О тактике

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 4(7-8)/2002

О тактике

И.Н. Воробьев

(Продолжение. Начало см. в № 1-3 за 2002 год)

Основные принципы боя

Постоянная боевая готовность

Этот принцип определяет способность подразделений в любое время организованно, в установленные сроки вступить в бой и успешно вы-полнять поставленные задачи. В боевой готовности нет второстепен-ных задач. Любое упущение, промах, ошибка в решении командира - может обернуться крупным провалом, привести к невыполнению бое-вой задачи. Хотя рассматриваемый принцип стал применяться в военном искусстве сравнительно недавно, тем не менее военачальники еще с неза-памятных времен соблюдали его требование, стремясь содержать войско в таком состоянии, чтобы оно было в любое время способно выступить в поход и разгромить врага либо дать ему отпор.

В современных условиях значение принципа постоянной боевой готов-ности войск еще более возросло. Он стал без преувеличения центром всех мероприятий, проводимых в военном деле. Дальнейшее совершенствова-ние оргштатной структуры соединений (частей), их технического оснаще-ния и системы управления, боевой выучки подразделений, боевого, техни-ческого и тылового обеспечения, повышение морально-психологического состояния личного состава и дисциплины - все это в конечном счете на-правлено на подготовку войск к организованному вступлению в бой для умелого отражения удара противника и последующего его разгрома.

Первейшей предпосылкой успешного решения задач повышения боевой готовности войск является глубокое предвидение характера будущей войны:

Исключительная ответственность в этом возлагается на военную теорию. Именно она должна выработать и определить верные ориентиры в боевой подготовке - чему и как следует учить личный состав воинских формиро-ваний, чтобы он был готов к любым испытаниям, хорошо владел оружи-ем, тактикой современного боя, знал сильные и слабые стороны эвенту-ального противника, умел вести борьбу с новейшими боевыми средства-ми и защищаться от них.

Разработка сценариев будущих боев - одна из наиболее сложных задач военного искусства. История свидетельствует, что военным теоретикам и практикам далеко не всегда удавалось проникнуть через завесу времени, проявить глубокую проницательность в определении целесообразных способов боевых действий. Нередко получалось так, что армия готови-лась, по сути, не к будущей, а к прошлой войне, осваивала устаревшие, отжившие способы боевых действий. Случалось, что военной теориёй пере-оценивался либо, наоборот, недооценивался опыт малых войн и из него делались неправильные, односторонние выводы в отношении боеготов-ности. Не всегда полно и всесторонне учитывалось влияние нового оружия на тактику, допускались перекосы в оценке реальных боевых возмож-ностей и способов вероятных действий противника при развязывании и ведении войны.

Сегодня прогнозирование условий и характера будущей войны невероятно усложнилось прежде всего из-за интенсивного обновления средств вооруженной борьбы, технической оснащенности войск. В нынешних ус-ловиях за время жизни одного поколения меняется три-четыре поколения техники. Следовательно, характерным для боевых действий в первых операциях станет массированное применение нападающей стороной новейших систем оружия, боевой техники, а также использование неожи-данных тактических приемов.

Особые требования к системе боевой готовности войск на современ-ном этапе обусловлены резким возрастанием значения фактора внезапно-сти, во многом предопределяющим не только ход и исход первых опера-ций, но и всей военной кампании. Опыт локальных войн наглядно пока-зал, сколь губительны последствия для армий, заблаговременно не принявших мер для предотвращения внезапности. В этой связи - одна из важнейших задач военной теории заключается во всестороннем исследо-вании различных военных конфликтов современности и выработке рекомендаций по совершенствованию системы боевой готовности, чтобы aгpeccop не мог застать войска врасплох, чтобы в любой самой сложной си-туации они были способны отразить его вторжение, нанести ответный удар и добиться успешного выполнения поставленных боевых задач.

Система боевой готовности не может складываться отвлеченно, без учета конкретных условий вступления группировок войск в войну. Исследования показывают, что самыми сложными, переломными для них являются первые дни начавшегося военного конфликта, первые бои. Именно операции начального периода являются тем оселком, на ко-тором проверяется жизненность предвоенной системы боевой готовности, выработанные в мирное время уставные положения, нормативные по-казатели боевой выучки войск, система управления, морально-боевые качества личного состава и т.д. Отсюда вытекает главная направлен-ность боевой учебы - изучение условий операций начального периода войны, характеризующихся особой сложностью и напряженностью, трудной предсказуемостью развития боевых событий, резким и быст-рым изменением обстановки, положения и состояния войск, соотно-шения сил сторон; возможностью неожиданного возникновения кри-тических ситуаций, нарушения управления войсками, дезорганизации работы тыла, коммуникаций.

Важно заблаговременно подготовить личный состав так, чтобы он четко представлял с чем ему придётся встретиться в реальном бою, каким бу-дет его противник, научить воинов противопоставлять тактике его дейст-вий свою, более совершенную, применять более искусный маневр, чтобы добиться перелома в обстановке и захвата инициативы. Для этого от каж-дого офицера, сержанта, солдата требуется четкое знание и выполнение своих обязанностей по боевой тревоге, чтобы в бою не подвели техника, оружие, безотказно работали все приборы, агрегаты, механизмы.

Бой сурово экзаменует войска на боевую зрелость, психологическую закалку, стойкость, мужество и храбрость, беспощадно карая за промахи. Готовность к военным испытаниям должна быть всесторонней. Успех в борьбе с сильным, технически оснащенным врагом предопределяется превосходством над ним в тактической выучке, физической выносливо-сти, психологической стойкости, умении владеть оружием. Особые требо-вания предъявляются к мастерству, организаторским и волевым качествам офицеров, их способности гибко управлять войсками, глубоко предви-деть, быстро воспринимать и воплощать в практику новые способы такти-ческих действий, открывать дорогу творческим начинаниям подчинен-ных, поощрять их инициативу.

Поддержание войск в состоянии постоянной боевой готовности - процесс весьма динамичный. В таком важном деле нельзя проявлять бла-годушие, самоуспокоенность. Нормативные показатели боевой выучки все время растут и усложняются. Сегодня они выше, чем вчера, а завтра возрастут еще более. Поэтому ответственность за состояние боеготовно-сти постоянно повышается.

Решительность, активность и непрерывность ведения боя

Этот принцип предполагает постоянное стремление к разгрому про-тивника, нанесение по нему мощных ударов, навязывание своей воли, срыв его планов и создание невыгодных условий ведения боя, дерзкие, смелые и энергичные действия войск, проводимые настойчиво, упорно, днем и ночью, в любую погоду. Решительность и активность вовсе не оз-начает, что надо идти напролом, добиваться успеха, невзирая на потери. Командир должен обладать способностью действовать напористо, но расчет-ливо и хитро, уметь пойти, когда надо, на разумный риск.

Свое конкретное выражение данный принцип находит в определении таких целей боя и эффективных способов их достижения, которые позво-ляли бы в полной мере использовать выгодные условия обстановки и бо-евые возможности частей и подразделений (ударную и огневую мощь, мо-бильность, морально-боевые качества личного состава), чтобы добивать-ся нанесения упреждающего удара и быстрейшего разгрома противника, лишая его возможности избирать выгодные способы, направление, время и место действий.

Для того чтобы в полной мере реализовать требования принципа ре-шительности и активности в обороне, необходимо постоянно совершен-ствовать способы ее подготовки и ведения, используя сильные стороны как позиционных, так и маневренных форм действий войск, добиваться глубокого огневого поражения противника в ходе его сосредоточения, выдвижения и развертывания. Для изоляции поля боя, отсечения резер-вов, срыва маневра, блокирования коммуникаций важно создавать огне-вые заградительные барьеры на дальних и ближних подступах к переднему краю обороны. В целях срыва наступления противника нужно быть все-гда готовым к быстрому использованию результатов огневой контрпод-готовки, проводимой по плану старшего начальника, путем активизации действий обороняющихся войск - при благоприятных условиях стре-миться на пути выдвижения резервов противника высаживать воздуш-ные десанты, диверсионно-разведывательные группы, организовывать дерзкие рейды по его тылам, частью сил наносить внезапные удары с вы-ходом за передний край.

Кульминационного пика боевая активность обороняющихся войск должна достигать при борьбе за удержание переднего края, от чего в реша-ющей степени зависит устойчивость обороны. Для отражения атаки про-тивника требуется использовать весь арсенал сил и средств ближнего и дальнего действия, приемы военной хитрости и обмана для введения на-ступающего в заблуждение, применять неподвижный и подвижный загра-дительный огонь артиллерии перед передним краем и на флангах в соче-тании с дистанционным минированием местности, вовлекать наступаю-щего в огневые мешки и под удар из засад.

В случае вклинения противника целесообразно создавать воздушно-огневые и наземные заслоны на путях его продвижения и направлениях пролета аэромобильных отрядов, принимать решительные меры по борь-бе с высаженными воздушными десантами, диверсионно-разведывательными формированиями, а при благоприятных обстоятельствах - прово-дить контратаки с целью разгрома вклинившейся группировки и восста-новления положения переднего края обороны.

Умело реализовать требования принципа решительности, активности и непрерывности в наступательном и встречном бою - это значит: расши-рять формы и методы захвата и удержания инициативы; находить новые пути использования фактора времени и внезапности, неожиданные для обороняющихся войск тактические приемы и способы подготовки и перехода в наступление; обеспечивать завоевание огневого превосходства и прочное удержание его в ходе всего боя.

Проявлять решительность в наступлении - это значит: всемерно со-вершенствовать способы разгрома противника, добиваясь нанесения по нему комбинированных воздушно-наземных ударов с фронта, флангов и тыла в целях скорейшей локализации всех элементов обороны по всей ее глубине; завоевывать успех на ранней стадии и стремительно наращивать его в последующем, непрерывно развивая наступление в высоком темпе и на большую глубину, действуя активно днем и ночью, в любую погоду; осуществлять неотступное преследование отходящего противника, безос-тановочное форсирование водных преград, быстрое преодоление заграж-дений и естественных препятствий, своевременно восстанавливая бое-способность войск, подвергшихся огневым ударам. При всем этом уметь поддерживать высокий морально-боевой дух личного состава.

Необходимо также помнить, что к аналогичным действиям во всех ви-дах боя будет стремиться и противник. Поэтому следует постоянно под-держивать высокую боевую готовность войск, своевременно принимать меры по предотвращению внезапного нападения, непрерывно вести раз-ведку, предвидеть развитие боевых событий.

Организация и поддержание непрерывного взаимодействия

Значение этого принципа четко выразил адмирал П.С. Нахимов: «Вза-имопонимание и взаимная помощь - есть лучшая тактика».

Боевая практика со всей очевидностью показала, что нигде так ярко и с такой полнотой не проявляется тактическая грамотность командира, как при организации и осуществлении взаимодействия в бою. Здесь, как в зер-кале, отражается знание им боевых возможностей родов войск и специаль-ных войск, практические навыки их рационального использования при ре-шении поставленных задач, умение восполнить слабые стороны одного ви-да оружия и боевой техники другими силами и средствами, способность предвосхитить развитие событий, не допустить губительного воздействия на войска всевозможных случайностей. Взаимодействие не терпит диле-тантства. Только всесторонне подготовленный, эрудированный офицер способен успешно справиться с этой сложной задачей в боевой обстановке.

Принцип взаимодействия в своей эволюции прошел долгий и слож-ный путь - от эмпирического этапа до теоретического обобщения, выра-ботки научно-обоснованных положений по данному вопросу. Каждая война вносила что-то новое, обогащая содержание данного принципа. Одновременно шел процесс теоретического осмысления военного опыта, вырабатывались рекомендации на будущее.

Роль взаимодействия особенно возросла с появлением массовых ар-мий (конец XVIII - начало XIX в.). Огромное влияние на систему взаи-модействия войск оказало появление нарезного оружия, бездымного по-роха, бризантных взрывчатых веществ, технических средств связи.

Богатый опыт взаимодействия войск дала Первая, а затем Вторая миро-вая война.

Существенное совершенствование системы взаимодействия про-изошло при ведении боевых действий советскими войсками в Великую Отечественную войну, хотя этот процесс шел трудными путями. Анализ неудач в начале войны показывает, что они чаще всего являлись следст-вием плохой подготовки боя, несогласованности усилий между участву-ющими в нем родами войск. По этому вопросу Ставка Верховного Глав-нокомандования только в 1941 году издала несколько директив, в которых указывалась главная причина неудач - неумение многих общевойско-вых командиров организовать взаимодействие, плохое знание боевых воз-можностей родов войск.

Настоящей бедой для войск в первый период войны была заведомо не-реальная постановка задач дивизиям, полкам, батальонам. Так, во время боев под Смоленском (1941) начальник штаба 19-й армии генерал-майор П.Н. Рубцов в директиве войскам указывал: «... Продолжает иметь место неблагополучие с расчетом времени и пространства. Желание как можно быстрее выполнить поставленную боевую задачу часто затемняет здравый смысл, и войскам ставятся явно непосильные задачи».

В то же время в указаниях командования не только отмечались недос-татки в организации взаимодействия, но и определялись конкретные пути их устранения. К примеру, в директиве Ставки Верховного Главнокоман-дования от 29 сентября 1941 года указывалось: «При организации взаимо-действия командирам надо точно знать боевой состав и задачи поддержи-вающей артиллерии, танков и авиации... лично на местности ставить зада-чи подчиненным, уточнять объекты атаки, подавления и уничтожения».

Большую роль в улучшении системы взаимодействия в войсках сыгра-ли Боевой устав пехоты (1942) и проект Полевого устава (1943), где с уче-том накопленного боевого опыта излагались рекомендации, как следует согласовывать боевые усилия войск. Например, в Полевом уставе отмеча-лось, что постановка боевых задач на наступление должна осуществлять-ся таким образом, чтобы до его начала оставалось не менее суток, предос-тавлять командирам дивизий (бригад) на организацию боя не менее 12 ча-сов, командирам батальонов - не менее трех часов светлого времени для работы на местности.

В третьем периоде войны определенные коррективы в работу по орга-низации взаимодействия были внесены на основе требований Наставле-ния по прорыву позиционной обороны. В нем командиру корпуса и команди-ру дивизии предписывалось выделять на организацию взаимодействия не менее двух суток, командирам полков и батальонов - не менее суток каж-дому Новыми были рекомендации по разработке в дивизии плановой таб-лицы боя, в которой следовало подробно указывать, какую задачу и как должны выполнять стрелковые части, артиллерия, танки, саперы на том или ином этапе боя.

Взаимодействие в оборонительном бою организовывалось по вариан-там ведения боя, задачам и направлениям действий противника.

За годы войны значительно обогатилось содержание взаимодействия. Так, принципиально новым во взаимодействии артиллерии с пехотой и тан-ками явился переход от артиллерийского обеспечения к артиллерийскому наступлению, в результате чего повысилась эффективность огневого по-ражения противника. Как указывалось в уставных документах, сущность артиллерийского наступления «...заключается в непрерывной поддержке пехоты массированным действительным огнем артиллерии и минометов в течение всего периода наступления. Артиллерийский и минометный огонь должен вести за собой пехоту и танки в атаку от одного объекта обо-роны к другому».

Основные усилия по согласованию действий авиации направлялись на за-воевание господства в воздухе, разведку противника, содействие общевойсковым соединениям в его разгроме. Во втором и третьем периодах войны действия ВВС осуществлялись в форме авиационного наступле-ния, основу которого составляли авиационная подготовка атаки, под-держка атаки пехоты и танков и сопровождение наступающих войск в глу-бине обороны противника.

Принципиально новым явлением в ходе Второй мировой войны явля-лись действия воздушных десантов (всего было высажено 150 крупных де-сантов), которые часто применялись в наступательной операции в интере-сах содействия главной группировке войск в разгроме противника. Взаи-модействие с десантом организовывалось в оперативном и стратегическом масштабе.

В ходе войны непрерывно совершенствовалось взаимодействие танков с пехотой и артиллерией. Придаваемые стрелковым дивизиям и полкам танковые части и подразделения использовались для непосредственной поддержки пехоты. Их действия планировались по рубежам и задачам, в директивных указаниях подчеркивалось, что танки не должны отрывать-ся от пехоты более чем на 200-400 м, при этом пехота должна «подавлять всей мощью своего огня, а также огнем орудий сопровождения противо-танковые средства противника, разведывать и очищать минные поля... бороться с немецкими истребителями танков, решительно следовать за танками в атаку, закреплять захваченные рубежи...». На артиллерию воз-лагалась задача борьбы с танками. Подчеркивалось, что «танки ведут бой с танками противника только в случае явного превосходства в силах и при наличии выгодного положения».

Опыт организации взаимодействия сил и средств противовоздушной обо-роны с другими родами получил отражение в Руководстве по боевому приме-нению средств ПВО при обеспечении войск (1944). В нем отмечалось, что си-стема ПВО включает: своевременное оповещение войск о налетах авиа-ции противника, службу воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), систему огня зенитной артиллерии и пулеметов, боевые дейст-вия истребительной авиации и систему организованного огня из стрелко-вого оружия. Ответственным за организацию ПВО являлся общевойско-вой командир.

Во время войны был получен богатый опыт по взаимодействию инже-нерных войск с другими родами. Действуя в составе подвижных отрядов за-граждения, штурмовых отрядов и групп (отрядов) обеспечения движения и выполняя самостоятельные задачи, инженерные части и подразделения обеспечивали действия стрелковых, танковых и артиллерийских частей и подразделений во всех видах боя. Во взаимодействии с ними они прикры-вали фланги, закрепляли захваченные рубежи, содействовали войскам в отражении контратак противника, обеспечивали выдвижение и маневр войск, создание ими устойчивой обороны. В 1945 году стрелковая дивизия стала иметь в своем составе до 12 саперных рот. Их плотность в некоторых операциях возросла до четырех-шести рот на 1 км фронта, что свиде-тельствовало о возросшей роли инженерных подразделений в бою.

Основным организатором взаимодействия был общевойсковой коман-дир. Вместе с тем важную роль в согласовании боевых усилий подразделе-ний, частей и соединений различных родов войск, средств борьбы играл штаб. В Наставлении по палевой службе штабов (1942) подчеркивалось, что штаб, который не может поддерживать взаимодействие, нельзя считать полноценным органом управления. В обязанности штаба по организации взаимодействия входили: подготовка данных о боевой обстановке, прове-дение необходимых расчетов, согласование вопросов взаимодействия с начальниками родов войск (служб) и соседями, обеспечение работы коман-дира по организации взаимодействия на местности (на макетах местности или картах), доведение его указаний до частей. Кроме того, штаб обеспечи-вал бесперебойную связь между взаимодействующими частями и устанав-ливал единую систему сигналов оповещения и целеуказания, разрабатывал необходимую боевую документацию, контролировал, как организовано взаимодействие в подчиненных частях и подразделениях.

Важная роль в согласовании боевых усилий войск отводилась тактико-строевым занятиям, учениям с боевой стрельбой, командно-штабным учени-ям, радиотренировкам офицеров штабов, совместным занятиям команди-ров стрелковых, танковых, артиллерийских и авиационных частей.

Великая Отечественная война обогатила и подняла на новую ступень теорию и практику взаимодействия войск. Советские командиры и шта-бы проявляли творческую инициативу в изыскании новых, нестереотип-ных способов согласования боевых усилий войск в зависимости от скла-дывавшихся условий обстановки. Их деятельность характеризовалась прежде всего глубиной замыслов, точностью расчетов, всесторонней пре-дусмотрительностью.

В немецко-фашистской армии согласно уставу «Вождение войск» (1937) взаимодействие считалось одним из главных тактических принципов. В при-казах командования подчеркивалось, что не надо жалеть ни сил, ни средств, ни времени, чтобы добиться единства, четкости, согласованно-сти действий, пунктуальности выполнения задач. На увязку взаимодей-ствия в дивизии при подготовке наступления отводилось от 12 часов до двух суток.

В ходе войны в систему взаимодействия общевойсковых частей вермах-та было внесено немало коррективов. Наступление наиболее часто осуще-ствлялось одновременно танками и моторизованной пехотой при непре-рывном сопровождении авиации. Артиллерия и минометы после артилле-рийской подготовки атаки переходили к артиллерийской поддержке, которая осуществлялась последовательным сосредоточением огня или ог-невым валом. Большой четкостью отличалось целеуказание и взаимная со-гласованность действий пехоты и танков с артиллерией и авиацией.

В обороне боевые усилия родов войск нацеливались на то, чтобы доби-ваться разгрома противника перед передним краем «главного поля боя» или в крайнем случае внутри главной оборонительной полосы. С этой це-лью артиллерия во взаимодействии с авиацией подготавливала дальнее огневое нападение по узлам дорог, теснинам, переправам. Неподвижным заградительным огнем перекрывались наиболее опасные направления, стыки и фланги. Пехота создавала зону сплошного ружейно-пулеметного огня перед передним краем. Танки и САУ использовались в качестве не-подвижных огневых точек и кочующих орудий.

Дальнейшее развитие принцип взаимодействия получил в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века. Примене-ние новых видов оружия - реактивной авиации, боевых вертолетов, противотанковых и зенитных ракетных комплексов, новых типов ар-тиллерии, танков, БМП, самонаводящихся боеприпасов, бомб объем-ного взрыва и других обусловило появление новых способов согласова-ния боевых усилий сил и средств.

При проведении аэромобильных операций потребовалось организо-вывать взаимодействие мотопехоты, танков и артиллерии с боевыми и транспортно-боевыми вертолетами, осуществляющими высадку и огне-вую поддержку воздушных десантов.

В новых условиях существенно возросло значение фактора времени при согласовании боевых усилий. Применение штабами автоматизиро-ванных систем управления в определенной мере упростило решение не-которых вопросов планирования взаимодействия, особенно облегчило производство сложных оперативно-тактических расчетов. На основе ана-лиза опыта войны во Вьетнаме американские специалисты пришли к вы-воду, что при использовании АСУ время планирования боевых действий по отдельным задачам сокращается с 10 часов до 10 минут.

Таким образом, система взаимодействия войск за многовековую исто-рию развития военного искусства прошла сложную эволюцию. Многое из накопленного арсенала сохраняет свою значимость и теперь. Однако опыт прошлого может рассматриваться лишь как ступенька для восхожде-ния к новым рубежам боевого совершенствования.

Внезапность действий и применение военной хитрости (обман противника)

Внезапность действий в бою всегда была объектом пристального вни-мания военных теоретиков и военачальников. Вот как оценивал ее значе-ние Г.К. Жуков: «...Крупнейший фактор, влияющий на успешность прове-дения операций, есть достижение оперативной и тактической внезапно-сти. Внезапность достигается главным образом через два элемента - обман противника и стремительность действий». Ранее аналогичную мысль высказывал в свое время ГА. Леер: «Разрушительное оружие дейст-вует потрясающе, но его действие ничтожно в сравнении с действием «би-ча» внезапности».

В энциклопедических источниках отмечается, что внезапность является «одним из важных принципов военного искусства и заключается в выборе времени, приемов и способов боевых действий, которые позволяют нанес-ти удар тогда, когда противник меньше всего подготовлен к его отражению, и тем самым парализовать его волю к организованному сопротивлению».

Многовековая боевая практика убедительно показала, что достижение внезапности, умение обмануть противника обеспечивают немалое прево-сходство над ним, ошеломляют, сеют среди его личного состава панику и растерянность и тем увеличивают потери. В то же время реализованная внезапность ставит свои войска в более выгодное положение, позволяет им захватить инициативу и добиться разгрома противника в более корот-кие сроки и с наименьшими потерями.

Примеры из истории войн от древних времен до наших дней свиде-тельствуют о том, что действенность внезапности была тем выше, чем больше тот или иной военачальник проявлял смелости и решительности в поисках новых, нестандартных боевых приемов, заботился о сохранении тайны, побеждал тот, кто проявлял постоянную бдительность и проводил мероприятия по маскировке, умел ввести противника в заблуждение от-носительно истинного положения своих войск, сроков и характера пред-стоящих действий, оказывал на него глубокое психологическое воздейст-вие, направляя его усилия в нужное для себя русло.

На ранней стадии развития военного дела, когда бой велся с примене-нием холодного оружия, внезапность достигалась чаще всего за счет ис-кусного построения боевого порядка, применения военной хитрости. В дальнейшем данный принцип военного искусства совершенствовался вместе с развитием средств и способов вооруженной борьбы.

Так, анализируя опыт Первой мировой и Гражданской войн, советская военная теория сделала вывод о том, что значение внезапности в опера-ции и бою с появлением более совершенных средств вооруженной борь-бы и повышением технической оснащенности войск будет все более уве-личиваться. В частности, в Полевом уставе (1929) было записано: «Вне-запность действует на противника ошеломляюще. Поэтому все действия войск должны совершаться с величайшей скрытностью и быстротой. Бы-строта действий в сочетании с организованностью являются основным за-логом успеха в бою. Внезапность достигается также неожиданным для противника применением новых средств борьбы и новых приемов боя».

Несмотря на то что вопросам достижения внезапности в довоенное время уделялось значительное внимание, на практике войска Красной Армии оказались не готовы реализовать в полной мере требования дан-ного принципа. Уже первые бои Великой Отечественной войны показали, что командиры неумело осуществляют маскировку, не используют об-манные приемы. Это давало возможность противнику быстро раскры-вать замыслы нашего командования и принимать соответствующие меры противодействия. Однако по мере накопления опыта эти недостатки уст-ранялись. Для введения противника в заблуждение стали осуществляться разнообразные мероприятия. Например, во время битвы под Москвой приказом командующего Западного фронта от 1 ноября 1941 года вой-скам предписывалось создать ложный передний край на удалении от ис-тинного в 1 - 1,5 км, оборудовать систему ложных огневых точек, ложные артиллерийские позиции и т.д.

Особенно тщательно планировались действия по достижению внезап-ности при осуществлении прорыва. «В подготовке всех наступательных операций советских войск, - отмечал Г.К. Жуков, - большое внимание уделялось организации внезапности, которая достигалась тщательной оперативной и тактической маскировкой, системой разработок в глубо-кой тайне оперативной документации и строго ограниченной информа-ции всех инстанций от Ставки до войск включительно. При этом особое внимание уделялось скрытному сосредоточению сил и средств на направ-лениях главных ударов и демонстрации ложных перегруппировок на уча-стках, где не предполагалось наступление».

В последующих операциях внезапность действий советских войск обеспечивалась хорошим знанием сильных и слабых сторон противника, умением использовать высокие морально-боевые качества личного соста-ва, боевые возможности оружия. Наиболее успешно внезапность достига-лась при применении генералами и офицерами таких способов ведения боя, которые были неожиданными, ошеломляющими для противника, ставили его в тупик.

Боевая практика показала, что условия для достижения внезапности создавались практически во всех видах боя. В наступлении это обеспечива-лось: скрытным созданием ударных группировок под видом усиления обороны; проведением перегруппировок войск только в ночное время; надежным прикрытием районов сосредоточения войск от наземной и воз-душной разведки противника; применением нестереотипных способов построения артиллерийской и авиационной подготовки атаки и перехода в наступление; тщательным осуществлением маскировочных мероприя-тий, введением противника в заблуждение относительно времени и места нанесения удара; быстрым перенесением боевых усилий в ходе боя с од-ного направления на другое; стремительностью развития прорыва; фор-сированием водных преград преимущественно с ходу.

Скрытность и внезапность действий в обороне обеспечивались, прежде всего, нешаблонным ее построением; умелым использованием маскиру-ющих свойств местности при выборе переднего края, начертании пози-ций, полос, оборудовании огневых позиций артиллерии; искусным созда-нием системы огня и заграждений, устройством засад; применением об-манных приемов в целях завлечения противника в огневые мешки; нанесением контратак с неожиданных направлений.

Как и в Первую мировую войну, воющие стороны стремились достичь внезапности за счет применения новых неизвестных видов оружия. Напри-мер, ошеломляющим для немцев стало применение советскими войсками боевых машин реактивной артиллерии БМ-13 («катюш») в июле 1941 года. Вот как описывает первый бой с применением этого оружия А.И. Еремен-ко: «... Во второй половине дня непривычный рев реактивных мин потряс воздух. Как кривохвостые кометы, метнулись мины вверх. Частые и мощ-ные разрывы поразили слух и зрение сильным грохотом и ослепительным блеском. Эффект одновременного разрыва 320 мин в течение 10 секунд превзошел все ожидания. Попятились назад и наши солдаты, находившие-ся на переднем крае вблизи разрывов». Необходимо отметить, что новые виды боевой техники применялись Красной Армией в ходе всей войны.

В целях достижения внезапности нанесения удара обычно использова-лись слабо прикрытые участки в обороне противника, которые находи-лись чаще всего на труднодоступной местности. Так, командующий 65-й армией 1-го Белорусского фронта генерал П. И. Батов в операции «Багра-тион» принял решение нанести главный удар через болота и топи. Деталь-ное изучение обороны и местности позволило сделать вывод, что данное направление слабо прикрыто противником. Для продвижения тяжелой боевой техники через болота потребовалось подготовить бревенчатый колейный путь и гати, что и было сделано скрытно от врага. Удар на этом на-правлении застал немцев врасплох.

Большое значение принципу внезапности придавалось в немецко-фашистской армии. В уставе «Вождение войск» и других боевых документах под-черкивалось, что все действия войск должны совершаться с величайшей скрытностью. Указывалось, что для обеспечения внезапности надлежит возможно дольше сохранять в тайне конечную цель действий, осторожнее использовать средства связи. Для сохранения в тайне перегруппировок рекомендовалось передвижения войск совершать в условиях, наиболее за-трудняющих наблюдение противнику (главным образом с воздуха): но-чью, в дождливые и туманные дни.

В ходе боевых действий немецкое командование очень умело реализо-вывало на практике требования принципа внезапности. Во многих случа-ях немцам удавалось проведением дезинформации и маскировки обма-нуть наши войска, нанести по ним удар в то время, когда они не были го-товы к его отражению. Арсенал применяемых ими тактических способов действий был весьма разнообразен. В их основе лежали стремительность удара, гибкость маневра, тщательное согласование боевых действий пехо-ты и танков с артиллерией и авиацией, глубокие прорывы в тыл и на фланги наших войск, психологическое воздействие на личный состав пу-тем создания угрозы окружения, засылки диверсионных групп, высадки воздушных десантов, демонстративных действий на отвлекающих напра-влениях, передачи ложных радиограмм и т.п.

Определенное развитие принцип внезапности получил в ходе современ-ных локальных войн. При ведении боевых действий в Корее американцы добивались внезапности главным образом путем нанесения массирован-ных комбинированных ударов с нескольких направлений - с моря, воздуха и суши, чтобы застать противника неподготовленным, использовать его уязвимые места - «разрезать его линии снабжения, загнать в ловуш-ку, поставить между молотом и наковальней». В целях достижения вне-запности широко использовались новые виды оружия, в том числе реак-тивная авиация - истребители и истребители-бомбардировщики F-60, F-84, F-86, вертолеты, самолеты-снаряды, новые зажигательные смеси - термиты, белый фосфор, напалм, снаряженные в авиабомбах, специаль-ных контейнерах, снарядах и фугасах.

В еще более широких масштабах для достижения внезапности новые средства вооруженной борьбы применялись во время войны во Вьетнаме. При нанесении ударов с воздуха для введения в заблуждение вьетнамских РЛС американцы практиковали ложные заходы на цель. Для этого специ-альные отвлекающие группы самолетов имитировали налет с разных на-правлений, а затем, вызвав на себя пуск ракет, совершали противоракет-ный маневр и уходили в сторону от цели по заранее разведанным маршру-там. Тем временем к цели с разных направлений подходили самолеты ударной группы и с одного или нескольких заходов наносили удары по объектам. Многое из этого опыта американцы использовали в операции «Буря в пустыне».

Принципиально новыми боевыми средствами, применявшимися во Вьетнаме, были управляемые авиационные ракеты типа «Шрайк» и упра-вляемые авиационные бомбы типа «Уоллай» с телевизионной головкой самонаведения. Их использование обеспечивало внезапность и точность наносимых ударов.

В послевоенное время отечественное военное искусство уделяло боль-шое внимание дальнейшему совершенствованию и развитию принципа внезапности. Опубликовано немало капитальных работ по этой теме, сре-ди них труды: B.C. Попова «Внезапность и неожиданность в истории войн» (1955), Н.И. Шеховцова «Способы достижения внезапности в годы Вели-кой Отечественной войны» (1957), В.Г. Прозорова «Тактическая внезап-ность» (1958), «Внезапность в наступательных операциях Великой Отече-ственной войны» (1986). В 1988 году вышла в свет книга генерала армии В.Н. Лобова «Военная хитрость в истории войн». Во всех этих трудах отмечается что скрытность достигается маскировкой войск (объектов) и противодействием разведке противника, а мероприятия по ввёдению и заблуждение - дезинформацией, имитацией демонстративными действиями и применениём неизвестных противнику приемов и способов борьбы.

Таким образом, бой - это во многом противоборство умов, борьба ин-теллектов. Среди обширного арсенала тактических приемов, используемых командирами, штабами, войсками для достижения превосходства над про-тивником, важнейшую роль играет внезапность. Данный фактор не поддает-ся материальному выражению. Весьма трудно формально (математиче-ски) описать заложенный в него потенциал. Но, как показал опыт войн, оружие это в умелых руках поистине бесценно. Оно способно многократ-но повышать боевые возможности войск, обеспечивать победу меньшими силами над превосходящим противником.

Историческая тенденция развития военного дела такова - чем мощ-нее, совершеннее поступающие на оснащение войск средства вооружен-ной борьбы, тем больше потенциал внезапности в бою. Правомерно ут-верждать, что этот фактор в дальнейшем будет играть решающую роль в достижении успеха в бою, операции и в войне в целом.

(Продолжение материала о принципах боя читайте в следующем номере)

Правда. 1986. 9 авг.

Военно-исторический журнал. 1973. № 3. С. 128.

Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. М.: ВАФ, 1964. С. 17.

Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 37. М.: Воениздат, 1959. С. 228.

Военный вестник. 1988. № 3. С. 2.

Развитие тактики Сухопутных войск в Великой Отечественной войне. М.: ВАФ, 1981. С 207.

Боевой устав пехоты. М.: Воениздат, 1942. 4.2. С. 144.

История военного искусства. М.: ВАФ, 1958. Т. 5. С. 800.

Развитие тактики Сухопутных войск в Великой Отечественной войне. М.: ВАФ, 1981. С. 63.

Багреев А.Д. Военное искусство капиталистических государств 1939-1945 гг. М.: Воениздат, 1960. С. 89.

Эволюция военного искусства: Этапы, тенденции, принципы. М.: Воениздат, 1987. С. 226.

Военная мысль. Спец. вып. 1985. С. 28.

Леер Г. А. Русская военно-теоретическая мысль XIX и начала XX веков. М.: Воениздат, 1960. С. 277.

Советская Военная Энциклопедия. Т. 2. М.: Воениздат, 1976. С. 161.

Полевой устав РККА. М., 1929. С.7.

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М.: Изд-во АПН, 1969. С.683.

Еременко А.И. В начале войны. М.: Воениздат, 1964. С. 227.

Внезапность в операциях вооруженных сил США. М.: Воениздат, 1982. С. 247.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации