ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

«ВОЕННАЯ МЫСЛЬ» №10.2005 г. (стр. 53-65)

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

УРОКИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: БОРЬБА С ДИВЕРСИЯМИ И ТЕРРОРИЗМОМ В ОПЕРАЦИИ И БОЮ

Генерал-майор в отставке И.Н. ВОРОБЬЕВ, доктор военных наук

Полковник В.А. КИСЕЛЕВ, доктор военных наук

НАША страна недавно отметила 60-летие Великой Победы. Отдавая должное героическому подвигу нашего народа, защитникам Отечества, мы невольно задаемся вопросом: а извлечены ли должные уроки из великой войны, не повторяем ли мы вольно или невольно те ошибки, которые имели место в предвоенные и военные годы?

Одному из авторов этих строк довелось встретить войну в приграничной зоне в ее первые часы. Тогда нас, воинов Красной Армии, поразили не только массированные бомбардировки, танковые атаки, но и удары врага в спину. Как выяснилось позже, переодетые в форму красноармейцев диверсанты, парашютисты, террористы нападали на нас с тыла. Это усугубляло и без того тяжелую обстановку, нередко в наших рядах возникала паника.

Сейчас мы как-то забыли, что нечто подобное может повториться в еще более тяжелой форме. Во всяком случае, в современной подготовке войск на тактических занятиях редко присутствует «невидимый» противник. Командиры и личный состав, как и в довоенное время, не в полной мере учатся борьбе с ним. Поэтому нам хотелось бы напомнить, как осуществлялось в войну ожесточенное, не прекращавшееся ни на минуту противоборство на невидимом фронте.

В ночь на 22 июня 1941 года немецкие диверсанты сумели выполнить свою главную задачу - во многих гарнизонах приграничной зоны парализовать управление войсками. Они вывели из строя проводные линии связи, что поставило в очень трудное положение органы управления военных округов, армий, соединений и частей. Вот как характеризовал обстановку первого дня войны генерал Л.И. Сандалов, бывший в то время начальником штаба 4-й армии, прикрывавшей брестское операционное направление, где немецкая группа армий «Центр» наносила главный удар. «Когда на нас обрушились первые снаряды немцев, моя попытка связаться с командирами дивизий и отдать им распоряжение о подъеме по боевой тревоге была затруднена тем, что не работала телефонная связь, пришлось посылать посыльных».

Атаке диверсантов подверглись не только общевойсковые штабы, но и пункты управления авиации, артиллерии, органов тыла. Командующий ВВС Западного Особого военного округа доносил: «В результате действий германских диверсантов и польских белогвардейцев с 20 по 21июня \94\ года вся проводная связь штаба ВВС Западного Особого военного округа со своими полками была прервана, и каждый аэродром был представлен сам себе».

В критическом положении в первые часы войны оказался Генеральный штаб РККА. Бывший в то время начальником Генштаба Г.К. Жуков писал: «Перед рассветом 22 июня во всех западных приграничных округах была нарушена проводная связь с войсками, и штабы округов и армий не имели возможности быстро передавать свои распоряжения. Заброшенная немцами на нашу территорию агентура и диверсионные группы разрушили проводную связь, убивали делегатов и нападали на командиров, поднятых по боевой тревоге. Радиосредствами же значительная часть войск приграничных округов не была обеспечена. В штабы округов из различных источников стали поступать самые противоречивые сведения, зачастую провокационного характера. Генеральный штаб, в свою очередь, не мог добиваться от штабов округов и войск правдивых сведений и, естественно, это не могло не поставить в какой-то момент Главное командование и Генеральный штаб в затруднительное положение».

Это была дорогая плата за проявленную недальновидность высшего военного руководства Красной Армии в оценке противника накануне войны. Немецко-фашистское командование, разрабатывая планы тотальной войны против Советского Союза, не только опиралось на мощь своих вооруженных сил, нанесение внезапных ударов танковыми и механизированными войсками в сочетании с массированными ударами с воздуха, но и одновременно стремилось диверсионно-террористическими действиями, созданием «пятой колонны» в глубине страны взорвать тыл действующей армии, посеять страх и панику среди населения и армии, парализовать работу транспорта.

К достижению этой цели политическое и военное руководство Германии готовилось длительное время и со всей тщательностью. Во-первых, были разработаны соответствующие стратегия и тактика подрывных действий, тесно увязанных с проводимыми операциями. Во-вторых, создавалась необходимая материально-техническая база - разрабатывалась новая диверсионная военная техника, оружие, экипировка, документы прикрытия, в лабораториях испытывались новые, более мощные виды взрывчатки, яды. Перед агентурной разведкой была поставлена задача - выявить наиболее важные объекты, определить скрытые подступы к аэродромам, железнодорожным узлам, переправам, мостам, чтобы с началом войны нанести по ним удары. Практически открыто проводилось аэрофотографирование приграничной территории СССР. Одновременно разведывательное управление вермахта (абвер) развернуло в специально созданных школах широкомасштабную подготовку диверсантов, шпионов, агентов-разведчиков, лазутчиков, эмиссаров-пропагандистов для засылки в тыл Красной Армии. Диверсантами осваивались основы военного дела, огневая подготовка, методы разведывательной деятельности, отрабатывались приемы совершения диверсий и террористических актов, подрывных работ. Основная часть диверсионных команд комплектовалась лицами, владеющими русским языком. Они экипировались формой милиционеров, офицеров и солдат Красной Армии. К началу вторжения армии вермахта на советскую территорию немцы создали 17 разведывательно-диверсионных команд и 68 групп, а также дивизию особого назначения «Бранденбург-800», полк «Курфюрст», батальон «Бергман». В составе групп армий «Север», «Центр», «Юг», задачей которых являлось ведение стратегических операций на советско-германском фронте, были созданы специальные отделы абвера - «Вали-1», «Вали-2», «Вали-3».

В ходе войны подготовка диверсантов, агентов-разведчиков, шпионов осуществлялась с нарастающим темпом. Только в 39 разведывательно-диверсионных школах абвера специальную подготовку одновременно проходили 4-6 тыс. человек. В течение года эти школы делали два-три выпуска, в результате общее количество подготовленных в тылу Германии диверсантов в год составляло 15 тыс. человек. Кроме того, в восьми школах и лагерях абвера готовилось до 4700 эмиссаров-пропагандистов, на которых помимо пропаганды возлагалось совершение подрывных акций. В ходе войны немцы вели активную вербовку в школы диверсантов из числа военнопленных, власовцев и населения оккупированной территории. Одновременно создавалось разведывательное подполье из антисоветских элементов в глубоком тылу страны, особенно на Северном Кавказе, в Крыму и Поволжье.

Тактика диверсионно-террористической деятельности немцев совершенствовалась в соответствии со складывающейся обстановкой. Прежде всего ставилась задача забросить максимальное количество диверсантов в приграничную зону еще до начала войны, с тем чтобы они подготовили места для высадки парашютистов, выявили объекты и установили ориентиры для воздушных бомбардировок с началом боевых действий, нарушили связь в войсках, совершили поджоги складов, лесов, торфоразработок. Из-за действий диверсантов только в приграничном Таугарском уезде Литвы выгорело 400 га леса, в Тракайском уезде - 200 га.

С началом военных действий переход и переброска диверсионных и диверсионно-разведывательных групп через линию фронта осуществлялись путем скрытного просачивания, выброской с самолетов (на парашютах) на объект либо рядом с ним. При этом основным условием успеха считались внезапность, быстрота действий, высокая обученность диверсантов, тщательная маскировка, скрытность проникновения на объект и его незамедлительное уничтожение.

«Тайный фронт» в ходе войны становился явным и весьма ощутимым. Диверсионно-террористическая деятельность противника проникала во все поры военной структуры, становилась неразрывной составной частью вооруженной борьбы. Это потребовало от советского военно-политического руководства принятия неотложных мер. Уже на третий день войны, 24 июня 1941 года, Совет народных комиссаров СССР принял Постановление о создании в прифронтовой полосе истребительных батальонов для уничтожения диверсионно-разведывательных групп немцев и охраны объектов. Задача борьбы с диверсантами возлагалась на органы НКВД. В их подчинение поступали пограничные войска, а также оказавшиеся в зоне боевых действий формирования по охране особо важных предприятий промышленности, железнодорожных сооружений и конвойные части.

К концу июля 1941 года было сформировано 1755 истребительных батальонов. Помимо этого, по инициативе местных партийных и административных органов на предприятиях, в населенных пунктах создавались патрульно-поисковые группы. Наиболее подготовленными к борьбе с диверсантами были пограничные части. В инструкции о службе пограничных застав по охране тыла Западного фронта (июль 1941 года) указывалось: «Службу по охране коммуникаций и выполнению поставленных задач, возложенных правительством на пограничные войска по охране тыла фронта, организовать применительно к службе охраны границы, для чего организовать заградительные отряды».

Было немало примеров, когда пограничники и войска НКВД во взаимодействии с местными патрульно-поисковыми группами успешно действовали по ликвидации диверсантов. Но это были лишь частные эпизоды. Беспорядочный отход войск Красной Армии в начале войны способствовал беспрепятственному проникновению диверсантов на коммуникации, в боевые порядки войск и совершению ими подрывных действий. Положение усугублялось тем, что во второй половине июля 1941 года все части НКВД по охране тыла фронтов были введены в бой с противником. В результате во фронтовом тылу возросло количество диверсий, повысилась активность действий агентов-сигнальщиков, увеличилось число акций, направленных на устройство беспорядка и хаоса на дорогах.

Это были самые критические дни войны. От командующих фронтов и армий потребовалось принятие решительных мер по охране тыла. Особо опасная обстановка сложилась под Ленинградом. Диверсанты буквально наводнили город. 18 сентября 1941 года по инициативе командующего фронтом Г. К. Жукова было принято Постановление об усилении борьбы с проникновением вражеских элементов на территорию Ленинграда. С этой целью на подступах к нему создавались три заградительные линии. Кроме того, предусматривалось ежесуточно проводить облавы в городе и организовывать патрулирование по его основным магистралям и вокруг важных объектов.

Однако вплоть до первой половины 1942 года охрана тыла на всех фронтах налаживалась с большими трудностями - сказывалось плохое взаимодействие органов НКВД с общевойсковыми командующими, незнание ими общей оперативной обстановки. К примеру, в июле 1941 года начальник войск по охране тыла Южного фронта генерал-майор Никольский самовольно снял части охраны двух армий и перебросил их на другое направление, где сложилась критическая обстановка, чем еще более усугубил положение. О неблагополучии по борьбе с диверсантами докладывал штаб Северо-Западного фронта в августе 1941 года. Отмечалось, что части НКВД по каждому управлению решают задачи неумело, без взаимодействия с общевойсковыми частями, что не дает должного результата.

Озабоченность по этому поводу выражал в своем донесении в Генеральный штаб также Северный фронт: «Количество диверсий увеличивается, пограничные войска и войска НКВД действуют разрозненно». Предлагалось создать из пограничников и внутренних войск единые соединения - стрелковые дивизии НКВД.

Из опыта борьбы с диверсиями в начальный период войны руководство НКВД сделало соответствующие выводы. В апреле 1942 года до войск было доведено Положение по охране действующей армии. Кардинальные меры были приняты Ставкой Верховного Главнокомандования - в мае 1942 года была утверждена организационная структура войск по охране тыла фронтов (рис. 1). Таким образом, только через год после начала войны была предпринята попытка создать централизованную систему по охране тыла действующей армии. К этому времени войсками НКВД и общевойсковыми командующими был приобретен некоторый опыт противодиверсионной борьбы. К примеру, на Юго-Западном фронте летом 1942 года даже в обстановке отхода наших войск командующему фронтом и начальнику войск по охране тыла удалось создать достаточно эффективную систему противодействия диверсионно-разведывательным группам противника, состоящую из системы заградительных отрядов пограничных войск, выставленных на важнейших узлах дорог, а также подвижных и неподвижных застав, заслонов, контрольно-пропускных пунктов - в населенных пунктах, на переправах. Но в целом борьба с немецкой агентурой в начальный период войны носила неорганизованный, пассивно-оборонительный характер и потому была недостаточно эффективной.

В последующие периоды войны диверсионно-террористическая деятельность немцев все более активизировалась. Только на транспорте в 1942 году было задержано 256 агентов-парашютистов, ликвидировано 266 диверсионно-террористических групп. В 1943 году количество диверсантов, заброшенных в тыл наших войск, увеличилось по сравнению с 1942 годом в полтора раза, а в 1944-1945 годах - в два раза. Одновременно возросло количество бандформирований, действующих в тылу Красной Армии. Только на территории Чечено-Ингушетии действовало более 250 банд. Их задачей являлось «обеспечить полную дезорганизацию тыла, уничтожить остатки советской военщины на Кавказе, ускорить гибель большевизма и действовать во имя поражения России в войне с Германией... использовать все средства для массового применения террористических актов».

С продвижением советских войск на территорию Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики немцы стали широко использовать для выполнения диверсионно-террористических задач местные националистические организации, находившихся в подполье предателей, дезертиров, остатки разгромленных немецких частей. Переброшенные через линию фронта немецкие эмиссары стремились создать как в глубоком тылу страны, так и на освобожденных территориях постоянно действующий диверсионно-террористический фронт. Так, в декабре 1944 года 202-я диверсионная команда запросила у верховного командования вермахта для так называемой Украинской повстанческой армии снаряжения на 5000 человек и по 2 кг взрывчатки на каждого.

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

С лета 1944 года на территории Германии стали создаваться обширные и глубоко законспирированные организации «вервольф» и «корпуса Гитлера». В июле 1944 года рейхсфюрер СС Гимлер поддержал инициативу Отто Скорцени по созданию специального диверсионно-террористического соединения «Ваффен-Ягдсфербанд» для выполнения особо важных заданий и поручил ему возглавить его. В состав этого формирования были переданы опытные специалисты из диверсионной дивизии «Брандербург-800». В пяти диверсионных школах абвера обучалось 600-700 агентов, набранных в СС, полицейских батальонах, подразделениях СД и СА.

Следует отметить, что борьба с подрывными действиями противника в тылу действующей армии, бандитским повстанческим движением в глубине страны требовала от советского Верховного Главнокомандования не меньшего напряжения и искусства, чем руководство войсками на фронтах. В ходе войны были выработаны наиболее целесообразные на данный период времени формы проведения специальных операций. К ним относятся:

чекистско-войсковая операция локального характера по задержанию и уничтожению отдельных групп (отрядов) диверсантов в населенных пунктах, горах, лесу;

чекистско-войсковая операция армейского масштаба по очистке тыла при проведении наступательных (оборонительных) действий;

чекистско-войсковая операция фронтового масштаба с охватом значительной территории;

разведывательно-боевые действия по изоляции бандитских формирований;

рейдово-блокирующие действия по поиску и окружению разгромленных немецких частей.

Чекистско-войсковые операции по борьбе с диверсантами, повстанцами, бандформированиями начали проводиться в 1942 году на территории Чечено-Ингушской АССР. Главную роль в них играли войска НКВД с привлечением в ряде случаев общевойсковых частей. Вначале такие операции организовывались и проводились небольшим составом сил и средств в целях выявления и уничтожения отдельных отрядов, бандформирований, диверсантов. В последующем (1943-1945) они проводись в армейском и фронтовом масштабе при вступлении советских войск на территорию Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики, Польши, а затем и Германии.

В качестве примера приведем чекистско-войсковую операцию по «проческе» (такой термин употребляли в служебных документах во время войны) тылового района 3-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта. Эта операция готовилась в течение двух недель. План операции разрабатывался штабом фронта совместно со штабом управления войск по охране тыла фронта и был утвержден командующим фронтом. Задачи войскам на проведение «прочески» были поставлены приказом командующего фронтом № 0108 от 21 апреля 1944 года, согласно которому операция проводилась в течение пяти дней, с 1 по 5 мая 1944 года. Для «прочески» привлекались части, находившиеся в резерве: 2-й пограничный полк, 196-й армейский запасный полк, заградительные отряды НКВД, оперативный состав отрядов контрразведки «Смерш», работники военной прокуратуры.

В этой операции «проческа» велась по упрощенной схеме - с одного направления (рис. 2). Такой способ применялся во время войны наиболее часто, поскольку требовал сравнительно меньшего количества сил и средств, а его организация осуществлялась в более короткие сроки. Частям определялся район ответственности и направление действий. Батальоны (роты) развертывались для прочесывания в цепь с промежутками между солдатами на открытой местности 40-50 м, а на закрытой - 20-30 м, чтобы поддерживалась зрительная связь. Недостатком такого способа прочесывания являлось то, что нередко происходило фронтальное столкновение подразделений с диверсантами. К тому же создать сплошной фронт «прочески», особенно на закрытой местности, удавалось далеко не всегда, а это давало возможность противнику уклониться от удара.

Чекистско-войсковая операция для «прочески» тыловой зоны полосы наступления (обороны) фронта была более сложной. Обычно она требовала привлечения значительного количества сил и средств и проводилась в течение продолжительного времени. Например, в полосе наступления 1-го Белорусского фронта она велась с 25 мая по 16 июня 1944 года. Глубина операции составила 300 км, ширина полосы - до 100 км. В ее проведении участвовали пять полков НКВД, семь полков внутренних войск НКВД, четыре кавалерийских полка, два стрелковых батальона. Общая численность войск составила около 50 тыс. человек. План операции был утвержден командующим фронтом К.К. Рокоссовским.

Замысел операции состоял в том, чтобы одновременно охватить всю тыловую полосу фронта, не дав возможности немецкой агентуре, диверсионно-разведывательным группам переместиться на другие участки местности. Для этого весь район предстоящих действий поделили на восемь секторов, каждый из которых был закреплен за определенной воинской частью. В. свою очередь сектор подразделялся на участки по числу участвующих подразделений.

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

Тактика действий войск была следующей. Боевой порядок каждого полка НКВД состоял из групп прочесывания, подвижных и неподвижных застав, групп охраны и обороны важных объектов, подразделений патрульно-комендантской службы и резерва. Группы прочесывания в полку включали около 80 % личного состава. Для прочесывания лесных массивов и населенных пунктов создавались разведывательно-поисковые группы (РПГр).

Прочесывание осуществлялась с двух направлений встречная «проческа» (рис. 3). Такой способ позволял более тщательно и быстрее осмотреть местность, выявить диверсантов. Если при прочесывании с одного направления требовалось выставлять заслоны с трех сторон, то при двухсторонней «проческе» представлялось возможным привлекать к активным действиям больше подразделений. Но организовать встречную «проческу» было значительно сложнее, чем одностороннюю. Здесь было главным достичь тесного взаимодействия подразделений сторон, не допустить их столкновения.

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

В других операциях применялась трехсторонняя «проческа» в сторону выставленного заслона (рис. 4). Такой способ имел место при поиске диверсантов на закрытой местности, в населенных пунктах. Но в этом случае требовалось привлекать значительное количество сил и средств.

В специальных операциях на территории Германии иногда применялась концентрическая «проческа» (рис. 5). Она обеспечивала

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

надежное блокирование выявленного диверсионного отряда противника, позволяла тщательно проверять все подозрительные дома, хозяйственные постройки, овраги, рощи, кустарники.

Кроме проведения чекистско-войсковой операции по прочесыванию тылового района фронта (армии) Ставкой Верховного Главнокомандования принимались другие меры для предотвращения диверсионно-террористической деятельности противника. Так, согласно директиве Ставки № 220315 от 9 мая 1944 года начальнику войск по охране тыла 2-го Белорусского фронта предписывалось «создать прифронтовую полосу глубиной 25 км, в которой воспретить проживание и доступ гражданского населения. К 20.05.1944 года выселить в тыл за пределы 25 км полосы, отныне занимаемой линии фронта, все гражданское население... В связи с тем, что агенты противника пытаются проникнуть на территорию войскового тыла, одеваясь в нашу военную форму, войскам НКВД охраны тыла действующей армии не допускать в 25 км прифронтовую полосу военнослужащих без командировочных предписаний с предъявлением удостоверения личности... установить строгий контроль на всех дорогах, ведущих к фронту, и периодически проводить проверку всех населенных пунктов в войсковом тылу с целью обнаружения вражеских диверсантов и их ликвидации, усилить охрану штабов и командных пунктов, тыловых учреждений и аэродромов...».

О характере чекистско-войсковых операций, проводимых на территории Германии, можно судить по опыту Висло-Одерской операции 1-го Белорусского фронта. Ширина полосы фронта составляла 230 км. Новым здесь являлось глубоко эшелонированное построение войск по охране тыла. В первой линии непосредственно в тылу армий первого оперативного эшелона были развернуты пять полков НКВД и польская бригада особого назначения. Во втором эшелоне несла службу 64-я особая стрелковая дивизия НКВД (пять полков). Она охраняла части и учреждения фронтового тыла. Кроме того, четыре полка внутренних войск НКВД были рассредоточены на охране фронтовых коммуникаций на глубину до 150 км. Всего в полосе фронта по охране тыла участвовало 14 полков НКВД. К этому времени была восстановлена граница с Польшей, которую охраняли два пограничных отряда.

Войска НКВД выполняли свои задачи путем проведения войсковых, агентурных и следственных мероприятий. Каждому полку определялась полоса 50-60 км по фронту и до 15-25 км в глубину. Батальон получал полосу 15-20 км по фронту и до 10-15 км в глубину, рота (застава) получала район 2,5-6 км по фронту и до 10 км в глубину. Основным подразделением, осуществлявшим охранную службу, являлась рота, из состава которой выделялись разведывательно-поисковые группы, выставлялись посты наблюдения, секреты, дозоры, патрули, засады, конвой.

Важную роль в системе чекистско-войсковых операций играла комендантская служба. В населенных пунктах, на узлах дорог, переправах, перевалах выставлялись контрольно-пропускные пункты, подвижные и неподвижные заставы. Оперативно действовали оперативно-чекистские группы и патрули. Они не только задерживали подозрительных лиц, но и вели войсковую разведку. Тщательно обеспечивалось сопровождение и охрана колонн с людьми и грузами. В целях надежной охраны весь маршрут в опасной зоне делился на участки. Батальону протяженность участка охраны определялась в 20-30 км. Для обеспечения проводки тыловых колонн в опасной зоне от частей НКВД выделялись группы охраны и обороны объектов на коммуникациях, прикрытия, группы сопровождения и резерв.

Свои особенности имели чекистско-войсковые операции по борьбе с бандеровщиной в Западной Украине и с «лесными братьями» в Прибалтике. Большое количество небольших населенных пунктов (хуторов), наличие крупных лесных массивов способствовали скрытному базированию бандформирований. В лесах были оборудованы бункеры с хорошо отлаженной системой охраны и обороны. В таких условиях помимо рассмотренных выше способов противоборства с незаконными формированиями применялась «проческа» по участкам (секторам) (рис. 6). Ее сущность заключалась в том, что весь прочесываемый район разбивался на секторы, которые делились на участки, а участки на районы. Прочесывание осуществлялось либо последовательно, либо одновременно. Внезапность и активность действий достигались совершением рейдов разведывательно-поисковых групп, устройством засад, заграждений.

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

О размахе чекистско-войсковых операций, проводимых в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период, можно судить по таблице.

Какие же уроки следовало бы извлечь из опыта борьбы с диверсиями и терроризмом в операциях Великой Отечественной войны?

Первый. Диверсионно-террористическая деятельность противника в годы войны приобрела не только тактический, но и стратегический размах, стала неразрывной составной частью вооруженной борьбы. Для предотвращения подрывной деятельности потребовалось привлекать не только спецслужбы и войска НКВД, но и общевойсковые части, личный состав которых не всегда был подготовлен к решению этой задачи. С учетом этого в современных условиях возникает необходимость заблаговременно готовить личный состав всех родов войск и специальных войск к противодиверсионной и противотеррористической борьбе в боевой обстановке.

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 10.2005 г. (стр. 53-65)

Второй. Один из крупных стратегических просчетов военно-политического руководства Красной Армии в предвоенные годы состоял в том, что оно недооценило возможности противника по осуществлению подрывных операций. Исправлять допущенную ошибку пришлось в ходе тяжелых сражений. Чтобы не допустить этого впредь, надлежит еще в мирное время готовить соответствующие органы управления, разработать необходимые руководящие документы - уставы, наставления, инструкции, учить командиров, войска тактике борьбы с диверсиями.

Сандалов Л. И. Трудные рубежи. М.: Наука, 1956. С.17.

Как начиналась война. Бойцы вспоминают минувшие дни. Киев, 1954. С. 16.

Жуков Г.К. Как это было. Наука побеждать. М.: Воениздат, 1955. С. 28.

Военная Мысль. 2005. № 3. С. 78

Территориальная оборона. М.: Управление МВД РФ. 2002. С. 15.

Военная Мысль. 2005. № 3. С. 79.

Боевые действия в локальных войнах и вооруженных конфликтах: Монография. М.: ВАФ, 1006. С. 58.

Военная Мысль. 2005. № 3. С. 79.

Военная Мысль. 2005. № 3. С. 79.

Операция «Багратион». Минск, 1965. С. 107.

9


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации