июля наступление с Михайловского плацдарма, развить его не смогла, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление 81-й гвардейской стрелковой дивизии. Этому в значительной степени способствовало создание вокруг плацдарма мощных заграждений, прикрытых всеми видами огня, а также умелым маневром минно-взрывными заграждениями в ходе боя. Описывая боевые действия в период с 5 по 18 июля 1943 года, командование немецкой 19-й танковой дивизии в своем отчете рисует следующую картину боя: «Русские опоясали переправу (михайловский плацдарм) такой неприступной оборонительной полосой с глубокими сплошными минными полями, что батальону, несмотря на всю его самоотверженность, не удалось ее прорвать. Вследствие больших наших потерь наступление в направлении реки Донец не развивалось».

В своем отчете штаб 19-й танковой дивизии немцев не признает прямо постигшего дивизию поражения, умалчивает о понесенных ею огромных потерях и лишь ссылается на особые трудности, связанные с наступлением в условиях «невиданных до сих пор по глубине построения и силе минных заграждений». Заполняя пробел в отчете противника, напомним, что в полосе обороны 81-й гвардейской стрелковой дивизии в ходе боя 19-я танковая дивизия немцев потеряла свыше 100 танков, в том числе 7 «тигров», и около 1000 солдат и офицеров, а командир дивизии генерал Шмидт, не выдержав постигшей неудачи, застрелился. В период с 5 по 11 июля на обояньском направлении в полосе 6-й гвардейской армии подорвалось на минных полях 335 танков противника (из них 29 «тигров»), 30 САУ, 60 автомашин, 7 бронемашин.

Убедившись в невозможности прорвать оборону на обояньском направлении, противник 11 июля возобновил наступление на прохоровском, и здесь был встречен действиями ПТ резервов и ПОЗов. Наряду с ПОЗами на ВФ весьма эффективно действовали на путях движения танков противника или проникали в тыл мелкие группы саперов, вооруженные противотанковыми ружьями, гранатами и минами. На основе их действий распространились действия саперов-охотников за танками.

Борьбу с танками вели и инженерные разведывательные группы в ближайшем тылу противника. Эти группы взрывали мосты, минировали дороги, подрывали танки и автомашины противника и таким образом нарушали движение на его коммуникациях. Во время наступления немцев в период с 5 по 17 июля саперы ВФ установили свыше 55 тыс. мин, на которых враг понес большие потери. Приемы, применявшиеся саперами в борьбе с танками противника, были чрезвычайно разнообразны и зависели от сложившейся обстановки, от количества и типов танков, характера местности, положения своих войск и наличия огневых противотанковых средств!

Утром 12 июля войска ВФ нанесли контрудар по вражеской группировке, вклинившейся в расположение наших войск на южном фасе Курского выступа. 6-я гвардейская армия и 1-я танковая армия нанесли удар с рубежа Меловое-Круглик в направлении на Яковлево. Основной удар из района Прохоровки в направлении на Яковлево наносили 5-я танковая армия и 5-я гвардейская армия. Это было крупнейшее танковое сражение.

В целях обеспечения перегруппировки и сосредоточения войск в исходные районы для наступления инженерные войска фронта отремонтировали дороги, построили и усилили 58 мостов, навели 4 наплавных моста и пропустили через них 680 танков, 1200 автомашин и 420 парных подвод. Обеспечивая наступление, саперы проделывали проходы в заграждениях противника, прокладывали колонные пути и прикрывали стыки и фланги средствами заграждения.

Пытаясь закрепиться на достигнутых рубежах, противник широко применял минно-взрывные заграждения, а при отходе под натиском наших войск разрушал мосты и дороги, минировал населенные пункты. В целях обеспечения маневра наших войск и их стремительного продвижения инженерные войска в ходе боев проделывали проходы в минных полях противника, ремонтировали и строили дороги и мосты. Чтобы иметь представление об объемах работ, выполненных инженерными войсками, достаточно сказать, что только в районе Белгорода в ходе боев за восстановление положения было снято и обезврежено 48 500 мин противника.

В заключение нужно отметить, что новые формы оборудования оборонительных полос, примененные советскими войсками под Курском, наряду с другими факторами обеспечили успешное отражение массированных атак танков противника. Благодаря большому количеству траншей, ходов сообщения и убежищ наши части даже от самых сильных артиллерийско-минометных обстрелов и бомбежек противника несли незначительные потери и были способны в любых условиях маневрировать на поле боя и отражать вражеские атаки как физически, так и морально.

Большую роль сыграли в срыве атак танков противника заранее установленные саперами минно-взрывные заграждения как перед передним краем, так и в глубине обороны с плотностью свыше 1500 ПТМ и столько же ППМ на 1 км фронта. Противотанковые и противопехотные минные поля, как правило, прикрывались огнем противотанковой артиллерии и стрелкового оружия.

Широкое применение в битве под Курском нашли ПОЗы, которые создавались в полках, дивизиях, корпусах, армиях и фронтах. Они стали составной частью (элементом) боевых порядков частей и соединений, а также оперативного построения объединений. Было хорошо налажено их взаимодействие с артиллерийско-противотанковыми резервами.

Курская оборонительная операция 1943/ Военная Энциклопедия. М.: Воениздат, 1999. Т. 4. С. 360-362.

Инженерное обеспечение/ Военная Энциклопедия. Т. 3. С. 341.

Рокоссовский К.К. Солдатский долг. Изд. 3-е, доп. М.: Воениздат, 1985. С. 366.

Инженерные войска Советской Армии в важнейших операциях Великой Отечественной войны. М.: Воениздат, 1958. С. 308.

Инженерные войска Советской Армии 1918-1945. М.: Воениздат, 1985. С. 487.

Инженерные войска Советской Армии в важнейших операциях Великой Отечественной войны. С. 308.

ЦАМО РФ. Ф. 69, оп. 24771, д. 103, л. 41.

ЦАМОРФ. Ф. 69, оп. 24771, д. 103, л. 125.

Там же.

ЦАМО РФ. Ф. 69, оп. 24771, д. 103, л. 125.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации