Информационное противоборство и маскировка войск

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/2003, стр. 70-74

Информационное противоборство и маскировка войск

Генерал-майор в отставке А.Н. ЛИМНО,

доктор военных наук

Полковник запаса М.Ф. КРЫСАНОВ,

кандидат технических наук

В ПОСЛЕДНЕЕ десятилетие в ряде высокоразвитых стран мира все больше внимания уделяется созданию эффективных средств и способов ведения информационного противоборства, роль которого в достижении успеха в ходе военных действий неуклонно возрастает. По мнению зару-бежных военных аналитиков, применение целенаправленного информа-ционного воздействия на органы государственного и военного управле-ния, население и вооруженные силы недружественной страны позволяет быстро, эффективно, а иногда и бескровно добиться поставленных целей.

Возрастание роли информационного противоборства обусловлено бурной информатизацией всех сфер деятельности человека, в том числе и военного дела. Ее результаты способны привести к глубоким преобра-зованиям в области теории и практики военного искусства, изменить представление о характере противоборства воюющих сторон, средствах и способах его ведения. Вместе с тем существенно обостряется пробле-ма сохранения и защиты информации в ВС РФ, что требует выработки эффективных мер противодействия возможностям противника по про-никновению в наши информационные сети (каналы). Одним из напра-влений решения этой задачи является уточнение места, роли и приори-тетов развития маскировки как важнейшей составляющей в системе ин-формационного противоборства.

Согласно отечественной терминологии маскировка - это вид обеспе-чения боевых действий и повседневной деятельности войск (сил); комплекс взаимосвязанных организационных, оперативно-тактических, инженерно-технических мероприятий, проводимых в целях скрытия от противника войск (сил флота) и объектов и введения его в заблуждение относительно наличия, расположения, состава, состояния, действий и намерений войск (сил флота), а также планов командования1. По масштабу (уровню) реша-емых задач она подразделяется на стратегическую (государственный уровень с участием различных министерств и ведомств, а также в мас-штабе действий двух фронтов и более), оперативную (в масштабе дейст-вий фронта, армии, корпуса) и тактическую (в масштабе действий со-единения, части, подразделения).

При этом мероприятия каждого уровня представляют собой самосто-ятельный комплекс мер и действий по обману противника, осуществля-емый по отдельному плану, между которыми тем не менее существует тесная взаимосвязь, так как планирование маскировки на нижестоящем уровне осуществляется на основе распоряжений и планов вышестояще-го штаба. Следует, однако, заметить, что, несмотря на придание маски-ровке в последние годы комплексного и всеобъемлющего характера, су-ществует и развивается тенденция на чрезмерное, на наш взгляд, ее обо-собление и разделение по вышеприведенным уровням. Это вызывает некоторую несогласованность усилий и сдерживает преобразование ма-скировки в единую, управляемую строго по вертикали систему. Отчасти такое положение объясняется тем, что маскировка как вид оперативно-го (боевого) обеспечения сформировалась лишь в XX веке, а серьезные работы в этой области появились только после Второй мировой войны. Поэтому успех в применении способов маскировки зачастую зависит от творческих способностей командира, его интуиции и опыта. Правда, в последние годы в связи с динамичным развитием средств и приемов ма-скировки и широким внедрением компьютерных технологий выработка решений, выполнение большого объема оперативных расчетов, разра-ботка планов все чаще стали осуществляться с помощью вычислитель-ной техники. Тем самым повышается обоснованность принимаемых ре-шений, а время на их выработку, постановку задач войскам и обмен ин-формацией между различными уровнями существенно сокращается. В определенной степени это должно способствовать более тесному взаи-модействию органов управления различных уровней.

Многочисленные примеры успешной практической реализации об-манных действий в ходе локальных войн дают основание утверждать, что роль маскировки не снижается, а напротив, с появлением высокоточного ору-жия и повышением мощности боеприпасов, когда возможностей фортифика-ции для защиты объектов становится недостаточно, ее значение существенно возрастает. Во многом это связано с развитием материальной основы мас-кировки, которая претерпевает существенное обновление и развитие. Только за последние 10-15 лет появились такие новые технологии маски-ровки, как сигнатурное управление (придание объектам заданных излучающих и отражающих характеристик), высокомобильная маскировка подвиж-ных объектов, созданы малозаметные образцы ВВТ (технология «Стеле» и т.п.), разработаны комплексы (системы) защиты объектов от ВТО и др.

В результате номенклатура отечественных средств маскировки сейчас составляет около 100 различных по эффекту типов, которые обеспечивают как скрытие, так и имитацию войск и объектов более чем в 20 каналах раз-ведки противника (табл.).

Информационное противоборство и маскировка войск

Рассматривая основные направления и приоритеты развития системы оперативной (тактической) маскировки в ВС РФ, полезно сравнить наши основные подходы и концептуальные положения с зарубежными взгляда-ми на данную проблему. Согласно терминологии НАТО, мероприятия по введению противника в заблуждение принято называть военной хитростью (military deception). Аналогично отечественной классификации они также делятся на тактические, оперативные (на ТВД) и стратегические меропри-ятия (национальный уровень). Однако если в ВС РФ маскировка является самостоятельным видом оперативного (боевого) обеспечения, то в НАТО военная хитрость включена в качестве подсистемы в систему мероприя-тий, названных «борьба за управление и контроль» (Command and Control warfare, сокращенно - C2W), в структуру которой входят военная хит-рость, разведка, физическое разрушение, психологические операции, электронная война и операции безопасности.

Они предназначены для недопущения утечки информации и оказания негативного влияния, искажения или нарушения возможностей против-ника по управлению и контролю, а также для защиты своей системы управления и контроля от аналогичных действий противника. Именно система C2W, по мнению зарубежных специалистов, является наилучшей формой организационной структуры для ведения так называемой информацион-ной войны (ИВ). Поэтому все исследования по проблемам ИВ в США и ряде других стран НАТО ведутся именно в рамках C2W.

Что касается термина «информационное противоборство», то он офи-циально был впервые применен в директиве МО США от 21 декабря 1992 года и означал открытое и (или) скрытое целенаправленное информаци-онное воздействие противоборствующих сторон друг на друга в целях по-лучения определенного выигрыша в материальной сфере. В соответствии с основополагающим документом комитета начальников штабов (Joint Vision 2010 года) основной составляющей кардинального повышения бое-вых возможностей ВС США в перспективе до 2010 года является достиже-ние информационного и технологического превосходства. Причем это превосходство должно носить характер «всеохватывающего (всеобъемлю-щего, глобального) господства».

Некоторые зарубежные специалисты считают, что информационное противоборство (борьба) является частью информационной войны, кото-рая кроме военного включает еще и финансовые, торговые, психологические, юридические и другие аспекты. При этом в ИВ главная цель наступательных информационных воздействий смещается с активного воздействия на ав-томатические системы и средства вооружения - на человека, т.е. на лицо, принимающее решение.

В качестве базовых категорий ИВ в США приняты: оборонительная ИВ; наступательная ИВ; ИВ в локальных случаях угроз и конфликтов; ИВ в периоды напряженности и перехода к конфликту. Оборонительная ИВ ве-дется в целях обеспечения информационной безопасности, т.е. для защи-ты собственной информационной системы от проникновения в нее вра-жеских или криминальных элементов. Наступательная ИВ включает пра-ктически весь спектр действий, используемый системой борьбы за управление и контроль C2W. Объектами воздействия при ИВ являются: во-енная информационная инфраструктура, решающая задачи управления войсками; информационные и управляющие структуры банков и других предприятий; средства массовой информации.

К настоящему времени все ведущие учреждения МО США имеют специальные подразделения, изучающие вопросы ИВ. Во всех трех ви-дах ВС США созданы центры ИВ. Информационная борьба как учебная дисциплина включена в учебные программы военной подготовки, пла-ны проведения учений и программы профессиональной подготовки кадрового состава. В связи с возрастанием роли ИВ в ряде современных государств происходит перераспределение усилий и соответственно выде-ляемых средств на различные виды боевого обеспечения.

Таким образом, за рубежом полным ходом идет выработка приемлемой стратегии ИВ и поиск ответа на важный вопрос - как необходимо реорга-низоваться, перестроиться и переоснаститься для войны нового измере-ния. Ведь информационное превосходство в войнах текущего столетия будет главным условием достижения победы подобно тому, как в XX веке такими условиями были господство в воздухе и массированное применение броне-танковой техники.

Каковы же в связи с этим должны быть основные цели маскировки в операциях настоящего времени и ближайшего будущего в условиях возрас-тания роли информационного противоборства? Прежде всего следует, на наш взгляд, уточнить существующую целевую установку о том, что маски-ровка направлена на обман иностранных разведок (противника).

Отечественный опыт организации и осуществления мероприятий мас-кировки, а также положения руководящих документов по военной хитро-сти зарубежных армий показывают, что разведывательные системы противника в современных условиях не должны быть самостоятельной целью (мишенью) обмана. В рамках информационного противоборства разведку следует считать лишь связующим звеном, каналом для передачи необходи-мой (обманной) информации должностному лицу, принимающему реше-ние. Это обусловлено во многом тем, что войсковые разведывательные ор-ганы, как правило, не осуществляют самостоятельно интерпретацию полу-чаемых данных, передавая их штабам (командирам), к которым стекается вся имеющаяся информация о противнике, своих войсках и местности.

Поэтому противодействие разведке противника не может и не должно носить тотального характера, а должно быть гибким и иметь преимущест-венно избирательный характер. Главное - это вынудить (подтолкнуть, спровоцировать и т.п.) противника произвести (или не производить) опре-деленные действия, выгодные для наших войск. В конечном итоге маскиров-ку можно охарактеризовать как систему обманных мер и управляющих воздей-ствий на руководящие органы противника в целях принятия ими выгодных для наших войск решений. В то же время применение средств и приемов маски-ровки обеспечивает противодействие не только разведке, но и функциони-рованию различных систем наведения высокоточного оружия. Поэтому можно предположить, что система мероприятий маскировки уже сегодня представляет собой реально действующую подсистему информационного противоборства.

Сравнительный анализ показывает, что в отличие от системы борьбы за управление и контроль, используемой в ВС США для ведения информаци-онных войн, у нас в маскировку не входят, по сути, только подсистемы пси-хологических операций и программно-математического воздействия. Однако к ней относится подсистема противодействия техническим средствам раз-ведки (ПД TCP), обеспечивающая защиту технических средств передачи и обработки информации, которая может быть развита в направлении пре-доставления ей возможности проведения как оборонительных, так и на-ступательных мероприятий.

Исходя из этого в результате интеграции маскировки и других упоми-навшихся выше подсистем можно создать действующую систему информа-ционного противоборства в ВС РФ, включающую следующие основные под-системы: маскировку (ядро структуры), психологические операции, разведку, радиоэлектронную борьбу и программно-математическое воздействие. Для этого маскировка должна получить опережающее развитие, приоритетны-ми направлениями которого, на наш взгляд, являются: интеграция меро-приятий маскировки, выполняемых инженерными войсками, войсками РХБЗ, РЭБ, связи и другими, в единую подсистему технических меропри-ятий, а также организация четкого взаимодействия с мероприятиями пси-хологической борьбы и программно-математическим воздействием на противника; создание централизованной системы управления силами и средствами маскировки; совершенствование средств и способов маски-ровки в интересах защиты войск и объектов от автоматизированных сис-тем разведки и наведения ВТО; устранение дублирования мероприятий маскировки и ПД TCP; преобразование маскировки как комплекса меро-приятий по обману противника в постоянно действующую систему мер и действий по управляющему воздействию на противника; уточнение роли и места мероприятий по снижению заметности в системе маскировки.

Апробацию указанной системы, на наш взгляд, следует начинать на ее нижнем (тактическом) уровне, создавая вначале опытные войсковые фор-мирования и руководящие органы тактического звена с последующей их проверкой на совместных тренировках и учениях. А далее целесообразно идти по пути плавного усиления (наращивания) взаимодействия составля-ющих элементов (войсковых формирований) и постепенного их интегри-рования в единую организационно-штатную структуру.

1 Военная энциклопедия. Т. 5. М.: Воениздат, 2001. С. 23.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации