Системообразующие функции военных академий этапы становления

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 2/2003, стр. 72-76

Системообразующие функции военных академий: этапы становления

Адмирал В. П. ЕРЕМИН, кандидат военных наук

Капитан ] ранга в отставке В. П. КОБЗЕВ,

кандидат военных наук

Капитан 1 ранга в отставке Н.В. МАХРОВ,

кандидат военно-морских наук

С УЧРЕЖДЕНИЕМ в России в первой трети XIX века на базе офицерских классов Николаевской инженерной (1819), Михайловской артиллерийской (1820), Николаевской морской (1827) академий, а также Николаевской академии Генерального штаба (1832) окончательно сложилась система подготовки офицерских кадров, охватывающая все уровни управления: от тактического до стратегического1. Созданные учебные заведения с самого начала своего существования занимали главенствующее положение в развитии военного образования, науки и техники, в разработке планов (программ) строительства и применения армии и флота. Причем их деятельность не ограничивалась рамками военного ведомства, а всегда была тесно связана с Российской академией наук и промышленным производством.

Ситуация изменилась в 1996 году, когда приняли Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». В соответствии с ним военные академии юридически утратили свое лидерство среди военных вузов, поскольку самым высоким стал статус университета. В целях исправления сложившегося положения для учебных заведений Минобороны постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июня 1999 года № 650 установлена следующая иерархия: академия, университет, институт.

В последние годы в теорию и практику военного образования и военной науки введено понятие «системообразующий вуз»2. Это означает, что теперь академии обязаны осуществлять и координировать образовательную, научную и методическую деятельность в своих видах Вооруженных Сил. В то же время до сих пор не определен механизм, регламентирующий совместную работу учебных заведений, научно-исследовательских учреждений по развитию и совершенствованию такой деятельности. Как показывает исторический опыт, подобная несогласованность была и остается серьезным препятствием на пути интеграции усилий главных командований, руководства вузов и других организаций при решении проблем строительства и применения Вооруженных Сил. Важным обстоятельством для разработки указанного механизма, по нашему мнению, является выявление природы возникновения системообразующих функций военных академий. Предлагаем рассмотреть данный процесс на примере Военно-морской академии.

В 1701 году в России было создано первое образовательное учреждение - Школа математических и навигацких наук. Однако она не смогла удовлетворить потребности государства в развитии профессионального образования и науки. Об этом красноречиво свидетельствует создание Петром I в новой столице Академии морской гвардии (1715) и Санкт-Петербургской академии наук и художеств (1724). Становление флота, зарождение промышленного производства во многом определили основные направления совместной деятельности обоих заведений в области навигации и гидрографии, механики и кораблестроения, качки и прочности корабельных конструкций, баллистики и т.п. В академиях решалась не только задача подготовки офицерских кадров, но и развивались фундаментальные и прикладные науки в интересах укрепления морского могущества России. Тем самым были сделаны практические шаги по формированию первой системообразующей функции - обеспечение синтеза образования, науки и промышленного производства.

Строился флот, росла и потребность в офицерских кадрах. В первую треть XIX века в России сложилась достаточно развитая сеть военно-морских образовательных учреждений, которая включала Морской шляхетский кадетский корпус (с подготовительным отделением при нем), Штурманское балтийских флотов училище, Училище корабельной архитектуры, Николаевское штурманское и Морское артиллерийское училища. Однако все они функционировали автономно, не имея ни общего замысла, ни плана развития военно-морского образования, и управлялись по усмотрению своих начальников. Положение начало меняться с учреждением Офицерского класса (в будущем - Военно-морская академия). Новизна данного учебного заведения заключалась в том, что морские офицеры продолжали свое профессиональное образование с использованием знаний, полученных ранее в Морском корпусе и других учебных заведениях, а также опыта службы на флоте. Так стала проявляться вторая системообразующая функция академии - обеспечение преемственности и непрерывности подготовки кадров с учетом должностного предназначения.

В день своего 50-летия 10 февраля 1877 года академия получила новое наименование - Николаевская морская академия. При ней была создана Конференция, основным предназначением которой стало решение проблем высшего военно-морского образования, научных исследований, поддержание тесных связей с управлениями и службами морского ведомства, с военными и гражданскими вузами, а также с Академией наук. Конференция включала в свой состав представителей от всех данных учреждений, а также государственной власти и руководства флота (эту замечательную традицию было бы неплохо возродить).

Развитие парового броненосного флота во второй половине XIX века, усложнение морского оружия и техники, способов их применения потребовали введения специальных курсов для краткосрочного усовершенствования подготовки офицеров на флоте. Первыми учреждениями такого вида стали Минный (1874) и Артиллерийский (1878) офицерские классы. С их появлением была выстроена система военно-морского образования: морские училища - офицерские классы - академия, т.е. родилась третья системообразующая функция - обеспечение координационной деятельности в областях дополнительной подготовки офицеров по освоению и применению оружия и техники. Представляет интерес мнение первого начальника Минного офицерского класса контр-адмирала В.П. Верховского, который видел в академии образовательное учреждение, способное объединить и военно-морское образование, и военно-морскую науку в интересах служения Отечеству: «...флот и академия - две части одной силы морского могущества государства»3.

Сложно и длительно формировалась рациональная структура Военно-морской академии как системообразующего вуза. В 1878 году по инициативе Комитета морских учебных заведений было проведено обсуждение ее структуры, взаимоотношений с другими военно-морскими образовательными учреждениями и военным флотом4. В ходе развернувшейся дискуссии подчеркивалось, что академия в своей основе есть учреждение для окончательного, высшего образования по всем специальным отраслям морского дела, а морские училища относятся к ней как часть к целому. Это еще раз подтверждает системообразующую роль академии в,подготовке офицерских кадров, развитии военной науки и техники. Так мыслили наши предшественники более века назад. Полагаем, что они не ошибались.

В деятельности военно-морских образовательных учреждений в последней четверти XIX века была выявлена закономерность, суть которой сводится к следующему: «...курс низших и средних училищ обнимает собою только вполне установившиеся, прочные и окончательные результаты науки. Новейшие же, еще не окончательные приобретения науки и сопряженная с ними научная критика, играющие видную роль в деле высшего образования и составляющие даже одну из характеристических особенностей этого образования, по необходимости, должны быть допускаемы в курс низших учебных заведений с крайней осмотрительностью и осторожностью»5. Это, на наш взгляд, должно учитываться и сегодня при разработке государственных образовательных стандартов и учебных программ военных академий, военных университетов и институтов.

Актуальным остается положение о том, что академия должна располагать «собственными интеллектуальными силами, способными развивать все части морской науки. Академики и профессора Академии наук, университета и других гражданских вузов страны, работавшие в Морской академии, даже самые известные, по своему официальному статусу не принадлежали исключительно ей. Академия только тогда приобретет научный авторитет, когда сумеет в собственной среде сформировать официально признаваемый и правильно организованный институт профессоров - специалистов по предметам, составляющим специальность академии как учреждения, имеющего целью высшее морское образование»6. Процесс выращивания профессуры на собственной научной основе - исключительно тонкое и деликатное дело. Не главным, но весьма существенным фактором при этом, как было замечено еще в XIX веке, являлась достойная оплата труда военных ученых. В противном случае возникала необходимость поиска посторонних заработков, что неизбежно наносило ущерб академической деятельности преподавателя, приводило к профанации его труда и падению престижа академии в целом. К сожалению, история с оплатой труда профессуры вновь повторилась и в наше время.

80-90-е годы XIX века для России - период интенсивного развития отечественного военно-морского образования, кораблестроения, морского оружия и морской техники. В это время возрастает национальное самосознание русского народа, укрепляется международное положение России, интенсивно развивается оборонная промышленность и экономика страны, что приводит к необходимости модернизации не только профессионального, но и общенаучного, общетехнического, общекультурного образования офицерского корпуса. Особенно остро ощущается недостаток знаний в области военно-морского искусства, без которых не могла быть выработана генеральная линия как в развитии флота, так и его применении. Технические научные школы гидрографического, кораблестроительного и механического факультетов академии, имевшие высокие интеллектуальные потенциалы, по своему предназначению и статусу не могли стать генераторами идей по применению сил флота.

Необходимость развития таких идей была осознана еще в середине XIX века, но необходимые условия появились только с открытием в академии в 1896 году Курса военно-морских наук (на правах отделения). Образ новой научной школы предложил вице-адмирал С.О. Макаров: «Морская тактика, стоя во главе всех военно-морских наук, должна указывать каждой из них цели, к которым следует стремиться, а иногда и средства к достижению этих целей. Если тактика не будет указывать цели, то каждая морская специальность будет развиваться самобытно и может даже следовать по фальшивой дороге, а также между специальностями не будет связи»7. В этих условиях проявилась четвертая функция, ставшая важнейшим признаком ведущей роли Морской академии как системообразующего вуза - создание научных школ во всех областях строительства и применения флота.

Необходимость разработки теоретических основ войны на море и подготовки руководящих кадров по вопросам военно-морского искусства особенно остро ощущалась в преддверии войны с Японией. Профессор академии Н.Л. Кладо в записке от 19 ноября 1902 года представил свои соображения о ее преобразовании, к которым вновь вернулся после окончания русско-японской войны. Он предлагал упразднить гидрографический, кораблестроительный и механический отделы, а академию преобразовать в Академию Морского генерального штаба* с одним военно-морским отделом. При этом подготовка корабелов и механиков передавалась в Санкт-Петербургский политехнический институт, гидрографов - на курсы при Главном гидрографическом управлении, а геодезисты прикомандировывались к Николаевской академии Генерального штаба и Пулковской обсерватории. Предложение Н.Л. Кладо фактически вело к ликвидации системообразующих функций академии в областях морской техники и подготовки руководящих кадров с высшим техническим образованием.

Конференция академии 5 мая 1908 года на своем экстренном заседании отвергла предложения Н.Л. Кладо. В ходе дискуссии была обоснована необходимость сохранения единого заведения с непосредственным подчинением морскому министру. При этом указывалось, что содержание учебных программ следует ориентировать на выполнение требований заказывающих управлений и служб морского ведомства, а академия должна остаться центром научно-технической мысли и готовить кадры, которые уже обладают высоким уровнем знаний и большим опытом службы. Таким образом, взамен метода проб и ошибок в начале XX века появилась пятая системообразующая функция - научное прогнозирование развития военно-морского образования, строительства и применения Военно-Морского Флота с учетом мировых тенденций в морской политике ведущих государств мира.

Последняя, шестая функция зародилась в советский период строительства океанского ракетно-ядерного флота. В 60-70-х годах прошлого века в академии под руководством главнокомандующего ВМФ ежегодно проводились командно-штабные учения и военные исследовательские игры с участием управлений и служб Главного штаба ВМФ, командования и штабов флотов и флотилий, руководящего и профессорско-преподавательского состава академии, руководителей научно-исследовательских учреждений, проектно-конструкторских бюро. В ходе этих мероприятий отрабатывались вопросы подготовки и проведения стратегических операций, операций флотов на океанских и морских театрах военных действий, определения оптимального состава ВМФ, направленности кораблестроительных и других программ развития вооружения и военной техники. Особо надо отметить, что руководящие документы по деятельности Военно-Морского Флота - уставы, наставления, руководства, положения и другие - разрабатывались в академии и проверялись в дальнейшем на практике. Она становится научным центром по исследованию всех сфер применения флота в мирное и военное время и прежде всего боевых возможностей новых оперативно-тактических формирований ВМФ для действий в различных районах Мирового океана, проектируемых подводных лодок, надводных кораблей, самолетов морской ракетоносной и противолодочной авиации, их оружия, систем разведки и целеуказания. Это положило начало проведению научно-технической экспертизы новых идей в областях строительства, применения, обеспечения и управления силами ВМФ в мирное и военное время. Однако в дальнейшем, особенно после распада Советского Союза, данная системообразующая функция академии оказалась невостребованной в течение длительного времени. Она начала возрождаться с образованием в 1999 году при главнокомандующем ВМФ экспертного совета для проведения независимой комплексной оценки и разрешения спорных вопросов по техническим проектам кораблей, летательных аппаратов, систем вооружения и военной техники.

Перечисленные системообразующие функции, по нашему мнению, присущи всем военным академиям. Степень их проявления различна и зависит от специфики деятельности видов и родов войск Вооруженных Сил. Вот почему сейчас так необходимо иметь единый нормативный документ, регламентирующий взаимодействие военных академий с другими военно-учебными заведениями, научно-исследовательскими учреждениями, проектно-конструкторскими бюро, предприятиями оборонно-промышленного комплекса по реализации указанных выше системообразующих функций. В свою очередь военные академии были и должны оставаться образовательными учреждениями основного высшего профессионального образования управленческих кадров армии и флота.

1 Машкин Н.А. Высшая военная школа Российской империи XIX - начала XX века. М.: Akademia, 1997. С. 45, 51, 74, 31.

2 Руководство по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации, ст. 4 (введено в действие приказом МО РФ 2000 года №10).

3 Верховский В. Несколько мыслей о настоящем и будущем Николаевской морской академии. СПб.: Типография Мор. министерства, 1877. С. 3-4, 31.

4 Предположение об организации высшего морского образования в России (циркуляр Комитета морских учебных заведений от 31 января 1878 года). СПб.: 1878. Фонд музея ВМА.

5 Там же. С. 172.

6 Предположение об организации высшего морского образования в России (циркуляр Комитета морских учебных заведений от 31 января 1878 года). СПб.: 1878. Фонд музея ВМА. С. 189.

7 Мир не вечен... «Рассуждения по вопросам морской тактики» и другие сочинения С.О. Макарова. СПб.: изд-во Элмор, 1997. С. 256.

* Морской генеральный штаб - высший оперативно-стратегический орган управления ВМФ. Функционировал с 1906 по 1921 год одновременно с Главным морским штабом и с 1950 по 1953 год - в составе Военно-морского министерства.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации