Актуальные аспекты проблем ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений

«Военная мысль» № 7. 2004 г. (стр. 12-19)

Актуальные аспекты проблем ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений

Заместитель начальника 27 ЦНИИ МО РФ

полковник В. В. СУХОРУТЧЕНКО,

доктор технических наук

Начальник отдела 27 ЦНИИ МО РФ полковник СВ. КРЕЙДИН,

кандидат технических наук

В статье рассматриваются военно-политические, военно-стратегические, военно-технические, военно-экономические и другие аспекты проблем ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений для обеспечения военной безопасности государства и стратегической стабильности на глобальном и региональном уровнях. Анализируются новейшие тенденции обновления инструментов и механизмов стратегического сдерживания, а также вопросы методологии их исследования и моделирования.

КОМПЛЕКС проблем ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений весьма обширен и имеет ряд аспектов, важнейшими из которых, на наш взгляд, являются военно-политический, военно-стратегический, военно-технический, военно-экономический и др.

Военно-политический связан с общими установками на обеспечение военной безопасности и стратегической стабильности с опорой на ядерное оружие, определение его роли и места в обшей системе безопасности государства. В военно-стратегическом преломлении общие установки политического характера должны трансформироваться в более конкретные цели стратегического планирования как в части боевого применения ядерных сил, так и в части комплекса мероприятий по поддержанию ядерного потенциала и обоснованию перспектив развития ядерных вооружений. При этом ключевыми вопросами являются определение и конкретизация задач ядерных группировок в интересах эффективного стратегического сдерживания и обеспечения военной безопасности государства. Военно-техническая сторона состоит в определении рационального облика ядерных сил, количества и качества ядерных вооружений для решения поставленных перед ними задач, структуры и состава кооперации разработчиков и производителей вооружения и военной техники, а также испытательной, эксплуатационной базы и пр. И наконец, в военно-экономическом разрезе проблема состоит в определении рациональных ресурсных, в том числе финансовых, издержек на обеспечение жизненного цикла систем ядерных вооружений для решения военно-стратегических задач в интересах военной безопасности РФ и ее союзников. В практической плоскости цели, задачи, а также перспективный облик ядерных сил в конечном итоге сказываются на пропорциях военного бюджета и объемах ассигнований, выделяемых на различные разделы государственной программы вооружений.

В роли объединяющего звена в отмеченных аспектах выступает вопрос о целях и задачах ядерных сил в операциях и стратегических действиях ВС РФ. В силу ограниченных возможностей Вооруженных Сил ядерное оружие в настоящее время рассматривается главным образом как средство сдерживания вооруженной агрессии и пресечения наступательных операций против России и ее союзников. Ориентация и стратегическое сдерживание предполагает определенную устойчивость ядерного потенциала ВС РФ. Он должен быть таким, чтобы противни» не смог уничтожить его одним массированным ударом, даже с применением ядерного оружия. Причем сохранившийся потенциал ядерных сил после воздействия агрессора должен быть достаточным для нанесения ему сдерживающего ущерба, делающего дальнейшие действия против России опасными и невыгодными нападающему. Каков должен быть уровень сдерживающего ущерба и сколько боезарядов необходимо для этого - один из центральных вопросов проблемы ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений.

Вместе с ограничениями и сокращениями ядерных вооружений изменялись и воззрения на критерии сдерживающего ущерба в сторону его уменьшения. Мы считаем, что теоретически пределом здесь является критерий доставки в ответных действиях хотя бы одного ядерного боезаряда. В практике же стратегического планирования обычно не опускаются ниже сотен боезарядов. Например, в стратегическом планировании США используется критерий Брауна, определяющий величину неприемлемого ущерба на уровне двух сотен доставляемых ядерных боезарядов. В свое время это было определенной революцией, снизившей классический прецедент критерия Макнамары с 400 боезарядов на величину, вдвое меньшую.

Тот или иной уровень сдерживающего ущерба - это своеобразная гарантия безопасности. Более высокие гарантии выглядят предпочтительнее. Однако их повышение требует дополнительных ассигнований. В конечном счете уровень сдерживающего ущерба был, есть и будет всегда вопросом рационального баланса гарантий безопасности и экономических возможностей государства.

Принципиально важное значение имеет сам факт угрозы неотвратимого ядерного возмездия в любых условиях обстановки. Вырожденным случаем является попадание в такую ситуацию, когда противник обладал бы полной уверенностью в возможности безнаказанного нанесения разоружающего удара по всему спектру ядерных объектов Российской Федерации. Для подобных случаев единственной теоретически эффективной стратегией действий военно-политического руководства России в кризисных условиях являлся бы упреждающий ядерный удар. В свою очередь, это стимулировало бы противника к скорейшему нанесению своего решающего удара. Стратегические ситуации подобного рода обречены на крайнюю неустойчивость и слабую управляемость, в этом смысле их кризисная устойчивость весьма мала.

Чтобы решить проблему кризисной устойчивости и стратегической стабильности, нужно создать такие условия, которые заставили бы противника усомниться в абсолютной эффективности своего первого разоружающего удара. По нашему мнению, существует два основных направления достижения данной цели. Первое - сохраняющаяся устойчивость ядерных сил, обеспечивающая возможность нанесения агрессору сдерживающего ущерба в ответном ударе. Второе направление - создание для противника риска, связанного с возможностью нанесения ущерба в ответно-встречных действиях ядерных сил.

При ориентации на ответный удар основным требованием к ядерным силам и системе их боевого управления является устойчивость (живучесть) объектов стратегических ядерных сил, что обеспечивается их высокой защищенностью и мобильностью. При ориентации на ответно-встречный удар предъявляются особые требования к параметрам оперативности функционирования информационно-управляющих систем и боевой готовности ударных средств. Основным преимуществом стратегии ответно-встречного удара является относительная малочисленность и невысокая стоимость группировки сил сдерживания. Однако ставка на нанесение сдерживающего ущерба в ответно-встречном ударе сопряжена с риском несвоевременного принятия решения на его проведение. Эта стратегия не дает гарантий военной безопасности и стратегической стабильности. Более предпочтительным может быть вариант, сочетающий в себе возможности как ответно-встречного, так и ответного удара.

Направления, связанные с потенциалом ответного и ответно-встречного (встречного) ударов, дополняют друг друга и повышают гарантии стратегического сдерживания агрессии и военной безопасности государства. Требование устойчивости ядерных сил в ответном ударе неизбежно приводит к избыточности их исходного потенциала (до воздействия противника) над потенциалом, обеспечивающим нанесение сдерживающего ущерба в ответном ударе. В свою очередь, фактор исходной избыточности усиливает для противника опасность ответно-встречных (встречных) действий, что способствует повышению гарантий военной безопасности государства.

В общем механизме ядерного сдерживания ответный и ответно-встречный удары служат инструментами сдерживания главным образом ядерной агрессии. Их основная задача - удержать противника от проведения целенаправленных операций по уничтожению ядерного потенциала ВС РФ. Эффективность любого из данных инструментов является своеобразным стратегическим базисом для сдерживания не только ядерной, но и неядерной агрессии широкого масштаба, для отражения которой потенциал обычных вооружений ВС РФ оказывается недостаточным.

Инструментарий сдерживания крупномасштабной обычной агрессии основан на стратегии, потенциальных возможностях и угрозах применения ядерного оружия ВС РФ первыми. В реальности спектр данной угрозы может быть весьма широк: от отдельных деэскалационных ударов в интересах демонстрации ядерной решимости до более масштабных форм применения ядерного оружия в интересах пресечения обычной агрессии, недопущения захвата стратегической инициативы противником и срыва его наступательных операций.

Важной проблемой ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений является оптимизация потенциалов ответного, ответно-встречного и упреждающего ударов. Они взаимосвязаны между собой. В принципе весь исходный потенциал ядерных сил может быть спроецирован на угрозы упреждающих стратегических действий ВС РФ с применением ядерного оружия. Однако при реализации данного предположения у России не остается сил для сдерживания возможного ядерного ответа противника. Отсюда следует, что система ядерных вооружений должна обеспечивать возможность выделения части ядерного потенциала на упреждающие действия при сохранении способностей ядерных сил к эффективным ответным действиям.

Основной смысл, главная направленность упреждающих действий ядерных сил - силовое сдерживание, а при необходимости и пресечение крупномасштабной неядерной агрессии. Такое сдерживание базируется на потенциальной эффективности стратегических действий ВС РФ с применением ядерного оружия при отражении обычной агрессии, решении первоочередных задач оборонительных и контрнаступательных операций, недопущении захвата стратегической инициативы противником. Это предполагает эффективное ядерное поражение в первую очередь ключевых объектов военной инфраструктуры и группировки противника на театре войны. К решению таких задач может привлекаться как нестратегическое ядерное оружие (НЯО), так и стратегические ядерные силы (СЯС).

Традиционно сферы ядерной стратегии условно разделяют между НЯО и СЯС. Полагают, что главным предназначением НЯО должно быть решение ядерных задач на ТВД, а главной задачей СЯС - обеспечение глобального ядерного сдерживания любого агрессора угрозой нанесения ему сдерживающего ущерба в ответных действиях. Такой подход в последнее время все чаще подвергается критике, и не без оснований.

В условиях невысоких возможностей сил общего назначения по отражению агрессии существенно превосходящего в обычных вооружениях эвентуального противника обеспечение устойчивости группировки ВС РФ на ТВД, в том числе и средств, оснащенных ядерным оружием, является непростой проблемой. Она вряд ли разрешима без привлечения ядерного потенциала ВС РФ, в том числе НЯО. Однако потенциал последнего как составляющая потенциала ВС РФ на ТВД имеет ту же самую проблему собственной устойчивости. Его эффективная реализация потребует ранней ядерной эскалации обороны, возможно, еще в самой начальной фазе первых операций. Кроме того, организация ударов НЯО по ключевым объектам в оперативной и стратегической глубине превосходящего противника может оказаться весьма затруднительна. Все это создает объективные предпосылки для привлечения части СЯС к решению ядерных задач на ТВД. Безусловно, это не должно подрывать способностей группировки СЯС к эффективным ответным действиям в случае дальнейшей эскалации обычной войны и перерастания ее в неограниченную ядерную.

Весь этот ряд взаимосвязанных вопросов как оперативного, так и военно-технического характера требует их комплексного рассмотрения на уровне общей системы разнородных сил и средств ядерного сдерживания. При изоляции и обособлении проблем НЯО и СЯС как в части планирования их боевого применения, так и в части верстки перспективных планов развития вооружения и военной техники рациональных решений не найти.

Ядерное сдерживание, как и любой целенаправленный процесс, нуждается в соответствующей информационной поддержке. Это весьма многоплановый пласт проблемы, включающий деятельность по добыванию, обработке, анализу и использованию различной информации, в том числе о системе стратегических объектов, планируемых к ядерному поражению, составе и характеристиках наступательных и оборонительных вооружений партнеров по стратегическому балансу, направлениях их развития, возможных формах и способах боевого применения. В системах поддержки принятия решений на ответные действия ядерных сил циркулирует также информация о военно-политической и военно-стратегической обстановке, оперативная информация, поступающая от различных источников. В информационном контуре проблемы находятся также вопросы информационной борьбы, включая эффективность средств радиоэлектронной борьбы противоборствующих сторон в операциях и боевых действиях с применением ядерного оружия.

В начале нового тысячелетия одним из актуальных факторов ядерного сдерживания и стратегической стабильности становится противоракетная оборона. В ядерной стратегии США это одна из составляющих новой стратегической триады, по сути дела, новый силовой инструмент обеспечения национальной безопасности США.

В концептуальном плане противоракетная оборона является ключевым звеном в решении проблемы низкой кризисной стабильности ситуаций вооруженного противостояния США против недружественных пороговых режимов, находящихся у черты или уже успевших перешагнуть черту овладения оружием массового поражения (ОМП). Единственно доступной для таких режимов стратегией сдерживания внешней агрессии является угроза упреждающего применения ОМП в ответ на военно-политическое давление или демонстрацию силы со стороны превосходящего противника. Нейтрализовать такие угрозы и призвана противоракетная оборона. Она устраняет кризисную нестабильность, делает конфликт устойчиво управляемым и подконтрольным Соединенным Штатам, обеспечивает их полное эскалационное доминирование, создает базу для беспрепятственного проведения политики с позиции силы в отношении пороговых государств. В перспективе нельзя исключать, что для защиты интересов собственной безопасности России придется действовать решительно, с позиции силы, в том числе против субъектов, получивших доступ к оружию массового поражения и средствам его доставки. С этой точки зрения наше государство также не лишено заинтересованности в ограниченных противоракетных инструментах обеспечения военной безопасности и стратегической стабильности.

По большому счету, необходимость противоракетной модернизации инструментов стратегического сдерживания является общей для цивилизованного мира. Наличие такого интереса служит основой для интеграции усилий и осуществления совместных проектов в области ПРО. Весьма актуальным в современных условиях является вопрос о влиянии новейших систем противоракетной обороны на эффективность триады классических инструментов ядерного сдерживания: ответный, ответно-встречный и упреждающий удары.

При ограниченных возможностях по перехвату баллистических ракет и элементов их боевого оснащения противоракетная оборона создает препятствия для организации деэскалационных одиночных и групповых ядерных ударов. В какой-то мере это повышает ядерный порог крупномасштабных войн, так как решение на демонстрацию ядерной решимости потребует привлечения к нанесению деэскалационного удара большего количества ядерных средств. Вместе с тем основной механизм ядерного сдерживания остается в рабочем состоянии, обеспечивающем обоюдную стратегическую стабильность.

Чтобы взломать основы механизма ядерного сдерживания, необходимо наделить ПРО США возможностями эффективного блокирования ответных действий СЯС РФ. Но это явилось бы провокацией опасности их упреждающего удара в кризисных ситуациях. Отсюда вытекают важные выводы: создание системы ПРО с возможностями блокирования ответных действий СЯС РФ противоречит интересам национальной безопасности как России, так и США. Из этого напрашивается еще один, не менее важный вывод: стратегически рациональная система противоракетной обороны должна быть ограниченной в своих возможностях в части отражения массированных ударов.

Взвешенный анализ и учет реальных целей, а также достижимых возможностей П РО США являются непреложными задачами как в деле заблаговременного многовариантного стратегического планирования, так и в реализации основных направлений модернизации и перспективного развития разнородных сил и средств ядерного сдерживания.

В теоретическом плане перспективная ПРО США становится новым фактором, принимаемым во внимание при решении всего комплекса вопросов ядерной стратегии, в том числе и в части вскрытия возможных стратегических замыслов и направленности развития наступательных и оборонительных вооружений в мире, поиска рациональных решений по обеспечению боевой устойчивости ядерных сил, форм, способов применения ядерного оружия, закладываемых в планы модернизации и развития ядерных вооружений и их боевого оснащения, в том числе по вариантам комплексов средств преодоления 1114). ПРО США - это своеобразный фактор соревнования в первую очередь военно-стратегической мысли. В попытках сохранить Договор по ПРО 1972 года декларативная политика России провозглашала его как краеугольный фактор стратегической стабильности, разрушение которого грозит подорвать всю систему ее обеспечения по различным азимутам - политическому, правовому, силовому, военно-стратегическому. Это была по большей части политико-дипломатическая игра. После выхода США из Договора по ПРО борьба перешла из области политических деклараций в область реальных военно-стратегических замыслов, оценки их реализуемости и опасности, разработки рационального комплекса мер обеспечения безопасности перед лицом новых угроз.

Глобальный замысел ПРО - обеспечить абсолютное стратегическое доминирование США над «третьим миром», создать дополнительный силовой инструмент противодействия угрозе распространения оружия массового поражения и ракетных технологий. Это декларируемые цели. Подспудной задачей может быть устранение угрозы нанесения США неприемлемого ущерба и закрепление на этой основе их доминирующих стратегических позиций во всемирном масштабе.

Возможный замысел создания ПРО США может состоять в создании зон перенасыщенной обороны центров концентрации военно-экономического потенциала, с тем чтобы сделать планирование ударов по ним стратегически нерациональным. В принципе это реальная цель, достижимая в условиях низкой устойчивости противостоящих ядерных группировок и отсутствия комплексов преодоления ПРО в составе их вооружения. И наоборот, устойчивые ядерные группировки, оснащенные средствами преодоления ПРО, делают стратегию воспрещения ударов по центрам концентрации военно-экономического потенциала неэффективной. Отсюда вытекает важность военно-технического направления, связанного с проработкой вариантов создания перспективных комплексов средств преодоления ПРО.

В части обеспечения устойчивости ядерных группировок фактор ПРО открывает новые аспекты необходимости взаимодействия СЯС и НЯО. В частности, попадание стартов средств СЯС под удар нестратегической 11PO на активном участке траектории полета баллистических ракет может привести к резкому возрастанию их потерь, угрожающих срывом выполнения боевой задачи по нанесению сдерживающего ущерба в ответных действиях. Чтобы избежать таких последствий, необходимо обеспечить вытеснение нестратегической ПРО из зон опасной близости к возможным районам старта средств СЯС. В решении этой задачи далеко не последняя роль может принадлежать нестратегическому ядерному оружию ВС РФ.

Актуализация фактора ПРО потребует также уточнения методологии и методического аппарата, используемого в стратегическом планировании. Изучение и анализ ядерных проблем, поиск их рациональных решений всегда базировались, базируются и будут, на наш взгляд, базироваться на инструментах математического моделирования и компьютерной поддержки. Другого в данной области просто не дано. Во избежание всемирного апокалипсиса ядерные баталии могут существовать только в виртуальной форме.

Математика позволяет сегодня глубоко вникать в существо различных проблем, в том числе ядерной стратегии, ядерного сдерживания, стратегического планирования. Взгляд на реальность через ее абстрактную модель нередко позволяет более отчетливо представить саму реальность, преодолеть узкие стереотипы и даже вывести решение проблем на уровень философских, мировоззренческих умозаключений.

Современные представления о ядерном сдерживании страдают детерминизмом в том смысле, что ожидаемые результаты ядерных конфликтов зачастую выражают детерминированными величинами. За примерами далеко ходить не надо, основные критерии стратегического планирования США, в частности критерии Макнамары и Брауна, оперируют уровнями неприемлемого ущерба, выражаемого детерминированными значениями требуемого количества доставляемых ядерных боезарядов (ЯБЗ) на уровне 400 или 200 единиц.

Зачастую детерминированная логика распространяется и на представления об эффективности ответных действий. Так, эффективность двух подводных лодок, каждая из которых несет по сотне боезарядов, при интегральной вероятности их доставки к целям на уровне 0,5 оценивается ожидаемой (в среднем) сотней доставляемых ЯБЗ.

Иногда детерминированный подход пытаются применить для оценок эффективности ответных действий в условиях ПРО, что, на наш взгляд, в корне неверно. Так, для условий приведенного примера противоракетная оборона с возможностями перехвата сотни ЯБЗ способна блокировать эффективные действия двух подлодок. На самом же деле картина выглядит несколько иначе. Количество подводных лодок, способных принять участие в ответных действиях, является величиной случайной, она может принимать значения 0; 1; 2 с вероятностями 0,25; 0,5; 0,25 соответственно. В первых двух случаях ответные действия блокируются противоракетной обороной, в последнем же (с вероятностью 0,25) могут стартовать две сотни боезарядов. В предположении, что сотня из них эффективно перехватывается средствами ПРО, можно ожидать, что вторая сотня боезарядов будет успешно доставлена к объектам удара при 25%-ных шансах реализации этой угрозы. Для противника это выглядит как 25%-ный риск доставки на национальную территорию сотни ЯБЗ. Средний результат (математическое ожидание) дает не столь впечатляющую и более завуалированную оценку:

Актуальные аспекты проблем ядерного сдерживания и достаточности ядерных вооружений

Рассмотренный пример показывает, что реальный расклад ядерных угроз остается за кадром детерминизма средних оценок. Кроме того, здесь отчетливо выявляется различие критериальной философии требуемого и допустимого ущербов. Так, рассмотренная система ядерного сдерживания, имеющая на вооружении две подводные лодки стратегического назначения, не обеспечивает выполнения критериев стратегического планирования Брауна и Макнамары. Вместе с тем эффективность двух подлодок является недопустимой с точки зрения оперативных требований министерства обороны США - от системы противоракетной обороны требуется 95%-ная гарантия отражения удара по национальной территории.

Более корректный прогноз на самом деле выглядит значительно сложнее. Свою специфику накладывает здесь многообразие определенных и неопределенных, в том числе стохастических, факторов боевых действий, систем и средств, принимающих в них участие. При этом ряд моментов, связанных, например, с учетом функционирования систем боевого управления, нуждается в довольно кропотливых расчетах с использованием весьма нетривиальных и достаточно сложных математических моделей. Разработка и совершенствование такого рода моделей и методик - это необходимый и непреложный базис исследования многообразных проблем ядерного сдерживания.

Моделирование - это универсальный метод исследования, без этого метода весьма трудно обойтись при поиске и оптимизации вариантов решения конкретных практических вопросов в самых различных областях, будь то создание ядерных сил, поиск договорно-правовых компромиссов, выбор рациональной военной стратегии и т. п. Моделирование уже сегодня становится инструментом практической деятельности различных органов военного и государственного управления, оно уже сегодня органично вплетается в ткань как внутренней, так и международной жизни, в том числе и по таким ключевым направлениям международной безопасности, как стратегическое сдерживание и стабильность. Роль военной науки - внести достойный вклад в это важное для безопасности страны дело.

Кокошин А.А., Веселов В.А., Лисс А.В. Сдерживание во втором ядерном веке М.: Институт проблем международной безопасности РАН, 2001.

5


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации