ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО УРОКИ АФГАНИСТАНА

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 12/2003, стр.

ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО: УРОКИ АФГАНИСТАНА

Полковник в отставке Ю.Е. СЕРООКИЙ

В НАСТОЯЩЕЕ время психологическая составляющая стала полноправным компонентом планов современных операций, определяющим в ряде случаев последующий ход боевых действий. Все решительнее о себе заявляет новое оружие - которое не уничтожает человека, но лишает его способности вести вооруженное противоборство.

Следует отметить, что наибольший результат информационно-психологического воздействия достигается, когда у противоборствующей стороны не определена четкая государственная идеология или отсутствует мощный профессиональный пропагандистский аппарат, способный эффективно противостоять внешнему психологическому воздействию. Так, государство Гренада в 1979 году после основательной психологической обработки спецслужбами США руководства страны, населения и личного состава армии практически без сопротивления сдалось американской армии, высадившейся на остров и потерявшей при этом только 18 человек. Аналогичные способы психологического воздействия США применили в 1989 году против Панамы, в 1991 и 2003 годах против Ирака.

Серьезный урок в организации и ведении информационно-психологического противоборства при решении боевых задач получили части и подразделения 40-й армии в Республике Афганистан (1979-1989). С одной стороны, войска показали неплохую полевую выучку и слаженность функционирования штабов при ведении локальной войны, а с другой - недооценку морально-психологического обеспечения и информационно-психологического противоборства в условиях боевых действий на чужой территории и враждебно настроенного местного населения.

В то время командный состав армии не располагал достоверной информацией о социальном, экономическом и религиозном укладе жизни этой страны. Очевидным следствием нехватки объективной информации стало отсутствие соответствующего методического аппарата и теоретического материала, а также сил и средств ведения информационно-психологического противоборства. Главные усилия спецпропаганды были сосредоточены на идейно-политическом воспитании личного состава частей и подразделений армии и идеологическом обеспечении их боевой деятельности.

В то же время специфические условия локальной войны нового типа привели к осознанию необходимости применения «модульного» принципа формирования ударных группировок, которые создавались для каждой конкретной операции (боя). В данные боевые группировки, как правило, включались общевойсковые подразделения (части), воздушно-десантные формирования и группы специального назначения, местной народной милиции, а также вооруженные партийные активисты. Кроме того, могли привлекаться другие подразделения и части, необходимые для достижения успеха в ходе операции, которая проводилась в конкретном районе.

О недооценке роли информационно-психологического воздействия на противника говорит тот факт, что только через 5 лет после ввода советских войск в Афганистан (1985) было принято решение об организации спецпропаганды в отношении населения и оппозиции Афганистана. Оно обусловливалось тем, что к этому времени информационное воздействие на Афганистан со стороны других государств увеличилось в десятки раз. Подрывные радиопередачи вели радиостанции США, ФРГ, Франции, но особенно активно действовала радиостанция Би-би-си (Англия), имевшая многолетний опыт работы в Афганистане.

Необходимо отметить, что идейным фундаментом оппозиции являлся ислам, который эффективно использовался противоборствующей стороной. Именно духовенство призывало «правоверных» мусульман к священной войне (джихаду) против «неверных». В результате, несмотря на то, что военнослужащие 40-й армии пыталась оказывать помощь не только правительству, но и населению Афганистана, большинство местных жителей было враждебно настроено в отношении советских войск. Это подтверждается ростом численности формирований оппозиции с 25 тыс. человек в 1979 году до 174,5 тыс. человеке 1988 году.

Создавшаяся обстановка поставила перед командованием армии целый ряд проблемных вопросов, связанных с несовершенством системы психологического противоборства.

Во-первых, отсутствие объективной и достоверной информации о регионе предстоящих боевых действий, недостаточное количество специализированных сил и средств (структурных подразделений), способных обеспечить сбор, обработку и анализ данной информации, не позволяло вырабатывать обоснованные рекомендации командованию армии по наиболее эффективным направлениям, методам и способам психологического воздействия на противоборствующую сторону и населении Афганистана. Это негативно отразилось на ведении агитационно-пропагандистской работы. Например, в документах и обращениях к населению Афганистана присутствовал лозунг: «Пролетарии всех стран - соединяйтесь!». Однако «пролетариев» в Афганистане было чуть более одного процента от всего населения.

В целом агитационные материалы отмечались многословием, высокопарными и далекими от повседневных нужд простых людей идеями; в частности, имели место призыву к формированию у афганского народа научного мировоззрения, основанного на атеизме.

Во-вторых, состав и структура органов спецпропаганды, низкая квалификация сотрудников, предназначенных для ее ведения, не позволяли в полном объеме решать поставленные задачи на всей обширной территории, где размещались части и соединения армии.

Главные усилия органов спецпропаганды были нацелены на население, а не на вооруженную оппозицию, которая органически не воспринимала информацию, поступавшую от «неверных». Задачи пропагандистской работы с населением решали созданные в дивизиях и полках подвижные отряды пропаганды и агитации. Они совершали рейды вдоль главных коммуникаций, примыкавших к населенным пунктам дислокации наших частей. Такие рейды носили эпизодический характер и не могли рассматриваться как надежное и постоянное средство морально-психологического воздействия на противника и население.

Более работоспособный аппарат для ведения пропагандистской работы сложился в 40-й армии только к 1986 году. Он состоял из 115 офицеров, 38 прапорщиков и 38 служащих. Руководящим документом для него являлось «Руководство по политической работе среди войск и населения противника в боевых условиях», изданное в 1981 году. В нем главным условием пропаганды считалось идеологическое воспитание, однако допускалась возможность использования других видов информационно-психологического воздействия.

В-третьих, отсутствовала современная качественная аппаратура, предназначенная для передачи соответствующей информации войскам и населению Афганистана.

Отечественная аппаратура по качеству значительно уступала той, что оснащались формирования оппозиции. Так, доля современных образцов теле-, радиоаппаратуры составляла только 3 %. Это не могло не сказаться на эффективности спецпропаганды.

В-четвертых, была слабой организация взаимодействия сил и средств.

В-пятых, имело место недостаточное материально-техническое обеспечение органов, предназначенных для ведения спецпропаганды.

Хотя командование 40-й армии оказывало материальную и медицинскую помощь афганскому населению, в первую очередь нуждающимся семьям, однако из-за жестких финансовых ограничений эта помощь была недостаточной. Согласно решению Совета Министров СССР для этой цели расходовалось не более 100 тыс. рублей в год.

За период действий 40-й армии в Афганистане было подготовлено и издано 28 млн. листовок. С учетом численности населения Афганистана (19,8 млн. чел.) в среднем за 10 лет войны - 3 листовки на два человека. В день проводилась одна звуковая передача.

Опыт Афганистана показал, что настроение населения противника во многом определяется размерами средств для оказания материальной помощи.

В-шестых, отсутствие обоснованных и объективных критериев оценки результатов деятельности органов спецпропаганды приводило к тому, что такая деятельность оценивалась не по реальным результатам, а по количеству проведенных мероприятий (распространение агитационных материалов, проведение митингов, ведение радиопередач и т.п.).

Этим объяснялось большое количество нештатного актива, который не оказывал позитивного влияния на эффективность проводимых мероприятий. Так, в 1983 году в штате 40-й армии насчитывалось всего 36 офицеров, которые занимались вопросами спецпропаганды. В то же время «нештатный актив», формировавшийся из «лиц, склонных к пропагандистской работе», составлял 1500 человек. Всего в армии насчитывалось 133 нештатных агитационно-пропагандистских группы и 1275 переводчиков-агитаторов.

В течение 1986 года силами органов пропаганды армии было проведено 790 митингов, 455 встреч со старейшинами и осуществлено 1438 часов звукопередачи. Однако это составило 4 часа в сутки (против 16 часов звуковещания афганской оппозиции, направленного специально на советских военнослужащих).

Отдельного внимания заслуживает проблема организации и ведения защиты от психологического воздействия противоборствующей стороны.

В частности, в Афганистане вражеская оппозиция весьма активно и порой небезуспешно оказывала психологическое воздействие на советских военнослужащих. Для этого широко использовались самые разнообразные виды воздействия: радио, устная пропаганда, печать и другие. За период действий частей и соединений 40-й армии в Афганистане зафиксировано более 2000 случаев распространения противником пропагандистских материалов среди военнослужащих частей и подразделений ВС СССР. Были выявлены неоднократные попытки установления личных контактов с военнослужащими с целью склонения их к дезертирству и сдаче в плен. Афганской оппозицией широко использовались такие приемы психологического воздействия, как террористические акты, распространение наркотиков, установка мин, замаскированных под предметы быта, и т.п.

Значительное психологическое воздействие на советских военнослужащих оказывали зверства и жестокость, которым душманы подвергали пленных. Целям психологического давления на личный состав армии также служили действия противника, направленные на возбуждение у местного населения ненависти к советским военнослужащим путем распространения клеветы об их «злодеяниях». Все это принесло свои плоды. Более 65 % афганской территории было либо в прямом подчинении исламских комитетов, либо там выполнялась воля религиозных деятелей, действовавших по указанию противника.

Совокупность представленных факторов значительно повлияла на исход Афганской войны. Опыт 40-й армии по ведению спецпропаганды свидетельствует о том, что деятельность командиров, штабов, органов воспитания была неадекватна сложившейся обстановке.

Последующий опыт боевого применения формирований Сухопутных войск ВС РФ в условиях вооруженных конфликтов полностью подтверждает объективность и актуальность проблемы организации информационно-психологического противоборства. Недостатки и упущения в этом проявились еще более наглядно в чеченской кампании. Это лишний раз подтверждает факт, что в Вооруженных Силах Российской Федерации вопрос морально-психологического воспитания личного состава и ведения информационно-психологического противоборства, к сожалению, должным образом не решается. В свою очередь в ведущих армиях НАТО в настоящее время детально разработана и функционирует система морально-психологической подготовки военнослужащих. В сочетании с мощной государственно-политической поддержкой и материальным обеспечением эта система способствует превращению армий НАТО в слаженный, монолитный и грозный инструмент внешней политики.

Одним из возможных путей решения проблем организации информационно-психологического противоборства в современных условиях можно считать их детальную теоретическую проработку, что позволит определить сущность и содержание такого противоборства, его роль и место в системе всестороннего обеспечения общевойскового боя (операции).

Информационно-психологическое воздействие осуществляется за счет такого комплекса мероприятий, как организация целенаправленной пропаганды, агитации, дезинформации, демонстративных и демонстрационных действий, имитации, а также применения специальных психофизических и психологических методов, в том числе с использованием психотропных и других средств.

Барынькин В.А. Афганский опыт... Научный труд. М.: Академия ГШ ВС. 2000. С. 11.

Основы теории и практики психологической борьбы / Под ред. В.Г. Ваганова. М.: Военный Краснознаменный ин-т, 1993. С. 114.

Основы теории и практики психологических операций / Под ред. В.И. Локтионова М: Военный университет, 2000. С. 138.

Основы теории и практики психологической борьбы / Под ред. В.Г. Ваганова. М.: Военный Краснознаменный ин-т, 1993. С. 109.

Там же. С. ПО.

Зеленков М.Ю. Морально-психологическая подготовка войск в армиях зарубежных стран // Зарубежное военное обозрение. 2000. №11. С.5.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации